Счастье можно найти даже в самые темные времена, если не забывать обращаться к свету.

ЯНВАРЬ 1979, ЛОНДОН

Черные тучи сгущаются над магическим миром. Кому-то они сулят славу, богатство и власть. В других же вселяют лишь страх и отчаяние. Третьи же готовы бороться за свою идею, за мир в домах друзей и близких. Столкновение неизбежно, это лишь вопрос времени. Каждый сейчас может изменить ход истории. Каждый может сделать шаг в неизвестность. Время пришло.

Marauders. Via Dolorosa

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Via Dolorosa » НЕПРЕЛОЖНЫЙ ОБЕТ » Необычный пациент


Необычный пациент

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

Необычный Пациент
https://a.radikal.ru/a42/1801/64/c96854a55c77.gif

NPC, Edward Nott, Lexi Ross, Charlotte Bagnold, Rodolphus Lestrange

23 декабря 1978 г.

Каждый из них в свое время переступил порог госпиталя Св.Мунго с благородной целью - спасать жизни. Пафосно и не совсем правдиво, но звучит красиво, а это уже немало. И, говоря откровенно, каждый из них на своем поприще неплохо справляется с задачей. Они прекрасно осведомлены о том, что пациенты бывают разные, и далеко не всегда с ними легко и просто работать. Но такого, пожалуй, они еще никогда не видели...

Очередность: NPC, Edward Nott, NPC, Edward Nott, Charlotte Bagnold, Lexi Ross, Rodolphus Lestrange (далее согласно вводным, получаемым игроками в ЛС).
Время на написание поста: 3 дня

+2

2

[NIC]Gladys Stanford[/NIC]
[STA]Оптимизм - это недостаток информации[/STA]
[AVA]http://b.radikal.ru/b28/1801/48/c49801c3328f.jpg[/AVA]
Любовь Глэдис Стенфорд к госпиталю Святого Мунго умерла еще в утробе матери, ибо место это она терпеть не могла, считая пристанищем сирых и убогих, тех, кто был неспособен обеспечить себе должное  медицинское обслуживание. Так же, эта прекрасная женщина, как она сама, естественно считала, не верила во врачей этой богадельни. Ну разве пойдет в такое место работать хоть один уважающий себя волшебник, потративший годы на обучение? Очень и очень сомнительно, по ее авторитетному мнению туда шли работать те, кто больше был ни на что не способен, что так же особого энтузиазма не добавляло. Миссис Стенфорд всю свою жизнь предпочитала обращаться к тем, кто имел хорошую репутацию среди друзей семьи, чьи достижения не вызывали никаких опасений и чьи услуги стоили неоправданно дорого для обычного человека. А еще, эта милейшая особа всю свою жизнь просидела в министерстве Магии, перекладывая бумажки с одного стола на другой и планомерно поднимаясь по карьерной лестнице, чего особо и не хотела. Куда больше Глэдис волновали приемы, устраиваемые в магическом сообществе и ее собственный внешний вид.
- Добрый день, милочка! – И вот настал тот роковой момент, когда женщине пришлось обратиться в эту ужасную клоаку с недоцелителями и просить у них помощи. Почему? В этом совершенно точно не было ее вины, скорее уж наказания за те прегрешения, о коих она и представить не могла, раз уж переступила порог сего здания. А ведь отвратительно придумано, на самом-то деле, какая-то удивительно страшная фигура на входе, да еще и подмигивает, это уже не говоря о том, что несчастной женщине пришлось идти через толпу магллов, которые смотрели на нее как на музейный экспонат. Впервые в жизни волшебница боялась, что эти грязные людишки ее обчистят и снимут массивные кольца прямо с пальцами. Так что настроение ее можно было ощутить еще за несколько кварталов и не было ничего удивительного в том, что при виде привет-ведьмы, миссис Стенфорд лишь скривилась в презрительной улыбке. – Мне нужен целитель, милочка. – Как будто кто-то приходит сюда по иной причине, честное слово. Но не только глупые вопросы вызывали изумление, еще и нерасторопность этой девчонки раздражала просто до ужаса. – А я должна знать, к какому мне идти целителю? – Кажется, так сильно она еще никогда не выгибала бровь, вот только молодой сотруднице этого адского места было совершенно все равно, что буквально доводило до дрожи.
- Где ваш главный целитель? – Едва не сказала неудачник и это было бы оправданно, да только воспитание не позволяло вести себя подобным образом, она же не розовощекая блондинка неопределенного возраста, похожая на счастливого хомяка, верно? – Как это зачем? – Возмущению от такой наглости просто не было предела, как только может вести себя подобным образом медицинский работник? – Вы не можете не то что проводить меня, но и даже объяснить, куда и к какому целителю мне идти, можете ли вы считаться ценным кадром? – И снова лишь заученная улыбка и предложение проводить женщину в приемную к главному целителю, раз уж она сама в виду возраста не может подняться по лестнице. Так Глэдис еще никогда не оскорбляли, а потому счастьем было то, что женщина просто кинула в привет-ведьму стопкой бумаг, а не прокляла ко всем фестралам. Зато, давненько Стенфорд так не летала по лестницам, в поисках того, кто был ей нужен. И как бы зла не была женщина, она еще успевала отметить, что зданию не помешал бы ремонт, а запах зелий и вовсе вызывал тошноту. – Не надо меня представлять, сама справлюсь! – Наверное, секретарь могла лишь подумать, что лучше не стоять на пути у этой вздорной старухи, раз даже не попыталась преградить путь в кабинет начальника.
- Ну здравствуйте, уважаемый. – Последнее слово и вовсе было похоже на плевок, ибо уважение к этому человеку никакого не было и в помине. А еще… Глэдис прекрасно знала фамилию главного целителя госпиталя и даже пару раз встречалась с ним на приемах, но всегда лишь брезгливо поджимала губы, ибо не может человек с такой внешностью называть себя английским аристократом, не было в нем даже близко ничего от британца, мерзость же, да и только! – Будьте так любезны и окажите мне помощь, но перед этим примите две жалобы. – На секунду Стенфорд замолчала, но после все же продолжила. – Хотя нет, три жалобы! Ваша привет-ведьма просто отвратительно себя ведет, этой особе нельзя работать с людьми, ее место в Азкобане! – Женщина начала мерить шагами кабинет, ничуть не обращая внимания на его владельца, но при этом отмечая, что ремонт здесь куда приличнее, нежели в остальном здании. – Вторую на ваше секретаря, она даже не пыталась поговорить со мной, лишь сидела и смотрела, таким сотрудникам не место в приемных. – В этом уж точно ее переубедить просто невозможно. – А еще у вас отвратительно воняет, целитель! – Что правда, то правда.
- Ох, мое бедное больное сердце! – Наконец, Глэдис все же вспомнила, зачем сюда явилась и тут же взяла быка за рога, все так же продолжая игнорировать реакцию своего оппонента. – Я пришла сюда за помощью, а вместо этого получила лишь отвратительное отношение и добрую порцию унижения! – Огромная театральная слеза скатилась по тщательно накрашенной щеке, но разве было в этом что-то удивительное? – И не надо так на меня смотреть! Видите? Вы видите, как трясутся у меня руки? Если меня сейчас хватит удар, то в этом будете повинны лишь вы! – Нет, ну надо же, сколько отвратительного спокойствия в этом человеке, кажется, магглы называют это пофигизмом. – Да что вы сидите?! Коновал! Чудовище! Неуч! Лечите же меня!

+2

3

Время перед Рождеством всегда слишком насыщенное. Очень много всего нужно успеть, и это касается не только восторженных любителей какао с зефирками, свитеров с оленями и прочих неотъемлемых атрибутов кануна праздника, но и вполне себе прагматичных и "скучных" людей вроде главного целителя госпиталя Св. Мунго. Луиза в обществе внезапно приехавшей из Франции сестры и домовых эльфов весь день украшала ель в холле поместья, к чему Нотт предпочел никоим образом не приближаться, ибо даже был не в курсе, что у него дома есть столько коробок с елочными игрушками. Правда делала это супруга, по его личному мнению, совершенно не правильно, ибо они с сестрой вдвоем, вооружившись волшебными палочками, отправляли игрушки на огромную ель чуть ли не сидя в креслах с бокалами шампанского. Ровным счетом никакого удовольствия. И ладно бы речь шла о ветвях, что находились под потолком, но нет, так украшалось все дерево. По мнению Эдварда это было скучно, но в тоже время он сам предпочел не вмешиваться, а потому просто отправился на работу. Подарки всему необходимому перечню людей давно были заказаны и доставлены. Опять же, ничего нового. Рождество давно превратилось в рутину. Возможно, иногда это угнетало даже, но слишком редко и мимолетно. Хватало других проблем. Они уже были приглашены на прием к одной из семей чистокровных волшебников, все время праздников было расписано. К тому же, Нотт отчего-то был истово уверен, что отправится в Мунго куда раньше, чем мог бы, учитывая официальные выходные. Больница всегда работала двадцать четыре на семь, и он этим беззастенчиво пользовался, отправляясь в стены своего кабинета как только во всех остальных местах становилось скучно или безынтересно. Когда-то раньше праздники проходили куда более весело. Кажется, на следующий год после окончания Хогвартса, уже целиком и полностью вошедшие в долгожданную взрослую жизнь, они достаточно большой компанией отправились отмечать Рождество в маггловский Лондон. Море алкоголя, веселье, гуляния до утра - это было здорово, пожалуй. Спасибо еще, что не пришлось потом магглам память стирать. Теперь они все были несколько в ином возрасте и статусе, чтобы делать что-то подобное. Хотя, есть вероятность, что в глубине души иногда этого и хотелось.
Работу свою главный целитель любил, пусть временами и скучал по более напряженному графику, что был у него на поприще главы отделения. Сейчас было больше бумаг и важных встреч, чем действительно целительской работы. И все же Эдварда искренне радовало то, какой стала больница под его руководством. Он прекрасно помнил стены, полы и потолки, отчаянно требующие ремонта, деньги на который оседали в карманах тогдашнего главного целителя. Помнил недовольный персонал. Нехватку ингредиентов в лаборатории зельеваров. Теперь это все выглядело совершенно иначе. И не могло не радовать.
Сейчас мужчина также сидел в своем кабинете, допивая привычный кофе, и вот-вот собирался закурить, благо существовали очень удобные заклинания, устраняющие любые запахи в помещении, как дверь в кабинет распахнулась. Фурия. Пожалуй Нотт охарактеризовал бы эту женщину именно так. Она была стремительна и решительна, с первых секунд дав понять Эдварду, что разговор будет не из легких. - Добрый день, - он поднялся из-за стола, демонстрируя тем самым элементарную вежливость, хотя до сих пор не понимал, почему его секретарь, теперь виновато выглядывающая из приемной, делала страшное выражение лица с выпученными глазами, показывая на посетительницу пальцем и отчаянно разводя руками. - Агнес, все в порядке, закройте дверь, - не хватало еще, чтобы она своей экспрессией усилила не самое лучшее настроение пока что неизвестной Нотту женщины.
- Я с радостью Вам помогу, - целитель изо всех сил старался быть любезным и невозмутимым, что у него, в принципе, неплохо получалось, - Присаживайтесь, пожалуйста, и расскажите мне все по-порядку. На что Вы хотите пожаловаться? - вот только этой радости ему под Рождество и не хватало, честное слово. Нотт вполне честно готов был выслушать любой бред, лишь бы это не затянулось надолго. Откровенно говоря, ему было плевать, пусть хоть в Министерство жалуется, никто там ему и больнице ничего не сделает по весьма понятным причинам. Как минимум, потому что Мунго были довольны весьма щедрые и влиятельные спонсоры, к тому же, Нотта, пусть он и был главой больницы, можно было смело отнести к ним же. А в Министерстве прекрасно помнили, как прежний главный целитель тянул из них средства, уходящие в никуда. Вряд ли в столь нестабильные времена это было хоть кому-нибудь нужно. Но выгнать прочь женщину он не мог и не имел права, а потому честно приготовился выслушивать все, что угодно, жалея лишь о том, что закурить теперь уж точно не получится.
- Наша привет-ведьма как-то Вас обидела? Была не вежлива? - она, конечно, не была безумно талантливым человеком, но со своей работой справлялась на отлично, а после встречи с этой прекраснейшей пациенткой наверняка ревела где-нибудь в комнате для персонала на первом этаже, отпаиваемая успокоительными зельями. - Ну, с Азкабаном Вы погорячились, я уверен, - даже улыбнуться получилось, - Но я Вас услышал, с привет-ведьмой обязательно проведут беседу, чтобы подобное больше не повторилось. - кто бы сомневался, что все это были лишь цветочки, а самое интересное ждало Нотта впереди.
- Так, секретарь, - от тяжелого вздоха мужчина все же удержался, - Растерялась, видимо. Но Вы совершенно правы, мы исправим это, в самом ближайшем времени. Что? - Эдвард вопросительно посмотрел на посетительницу, - Это больница. Здесь пахнет зельями, микстурами. На первом этаже зачастую пахнет кровью и гноем. - он говорил миролюбиво и спокойно, но если эта особо считает, что здесь должен благоухать аромат лилий и лаванды, то она слишком сильно ошибается. - А в моем кабинете пахнет кофе. Не желаете чашечку? - кофе Эдвард варил сам прямо в кабинете, и никто не смог бы заставить его изменить эту привычку.
- Простите, как я могу к Вам обращаться? - в голове Эдварда крутилась мысль о том, что нужно уважать пожилых людей, даже таких истеричных как эта женщина. А еще то, что если бы он сейчас не спросил как ее зовут, то получил бы из-за этого четвертую жалобу. Сколько эпитетов. - Для начала, Вам следует успокоиться. Я Вам помогу, обязательно. Можете подробно объяснить мне, что у Вас за жалобы? А пока, - Нотт поднялся из-за стола, прошел к шкафчику в углу кабинета, и спустя несколько секунд вернулся с небольшой пробиркой. - Раз кофе не хотите, то хотя бы выпейте это. Простое успокоительное. Дрожь в руках пройдет. - Нотт был решительно настроен выслушать даму до конца, после чего лично проводить ее к целителям на тот или иной этаж. И, желательно, забыть это явление как страшный сон.

+3

4

[NIC]Gladys Stanford[/NIC]
[STA]Оптимизм - это недостаток информации[/STA]
[AVA]http://b.radikal.ru/b28/1801/48/c49801c3328f.jpg[/AVA]
- Да, Агнес, закройте за собой дверь, раз уж больше вы ни на что не способны. – Глэдис презрительно поморщилась, глядя на то, как секретарь пыталась что-то из себя корчить, ничего более отвратительного она давно не видела. Правда, были еще ее внуки, но этих маленьких монстров она видела крайне редко, за что была благодарна исключительно себе, так как именно миссис Стенфорд отправила единственную и не слишком любимую дочь в Болгарию, где и выдала замуж. Но пока этих сопливых чудовищ здесь не было, пальму первенства уверенно перехватила девушка из приемной главного целителя. Девушка неопределенного возраста, стоит отметить, не понять этой женщине, как можно так выглядеть в относительно юном возрасте, ведь можно же за собой следить, в этом ее точно не переубедить, в противном случае, Глэдис уже походила бы на мумию. – Ох, ваша радость, мой милый мальчик, прямо на лице вашем отпечаталась. Часто падали по маменьке? – На самом деле, можно было и промолчать, но нет, она не то что бы не удержалась, просто не желала этого делать. Ее и впрямь оскорбляло, что этот человек называл себя представителем древнего британского рода, смешно и только.
- Обидела? – Кажется, даже театральность полностью покинула Глэдис, теперь женщина действительно находилась в полнейшем изумлении от вопроса эскулапа. – Вы искренне считаете, что какая-то девчонка, оказавшаяся в этой великой стране по чистой случайности, или же приведенная сюда последствиями Октоберфеста, способна меня обидеть? Меня? Мальчик мой, у вас явные проблемы с восприятием действительности. – Миссис Стенфорд тяжело вздохнула, в очередной раз смерив взглядом полным отвращения целителя, вот не хотела она здесь быть, совсем не хотела. – Это особа просто не умеет не только разговаривать с людьми, но и выполнять свои непосредственные обязанности, вы только подумайте, как чувствует себя человек, приходящий сюда, которому не могут подсказать, к кому можно обратиться! – Далеко не каждый обладает такой уверенностью в себе, чтобы пойти к начальству и им приходится терпеть отвратительное к себе отношение. – И кто же проведет эту беседу, может, ваша никчемная секретарь? Да ей только с непристойными предметами по улицам бегать, целитель. – Даже виделось это явственно, осталось теперь только понять, как это можно развидеть.
- И что? – Изумление было вовсе не поддельным, такого глупого ответа ожидать было сложно даже от этого человека. Фантастический бред, право слово. – А у меня есть кошка и, по вашему мнению, у меня дома должно пахнуть ее испражнениями? Вы никогда не задумывались, что можно использовать заклинания, устраняющее запахи? Вентиляцию отремонтировать, на худой конец? – Поразительная наглость и глупость, больше и добавить-то нечего. – Кровью и огнем? Восхитительно. Мистер Нотт, а в чем повинны те, кто приходит к вам за помощью? Может, они еще должны и наблюдать за тем, как таскаете окровавленные и обожженные трупы? – Отвратительное место, хуже и придумать ничего нельзя. – Кофе? О, целитель, кофе отвратительно влияет на кожу, вам ли этого не знать. Вы же смотритесь в зеркало, верно? – Синяки под глазами только чего стоили, да и в целом землистый цвет лица и противная физиономия не добавляли шарма этому человеку. – И пахнет у вас виски! – Еще и алкоголик. Вот и приходи в это жуткое место на лечение. Скорее покалечат.
- Миссис Глэдис Стенфорд, стыдно меня не знать, мальчик мой! – Позорище, не ее ли муж ежемесячно выписывал неплохой чек на больницу, лишь бы никогда сюда не попадать? Именно! А здесь даже не знают и не уважают тех, кто отчисляет сюда кровные галеоны. – Когда я сюда шла, то искренне верила, что у меня лишь мигрень, мистер Нотт! Но после нахождения в вашей клоаке непрофессионализма, я уже не уверена, что не подцепила драконью оспу! – Протянутую склянку женщина взяла двумя пальцами, подозрительно принюхавшись, после чего оправила ее содержимое в ближайшую кадку с цветами. – Успокаивать себя будете, особенно после того, как я подам на вас жалобу в министерство. Вы всех накачиваете непонятной жижей, да? Может, вы хотите меня отравить?! Точно, именно этого вы и желаете! Убийца! – А потом удивляются, почему у пациентов руки дрожат. – Не приближайтесь ко мне! Мне нужен другой целитель, нормальный! Англичанин, а не вот такое как вы! – Травить он ее еще удумал, как же. – Ведите меня! Но отойдите подальше, еще на несколько шагов и не вздумайте тянуть ко мне свои руки! Маньяк!

+2

5

- Что, простите? - Нотт прекрасно понимал, что не стоит ни на что подобное реагировать. Да и, говоря откровенно, слишком мало на свете таких вещей или же людей, способных вывести мужчину из себя. Причем вывести настолько, чтобы он не смог удержать эмоции внутри себя. Миссис Стэнфорд явно не входила в это число избранных. И все же Эдвард не считал нормальным, чтобы незнакомые люди, даже в столь почтенном возрасте, каким-либо образом затрагивали его семью. В особенности ту ее часть, которой уже нет в живых. Впрочем, пока что он вполне неплохо держался. Не сказать, что это было легко и просто, но все же. Над "мальчиком" и вовсе можно было посмеяться от души, ибо так его достаточно давно никто не называл. Более того, это обращение как-то с Эдвардом вообще не сочеталось, если уж совсем честно. И отсутствие корреляции было более чем очевидным. Впрочем, бесполезно было раздувать из этого что-то серьезное. Хочется ей так обращаться? Да ради Мерлина! Лишь бы ушла уже побыстрее. Вместе со своей несуществующей мигренью. К слову, это было также очевидно. В свое время аристократия буквально "заболела" этим диагнозом, считая болезнь признаком самой чистой крови. Просто-напросто дурацкая мода, которой безумно подвержены скучающие женщины всех возрастов, не работающие, и целыми днями сидящие в поместьях или же прогуливающиеся по магазинам магического Лондона. На самом деле, кажется, ни одна из них и представить себе не могла, какие мучения вызывает истинная мигрень у страдающих этим заболеванием людей. И были они настолько сильны, что зачастую приходилось вдвое или втрое увеличивать дозировки обезболивающих зелий. Увы, но действенного раз и навсегда лекарства от этой болезни ни колдомедики, ни маггловские ученые до сих пор не придумали.
- Отнюдь, миссис Стэнфорд. Эту беседу проведу я лично. Надеюсь, это Вас устроит, - это действительно был не вопрос, а, скорее, констатация факта. Нотт прекрасно понимал, что слишком мала вероятность того, что он устроит разбор полетов как привет-ведьме, так и несчастной Агнес, которая хоть и была весьма своеобразной девушкой, но со своей секретарской работой справлялась отлично. Жалость мужчина всегда считал чувством низким и не достойным, однако сейчас ему, пожалуй, было искренне жаль своих же подчиненных. Никто не был идеален, но подобного они точно не заслужили. - Уважаемая миссис Стэнфорд, - Эдвард говорил тихо и спокойно, и если бы эта женщина хоть сколько-нибудь его знала, то поняла бы, что разговор пора заканчивать, пока пожиратель окончательно не вышел из себя. Нет, он точно не будет повышать голос, метаться по кабинету, устраивать театрализованные представления, уподобляясь его нежеланной гостье. Но ничего хорошего из этого точно не выйдет. - Это больница, а не парфюмерный магазин. Здесь спасают жизни. Если желаете, я могу провести Вам экскурсию, к примеру, по отделению на первом этаже. Вы увидите, как выглядят волшебники после того как в сантиметре от них взорвался котел. Невозможно сходу определить, есть ли там конечности или это просто мешанина из обугленного мяса. Отвратно пахнущего, между прочим. И этот запах не устранит ни одна вентиляция, и ни одно заклинание. - речь мужчины была достаточно размеренна, но все же в определенной степени он ею наслаждался, - Могу показать Вам лаборатории зельеваров. Зачастую они работают помногу часов не покидая этих стен, ради того, чтобы создать новое лекарство, которое, в свою очередь, спасет чью-то жизнь. И там тоже пахнет не лучшим образом.
Но знаете ли Вы, миссис Стэнфорд, что если в лаборатории будет пахнуть розами и морским бризом, зельевары просто не смогут работать? Потому что их деятельность напрямую связана с запахами, малейшее изменение которых скажет им о готовящейся субстанции много больше, чем только можно представить,
- Нотт мог бы продолжать список до бесконечности, а еще предложить гостье запастись маховиком времени и зайти в Мунго года этак два-три назад, он бы с нескрываемым удовольствием посмотрел на то, как изменилось бы ее выражение лица. Жаль, но это было невозможно.
- Миссис Сэенфорд, я никоим образом не реагирую на Ваши оскорбления в адрес мой и моих подчиненных лишь из-за безграничного уважения к Вашему возрасту и положению в обществе, - мужчина максимально искренне улыбнулся, - Видите,
меня даже нисколько не задевает Ваш совершенно необоснованный шовинизм,
- терпеть подобное от кого-либо другого Эдвард бы не стал, скорее всего, сейчас сидя в собственном кресле с сигаретой, неспешно обдумывая, как быстро и легко избавиться от трупа в кабинете. Но тут был другой случай. - Я провожу Вас к прекрасному целителю, миссис Стэнфорд. Идите за мной, - вообще-то Нотт хотел сразу отвести горе пациентку к Рудольфусу, но того на месте не оказалось, зато была свободна Бэгнольд, тоже целитель, хоть и младший. Впрочем, девушка была доброжелательна и упорна в работе, так что ничего плохого в кандидатуре главный целитель не увидел. - Бэгнольд, знакомьтесь, это миссис Стэнфорд. Она обратилась к нам за помощью. Так что сделайте все возможное, - на этом Нотт лишь выразительно посмотрел на Шарлотту, после чего покинул больничную палату, размышляя о том, что сейчас было бы кстати кого-нибудь убить. Просто так. Для улучшения нервного состояния.

+3

6

Дети - цветы жизни, но пятилетнее чудо, стащившее папину палочку, попытавшееся "поколдовать" и превратившееся в... опустим данный момент, окончательно разуверило Шарлотту в утверждении классика, и считать детей ангелами девушка переслекарством  того, что стащил палочку (между прочим, отец - целитель в Мунго), капризничал во время лечения (ладно, болезненное), так еще и умудрился разбить кружку, чуть не разнес полкабинета и едва не опрокинул коробку с лекарственными зельями.
Бэгнольд была искренне рада, когда мальчик и его матушка покинули кабинет, сопровождаемые ее не менее искренними пожеланиями никогда больше не встречаться. тебя в Мунго никто силой не тащил, - в сотый раз напомнила себе Шарлотта, заваривая в починенной "Редукто" кружке, кофе, но успокоиться никак не могла.
Это же как так можно! Как можно так по-свински относиться к людям, полагая, что тебе все должны, а ведь мальчику всего пять лет. Да и мама его тоже хороша. Жена колдомедика! Должна понимать, сколько готовиться одна такая скляночка с лекарством, или муж ей вообще о своей  работе не рассказывал? Да и даже если не рассказывал, то надо же как-то следить за ребенком! Если бы такое устроила Шарлотта, то мама бы с мягкой и нежной улыбкой не сидела!
Зато адекватных посетителей, которым так приятно помогать, намного больше
В общем, юный целитель дулась на весь мир, пила горячий кофе и отдыхала от вереницы пациетов, когда дверь отворилась, пропуская в кабинет главного врача Эдварда Нотта и почтенную даму. Выслушав поручение Нотта, Шарлотта слегка кивнула и опустилась, лучезарно улыбнувшись мисс Стэнфорд.
- Добрый день, миссис Стэнфорд, присаживайтесь. Меня зовут Шарлотта Бэгнольд. Мистер Нотт сказал, что вы нуждаетесь в помощи. Что именно вас беспокоит?
С почтенной старой леди таких проблем, как с пятилетним мальчуганом, быть не должно, и Шарлотта позволила себе слегка расслабиться.
- Простите, что я здесь с кофе сижу. Если хотите, то я уберу. Но все же, что же вас привело в наши стены?

+3

7

Самое лучшее время года - пару дней до рождества. И каждый год Лекси ждала этого праздника словно ребенок, до сих пор верящий в сказки. Магазины были украшены, атмосфера праздника витала повсюду, даже фойе Мунго через пару дней преобразится, рядом с привет-ведьмой появится елка. Правда на этом все и ограничивалось, развешивать традиционные пучки омелы в больнице точно никто не станет. Росс только вернулась с обеда, во время которого отлучалась в косой переулок и теперь несла пару объемных свертков с подарком и елочными украшениями. Лекси задержалась на пером этаже, отмечая, что у привет-ведьмы расстроенный вид, хотя когда она уходила все было отлично.
Все пациенты разные иногда приходится иметь дело и с хамами, но обычно это счастье как раз достается целителю, а не милой девушке сидящей в холле и помогающий определиться кому обратиться со своей травмой. Её обед ещё не закончился и Лекси задержалась на первом этаже, подбадривая сотрудницу и поднимая её настроение забавной историей. Привет-ведьма - это лицо Мунго, это первое с кем сталкивается любой вошедший в здание, будь то пациент или целитель, прекрасно знающий куда ему следует идти. А потому она должна располагать к себе, а не выглядеть так, словно ей самой необходима помощь, пусть даже в виде носового платка и пары слов утешения.
Поднявшись на пятый этаж Росс на пару минут заглянула в общий кабинет, чтобы накинуть мантию целителя и убрать объемные, но легкие свертки в свой шкафчик. До конца смены было ещё несколько часов и девушка педантично отправилась на обход по палатам, проверяя состояние пациентов, следя за тем, чтобы все приняли зелья и микстуры. Работы всегда хватало, но перед Рождеством их пациентов становилось чуть меньше, но прибавлялось работы в других отделениях.
Заглянув в очередную палату Лекси обнаружила, что у Бэгнольд новый пациент. Росс остановилась на пороге прислушиваясь к разговору, чтобы понять нужна ли её помощь в опросе и диагностике или нет. Всего лишь пару минут и фраз пациентки хватило, чтобы Лекси опознала в ней "заносчивую старуху" на которую ей жаловалась привет-ведьма. По её словам эта мадам направилась к главному целителю и если он отправил её к Шарлотте значит ничего ужасного она из себя не представляла.
- День добрый, - улыбнулась Лекси подходя к беседующим, точнее к пытающийся добиться нужных ответов Шарлотте и всячески хамящей ей старой леди.
Наверняка она из тех, кто считает что к чистокровным должно быть иное обращение и что её должны лечить лишь лучшие. Должно быть именно за этим она отправилась к Нотту. Какое же разочарование её постигло после этого разговора. Наш главный целитель не тот, кто будет перед кем-то пресмыкаться.
- Вы не против если я присоединюсь к моей коллеге в опросе, так мы быстрее узнаем что с вами случилось и окажем помощь? - Лески продолжала мило улыбаться не смотря на недовольное лицо пациентки. Что же, все пациенты разные и им неоднократно это говорили в ходе обучения и все же никого такое не останавливало. Все целители ставили свой долг превыше вот таких небольших сложностей.

Отредактировано Lexi Ross (2018-01-08 17:43:45)

+3

8

"Что за шум, а драки нет?" - вот он, пожалуй, идеальный вопрос, описывающий каждый день в больнице, названной в честь Мунго. Иногда Рудо воистину казалось, что некоторые люди, переступая порог сего заведения, мгновенно теряют рассудок, выдумывая себе тысячу и одну несуществующую болезнь. Мысленно можно было допустить, что у некоторых личностей это личная развлекательная программа, но в последнее время подобные ребята стали возникать с завидным постоянством. От такой собачье работы, гляди, не только закуришь, но и начнешь употреблять виски вместо чая - впрочем, сам Лестрейндж предпочитал исключительно чай.
Сегодня день с утра выдался сумбурный, а потому и настроение было несколько мрачное. Хотя, с "несколько", если быть честным, была откровенная ложь: улыбался он слишком искусственно и натянуто, изредка слегка потирая суставы запястий, будто стараясь отвлечь себя от лишних мыслей и навязчивых желаний. Несложно представить, что известие о том, что его искали для проведения осмотра дерзкой и не особо воспитанной пациентки, привлекло его в "восторг", заставив тихо зарычать - да, Нотт, спасибо, Нотт, о, вы так добры, мистер Нотт. У него еще впереди был плановый обход, а потому нечто сверх было весьма и весьма некстати.
Духа Рождества Рудольфус не ощущал никак. То ли дело было в том, что тот не верил ни в какие сказки, то ли в том, что в особняке Лестрейндж никогда особо не справляли Рождество, - а может, он сам просто был занудой, хотя с первого взгляда опознать в нем данную сторону было просто невозможно - но максимум, до чего он мог снизойти, это растопить камин и подарить то, чего желала его супруга (точнее, о чем она упоминала в разговорах). Этим, пожалуй, идеально было бы ограничиться.
- Вас хотел видеть...
- Я знаю, благодарю, - холодно отозвался в ответ целитель, даже не взглянув на говорившую медсестру. Он направлялся к кабинету мистера Нотта, и Мерлин, избавьте меня от лишних напоминаний, куда мне нужно отправиться. Вы воистину невыносимы.
Как хорошо, что с лица Рудольфа Лестрейндж не слезала доброжелательная, вежливая улыбка. Пожалуй, такая красуется на лицах врачей из маггловских уродливых реклам - или чего-то такого - если бы мужчина о них только знал. Ну и дементоры с ним.
Конечно, раз его не особо усиленно разыскивают, значит, не особо его помощь и требуется - приблизительно так логично рассудил Рудольфус, мысленно отправив всех разбираться личными проблемами самостоятельно и известными только им способами, а потому с чистой совестью начал запланированный обход.
Не пройдя и половины пациентов, которых нужно было посетить, он весьма некстати наткнулся на Бэгнольд и Росс. У молодых девушек на лице была отражена некоторая озадаченность - по крайней мере именно так расшифровал мужчина эти эмоции - и он вроде как был готов оставить их дальше глубокомысленно разбираться с ситуацией, но все же решил подойти, уточнить, что же у них там такое занимательное.
Не сказать, что очень интересно, но все же.
- Что случилось у вас, прекрасные леди? Мэм?

+2

9

[NIC]Gladys Stanford[/NIC]
[STA]Оптимизм - это недостаток информации[/STA]
[AVA]http://b.radikal.ru/b28/1801/48/c49801c3328f.jpg[/AVA]
- Шовинизм… Возмутительно… Беспардонно… Отвратительно… - Возмущение миссис Стэнфорд вряд ли можно было передать словами, но те, что вырывались из ее прекрасных уст вряд ли были похожи на благодарность. – Ксенофобию бы еще приписали. Кошмарно… - Воистину. Быть может, она и не пылала любовью к людям, но и ненависти к чужеземцам никогда не испытывала. Ненависть – это слишком сильное чувство, для людей такого рода. Не стоит делать из человека чудовище, если он просто понимает, что все делятся на категории. Наверное, именно по этой причине она и не поддерживала идеи Темного Лорда, этот странный человек говорил о чистоте крови, но при этом ничуть не задумывался, что чистая, на его не самый разумный взгляд, кровь привезена непонятно откуда. Достаточно посмотреть на целителя Нотта, ну какой он англичанин? Вот именно – никакой.
И чего следовало ожидать от больницы? Ответ снова очевиден – ничего. Здесь работали люди, кои никогда не смогут даже приблизится к тем, кто действительно ценил себя. Будь у нее выбор, Глэдис и близко бы не подпустила этих коновалов к себе, но выбора нет, к глубочайшему сожалению. Тот самый Нотт попытался уверить женщину в том, что она передана в самые надежные руки, как-то слишком уж быстро смывшись из кабинета, подозрительно, слишком. – Милочка, вы бы говорили не так быстро, это не красит истинную леди. – Хотя, леди-то из нее так себе. Рыжая, с веснушками, улыбается, словно лицевой нерв отказал, ужасно. Нет никаких сомнений, что если она и имеет хоть какое-то отношение к англичанам, то крайне косвенное, приехала из какой-нибудь Ирландии, мерзость. – Вы вообще уверены, что можете хоть кого-то лечить? -  Совсем ребенок, невоспитанный, стоит отметить, сидеть и пить кофе. А потом будут удивляться, отчего у миссис Стэнфорд руки трясутся, так ее из себя мог вывести разве что покойный мистер Яксли, ее первый муж и вечный раздражитель, видели бы вы его портрет. – В эти стены меня привели слабоумие и отвага, раз я говорю с вами. – Не дай Мерлин, эта девчонка подумает, что про слабоумие женщина говорила серьезно, не дай Мерлин.
- День не может быть добрым, юная леди. – Еще одна, оценивающий взгляд и тяжелый вздох. Кажется, главный целитель этой больницы то ли издевался, то ли забыл с кем вообще общается, помнится, когда-то он так же смывался при любой возможности, стоило только Глэдис появиться в зоне видимости, но гадости уж точно мальчишка не делал. А сейчас он бросил ее на растерзание совсем еще детей. – Не против ли я? У меня есть выбор? – Стало даже интересно, какой процент выживаемости в этой богадельне. Вот так приходит сюда какой-нибудь несчастный да еще и нищий человек, а его сначала не могут направить к нужному целителю, а затем и вовсе начинают гонять по тем, кого крайне сложно назвать лекарями. Можно было бы сказать, что это крайне грустно, но на деле просто отвратительно и больше добавить здесь нечего. – Помочь мне? Милая моя, - Губошлепка, да. – целитель, скажите мне на милость, а чем же вы можете мне помочь? Быть может, дождетесь, пока я здесь умру, прежде чем выясните что со мной? Вместо того, чтобы задавать вопросы, было бы неплохо, хотя бы осмотреть  своего пациента. – Глэдис начала окончательно выходить из себя, но все же честно держалась от криков, слишком много чести для местных эскулапов.
- Ох, слава Мерлину и Моргане, целитель! – Вполне себе приятный молодой человек, стоит отметить, с весьма симпатичной пятой точкой. А что такого? Стэнфорд все еще была женщиной и женщиной увлекающейся, в противном случае не было бы у нее уже шестого мужа, на тридцать лет моложе ее самой. – А дело все в том, что ваши прекрасные леди, никак не могут начать работать. – Да и хвала всем известным волшебникам, что это так. – Сердце, целитель, оно так странно бьется, вот, - Женщина ловко схватила целителя за руку, тут же приложив его ладонь к своей груди. – чувствуете? – Она чувствовала, этого в целом было достаточно, пусть дальше врачи сами думают, что же с ней происходит. – А еще у меня порой кружится голова и после этого наступает такая слабость, что даже руки не слушаются. – В доказательство своих слов Глэдис проворно ущипнула молодого целителя за зад. – Ничего не могу с ними поделать! – А вот и все очарование пропало, лучше бы эти девчонки не называли его по фамилии. – Лягушатник… очень и очень жаль... а нормальные целители есть вообще в этом здании?

+3

10

За прошедшие пять минут с той минуты, как нога миссис Стэнфорд ступила за порог ее кабинета, а... ммм... пятая точка опустилась на стул для пациентов Шарлотта вспомнила все известные ей ругательства и мысленно перевоплотилась в пьяного сапожника.
Господи, ей же эту женщину вылечить надо, а миссис Стэнфорд ей слова не дает сказать. Какая, к черту, разница похожа Шарлотта на леди или нет? Хотя было немножко обидно.
- Миссис Стэнфорд, опустим вопрос могу ли я кого-то лечить, и похожа ли я на леди. Мы на данный момент обсуждаем ваше здоровье. Вас не затруднит...
Появление Лекси пришлось как нельзя кстати, хотя не очень-то хотелось Шарлотте подставлять коллегу под стрелы этой старушенции.
Но женщине надо было помочь, а с Росс появлялся крохотный, но все же шанс узнать, что же именно заставило миссис Стэнфорд посетить больницу. Уж не слабоумие, точно.
Однако мадам продолжила хамить и Лекси, так что, не выдержав, Шарлотта произнесла, всеми силами сохраняя спокойный тон
- Миссис Стэнфорд, чтобы знать, как именно осматривать пациента, на какие детали обращать внимание, мы должны знать, что мы ищем. Вы для этого должны хотя бы сказать, что вас...
Мда, видимо получить от мадам ответа о ее проблемах Шарлотте было не суждено. Что ж... Возможно, это и к лучшему, ибо судя по ее возгласу мистер Лестрейндж ей явно понравился.
Неожиданно у Бэгнольд прошли все обиды. Неужто раньше ей было непонятно, что Стэнфорд просто скучно, что леди просто с жиру бесится, и в Мунго, судя по взгляду на Лестрейнджа, отправилась явно за известного рода приключениями, придумав себе какую-то сердечную болезнь.
Нет, неужели больной и в самом деле будет вести себя так?! Если бы сердце стало "странно бится" у Бэгнольд, то она вряд ли придала бы этому значения, а от головокружений приняла бы обычное зелье. Хотя...
- А продолжается это у вас сколько, миссис Стэнфорд? Больше недели?
Инстинкт целителя в очередой раз победил здравый смысл и Шарлотта вместо того, чтобы бегом направляться на обед, задержалась в кабинете, с интересом наблюдая за взаимодействием Стэнфорд и Лестрейнджа.
- Вас не затруднит, миссис, сообщить нам, кого именно вы считаете нормальными целителями? - вступилась Бэгнольд за коллегу Лестрейнджа, услышав, как его назвали лягушатником - сообщите нам свои требования, быть может, нам удастся подобрать вам специалиста.

+2

11

Спустя пять минут Лекси уже пожалела, что вообще вошла в эту палату. Хотя в таком случае бедная Шарлотта осталась бы на растерзание этой леди, у которой с большей вероятностью был синдром Мюнхгаузена. Пациентка фактически не давала им вставить не слова и вместо того, чтобы излагать, что за симптомы её беспокоят, она жаловалась и причитала. После очередной триады, уже адресованной Лекси девушку так и подмывало ответить согласием с её теорией, ну а что на вскрытии все будет предельно ясно, осталось лишь дождаться смерти пациентки, которая, как она сама думала, не заставит себя ждать.
- Простите, миссис, но чтобы осматривать надо знать, куда и на что смотреть, - вкрадчиво ответила ей Лекси, уже предвкушая новую триаду о том, что она бездарный целитель. Росс даже задумалась, а не выйти ли ей и не принести их проблемной пациентки успокаивающего настоя. Вот только тот факт, что она вряд ли станет что-то пить, её останавливал. Новую лекцию о поведении юных целительниц прервало появление ещё одного целителя. При виде нового, а главное мужского лица неугомонная бабуля тут же начала стоить глазки, словно восемнадцатилетняя девочка. Лекси переглянулась с Шарлоттой, словно спрашивая: "Ты тоже все это видишь?"
Ох и не знает ещё Лестрейндж на что он нарвался, хотя может сейчас пациентка присмиреет и они все же выяснят, что же привело эту благородную леди к таким коновалам как они. Стендфорт не обращая внимания, что кроме неё и целителя тут были ещё зрители, позволяла вольности, которые в её возрасте вообще не должны приходить даже на ум. С другой стороны смотря на то, как откровенно кокетничает старая леди, хотелось напомнить её, что это не подобающее поведение, ведь она только этим всех и упрекала в последние полчаса, а может и больше, ведь их отделение находилось на пятом этаже, а до этого кто знает, где успела побывать эта мадам. Шарлотта все ещё пыталась поставить диагноз, цепляясь за любую фразу, которая похожа на симптом. Но внимание Стендфорт сейчас целиком и полностью принадлежало их старшему целителю. Но эта идиллия продолжалась ровно до того момента, как было произнесена его фамилия, и вот на лице Глэдис появляется гримаса не то разочарования, ни то отвращения.
Теперь ей не угодила фамилия. Интересно, как она вообще просуществовала все эти годы? Взаперти в подвале?
Как же Росс хотелось просто послать её куда-нибудь очень далеко. Ну, или хотя бы к частным целителям, которые будут мило улыбаться слушая весь этот поток грязи, что уготовила им Стендфорт. Но в который раз девушка напомнила себе, что она целитель и что в их работе не всегда все бывает гладко и просто и иногда приходится работать вот в таких нечеловеческих условиях. Шарлотта вкрадчиво поинтересовалась, что леди понимает под нормальными целителями, готовая угодить строптивице хотя бы в этом вопросе. Но Лекси подозревала, что во всем Мунго они не найдут целителя, который бы устроил эту даму. Но послушать качества "нормального" целителя все же хотелось.

Отредактировано Lexi Ross (2018-01-24 15:59:58)

+2

12

Нотт категорически не хотел идти в ту палату, в которую сам и определил миссис Стэнфорд. Причем не хотел по более чем конкретным причинам. Главному целителю хватило тех минут, что почтенная волшебница провела в его кабинете. Пусть у Эдварда и был своего рода иммунитет к любым скандалам и истерикам пациентов больницы, но это вовсе не значило, что он буквально должен был гореть желанием продолжать с ними общаться. И именно в этом можно было разглядеть некий плюс его должности. Будучи просто целителем и даже главой этажа, он был к пациентам значительно ближе, и зачастую легко и просто отделаться от подобных экземпляров не было ровным счетом никакой возможности. Теперь же он находился несколько в другой плоскости, и пусть порою больные добирались все же до последнего этажа, штурмуя его кабинет, это все же случалось крайне редко. Зато метко, да.
Впрочем, Нотт не терял даром драгоценного времени, и пока миссис Стэнфорд наверняка довольствовалась фееричными издевательствами над неокрепшими целительскими умами стажеров и ни в чем не повинного Рудольфуса, пожиратель наводил справки. Благо для этого у него имелись все необходимые возможности. Отправить сову с коротким письмом - дело быстрое. Как выяснилось, ожидание ответа можно точно также измерить в чашках кофе и сигаретах. А еще в парочке прочитанных и подписанных документов. Грубо говоря, ответ себя слишком долго ждать не заставил. И несколько удивил Эдварда. Нет, он не боялся подобных министерских проверок, даже тайных, хотя вот личность проверяющего его несколько обескуражила. Но успел несколько сотен тысяч раз пожалеть о том, что отправил пациентку к стажерам. С другой стороны - почему бы и нет? В ревизорах слишком много спеси, а Министерство и так толком никогда не помогало больнице, так что бояться потерять несуществующую поддержку было бы, по меньшей мере, странно. Зато теперь было бесполезно надеяться на то, что миссис Стэнфорд покинет пределы Мунго, успокоив свое шовинистское эго в общении с ни в чем не повинными стажерами. Ах да, и еще менее виноватым Лестрейнджем. Последнего вот даже жалко стало.
И, кстати, не зря. Нотт столкнулся с целителем в коридоре, когда тот чуть ли не со скоростью света (ну или Эдварду это лишь показалось?) вылетал из искомой палаты, явно бормоча себе под нос какие-то ругательства. Подойдя ближе, мужчина смог разобрать нечто про "личную неприкосновенность" и "как будто мне жены мало". Даже останавливать его расхотелось. Ну хоть настроение кое-как поднял, как ни крути. Главный целитель проводил Рудольфуса сочувствующим взглядом. На мгновение даже захотелось поинтересоваться, что же такого ему сообщила их проверяющая, но победил здравый смысл, Нотт развернулся, и пройдя несколько шагов, все же распахнул дверь нужной палаты.
- Как Ваши дела, миссис Стэнфорд? - Эдвард улыбался, ибо что ему еще оставалось делать? Отчет в Министерство Глэдис Стэнфорд может предоставить какой угодно. Но это вовсе не повод вести себя не учтиво, как минимум. - Бэгнольд, Росс, я Вас внимательно слушаю. Вы уже разобрались, чем мы можем помочь уважаемой миссис Стэнфорд? - ответ главный целитель знал заранее и наверняка, странно еще, что обе девушки не бились в истерики и не затопили все Мунго океанами слезной жидкости. Впрочем, возможно, мужчина несколько ошибался в их стойкости, раз уж обе до сих пор были здесь. И не дай Мерлин им сейчас начать ему жаловаться на поведение пациентки. Это было бы, пожалуй, единственным, чего Нотт бы не потерпел ни в каком виде. Целитель не только должен на отлично знать свое ремесло, скажем так, но и уметь себя правильно и достойно вести. В Мунго нет различий, как и кого лечить. Будь то шишка из Министерства, даже если у нее ничего не болит и ей приспичило провести ревизию, или едва сводящий концы с концами магглорожденный бездомный волшебник, которого доброхоты подобрали на улице в полумертвом состоянии. И тут еще неизвестно, кто из них лучше, между прочим.

+3

13

Шарлотте неожиданно искренне захотелось поставить старуху на место. Если она действительно больна, то показать ей, что с подобными вещами не шутить, а если здорова, то напомнить, что вот там вот, в коридорчике, Бэгнольд, Росс, Лестрейнджа ждут пациенты, которым действительно нужна помощь, которые в Мунго пошли не для  сердечных приключений или глупых капризов, а для того, чтобы их действительно вылечили. И плевать кто это будет. "Лягушатник" ли, "не леди" ли - все равно. Главное, что они могут и хотят помочь и без колебаний сделают это, но... но только, если помощь действительно нужна...
Шарлотта вновь кидает взгляд на Лекси. Колдомедики приучаются понимать друг друга по взгляду, по движению бровей, по судорожно опущенному уголку губ... С Росс они сегодня переглядывались достаточно долго и, кажется, вполне друга понимают.  за что мне это, коллега? Вопрос такой же.
Девушке неожиданно становится скучно со Стэнфорд. Хочется нормально поесть, ибо утром Бэгнольд немножко опоздала и, на ходу натягивая рубашку, бежала на рабочее место, не успев позавтракать, хочется схватить Лекси и Лестрейнджа и уйти нафиг от этой сумасшедшей, которая толком не сообщит, что именно с ней надлежит делать. Рудольфус, кстати, со скоростью молнии вылетает из палаты, бормоча себе что-то под нос. Шарлотта, в другое время сильно усомнившаяся бы после такого в характеристике Лестрейнджа, как целителя, на этот раз лишь слегка ухмыльнулась и вновь уселась за стол, не понимая, что именно стоит делать в таком случае. 
- Ты знаешь, как ведут себя в подобных ситуациях - почти не разжимая губ, шепчет девушка Лекси - я не знаю. Будем думать вместе?
Думать долго не пришлось, ибо вошел Нотт, который собственно и привел к ней пациентку. Девушка нехотя поднялась и слегка замялась, пытаясь ответить на поставленный главным целителем вопрос.
- К сожалению, еще нет, мистер Нотт, но мы работаем. Миссис Стэнфорд указала коллеге Лестрейнджу на слабость в руках, головокружение, на неправильный сердечный ритм.
Если честно, то Бэгнольд очень хотелось объяснить диагноз парой витиеватых терминов, чтобы Стэнфорд поняла, что нельзя шутить с медициной, но девушка эту мысль отмела. Во-первых, это - ребячество, а во-вторых, шутку вряд ли поймет Нотт.

+2

14

Лекси сочувственно смотрела на своего старшего целителя, которому досталось все внимание Стэнфорт. Лестрейндж явно не был готов к такому пациенту, но все же старался не показывать виду, что это выходит за все рамки разумного. Но едва дама услышала фамилию, как все её кокетство словно ветром сдуло, она вновь разразилась недовольной триадой и это было последней каплей в чаше терпения целителя, который не утруждал себя прощением и развернувшись стремительно вышел из палаты. Росс завистливо смотрела ему в след, думая о том, что ей бы тоже хотелось вот так легко решить такого рода проблемы, просто уйти, оставив разбираться других. Но, к сожалению, девушка такого поведения позволить себе не могла. Им с Шарлоттой пришлось вновь выслушивать лекцию о том, что хорошие целители и учтивые волшебники, а тем паче джентльмены так себя не ведут. Конечно, Глэдис не ответила на вопрос её напарницы о том, какого целителя она хочет видеть и кому могла бы рассказать все свои симптому при этом не придуриваясь.
Молодым целительницам только и оставалось, что переглядываться, пытаясь понять, как утихомирить эту строптивую пациентку и выяснить, в конце концов, нужна ли ей действительно помощь. Лекси печально посмотрела на Шарлотту, покачав головой на её заданный почти еле слышно вопрос. Дверь палаты вновь открылась и Росс с удивлением увидела на пороге палаты главного целителя Мунго.
Вот интересно ему она тоже будет строить глазки или сразу закатит истерику?
Девушка перевела взгляд с Нотта на Стэнфорт и тут же получила ответ на свой вопрос. Губы дамы были искривлены в гримасе, словно она учуяла нечто дурно пахнущее.
Интересно, чем ей главный целитель не угодил?
Росс удивленно посмотрела на Эдварда, который учтиво спрашивал, как продвигаются их дела и при этом продолжал мило улыбаться. Саму Лекси на улыбку уже не хватало. Шарлотта с сожалением отметила не незначительные симптомы, которые назвала Стэнфорт при появлении Лестрейнджа и то им не было веры, учитывая к каким доказательством, прибегала Глэдис. Ох и сказала бы Лекси куда следует упрятать эту миссис, которая слишком много о себе возомнила. Нет, ну серьезно, у дамы явно не все дома и её место парой этажей ниже под пристальным взором лекарей и приемом успокоительных зелий. Росс смотрела на Нотта как на спасительную нить. Она очень надеялась, что целитель не оставит их вновь одних разбираться в том, в чем они помочь не могли. Ведь явно было видно, что с ними Стенфорт разговаривать не станет, они же всего лишь юные девушки явно не заслуживающие чести узнать, что беспокоит Глэдис и уж тем более чем-то помочь ей. Росс была уверена, что даже предоставь пациентка им все данный, и они назначали бы лечение, Стенфорд не стала бы ему следовать.

+2


Вы здесь » Marauders. Via Dolorosa » НЕПРЕЛОЖНЫЙ ОБЕТ » Необычный пациент