Счастье можно найти даже в самые темные времена, если не забывать обращаться к свету.

ЯНВАРЬ 1979, ЛОНДОН

Черные тучи сгущаются над магическим миром. Кому-то они сулят славу, богатство и власть. В других же вселяют лишь страх и отчаяние. Третьи же готовы бороться за свою идею, за мир в домах друзей и близких. Столкновение неизбежно, это лишь вопрос времени. Каждый сейчас может изменить ход истории. Каждый может сделать шаг в неизвестность. Время пришло.

Marauders. Via Dolorosa

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Via Dolorosa » ОМУТ ПАМЯТИ » Встреча


Встреча

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Встреча
— Мы всё равно в безопасности.
— Почему это мы в безопасности?
— Не в безопасности. Это была умная ложь, чтобы заставить тебя умолкнуть.

http://funkyimg.com/i/2AcFu.png

Charlotte Bagnold, Daniel Spencer, Remus Lupin

5 января 1979 г., "Кабанья голова"

Первая встреча трёх будущих соратников по Ордену - знакомства, обсуждения, закладка фундамента для будущих отношений.

+3

2

Все было решено уже давно. С того самого момента, как Бенджамин Фенвик горячо заговорил с ней об Ордене Феникса, Шарлотта поняла, что эта организация ей по душе. Не лживое Министертсво, кормящее людей пустыми обещаниями, не, тем более, Пожиратели смерти, убившие ее родную сестру, а Орден Феникса, который боролся с приспешниками Темного Лорда и бездействием Министерства магии.
Девушка вспомнила, как замолчал Бен, рассказавший ей все, и как задрожал ее собственный голос, когда с губ слетело "Я согласна". Фенвик тогда облегченно выдохнул и сообщил ей дату собрания Ордена, место и точное время.
Она ждала этого дня так долго, словно во сне выполняла повседневные обязанности целителя, она дрожала от восторга, предвкушая свое первое собрание, но сейчас, уже шагая по заснеженому Хогсмиду к  "Кабаньей голове" в ее головке начали копошиться первые сомнения.
Нет, в правильности своих действий Шарлотта не сомневалась. Дело было в другом, а точнее - в другой, в маме. После смерти Эвелин старшая Бэгнольд стала намного нежнее с Ричардом и Шарлоттой, чаще писала им, интересовалась делами, и все чаще девушка ловила в глазах матери беспокойство, которое та старалась замаскировать, все чаще слышала от Миллисент ласковое "Береги себя", на которое она всегда отвечала "Буду беречь." Сдержит ли она это обещание, когда станет членом Ордена? Нет, возможных опасностей Шарлотта не боялась, но мама... Она же не сможет пережить потерю еще одного ребенка.
Девушка в нерешительности остановилась около "Кабаньей головы". Так, хватит! Она обещала Бену и не может его подвести, да и Эви... Шарлотта подумала, что старшая сестрёнка обязательно бы вступила в Орден, наплевав на все опасности и обещания, и не потерпела бы от младшенькой подобных колебаний! Эвелин схватила бы Шарлотту за воротник мантии и силой впихнула бы в этот грязноватый трактир. Воспоминания о сестре вернули юному целителю потерянную уверенность. Ну а мама... Мама пока ничего не будет знать, Шарлотта обязательно расскажет ей все, но не сейчас, а когда-нибудь потом... Может быть...
Внутри "Кабанья голова" оказалась более-менее пристойным местом, аккуратно пробравшись к столику, девушка мельком оглядела посетителей. Кто из них мог быть членом Ордена, ей интуиция не подсказывала, и, заказав сливочного пива, Шарлотта принялась ждать.

+3

3

Упавшая на нос снежинка вызывала желание чихнуть, и парень поморщился, пытаясь сдуть её, а через пару секунд уже стирая с носа водяную каплю. Снег пушистыми белыми хлопьями продолжал падать на землю, порой подхватываемый ветром и самоотверженно бросающийся в лицо частым прохожим. Они удивлённо оглядывались на лежащего на земле молодого человека, но весь вид Спенсера словно говорил о том, что он просто внезапно решил полежать посреди дороги. И нет, ему ни капельки не холодно. И отшибленный при падении локоть ни чуть не болит.
Мерлин бы побрал этот лёд, припорошенный снегом и словно специально поджидающий здесь спешащего к бару юного орденовца.
Когда холод земли начал ощущаться даже через тёплую куртку, Дэн всё-таки поднялся, отряхиваясь и уже неспешно отходя от опасного участка. Спешить всё равно было не за чем - кажется, он пришёл первым, а, значит, у него было время и выбрать столик попрезентабельнее, и согреться чем-то крепким.
Хотя, пожалуй, выпивку стоит отложить до конца разговора, если он не хочет произвести плохое впечатление. Фенвик говорил, что на девушку, которая придёт на эту встречу, можно положиться, что он ручается за неё. Впрочем, у этого парня был слишком хорошо подвешен язык, так что убеждаться в том, что так расхваленная им знакомая действительно лояльна взглядам Ордена, Спенсер предпочёл воочию. Заодно и ноги размять, а также заглянуть после встречи в одно любимое в Хогсмиде местечко.
Шарлота вошла в сумрак бара точно вовремя, окидывая взглядом помещение и его постояльцев, а затем уверенно пробираясь к одному из свободных столиков. Махать девушке рукой, привлекая к себе ненужное внимание, Спенсер не стал. Потому, захватив стакан со сливочным пивом (и плевать, что взрослый, вкуснее этой амброзии ещё никто не придумал!), парень плюхнулся на соседней с девушкой стул.
- Ты не замечала, что дворники в Хогсмиде халтурят? Выметают дочиста центральные улицы, а остальные разгребают лишь настолько, чтобы можно было более-менее пройти?
Он покачал головой, всё ещё вычитая очки из кармы того, кто не посыпал песком то место со льдом. Но это было не так важно, как тот разговор, что им предстоял. И Дэн лучезарно улыбнулся, вновь смотря на рыжую.
- Я Дэн. Дэн Спенсер. Мы учились вместе, точнее, я был старше на один курс. Ты же Шарлотта Бэгнольд? - улыбка парня стала ещё шире. - Фенвик говорил, что ты придёшь сегодня.

+3

4

Без сомнения можно было с уверенностью сказать, что Ремус – человек Дамблдора. А быть человеком Дамблдора означало не только разделять его взгляды, но и всецело быть на его стороне. Ремус и был на его стороне, но не только потому, что ощущал жгучую благодарность за то, что Дамблдор когда-то дал ему возможность наравне со всеми обучаться в Хогвартсе (хотя и это, пожалуй, тоже), а потому что действительно всем сердцем разделял его видение настоящей ситуации и ощущал потребность в немедленном действии. Хотя Люпин никогда не считал себя героем, ему было не так важно, что Шляпа в своё время распределила его в Гриффиндор – в конце концов, всем известны факты, что и Шляпа могла ошибаться. Но по мере сил, насколько мог, Ремус старался делать то, что он считал важным и правильным. И страх вовсе не считался при этом настоящим препятствием.
Бывший гриффиндорец вообще много чего боялся, и в первую очередь – себя, но с течением собственной жизни, приобрёл опыт, говоривший ему, что со страхом вполне можно жить – и жил как-то, по мере своих сил и возможностей.
Снег приятно похрустывал под ногами, но Люпин ничего не замечал, занятый своими размышлениями. Ноги самостоятельно несли его в сторону «Кабаньей головы» и его это вполне устраивало – ведь именно туда ему и было нужно. Для встреч такой организации как Орден Феникса не так уж просто было найти достаточно защищённое от чужих ушей и глаз место, но пока всех устраивал паб на окраине Хогсмида – ведь владельцем был никто иной как брат Дамблдора.
Толкнув тяжёлую дверь, Ремус оказался в полутёмном помещении так не похожем на привычные "Три метлы" - месте, в котором они так отлично и весело проводили время в школьные годы. Однако для их цели "Три метлы" едва ли подходили, да и атмосфера там совсем не та. В "Трех метлах" надо расслабляться и шутить с Розмертой, а не мрачные военные планы строить. С такой точки зрения "Кабанья голова" - самое подходящее место.
Увидев у дальнего столика Спенсера и, кажется, Шарлотту, о которой он слышал краем уха, Люпин направился прямиком к компании, минуя барную стойку.
- Всем доброго дня, - вежливо произнёс он, останавливаясь возле стола и печально наблюдая как снег на его ботинках тает, собираясь в совершенно ужасные грязные лужицы. Как хорошо, что в "Кабаньей голове" пол не мыли, наверное, с открытия. Или наоборот - плохо. - Привет, Спенсер. А ты Шарлотта, верно? Я Ремус Люпин, - представился он, не забыв добродушно улыбнуться.

+3

5

Казалось, что снег за окном пошел быстрее, когда какой-то парень подсел к ней за столик и начал разговор. Парень ей понравился. Улыбчивый (губы Шарлотты сами распозлись от уха до уха в ответ на его улыбку), приятный в общении и, кажется, достаточно искренний. Странно даже, что в ее представлении Орден чуть ли не целиком состоял из умудренных опытом мужей и дам и умных, серьезных молодых людей. К счастью,  оказалось, что нет. лишь бы серьезность была в принятии важных решений, тогда все должно быть хорошо.
- Вот ты какой, северный олень, - в притворном возмущениии воскликнула девушка, услышав имя и фамилию парня, - так это из-за тебя наш факультет два года не мог выиграть. А я даже лица не запомнила... Но все равно очень приятно, Дэн Спенсер. Ты прав. Меня действительно зовут Шарлотта Бэгнольд.
Девушка опять улыбнулась. Нет, правда, было очень приятно познакомиться с Дэном, даже несмотря на древнюю факультетскую борьбу на квиддичном поле.
Да и не в школе они сейчас. Нет уже больше грифффиндорцев, хаффлпаффцев. Есть лишь соратники по Ордену Феникса, люди, с которыми предстоит серьезная и опасная работа, и, как очень надеялась Шарлотта, будущие друзья.
Ей наконец-то принесли сливочное пиво. Мелькнула идиотская мысль предложить Спенсеру выпить на брудершафт, а также мысль о том, что недурно было бы съесть пару булочек с корицей или имбирных пряников. Мелькнула и пропала, ибо в этом заведении девушка пива-то боялась глотнуть, куда уж тут до хлебобулочных изделий.
- Кстати, Дэн, - начала было Шарлотта, намереваясь спросить, что именно рассказывал о ней Фенвик, который при сильном желании мог добела отмыть самых черных кобелей и вымазать в дегте ангелов, но осеклась, ибо к столику подошел еще один молодой человек.
Вот он был совершенно другим. Какой-то... какой-то слишком грустный, слишком печальный.  Шарлотта неожиданно подумала, что он чем-то очень сильно измучен. С ним не хотелось шутить и смеяться, как с тем же Дэном, но как и со Спенсером возникало сильное желание подружиться и хоть как-то помочь ему не быть таким печальным.
- Очень приятно, Ремус. Да, я Шарлотта Бэгнольд. Давай-ка прекращай стоять и садись сюда.
- Кстати, молодые люди, - добавила девушка через каких-то пару мгновений, - Бен, конечно, много рассказал мне об Ордене, но, кажется, что не знаю я тоже многого. Расскажите, пожалуйста, чем сейчас занимается Орден, быть может, я могу быть как-то полезной?

+2

6

Она была довольно милой, улыбчивой и не пыталась прогнать из-за своего столика незнакомца, заявляя, что ждёт своих друзей. Другая бы, наверное, попыталась послать Спенсера куда подальше, но Шарлотта словно сразу поняла, что к чему. Смышленая. Такие им необходимы. Не одному же Люпину обдумывать тактику противостояния Пожирателям и их Лорду. Конечно, умников в Ордене было достаточно, но большую его часть составляли горячие ребята, желающие рваться в бой во имя справедливости, в чьих венах текла горячая кровь. Холодный разум определённо не помешает.
Дэн довольно улыбнулся, гордо задрав подбородок, когда девушка пожурила его за победы на поле для квиддича. Не то, чтобы игрок из Спенсера вышел выдающийся, всё же до звезды кордебалета Поттера ему как до луны пешком, но Дэн и не стремился к подобным лаврам. Что не отменяло того, что слышать завуалированную похвалу в свой адрес было очень даже приятно. Хвалили парня редко, чаще всего ругали за проделки, которые он вытворял.
- Что поделать, - он пожал плечами и сделал глоток сливочного пива, - может, сейчас у команды Хаффлпаффа появится шанс, когда наше поколение, а также Поттер и компания закончили школу.
Школа была позади уже почти три года назад, и Дэн даже скучал по тем относительно спокойным временам, когда единственной проблемой был Филч, обожающий наказывать учеников за нарушения школьных правил, а также Росс, которая потом вставляла своему другу по первое число из-за вновь вычтенных у факультета баллов из-за его проказ. Взрослая жизнь - отстой. В ней приходилось принимать серьёзные решения, порой вести себя как взрослый человек, подавать пример младшим.
Впрочем, повзрослеть Спенсер, похоже, так и не сумел. Как был подростком в душе, так им и остался.
Их беседу прервал третий участник сегодняшней встречи. Много народу на разговор с потенциальным членом их братии решили не отправлять, здраво рассудив, что слишком большая компания вызовет ненужные подозрения. Потому пошли Спенсер и Люпин - огонь и вода, любитель действовать необдуманно и здравый разум. Орден рассудил, что интуиция одного и наблюдательность второго помогут определить, подходит им девушка или нет.
- Рем! - Дэн улыбнулся и подвинулся, чтобы товарищ по оружию смог сесть рядом. - А я-то уже думал, что ты там в сугробе застрял или тоже поскользнулся. Нужно будет намекнуть Аберфорту, что дворник у него хреновый.
Наконец Люпин занял место за столиком, и девушка, выждав несколько секунд, тут же деловито приступила к самой сути их встречи. Дэн невольно оглянулся, чтобы убедиться, что никто их не подслушивает. Левые люди в "Кабанью голову" заходили редко, но всякое могло случиться.
- Скажем так, всем помаленьку, - парень пожал плечами и стрельнул глазами в сторону Люпина - "Мы же не будем выкладывать все карты, верно?" Доверять никому нельзя, и даже такой балбес как Спенсер это понимал. - А что тебе рассказал о нас Фенвик? И что ты думаешь сама о том, что происходит?

+2

7

Ремус с некоторым любопытством поглядывал на Шарлотту – если они и виделись в Хогвартсе пару раз мельком, то он с трудом мог об этом вспомнить. Всё-таки школьные годы, совсем недавние, вроде бы, подёрнулись дымкой воспоминаний, словно это было невесть сколько лет тому назад. Возможно, это было объяснимо тем, что и жизнь была, прямо скажем, довольно насыщенная… Но сам Люпин предпочёл бы насыщенность иного рода. Не такую сумрачную.
На предложение Шарлотты он лишь мельком улыбнулся ей и занял свободный стул, даже не скрипучий. По меркам данного заведения, насколько знал Ремус, это – просто небывалая роскошь, как у королей.
Если бывшему гриффиндорцу и показалось странным, что на встречу с новым предполагаемым членом Ордена отправили именно его, то Люпин не позволил себе все-таки усомниться в этом решении. Хотя ему было довольно сложно представить, в каком виде это всё должно происходить, но Спенсер вёл себя так, будто тем и занимался, что принимал в Орден новых членов. Ремус мысленно улыбнулся и послушно включился в процесс разговора.
- Я думаю, сугробы, как и возможность в них ненароком застрять, являются частью имиджа этого заведения, - предположил Люпин с небольшой ухмылкой. – Ты же не жалуешься, что пьёшь из грязного стакана, - почему-то его немного смешил этот разговор, даже смахивающий на какое-то подобие светской беседы. Постоянная бдительность – и всё такое. Бывшие сокурсники встретились за кружечкой сливочного пива. Но Ремус не улыбнулся, только в его глазах заплясали смешинки. После этого он перевёл взгляд обратно на Шарлотту.
- Расскажи, пожалуйста, о себе, – вежливо предложил он девушке. – Если не ошибаюсь, ты работаешь в Мунго?
Спенсер был прав в том, что не стал сходу начинать рассказывать информацию, которая, условно говоря, считалась секретной, хотя само приглашение в Орден предполагало, что приглашённый волшебник заслужил огромное доверие, а значит, надобность в дополнительных проверках не так велика… Впрочем, Ремус и сам хотел бы узнать о Шарлотте побольше, желательно – из её уст. По его наблюдениям, зачастую, люди чувствуют себя наиболее расслабленно, когда говорят о том, что им хорошо знакомо, а что может быть более знакомым и привычным, чем ты сам?

+2

8

Вопросы Дэна и Ремуса были, конечно, правильными и верными. В конце концов, она не в шахматный клуб вступает, а в серьезную организацию, деятельность которой не ограничивалась нудными разговорами о том, что надо делать, а превращала данные разговоры в жизнь. Естественно, что первую встречную-поперечную, пусть даже и снабженную рекомендацией "своего" Фенвика, просто так, без сказанных уже вопросов туда не возьмут. Но... но отвечать на них означало, что опять придется переживать не самые лучшие моменты жизни и открывать старые раны. Шарлотта слегка прикусила губу, в который раз за этот день мысленно велев себе прекратить валять дурака, Спенсер и Люпин пока казались ей неплохими ребятами, и что-то подсказывало девушке, что им можно доверять.
- Фенвик рассказал мне, что вы реально пытайтесь что-то сделать с... со всем вот этим, - девушка недоверчиво посмотрела на посетителей "Кабаньей головы", - со всем тем, что происходит в Британии. Мне это очень важно.
Шарлотта снова замолчала, пытаясь абстрагироваться от данной ситуации, подумать, как бы она себя повела, если бы Пожиратели смерти не убили Эви? Бушевала ли бы в ее душе та же черная ненависть? Юный целитель молчала около минуты, погружаясь вглубь себя, пока наконец не вымолвила четыре слова.
- Я ненавижу Пожирателей смерти. и я ненавидела бы их всегда. мне непонятны их цели, мне противны средства, которые они используют. дело не только в смерти Эвелин
- Я хочу бороться с ними, я хочу, чтобы были эти люди понесли наказание за свои поступки. Министерство мама, прости ничего не делает для этого. Бен сказал, что вы делаете, только вы.
Девушка замолкла, восстанавливая дыхание и обдумывая вопрос Ремуса. Расплывчатый немного вопрос, надо сказать. На него можно ответить многое, но что из многого окажется правильным, что хочет услышать Люпин.
- Да, в Мунго, - странно, но при упоминании о госпитале губы Бэгнольд тронула улыбка, - Ремус, о себе можно рассказать очень много. Что именно ты хочешь узнать? Я отвечу на все вопросы.

Отредактировано Charlotte Bagnold (2017-12-25 16:54:52)

+2

9

Прищурив карие глаза, Спенсер с улыбкой смотрел на Шарлотту, ожидая от неё рассказа. Он не любил собеседования и потому старался произвести на девушку положительное впечатление. Задавать вопросы, критиковать, делать выводы – подходит тот или иной человек для закрытой организации – относительно легко. Гораздо сложнее отвечать, анализируя каждое своё слово, пытаясь в коротком разговоре втереться в доверие, доказать, что ты именно тот, кто может помочь. С другой стороны, если у человека должная мотивация, он в лепёшку расшибётся, но пробьёт, прогрызёт для себя это место. Шарлотта создавала впечатление той, у которой эта самая мотивация есть.
- Если я начну тут жаловаться, то продолжение разговора у нас уже будет на улице в каком-нибудь из сугробов, - усмехнулся парень, взглянув на Люпина, затем вновь обращая внимание к девушке.
Бэгнольд нервничала, хмурила брови, отчего её гладкий лоб прорезала морщинка. Она подыскивала слова, и Дэн ободряюще улыбнулся ей, давая понять, что, в отличие от пушистой половины Люпина, не кусается. И вообще, они все тут в одной лодке, стоит только разобраться в мотивации.
- Пытаемся, но пока этого недостаточно, раз все эти вещи продолжают происходить. Потому Фенвик и рассказал тебе о нас – чем нас больше, тем мы сильнее, тем больший отпор можем дать.
С ней или её близкими что-то произошло. Это было очевидно, такими словами о неприкрытой ненависти не разбрасываются, под ними есть что-то большее, чем просто непринятие чужой точки зрения. Что-то личное, потому что она могла не любить их как Дэн, который не одобрял убийства людей и гонения магглорождённых. Но она ненавидела, а это глубже и сильнее.
Спенсер переглянулся с Ремусом, гадая, насколько ненависть может помочь или помешать Шарлотте. Это неплохая мотивация, но она же может толкнуть на отчаянный и непродуманный поступок, который даже для Дэна покажется чересчур рискованным. А ведь этот парень прославился тем, что имел особый талант влипать в неприятности.
- Что произошло? С тобой, твоей семьёй, друзьями? – понизив голос, парень подался вперёд, облокачиваясь локтями на стол. Теперь не было места улыбкам, молодой аврор хотел знать правду.
Спенсер огляделся, чтобы убедиться, что их никто не подслушивает. По сути, здесь всем посетителям было плевать друг на друга, но лишние уши могли оказаться даже в этой дыре.

+2

10

Люпин некоторое время обдумывал то, что сказала Шарлотта. В нынешнее время ненависть к Пожирателям не была такой уж редкостью – нападения на простых волшебников всё учащались, больше походя на террористические акции у магглов, и становилось всё больше семей, в которых волшебники оплакивали погибших от рук Пожирателей Смерти родственников. Это было отчасти даже жутковато, но Ремус иногда даже ощущал облегчение от того, что, в сущности, был одинок. Во всяком случае семьи у него не было - а значит, можно было действовать, не оглядываясь на них и не волнуясь. Однако были люди, за которых он переживал так, будто они были ему родными – его друзья, и отчасти именно это заставило его не раздумывая вступить в Орден Феникса – защищать тех, кого он любит. Тем более, что все они тоже состояли в Ордене.
- Я просто не хотел, чтобы это выглядело словно допрос, - слабо улыбнулся Люпин девушке. Всё-таки это совсем непросто - рассказывать, когда тебя расспрашивают, тем более, если в прошлом в семье были потери. Ремус сам не любил говорить о себе и понимал, что у каждого – свои на то причины. Но, тем не менее, им всё равно нужно было узнать о Шарлотте больше, а раз она хочет вступить в Орден – это вынужденные меры, и она должна это понимать. Скорее всего, понимает. Но Люпин всё равно старался быть деликатным.
- Да, мы сражаемся с ними, - понизив голос, согласился Ремус. Трактир «Кабанья голова» пока считался надёжным местом, насколько в нынешнее время что-то может считаться надёжным, но осторожность никогда не помешает. – И большинство из участников Ордена потеряли своих близких и друзей, но, пожалуй, ненависть здесь не самый лучший союзник – порой, она толкает людей на необдуманные поступки. Но пока наше главное преимущество – осторожность и скрытность, полное подчинение главам Ордена – это важно. Как думаешь, ты могла бы справиться с этим?
Ремус не зря серьёзно заговорил об этом – хоть он был ещё достаточно молод, но он уже видел, что всё происходящее ломает людей даже не столько физически, сколько психологически, и это самое страшное. От горя волшебники были готовы на многие вещи, и это ещё больше усугубляло ситуацию. Именно поэтому в Ордене Феникса строго следили как за дисциплиной, так и за секретностью – иначе затея провалилась бы в самом начале, а это было слишком серьёзно.

+1

11

Шарлотта не была готова к такавому.  Девушка ответил бы на все вопросы любой ,  а  степени каверзности безо всякого труда.
На любые вопросы. Но только не на этот, рана от которого не заживет никогда, а ответ заставит ее кровоточить  щсильнее.
Сестра...  Эвелин...  Неужто опять вспоминать  аврорат,  печального господина в  форменной мантии,  который что-то  объяснял матери, маму,  всегда сильную,  несгибаемую,  но в тот страшный день рыдающую в объятиях отца,  который словно постарел от горя лет на десять, брата, тихонько всхлипывающего рядом с родителями  и себя саму, прибежавшую из Мунго,  и все отлично понявшую без любых объяснений...
Нет,  надо вспомнить!  Если Шарлотта  еще хочет поквитаться с  Пожирателями за их зверства,  то вспомнить  необходимо.
Вспомнить и сказать Спенсеру и Люпину дрожащим голосом
- Они убили мою сестру. .  - девушка еле уудерживается  от рыданий. Перед Дэном и Ремусом может уже и не особо стыдно,  но перед всеми посетителями славного  паба "Кабанья  голова "...  Нет уж,  увольте! 
Чтобы отвлечься,  девушка сделала глоток сливочного пива,  оказавшегося вполне приличным. Теплый напиток, казалось, согрел похолодевшую после неприятных воспоминаний Бэгнольд.
- Но вы, пожалуйста, не думаете, что я иду в Орден только лишь для того, чтобы отомстить за сестру. Я бы и так туда пошла.
Да, пошла бы. Независимо ни от чего она бы пошла в Орден Феникса, если бы Бен рассказал ей о нем раньше.
Ненависть к Пожирателям возникла в ее душк давно, а смерть Эви окончательно отвернула ее от этих убийц.
Шарлотта, погруженная в мысли о сестре, не сразу осознала, что именно ей сказал Ремус, а когда поняла смысл его слов, то, не задумавшись ни на секунду, уже спокойно произнесла
- Ремус, я справлюсь, я уверена. Бен дал мне понять и о степени ответственности, которую я на себя возьму, и о... возможном риске. Я все обдумала очень хорошо. Я готова ко всему, честно.
Шарлотта с неожиданной грустью вспомнила начало их разговора. Шуточки, смех... Теперь все в сторону! Серьезность ситуации не допускала легкомыслия и витания в облаках.
Надо же... Как быстро меняется настроение..

+2

12

И снова интуиция Дэна попала в цель, заставив его задать тот самый вопрос, который многое поставил на свои места. Шарлотта не просто ненавидела Пожирателей за их взгляды, здесь был и личный интерес, и, на взгляд Спенсера, это было даже к лучшему. Девушка не выглядела той, кто кинется на амбразуру, лишь бы уничтожить как можно больше людей из стана врага, не думая при этом о своей собственной жизни. Нет, она подходила ко всему ответственно и серьёзно, напоминая Дэну паренька, который сидел с ними за столом. Ремус вёл себя взрослее большинства своих сверстников и даже старших товарищей. Взрослее Дэна - это уж точно.
Шарлотта хотела вступить в Орден не только из-за личных взглядов, одни они могли толкнуть её на путь одинокого мстителя, но девушка поступила лучше - пришла к ним. А личный интерес только усилит её мотивацию, не позволит сомневаться в своих товарищах. Дай Мерлин, чтобы хотя бы половина членов Ордена были такими же мудрыми, как Бэгнольд или Люпин. Победа в зарождавшейся войне была бы у них в кармане.
К сожалению, большинство из них были импульсивными, молодыми, горячими. Не сказать, что это был ощутимый минус, но лишние мозги в Ордене бы не помешали. Это у Пожирателей целая идеология, куча полезных связей в кругах чистокровных, деньги и средства. Члены Ордена в большинстве своём сражались лишь за счёт собственного энтузиазма.
- Мне очень жаль, - серьёзно произнёс Спенсер, взглянув девушке в глаза.
Внутренне чутьё подсказывало, что Шарлотте можно доверять. Независимо от того, к какому мнению придёт Люпин, для себя вывод Дэн уже сделал, и он был в пользу этой девушки. Парень переглянулся с боевым товарищем и едва заметно улыбнулся, несмотря на всю серьёзность их разговора. Интересно, а сейчас их с Ремусом мысли совпали? Дэн полагал, что их и отправили на это "собеседование" вдвоём, чтобы рассмотреть ситуацию с разных точек зрения.
- Я верю тебе, - Спенсер снова посмотрел на их собеседницу и сделал глоток из своей кружки с уже остывшим сливочным пивом. Конечно, с лакомством из "Трёх мётел" это не сравнится, но тоже относительно неплохо. Да и кто бы только осмелился высказать Аберфорту, что его стряпня - настоящий кошмар. Тогда слухи о том, что этот тип сделал со своей козой, покажутся нахалу доброй сказкой на ночь по сравнению с суровой реальностью. - И я думаю, что ты - именно то, что нам нужно. Мы отомстим за твою сестру, за всех, кого эти ублюдки убили и собираются убить. Бен рассказал тебе об ответственности и риске? Сказал, что придётся столкнуться с несправедливостью? У них больше связей и влияния, чем у нас. Они пытаются подмять под себя Министерство, Мунго, Гринготтс. Пытаются выставить нас фанатиками, - "Как недавно сделали со мной и Алисой, едва не отправив нас в Азкабан за убийство своего собрата". - Будь готова к этому, хорошо? И не позволяй эмоциям взять верх. Сдаётся мне, - Спенсер улыбнулся, переводя взгляд с девушки на Люпина и обратно, - вы с господином Лунатиком имеете больше общего и не позволите таким, как я, натворить неоправданных глупостей.

+1


Вы здесь » Marauders. Via Dolorosa » ОМУТ ПАМЯТИ » Встреча