День Рождения все же случался не так часто, как обращение Ремуса в волка (Marlene McKinnon)

лучший пост

эпизод

пара

активисты

весна 1979-го. Лондон.

Новая власть - новые горизонты? Министр отправлен в отставку, не оправдав ожиданий ни аристократии, ни простых волшебников. На его место пришел новый глава Министерства - Абраксас Малфой. Власть в магической Британии практически полностью в руках Пожирателей смерти, пусть и не официально. А представители Ордена направляют все свои возможности в русло борьбы с последователями Темного Лорда. А в это время простые волшебники работают, строят планы, влюбляются и мечтают. Разве что все это невозможно без учета политической обстановки и смутного ощущения все более близкой угрозы.

администрация

Marauders. Via Dolorosa

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Via Dolorosa » СКВОЗНЫЕ ЗЕРКАЛА » Теория Хаоса


Теория Хаоса

Сообщений 1 страница 30 из 51

1

[AVA]https://pp.userapi.com/c639325/v639325650/3cde9/58LZ__1U8uA.jpg[/AVA][NIC]Нейтан Прескотт[/NIC]Теория Хаоса
José González - Crosses

https://cs5.pikabu.ru/images/big_size_comm_an/2015-08_3/1439491177262926504.gif

Нейтан Прескотт, Макс Колфилд, Уоренн Грэхем,  Виктория Чейз и д.р.

Аркадия Бэй, через полгода поле выхода Нейтана Прескотта из психиатрической лечебницы

Небо окрашено в синий. В красный  - слова. Осень ступает на пятки, осень вступает в свои права. Мир сошел с ума,  Хлоя Прайс гниет в своей могиле, а Марк Джефферсон за решеткой. Все должно было быть иначе, - думает Нейтан Прескотт наблюдая за нежными обьятиями Макс Колфилд  и Уоренна Грэхема, - мир сошел с ума... и киты взмыли в небо.

Отредактировано Morton Crane (2018-03-26 12:14:49)

0

2

Пальцами нажимает  на выпадающий наушник и прикрывает глаза, откидывая голову назад. Уже как год в плеере поселился десяток горячо полюбившихся песен, что прослушивались по кругу. Макс сидела на лавочке рядом с маяком, смотря на огромный диск солнца. Где-то над головой тёплый весенний ветер шелестел листьями деревьев, путался в острых иголках елей. От бесконечного моря тянуло запахом соли.
Рядом на скамейке лежит расстегнутая сумка, из которой не так давно девушка достала свой альбом. Именно тот, который был обклеен наклейками. Среди страниц лежит засушенный цветок. Где-то среди фотографий затерялась тонкая цепочка с кулоном и несколько открыток. Большая часть из них были куплены здесь, в Аркадии, но парочка от родителей, одна от Кейт Марш, а одна от неизвестного дарителя. Иногда Макс открывала этот альбом и обещала себе перебрать фотографии, привести некоторые в порядок, но каждый раз у нее находилось с сотню причин или забыть об этом, или не иметь времени.

Гитарные струны переливом сплетались то с мужским вокалом, то подпевали бубенцам. А внутри было слишком пусто. Девушка поднимала глаза от фотографий и смотрела на раскинувшийся на побережье город. Где-то была различима закусочная, там до сих пор работала Джойс. Иногда улыбающаяся, но старающаяся не смотреть с прежней легкостью в глаза Макс. Для всего города Хлоя прожила всего день. Точнее не так. Тот день для всего города был единственным. Ровно до обеда Того дня дожила Хлоя Прайс. Потом она умерла после оглушающего выстрела. Макс снова закрывает глаза и подтягивает колени к подбородку, обнимает свои ноги и склоняет голову.

Макс, ты всё сделала правильно. Нечего сопли на кулак наматывать.

Повторять себе это снова и снова приходится с завидной регулярностью.

Лучше бы ты так учила материал.

Вот уж точно. Улыбается сама себе едва заметно, скорее даже усмехается и поднимает камеру. Не поднимает глаза, слыша, как щелкнула кнопка. Вспышка. Пальцы привычно подхватывают выплывающий плотный снимок, встряхивает его пару раз и легонько дует. Это селфи отправляется в тот же альбом, где лежат и остальные. Целая гора аккуратных ровных квадратиков-снимков.

Подобные фотопортреты стали популярны с начала 19 века. Первый американский дагеротипный портрет был сделан Робертом Корнелиусом.

Этот голос. Марк Джефферсон. Удачный пример того, как рушится если не всё представление о мире, то большая его часть. Говорят же, что гении безумны, но уж лучше бы это оставалось на уровне анекдотов и странных приговорок о разуме тех, кто видит мир..

Иначе?

Верно. Макс не хотела бы думать как именно видел мир тот, ради кого приехала в Аркадию Бей сама Колфилд. Его книга до сих пор валялась где-то в завалах. Давно пора дочитать её и убрать с глаз долой, но сил на это не было так же, как и желания в принципе трогать твёрдый переплет с фотографией маньяка. Макс слишком много всего помнила.

На лавочку села птица. Склонилась. Подпрыгнула и повернула голову, смотря своими чёрными глазками на задумавшуюся девчонку. Это был бы отличный кадр, если бы удалось тихо поднять руки и направить объектив ровно, чтобы не завалить горизонт. Но стоило только чуть пошевелиться, как испуганная птаха улетела прочь. Синяя сойка. Именно такое пернатое чудо однажды спасла Макс... Чуть нахмурила брови. Или не спасла. Сложно такое объяснять даже самой себе. Но когда-то пух собрата этой птицы вместе с громким чириканьем разносился по всему дому Прайсов, раздражая вспыльчивого Дэвида. Забавно думать, что этого не_было.
  Макс приподнимает руку и концентрируется. В висках застучала кровь барабанной дробью. Всё вокруг стало плотным, словно кисель, а в ушах зашумел этот странный звук. Это походило на то, как натягивается ткань, готовая в любой момент трещать. Каждая нить, переплетенная с другой, скрипели и ныли. Неприятное ощущение зуда под ложечкой и снова все приходит в норму, когда сойка, смотрящая на Макс со скамьи, улетает испуганно от щелчка затвора. Пальцы привычно перехватывают снимок и легко встряхивают.

Из кармана разносится до боли знакомый перезвон. Уоренн никак не хочет смириться с мыслью о том, что Колфилд всё же иногда полезно оставаться одной. Он думает, будто бы Макс без него пропадет и вообще "не следует ей оставаться одной". Прошел уже год! Год с тех пор, как..

  Приходится укутаться с головой, чтобы спрятаться под одеялом. В комнату лениво втекал солнечный свет. Занавески едва покачивались. Рядом с кроватью на полу лежал телефон с парой пропущенных. Макс потом перезвонит,ей не хотелось вылезать из-под теплого одеяла ради того, чтобы встретить новый день раньше положенного. Через три минуты стереосистема щелкнула, негромко отозвалась на систему будильника и по комнате разнесся перезвон струн. Волосы цвета молочного шоколада растекались по подушке. Зевнула во всю пасть и неспешно села. причмокивая и потирая глаза.
-Ладно-ладно!- нехотя садится, - я уже встаю!
Кто рано встает, тот не толпится в очереди в женскую душевую. Слово "женскую" надо подчеркнуть маркером и никогда не забывать, потому что всего через сорок минут туда нельзя будет пропихнуться даже для того, чтобы почистить зубы. А Макс еще планировала искупаться и привести себя в порядок. Пальцами тянет прядь волос, оценивающе смотрит на синие прядки и коротко улыбается самой себе. Это не краска, всего лишь вымывающийся тоник, да и не по всей голове. На диване лежит заранее подготовленная стопка с чистой одеждой, полотенце сложенное вдвое. Комнаты все закрыты, многие еще и не думали просыпаться. А по коридору уже бегут нотки гитарных струн. Потому что Колфилд не закрывает дверь, направляясь в сторону ванны.
Почистить зубы, искупаться и высушить мощным феном гриву. Хорошо, когда твои волосы укладываются без лишних манипуляций. Замирает в дверях, окидывая взглядом расписание и улыбается сама себе. Жизнь продолжается. Пальцы пробегаются по клавиатуре. Снимает блокировку и проверяет сначала новости, чтобы убедиться, что в городе не происходило больше странных событий. Затем открывает значок почты, где очередная поэма от Уоренна. Парень повествовал об очередной игре, которую прошел всего за ночь и намерен поделиться впечатлениями уже этим утром, а еще о фильме, идущем ныне в кино. С этим неугомонным точно не соскучишься.

но по крайней мере это законно и не придется беспокоиться о том, что нас могут поймать.

Макс прыгает на одном месте, пытаясь застегнуть лифчик. Это получилось не с первого раза. но все же получилось! Так держать, Макс! На почте оказывается так же сообщение от мамы. Хорошо, что они не знают всего того, что пережила их дочь. Иначе

Прощай, спокойная жизнь в Аркадии Бей! Да здравствует тотальный контроль!

Футболка голубого цвета с белой надписью. Сумка через плечо, толстовка, джинсы, кеды. Собственно почти ничего за год не изменилось более в виде Колфилд. Она еще раз окидывает взглядом своё отражение, сдувает с глаз пряди и, звякнув ключами, выходит в коридор. Это странное оживление не дает ей покоя. Все о чем-то активно переговариваются, периодически отрываясь от своих дел, чтобы улыбнуться Макс и поздороваться с той. Ах, да, в этой реальности она не супер-герой Максин. Всего лишь "странная, но классная" девчонка. Порой от всего этого становится не по себе. К подобному ведь не привыкнешь так легко, просто щелчком пальцев. Иногда на занятиях Колфилд задерживает взгляд на Кейт Марш, всматривается. В  "паутине" видео никогда так и не появилось. Не было крыши и дикого животного страха за однокурсницу. Не было дрожащих от ужаса колен.

Всё шло своим чередом.

Кроме одного.

В школе было как-то слишком оживленно. Хотелось бы это списать на параною, но Макс, прижавшись спиной к шкафчику, наблюдала за перебегающими туда-сюда учащимися, что будто птицы, разносили странные вести. Они сплетничали, смеялись, пили газировку из автомата. Переписывали друг у друга домашнее задание. Жили. Однако это все происходило так странно и сумбурно,словно бы вот-вот должно было что-то случиться, чего Колфилд не понимала из-за наушников в ушах.
-Хей, хей-хей! - ураган выскакивает из-за угла. На подобное приветствие нельзя не отреагировать, особенно когда оное срывается с губ взъерошенного гика, - Ты, что же, человек неведимка? Как ты тут оказалась раньше меня? Я стоял у входа в общежитие и все думал, что... - он замечает улыбку девушки и хлопает себя по лбу, - я перепутал время, да?
-йеп. - отзывается Макс и открывает свой ящик, чтобы достать оттуда бутылку с водой и один из справочников. Глупо было бы таскать его в общежитие. Там есть интернет ведь, - опять всю ночь играл?
-да-да! - Уоренн выглядит слишком взбудораженным для игры, которую можно пройти за одну ночь, - Ты знаешь кого я вчера видел в мужском общежитии? Ну? Как думаешь? - еще немного и он начнет стучать ногами, словно заводная игрушка. ХЕЙ! Где кнопка, чтобы его остановить.
-Я не бываю в мужском общежитии, но могу предположить, что это вряд ли Том Чилтон, Джеффри Каплан или Роб Пардо, а значит угадать будет кудаааа сложнее, - она закрывает свой шкафчик и поднимает глаза на Доктора, - ты просветишь меня?
-Нейтан Прескотт, - как-то не особо то и радостно отзывается Доктор Грэхэм.
Он внимательно смотрит на девушку, ожидая ее реакции. Уоррен не знал всей истории, лишь тот кусок, когда Макс пошла в туалет, где её и нашли. По женскому туалету из стороны в сторону кидался юный Прескотт, а на полу..в луже крови лежала Хлоя.
-ты как?
Колфилд тряхнула коротко головой. Потерла переносицу и вздохнула. Тогда она сказала, что это был несчастный случай. Тогда она сжимала руки в кулаки, думая о словах Нейтана перед смертью, то как он позвонил и клялся, что никому не хотел причинять зла.. никому. Поэтому Макс, глотая слёзы и впиваясь короткими ногтями в ладонь, говорила, что это случайность...

0

3

[NIC]Нейтан Прескотт[/NIC][AVA]https://pp.userapi.com/c639325/v639325650/3cde9/58LZ__1U8uA.jpg[/AVA]Киты синими брызгами растекаются по потолку, киты распевают свои песни, увлекая в морскую пучину. Нейтан кутается с головой, прячась за черным одеялом, лишь бы не слыша настойчивый грубый голос. А голос, сухой, механический из длинных проводов и труб, говорит спокойно, угнетающе и тянет за собой в пекло, в прорубь. В бездну.

- Ты сделал ошибку Нейтан, - он смотрит наверх, на хрупкую девушку с огненной дырой-крестом в сердце, - ты подвел меня, - Нейтан смотрит вниз, видя внизу людей с вспышками вместо глаз, - но я этого больше не допущу.  Ты возвратишься в Блеквелл, сдашь все экзамены  и если будет хоть одна, - нужно только лишь сделать шаг. Один шаг и он с прожжённой черной дырой-крестом в сердце разобьётся, окрашивая  асфальт  в красный, - ты сядешь в клинику и больше вытаскивать я тебя не буду.

Длинные гудки вместо пения китов. Длинные пальцы снимают светлую кожу с лица, пока Нейтан сворачивается в клубок под одеялом.

Хах, этот ебанный мудак даже не соизволил сказать все в глаза.

Рука из-под одеяла тянется к тумбочке, нажимает на кнопку, включая следующую запись.

- И Нейтан, не забывай пить свои таблетки
.

- ИДИ НА ХУЙ! Со своими ебанными таблетками! – телефон разбивается о стену, брызгами и шестеренками разлетаясь, опадая дождем, как мертвые синие сойки.

***

Красные туфли, ступают на ровный асфальт. Ноги в темных, обтягивающих джинсах дрожат, трясутся, словно в конвульсиях и чтобы было меньше видно зависимость, он горбится, ступая тверже. Нейтана Прескотта ненавидят. Он чувствует их полный ненависти взгляд обращенный в спину. И руки, изрезанные тонкой бритвой сжимают пачку сигарет, в попытке унять дрожь.

Они его ненавидят. Ненавидели раньше, за деньги семьи, фамилию отца. Ненавидели потом за отлично в журнале и хорошие снимки да рисунки. Ненавидели после за ухудшающую учебу и нервные срывы, за излишнее внимание Марка Джефферсона. И сейчас ненавидят.

Ненавидят за Хлою Прайс.

Он чуть прихрамывает на правую ногу, после последнего «воспитательного метода отца». Но это неважно и этого никто не видит. Все видят пистолет в дрожащих и руках и мертвую бабочку у ног. При жизни ее ненавидели и желали смерти, но сейчас, сейчас словно овцы в гнилом стаде рвутся вырезать сердца во имя шлюхи Прайс.

Но я не хотел ее убивать, -думает Нейтан Прескотт, поднимая голову вверх. Макс Колфилд, любительница делать фотографии и вызывать полицию. Сука, гребанная сука, - он ускоряет шаг, стараясь не поднимать больше головы, - сидит и делает свои ебаные селфи. Не верится что эта шлюшка могла ему приглянуться. Впрочем, они не знакомились, а значит эта девственница не должна интересовать. Только если вломить ей хорошенько за донос.

Нейтан шмыгает носом и хмурится, торопливо прошагивая дальше, к мужскому общежитию

***

«Гори в аду, убийца!» - гласит табличка возле комнаты 111. Нейт вытирает локтем и переписывает заново «Прескотты  - Рулят!». Ключ в замке повернулся  ровно три раза, сумка брошена на пол возле кровати. Комната не изменилась. То ли ее даже не осматривали, то ли отец настоял на том, чтобы все осталось без изменений. Впрочем, это было не так важно. Теплое осеннее пальто брошено на кровать, словно шкура подбитых животных. Следом пошли жилетка да рубашка с галстуком. Нейт не мог позволить себе, даже выйдя из психиатрической клиники вернуться в родные  стены Блеквулла в потрепанной робе преступника. Только кашемир, натуральная кожа, деним да оксфордский хлопок.  Привычно открыть шкаф, стереть тонкий слой пыли  и оглядеть собственное отражение.

Отвратительно, - думает Нейтан Прескотт, разглядывая выпирающие ребра и старые шрамы, - отвратительно, совсем разжирел, сидя в этих белых стенах, - тонкие, костлявые пальцы оттягивают кожу на боку и он, придирчиво осматривая себя, хмурится. Если комнату осматривали бегло и мельком, то одна из заначек вполне должна была остаться. Руки скользят между аккуратно сложенных рубашек на втором ряду. Пальцы нащупывают небольшую баночку из-под драже и уже через пару минут, таблетки для похудания оказываются в желудке.  Руки засунуть в рукава и белая рубашка, сменив прошлую, облегает тело. Она чуть развивается и Нейтан не торопясь, застегивает манжеты.

- Нейтан? – в дверном проеме появилась тень, - ни хрена себе, Прескотт.

- Иди на хуй «Варен», - привычно огрызается, застегивая торопливо рубашку на груди.

- Какого ты тут делаешь? Тебя же… - Грэхем приоткрывает дверь шире, опуская голос на полтона, - мы думали ты не вернешься в Академию после случившегося с Хлоей Прайс.

- Как видишь уебок, я не смог вас кинуть, - в три шага Нейтан достигает двери, - и я сказал тебе, пошел нахуй.

Дверь с громким хлопком закрывается, заставляя окна зазвенеть и затрясться.

«дерганный, эй, Дерганный» - насмешливо звучит в голове голос Дрю Норта и Прескотт, склонившись над сумкой, достает вискарь, «ты вновь приперся сюда дерганный» Хохочет в голове Дрю Норт.

И Нейтан включает китов, падая на кровать.

«Эй, дерганный».

***

Шторм. Он накрывает Аркадию, он сносит Два Кита  и Мертвые сойки дождем омывают землю. Шторм кружится вихрем над маяком  и мертвые киты падают на дорогу, песок, дома. Шторм и руки в докторских перчатках смыкаются на его шее. Шторм и пушка приставленная ко  лбу. Шторм… шторм…. Шторм…

И маленькая Максин Колфилд  застыла в самом центре, протягивая тонкие руки вперед.

Вскрикнув от кошмара, задыхаясь и сжимая пальцами расцарапанную грудь, Нейтан Прескотт вскакивает резко, нервно оглядывая комнату.

Кошмар, всего лишь кошмар со всепоглощающим штормом и мертвыми сойками да китами. Отвратительно, снова и снова волнами накатывает на мозг и только выписанные таблетки помогают заглушить крики людей да шум оглушающего ветра. Рука быстро нащупывает пачку и уже через мгновение, легкие заполняет тяжелый дым..

Всего лишь никотин. Травку он сможет купить только сегодня, а заодно и еще что-нибудь посерьезнее. В Диспансере его пытались убедить и отучить от белых капсул и порошка. Смешно. Уже вторая сигарета потушена в пепельнице, а Нейтан только натягивает красный джемпер, пряча острые плечи за рубашкой, свитером и джемпером. Если Вик увидит тело, опять будет злиться и орать на всю общагу. Нейтан усмехается, запирая дверь.

Он решил не завтракать.

Сумку перекинуть через плечо и чуть прихрамывая, отправится в сторону академии. Обогнуть женскую половину общаги, перепрыгнуть через небольшую лестницу и попутно туша сигарету о туфлю, выкинуть в урну.

-Нейт! – Виктория настигает уже у самых дверей и дальше по коридору они идут уже вместе, - почему не позвонил, что возвращаешься? Я писала тебе и звонила, - кажется в ее голосе слышатся нотки обиды. Пачка сигарет в кармане вновь начинает медленно вертеться и переворачиваться.

-Прости, телефон сломался, - он пожимает плечами и трет нервно плечо, - меня лишили связи пока идет расследование.

- Но ты тут, с нами, - Чейз мягко улыбается, а Нейт разглядывает собственные носки туфель. Красные как кровь на животе Прайс, - со мной. Ты тут, а значит они доказали твою невиновность…

- Если бы не доказали, то лишись бы работы, ебанные суки, - он бросает сумку в свой шкафчик, меняя на учебник и папку с арт-работами. 

Ну ты и скажешь, - Виктория тихо рассмеялась, закатывая глаза и в какой то момент, Нейтану кажется что он даже соскучился по подруге. Он собирался что-то сказать в ответ глупое и смешное, но замирает. Замирает и время, когда мимо проходит эта шлюшка Макс. «мы не знакомы», напоминает себе парень, встречаясь взглядом с фотографом, «она не знает, что у него в телефоне уже забит  ее телефон и…. глаза у нее словно море и небо, полное китов», - Ох, Макс, - Виктория кажется заметила заинтересованный взгляд друга, провожающий ученицу, - я слышала, что она была свидетельницей во время следствия по твоему делу, - Голос Виктории стал тише и Нейту приходится вернуться в реальность, - говорят, что она заступилась за тебя, Нейт. Написала в бумагах, что выстрел был случайным.

- Говорят?

- надежный источник

- не знаю, на суд меня не пустил адвокат, взяли показания и послали нахер, - в клинику для душевнобольных. Отец не захотел сильной огласки на счет суда над Прескоттом  и дело быстро замяли. Впрочем, даже Виктории об этом не стоит знать, - моя заначка, она…

- все еще на месте, никто ее не тронет пока ты не помрешь, Нейт, - звонок над головой все же вынудил Викторию заторопиться.

- эта шлюшка… Макс… - Нейт запинается, пытаясь унять дрожь в коленях, - это правда?

- А ты сам спроси, - и Вик удаляется в кабинет, оставляя парня в полупустом коридоре.

0

4

[AVA]http://se.uploads.ru/5r9LR.png[/AVA][NIC]Maxine Caulfield[/NIC][STA]Again and again[/STA]

Кабинет пропитан осенним настроением. По теклам окон бегают тени от пожелтевших листьев, перепрыгивают пороги - деревянные рамы и растекаются теплыми лужами по столам. Деревья - невольные гости, заглядывающие в аудиторию, тревожащие слух доносящимся из приоткрытых форточек шелестом листьев. Аромат пьянил, напоминал чем-то терпкий вкус чилийского красного вина. Макс прикрывает глаза и шумно выдыхает, опуская ладонь на свой дневник. Этот кабинет навевал всегда очень сложные и противоречивые ощущения, воспоминания. Такое ощущение, словно тут всё, вся академия пропитана странным безумием и выкинуть из головы так просто не получалось. Наверно и никогда не получится, потому что пухлый ежедневник набит фотографиями, которых не должно быть. Там на исписанных и изрисованных страницах строки, что никто и никогда не должен увидеть. Потому что всё о чем повествуют ряды букв не было и не будет. Колфилд прикрывает глаза, подушечкой указательного пальца потирая острый угол. Для них всех ничего не произошло, если подумать. Тогда прошел только один день, а вот для Хлои Прайс и Макс - это  был безумный месяц, наполненный самыми дикими приключениям. Такие просто так не придумаешь.

Прямо хоть сценарий пиши.

С грустной усмешкой думает Макс и подпирает щеку рукой, выводя ряд новых букв, и совершенно отстранено думая о своём. Появление Нейтана Прескотта слишком многое пробудило. Уставший взгляд голубых глаз скользит по учительскому столу. Они все, никто из здесь присутствующих никогда не узнает чем на самом деле был Джефферсон. По позвоночнику бегут холодные мурашки. Тонкая бледная ладонь потирает шею, скользит взглядом по столу, где сидит Кейт Марш. Перепрыгивает на Викторию, с чувством собственного  достоинства рассказывающую об очередном выдающемся фотографе. Сосредоточиться в такие моменты совершенно не получалось и тогда безумная Макс смотрела на свою камеру. Ужасно хотелось сделать селфи.
Она фотографировала всё то, что ей нравилось.

Раньше ей нравилась она сама. Нравилось встряхивать ровный квадрат снимка, рассматривать затем получившееся изображение, но.. селфи - это немного другое. Вообще в какой-то момент Макс поймала себя на мысли о том, что фотографии помогают не забывать о реальности. Это было некое подтверждение того, что происходящее здесь и сейчас - это настоящее. Сложно привыкнуть к мыслям, что в этом кабинете был Марк Джефферсон, сложно понимать, что кроме как прекрасного наставника - люди в основном и не видели в нём чего-то еще.

В этом странном городе всегда творились странные вещи.

Та бомжиха, так легко поверившая словам о шторме. Самуэль, говорящий вещи, которые никак не укладывались в голове. Много того, что не должно происходить в реальном мире. Макс бы и не поверила, если бы сама не владела тайной, поведать о коей ей больше не удастся. Что же. Оно и к лучшему?

Скорее бы уже отпустили.. Многое бы отдала за блинчики с кленовым сиропом от Джойс!
Постукивает карандашом по столу, смотря на преподавателя, рассказывающего о новых фотографических приемах двадцатого века. Всё должно было идти своим чередом, если бы не внезапное вмешательство Нейтана Прескотта. Он словно бы только вернулся  гор. Нет, дело было не в его странном поведении или какой-то непонятной ауре. От него веяло холодом, но холодом не могильным или противным.

Альпийская свежесть!

Подпискнуло сознание и в висках болезненно заныло. Надо бы поесть. Макс перекидывает через плечо сумку, складывает по кармашкам свои вещи и в последнюю очередь убирает любимую камеру. Задвигает за собой стул. Одергивает персиковую футболку с рисунком лани.
-Макс, - Кейт Марш отходит от своего стола.
Она выглядит куда лучше. Явно общение со старыми подругами приводит в норму быстрее, чем размышления в тёмной комнате. Поежилась при мыслях о проявочной.
-ох, - хлопает себя по лбу и зажмуривается, изображая отчаяние, - прости. Я обещала занести тебе книгу и забыла, - складывает ладоши и прижимается к кончикам пальцев губами, - мне осталась последняя глава и я тебе занесу! Честно-перечестно! - умоляюще смотрит на девушку.
Марш улыбается и милосердно кивает головой. Этот ангел не умеет обижаться. Наверно. На самом деле Макс не была уже ни в чем уверена. Она слишком много видела и слышала. И из головы никак не шла собственная догадка о двойной жизни Кейт. Может быть это уже прогрессирует паранойа?

Пора путешествовать по миру, будучи закрытой в комнате!

Невольно вспоминает Лондовский роман и торопливо идет по коридорам. Ей не хотелось попасть на глаза Нейтона, так как он наверняка не изменил своему скверному характеру. Горбатого только могила исправит, а Прескотта тяжелый топор. Голова начинала гудеть каждый раз сильнее при мыслях об этом юноше. Он пробуждал в ней тошнотворные воспоминания и мысли. Зудела шея, а по венам разливался странный огонь. Именно так было тогда, когда Марк Джефферсон ввел по тонкой игле в ее шею наркотик. Ощущения те Безумная Макс не забыла, хотя очень хотела бы. Она выходит торопливо на улицу. Сейчас бы глоток воздуха. Осеннего, пьянящего воздуха, чтобы прийти в себя и снова и снова повторять себе о том, что она сделала Всё, чтобы спасти Хлою. Она не виновата. Он не виноват. Тогда всё получилось случайно, Нейтан просто среагировал на угрозы Прайс. А уж кто-кто, а сама Хлоя умела доводить и спокойных людей до белой горячки. Про Прескотта можно было вообще промолчать, так как ему повод для ссоры не нужен - сам найдет. Любой. Вот и получалось, что девушка просто полезла туда.. куда не стоило бы лезть.

Макс ищет глазами старую развалюху, ездящую точно не на бензине, а на какой-то чертовой магии! Учитывая сколько всего было наклеено и нарисовано в салоне - Хлоя точно заколдовала свою машину, чтобы она могла в принципе держаться одной кучей металла. Это было смело. И рисково. Вполне в духе Прайс. Жаль только, что никакой машины и в помине не было на стоянке, разве что те, которые тут появлялись едва ли не каждый день. Да красная машина Прескотта. Отлично. Напоминание о нем еще и тут. Оглянувшись по сторонам в поисках Уоренна, Макс достала все же камеру. Щелчок затвора. Вспышка. Ну и видок у нее! Хоть беги в общежитие, чтобы привести себя в порядок. Пальцы зарывает в волосы, торопливо пытается их хоть немного привести в божеский вид, когда из ниоткуда, словно черт из табакерки появляется Нейтан.
Вот этого только не хватало!
Макс разворачивается на пятках, пряча камеру в сумку, и широким шагом направляется прочь. Но спиной же чувствует, что Прескотт направляется именно к ней. В прошлые разы их разговоры никак не клеились и заканчиваться чем-то кроме обоюдных оскорблений совершенно не хотели.
-Колфилд, - она ускорила шаг, надеясь, что Нейтан от нее наконец-то отстанет, - блять, ты оглохла что-ли?!
Сильный рывок назад, заставляющий все же признать поражение. Пришлось повернуться и негромко выдохнуть. Она еще помнила его дрожащий от слабости голос, как сквозь потрескивающие провода станций и сетевых столбов его голос ломался от слез. Тогда Нейтан хотел предупредить, хотел защитить её. Она отплатила тем же, выступив в суде в роли защитницы. Да уж. Только вот эта роль у неё никак не получалась. Как она тогда никого не спасла, так и сейчас. 
Прескотт изменился. Он похудел, осунулся. Без слёз не взглянешь. А хохлится, словно бы петух перед врагом. Стоило бы из-за чего так раздувать ноздри.
-Я хочу поговорить,  - видимо общаться без матов он всё же умеет, - просто, блять, поговорить. Ты поняла? - ан, нет.
Но это уже куда больше, чем их прошлый разговор на парковке, когда Нейтан воспроизводил гневных посылов больше, чем нормальных пожеланий. Макс смахивает неловко с глаз голубую челку и смотрит прямо в его глаза. Молча. Она не испытывала перед ним страха, но где-то глубоко внутри все существо разрывалось на части. Проживи несколько реальностей и начнешь понимать, что мир не так то и прост. Она помнила его агрессию и ярость, неконтролируемый гнев. Она помнила его слезы, страх и тревогу за нее. Она помнила многое из того, чего не было на самом деле. И как после такого относиться к подобному уроду с отвращением? Никак. Вот и Макс, всматриваясь терпеливо в глаза юноши пыталась ответить на один мучительный вопрос "Как?"

Они замирают и Макс видит какой-то странный блеск в его глазах. Делает судорожно шаг назад, ощущая как Прескотт приближается. Всем телом. Между ними разве что искры не сыпались, а от страха все сжалось. Как будто он видит ее насквозь, как будто сам все это пережил и все знает. Он не может знать. Пальцами сжимает черную лямку сумки. Он никак не может знать о том, что тогда происходило! И страшнее всего ужасная ноющая боль в висках, будто вот-вот она снова переместится туда, где волосы цвета океана вспыхивают на солнце и звонкий голос подруги подтрунивает над ней. Макс отшагивает еще, не слыша, что происходит вокруг. Реальность плавилась, как асфальт под палящим солнцем. Её снова затягивало в "другое" настоящее, тянуло, будто канатами за грудь. Но Колфилд полгода назад научилась сопротивляться таким "нападкам". Тонкие губы судорожно хватают воздух, пытается зацепиться взглядом за что-то из реальности, за что-то яркое, бросающееся в глаза. Красный. Алый цвет. Рукава. Джемпер Нейтана становится тем самым якорем, который помогает вернуться к нормальному состоянию..

Она стояла у машины, прижималась к ней боком, опираясь одной рукой о капот.
Рыча и ругаясь сквозь стиснутые зубы, Нейтан и Уоренн катались по земле, словно цепные псы. Эту картину она уже однажды видела. Прескотт умело вжал коленом плечо правой руки соперника и теперь осыпал градом ударов Грэхема. Макс не понимала откуда тут взялся Уоренн и как эти оба оказались снова втянуты в драку. Ей казалось, словно мир сошел с ума и даже испугалась, словно бы её все же "выкинуло" в другую реальность. Приподняв руку, она отматывает немного время назад и прикусывает губу. Вот оно что.

Прескотт делает к ней шаг, хмуря брови и рыча что-то про то, что не надо строить из себя припадочную - он насмотрелся из-за нее дел и похлеще. Тянет руки, чтобы подхватить за плечи и хорошенько встряхнуть. Да тут со стороны академии слышится окрик Уоренна. Макс удивленно смотрит на набычившегося парня, хочет успокоить его. Не успевает. Нейтан соображает куда быстрее, явно понимая к чему это все идет.

я точно не сошла с ума?

В ужасе замирает девушка, когда одним сильным ударом головы Прескотт валит с ног Уоренна, не ожидавшего такого хода. Опять. И вот к чему они приходят. Удары сыпятся так, словно весь год оба копили ненависть друг к другу и теперь желали поскорее разбить не только кулаки в кровь, но и желательно разукрасить вновь лица фиолетовыми бензиновыми пятнами.
-ХВАТИТ! ВЫ ЧОКНУЛИСЬ ЧТО ЛИ?!
Тянет за руку Нейтана, пытается сдернуть его с товарища. Только куда ей! Не смотря на кажущуюся худобу, Прескотт одним рывком отталкивает от себя Макс за что и получает сильный удар в нос. Грохот. Колфилд ударяется о капот машины и вздрагивает от боли. Это было слишком. У самой аж кругом голова пошла. Будто на его ногах пружины, задира подскакивает на ноги и ударяет о бок машины кулаком, прямо около ее лица.
Это заставляет замереть Макс.
Горячее дыхание совсем рядом. Сбитое, нервное, вырывающееся словно бы из мятых боков. Оно почти касается ее лица. Металлический запах крови.

Колфилд зажмуривается, боясь, что следующей на пути огненной ярости окажется она. Но..вместо этого у уха раздается настойчивый писк. Такой у электронных часов. Парень медленно, будто еще находясь в каком-то трансе от адреналина, отстраняется от нее. Сплевывает плотный ком слюны и крови и, отдернув от своей машины "шлюху", садится в нее и тут же заводит, не думая о том остался ли лежать у колес Уоренн или нет.
-Псих, - бормочет сбито парень, опираясь ладонями о капот соседней машины, - БОЛЬНОЙ УБЛЮДОК! - кричит вслед уносящейся прочь дорогой машины.
Макс только коротко кивает и робко помогает ему подняться на ноги.
-Давай..давай я помогу тебе..дойти?


Ночью спит море. Тихо поет свои песни небу, отражая блеск звезд. Огромной махиной возвышается над городом маяк. Но не его свет освещает спящие улочки. Фонари подрагивают, искрятся изредка и едва мигают, перешептываясь с ночными мотыльками. Время вечеринок еще не настало. Парочки забились по углам. Одиночки коптят над учебниками. Подруги облепили кровать, смотря сериал. Общежитие замедляет темп своего сердцебиения и постепенно его тонкие глаза - окна гаснут одно за другим. Его внутренности изгибами коридоров замолкают. Ночь вступает в свои права. Двери больше не хлопают, разве что всего один раз тихо скрипят, робко.
Тень мелькнула мимо невысокой колитки. Скользнула отсветом гаснущих фонарей мимо кирпичного забора у академии и нырнула снова в темноту, скрываясь от внимательного охранника. Ей ни к чему лишнее внимание. В сжатом кулаке холодный металл вгрызался в ладонь укоризненным шепотом совести. Светлячки разлетались над скамейками, оседали горящей пылью по листьям. Только когда фигура охранника скрылась за поворотом, Макс вышла на светлое крыльцо здания. Академия тоже спала и нарушать ее сон не стоило. Поэтому телефон стоял на вибрации, а музыка в наушниках молчала. Эти ключи лишний раз доказывали то, что все произошедшее с Хлоей было правдой. Печальной реальностью, закончившейся алым пятном на полу женского туалета. Хлюпающим, всхлипающим и рыдающим. Им всем там было больно. Но иногда, когда все ложатся спать, Макс возвращалась в академию и бродила по коридорам, вспоминая.. то что было. Это был особенный день. Тогда казалось, словно бы лучше не придумать. Тогда всё было по другому.
Девушка сунула в одно ухо наушник и неторопливо брела в кабинет химии, чтобы оставить в зубах скелета сигарету. Потом она осторожно прикрывала за собой дверь и двигалась в сторону бассейна, стараясь не думать о том, что в прошлый раз было куда веселее. В сумке лежало полотенце и купальник. Фотоаппарат. Несколько конфет. И всё то, что не было извлечено оттуда с начала прошедшего дня. Всё умещалось с трудом, но Макс это не волновало. Она замирает у входа в мужскую раздевалку, понимая, что дверь... не заперта.

0

5

[NIC]Нейтан Прескотт[/NIC][AVA]https://pp.userapi.com/c639325/v639325650/3cde9/58LZ__1U8uA.jpg[/AVA]Машина гудит, шумит, разнося все на своем пути. Руки изодранные в кровь ударяют по рулю несколько раз, с криком вырываясь из груди.  Новый удар. Гудок. Резкий рывок и красный пикап развернувшись и чуть не врезавшись в столб останавливается у обочины. Красная обшарпанная дверь дорогой машины хлопает, заставляя окна задребезжать , задрожать и зазвенеть в оглушающей вечерней пустоте. Сигарету сжать окровавленными губами, вдыхая в легкие никотин . наушники вытащить из сумки вместе с черным плеером, накинуть на голову , закрывая уши мягкими подушечками.
И пение китов заглушает морской прибой.
- ты мой белый рыцарь Уоренн Грэхем, - тянет высокие нотки, но не получается и хриплый кашель с дымом вырывается из легких сизым киселем, - Белый рыцарь Уоренн, - хрипит мужской голос и парень усаживается на капот, - он твой белый рыцарь, ха-ха, - ноги сводит судорога и сигарета падает на песок, - пошел на хуй белый рыцарь, идет черный король Прескотт.
Небо, осенне-красное словно джемпер и туфли Прескотта. Но Шторм надвигается, белым снегом и пухом опадает на песок. А виты в голове поют и руки дрожат уже не так сильно, когда он вытаскивает новую сигарету.  Выплюнуть кровь на песок и встать.
Вдалеке виднелся фургон, изрисованный и пыльный, покрытый ржавчиной и черной  грязью. Френк, думает Нейтан, делая затяжку, ебучий Френк Бауерс, но сейчас только он и киты могут избавить от кошмаров ходя бы на одну ночь. Нейтан устал видеть Шторм, устал смотреть на мертвых синих соек и Руки в прозрачных хирургических перчатках.
Призрачных.
Нога с силой ударяет по металлической двери под жуткий лай Помпиду. Словно Куджо, фырчит Прескотт, вновь пиная дверь. Снова и снова, вслушиваясь в безумный лай.
- Френк! Френк Бауерс! Отрывай дверь мудачило! – еще пару раз долбаннуть по металлу, вслушиваясь в тишину да лай Помпиду, - ебучий пес.
Френка не было.  Сука, думает Нейтан, поворачивая обратно к пикапу. Просто пиздец какой-то. В другой ситуации Нейт бы позвонил Бауерсу, но телефон придет только завтра-послезавтра, а значит, приходится выкручиваться старым дедовским способом – заначка. Старый дед никогда не подведет, уверенно кивнул Прескотт, размазывая кровь по подбородку.
Он так и не поужинал, желудок болезненно скрутило и студент решил, что пора заполнить его порошком…
***
Ночью Академия кажется мрачной. Дэниелс звенит в кармане под каждым шагом. Взломать дверь легко – запасные ключи, были сделаны еще три года назад, когда они с Вик взломали дверь, чтобы побыть наконец то в полной тишине. С того времени вход в академию всегда был открыт. Для любой вечеринки и для любой секунды свободного времени. Жаль только что тотем украсть так и не удалось. Пнуть мусорный ящик, переворачивая на пол, проскользнуть вниз по лестнице, прокатившись по перилам и спрыгнуть в очередном коридоре.  Хочется крикнуть, но язык не поворачивается,  онемел и высох. Взломать дверь в мужскую раздевалку и  пройдя между ящиков, найти небольшую щель. Вот вы и попались, улыбается Прескотт, отодвигая кирпич. Пачка таблеток, порошок и шприц. Шприцы Нейтан не любил. Они напоминали о руках Джефферсена, о Рейчел и Кейт, о кошмарах с надвигающимся штормом. Поэтому Нейт берет самокрутку и порошок.
Ночь кажется тихой, с огромной луной и черной тенью. В бассейне – киты  и золотые рыбки. Нейтан шмыгает покрасневшим носом и опускает голые ноги в воду, позволяя китам проплыть под самыми пятками. Бутылка, стеклянная и наполовину пустая свисает в руках к самой воде. Нейтан смеется, когда вода –змеею обвивает ноги и пальцы. Красный джемпер валяется рядом и Нейтан не помнит как и когда успел его снять. Должно быть скоро утро, но когда поют киты – уходить не хочется.
Он втягивает в легкие травку и выпускает круглые кольца дыма, когда рядом опускается кто-то. Девушка. Он только успевает заметить старый фотоаппарат на коленях и три браслета. Черный, красный и синий.  Нейтан молчит, продолжая пускать дым. Она тоже молчит и Прескотт думает что спит. Полчаса, час, вечность. Он делает глоток и протягивает бутылку девушке. Она берет неуверенно, робко, словно в бутылке яд, а не виски. Маленький глоток и уже хмурится, сводит брови. Смешная галлюцинация. Кашляет, возвращая бутылку обратно.
- Я не хотел ее убивать, - он скидывает пепел в воду. Киты успокаивают, они продолжают петь в наушниках, свисающих с шеи. Кольца превращаются в животных. Лань, сойка, бабочка и хорек. Интересно. Бабочка, голубая с черным прыгает от кита к киту и тонет в голубой воде.
-я знаю, - тихо отзывается Макс, смотря на бассейн. Она поднимается на ноги, снимает кеды, в них прячет носки и отставляет в сторону вместе с сумкой. Аккуратно опускает ноги по щиколотки в воду. И Нейтан делает еще один глоток.
Ему хочется расслабиться. И ярких пятен перед глазами мало, они калейдоском кружатся в расширенных зрачках, а он только шмыгает красным носом и думает о том что губы у нее мягкие.
Макс.
Виктория.
Саманта.
Рейчел.
Макс.
Они похожи. У Макс кашляет от дыма и ему хочется дать его надышаться им. Чтобы почувствовала вкус никотина и травки. Голова кажется ватной и Прескотту в принципе все равно кто перед ним. Он видит синий океан с китами и мягкие губы, волнующе прикусанные несколько неровными зубами.
Нейтан не думает.
Он обхватывает ее за шею, притягивая к себе и пока она не успела опомнится, выдыхает в приоткрые губы дым. Необычный. Вязкий и густой заполняющий слизистую оболочку рта  и легкие. Макс кашляет и он забирает кашель, до того как успеет вырваться. Он заполняет ее рот языком, а легкие дымом. Он сжимает  шею крепко, оставляя отпечатки пальцев на коже и вкус крови на языке. Дым и металл. Кровь и дым. Он заполняет ее рот полностью, стягивает волосы назад, прощупывая губы, язык, десна, зубы. Она кажется интересной. Забавной. Виски омывает ключицы, а пальцы второй руки сжимают женское колено. Ее губы вкусные. Словно шоколад. Нейтан думает что не пил шоколад давно и отстранившись, утыкается носом в женское бедро, падая на бок. Прескотт молчит. переворачивается, утыкается носом в ее бедро и складывает руки на груди крестом. Словно бы позволяя провести ладонью по шерсти, по вьющимся волосам. И Колфилд аккуратно гладит мягкие волосы, чувствуя, что лак почти стерся.. ее пальцы скользят между прядей, чуть ерошат их и... и она удивленно замечает, что больше не сдерживаемые лаком они начинают завиваться. Легкая влажность и вот, грива Нейтона закручивается легкими волнами, местами даже почти колечками и это выглядит так мило, что Макс не сдерживается. Ей хочется потянуться к камере.. она касается ее пальцами, когда слышит возмущенное:
-выкину нахуй в ебучий бассейн...
Он вновь переворачивается, теперь на спину, и через пару минут падает с колен в воду. Прямо в одежде.. киты в небо. Синие сойки под ногами и вода заполняющая легкие и глаза. Он в отражении. Она за тонной воды. Нейтану нравится как голубые глаза сливаются с хлоркой. Как она расплывается, превращаясь в Рейчел. Макс. Рейчел. Рейчел протягивает руку и он видит как Максин прыгает в бассейн следом за ним.
Хах. Макс ему нравилась больше. Без синих перьев с более нежным взглядом.

0

6

[AVA]http://se.uploads.ru/5r9LR.png[/AVA][NIC]Maxine Caulfield[/NIC][STA]Again and again[/STA]

Тихие шаги.
Плеск воды в бассейне.
Он покачивается, словно бы в голове крутится какая-то застывшая пластинка.
Оглядывается по сторонам. Никого больше нет.
Она хочет уйти, понимая, что клубы дыма - это не лучший советчик.
В голове отзвуки пальцев, стучащих по клавишам пианино. Белые. Черные.
Мужской голос с хрипцой напевает эту чертову песню.

Sail!

Вот что он кричит.
Требует от них и внутри все перекручивается.
Такое чувство, будто она одна.
В ловушке. Снова и снова. Бегает по кругу нереального. Может быть ей пора в больницу? Может быть это все наркотики?

Перекидывает через голову черную лямку и садится рядом. Запрокидывает голову, смотря на потолок. В голове полный хаос. Целый год приходилось собирать себя по кусочкам и учиться оставаться в этой реальности. Целый год ей удавалось убедить себя в том, что это всё не повториться вновь. А голос в голове срывается до хрипцы, требуя заткнуть это отвратительное ощущение безнадежности. Ладошки чуть скользят по плитке на полу. Опирается руками за спиной и смотрит на бассейн. Ей бы сейчас знать как уйти от тошнотворных наплывов страха. Это всё Нейтан. Его появление сломало ту защиту, которую с такой тщательностью выстраивала Макс. Будь она слабее. Не знай она, что тогда она приложила все силы для спасения и города, и Хлои, то обязательно сломалась бы. Но..

ты изменилась.
 
Вот что тогда сказала Прайс. И кольцом оплетают пальцы горлышко бутылки. Делает робкий глоток и морщит нос. Начинает кашлять, возвращая ему виски. Напиваться не стоило. Да и Колфилд никогда подобным не занималась. Она снова прикрывает глаза и старается не слушать музыку, что разбегалась искристыми нотами из наушников. Тонкие змеи провода ползли от сумки к ее руке. Отпихивает и шумно втягивает носом воздух. Сжимает до скрежета зубы.
-я знаю, - уверенно отзывается, хотя голос дрожит в ряби плотного дыма, вырывающегося через сжатые зубы Нейтана.
Она всё прекрасно знала и сама. Тянет шнурки, поднимается даже, чтобы избавиться от кеды. Отставляет их в сторону. Сейчас бы раздеться до белья и прыгнуть в бассейн, нырнуть на самое дно и проверить как долго она сможет там находиться. Ей бы закрыть глаза и наконец-то навести порядок в себе.

Вздрагивает. Упирается ладонями в его горячую грудь. Футболка кажется мокрой, липкой. Может быть только и кажется, но пальцы уже сжимают ткань. Прикрывает неверяще глаза. Он сошел с ума. Точно сошел с ума из-за своей дури! Как будто глотнула только что не обжигащего виски, а холодный пар. Затекает в рот плотным сгустком, сползает, стекает водопадом по подбородку. Глаза начинают слезиться от обилия дыма, когда Нейтан все же хватает за шею и тянет к себе ближе. Его пальцы впиваются в кожу. Перед глазами плывет, становится не по себе от странного ощущения, что из их наушников мужской голос с хрипцой выплевывает одни и те же слова. А Максим закрывает глаза. Упирается, сопротивляется, пытаясь отстраниться.

Влажный горячий язык нагло переплетается с ее языком, трогает нёбо.
Шумно выдыхает.
Пальцы в стерильно белых перчатках стучал по клавишам пианино, призывая окунуться с головой в омут.
Давление на шее. Тонкие пряди касаются кожи напряженного запястья.
Приоткрывает рот чуть шире. До стука зубов друг о дружку. Глубоко. Напористо, словно с вызовом.
Их поцелуй кажется сражением, за которым скрывается дикий оскал-улыбка маньяка.
Она приподнимает голову едва, ощущая как ряд ровных зубов прикусывает нижнюю губу. Он обхватывает губами её подбородок и чуть кусает.

Падает на бок, выводя из странного транса. В её жизни все странное с тех пор, как однажды она получила на руки письмо со словами о поступлении Максин Колфилд в Академию. И пальцы сами ненароком скользят по вьющимся волосам. Макс шепчет одним и губами слова песни, зарывая пальцы в светлую гриву. Сжимает грубо, мстительно. Пусть знает. Они не друзья, но ненавидеть девушка не могла Прескотта. Его ненавидели все. кроме Макс. Она тянет волосы назад. Разжимает пальцы.
Её зрачки расширены. Каждую деталь видит. Видимо от такого поцелуя адреналин в крови зашкаливал, а может опьянела только от одного глотка? Не успевает дернуться к Нейтану, как тот..

Его тело идет на дно медленно. И Макс тянет к нему руку, пытаясь успеть поймать за плечо. Не успевает, а потому, достав из кармана телефон и отшвырнув его от себя к сумке, спрыгивает прямо в одежде в бассейн. Жадно глотает воздух и ныряет с головой ко дну. Пару толчков и она рядом. Хватает его за руки. Тянет к себе, заставляя обхватить руками шею.

Раздевалка девушек выходит к той стороне, где можно стоять.
Раздевалка мальчиков почти что у самой глубокой части бассейна.

Макс испуганно тянет Нейтана обратно, царапая невольно его руки ногтями. Перехватывает удобнее, морщится от боли в желудке, в легких. Голова кружится, когда они выныривают. Она тянет его к поверхности воды. Сплевывает попавшую в рот воду, по крайней мере то, что не успела проглотить. Испуганно вздрагивает.

Голубой тоник растекался в воде. Растворялся, капал на плечи чернильными точками.
-Ну же! - рычит, готовая сама утопить идиота в этом бассейне, - Нейтан, не будь придурком!

0

7

Закрыть глаза. Они слипаются под тонной воды. Кто то тянет наверх и он доверчиво следует за  кем-то. закрыть глаза. Открыть. Перед глазами лицо, испуганное и бледное Максин Колфилд. Нейт опускает голову и смотрит исподлобья с усмешкой. Рывком под липкие пузырьки притягивает к себе, заставляя прижаться всем телом. Кудри светлых волос прилипли к холодному лбу. Закрыть глаза. Набрать в легкие воздух. Открыть. И утянуть девушку следом за собой ко дну. Закрыть глаза. Обхватить тонкими пальцами лицо за щеки с двух сторон и настойчиво снова коснуться губ, делясь воздухом. Открыть. Улыбнуться, чувствуя, как вода заполняет нос и рот.

Закрыть глаза.

Открыть

Белый потолок темно-бордовой комнаты 111. Нейтан приподнимается на локтях, оглядывая комнату. Подушка мокрая и пахнет хлоркой. Бассейн? Что он делал в Бассейне? Озадаченно моргнуть. Футболки не было. Джепера тоже. Впрочем мокрые джинсы остались на теле. Кажется тот кто привел его сюда не рискнул снимать и белье. Парень проводит ладонью по губе, чувствуя что-то инородное. Пластырь. Пластырь под губой. Пластырь под глазом, синяк у виска.

На хуй все, - думает Прескотт падая обратно на кровать и зарываясь головой под подушки. Ему хотелось еще спать и голова не варила совершенно. Кудри нагло лезли в глаза, щекотали уши и Прескотт решил на занятия не идти. Ему итак нравилось, в прохладной комнате, нежится в кровати после похмелья и никуда не идти. Впрочем, через полчаса встать все таки пришлось. Посыльный с новым телефоном прибыл ровно к полудню, за что получил порцию матов и пару долларов на чай. Коробку в мусорку, мокрые джинсы туда же, распаковать телефон и вставить свою симкарту

https://pp.userapi.com/c639726/v639726644/45dfd/mrqgL5sa_hY.jpg на связи.

[float=left]https://pp.userapi.com/c639726/v639726644/45e04/HD5VyWmCpeg.jpg [/float]
Боги, Нейт, куда ты пропал? Я слышала что ты подрался с Вареном! Как ты мог так опрометчиво поступить? Я не хочу лишаться тебя снова!

https://pp.userapi.com/c639726/v639726644/45dfd/mrqgL5sa_hY.jpg  не паникуй, все ок.

https://pp.userapi.com/c639726/v639726644/45dfd/mrqgL5sa_hY.jpg  был под кайфом. Ничего не помню.

[float=left]https://pp.userapi.com/c639726/v639726644/45e04/HD5VyWmCpeg.jpg [/float]
ты идиот…Но ты же помнишь что я всего еще люблю тебя? Даже мудаком.

https://pp.userapi.com/c639726/v639726644/45dfd/mrqgL5sa_hY.jpg  конечно. Зайду к тебе?

[float=left]https://pp.userapi.com/c639726/v639726644/45e04/HD5VyWmCpeg.jpg [/float]
Конечно! Нейт, ты же знаешь, я всегда рада тебя видеть =) Только вечером, а то сейчас эта училка  меня прибьет ЛоЛ

https://pp.userapi.com/c639726/v639726644/45dfd/mrqgL5sa_hY.jpg  до встречи.


Бросить телефон в сторону, но только для того чтобы вновь потянуться к телефону чтобы быстро написать:

https://pp.userapi.com/c837237/v837237122/4a868/-ur7wRCMupA.jpg  Йоу, сучка Уоренна. Твой лузер даже вдарить не может. Лох.


Вот теперь все. Только теперь спать больше не хотелось. Потянуться всем телом подхватывая с тумбочки бутылку с алкоголем и таблетки. Странно. Неужели забыл выпить? Потряс бутылью  с таблетками и закинул сразу две штуки в рот. Наверняка забыл. Похоже вчера он переборщил. Совершенно не помнил что было и как он мог телепортироваться в свою комнату? Нужно будет проверить заначку. Нейт коротко вздыхает, откидывая одеяло.

- ЧТО ЗА НАХУЙ?!

Вся мужская грудь была изрисована йодом уточками.

***

Стук каблуков по коридору. Нейт так и не явился на занятия, пыталась оттереть наскальную роспись со своего тела. Просто бред чистой воды, уточки. МАТЬ ЕГО УТОЧКИ! Качнул головой, поморщившись. Голова все еще раскалывалась, зато никаких кошмаров этой ночью. Может опять так же развлечься? Хотя… Виктория скорее всего устроит промывку мозгов на тему: бухают в одиночестве только алкаши и психи. И если алкоголиком он еще не стал, то о психических отклонениях наверное не знала только девственница Колфилд. Коротко хмыкнув, он проводил взглядом источник своих проблем, отмечая несколько нервозный вид студентки. Может Уоренн плохо трахнул? Пожав плечами, Нейтан приоткрыл дверь в женскую комнату.

- Опять открытой дверь оставила, - он захлопнул за собой дверь и запрыгнул с ногами на диван. Вик в ответ только рассмеялась, заклеивая конверт.

- Может я ждала тебя?

Нейт перехватывает ее планшет и возвращается к небольшому диванчику, закидывая  ноги на подлокотник. Включить  игру  и облокотиться на подушки.

- скорее ты ждала своего любовника, измееенщица, - усмехнувшись, Нейт включает зомби-ферму, - а я тебе  верил! Надеялся, что ты верна, как грязные трусы Логана.

- давай без подробностей, меня пугают такие познания в нижнем белье твоих сокомандников.

- они уже давно, не… - юноша запинается и затыкает свой рот чужой печенькой, - ты же знаешь, я временно вне  игры.

- По-моему ты только этого и ждал, Нейт, - Чейз убирает конверт в сторону, а Прескотт думает что она права. Он и правда не хотел никогда быть в команде и если бы не отец, то никогда туда бы не сунулся. Ноги опять свела судорога. И его бы никогда не избивали всякие мудаки и олени. С другой стороны, благодаря игре он научился бить до того как ударят его.

Бей первым, пока не избили тебя.

Дверь тихо скрипнула, и Прескотт запоздало думает, что он ее запер.

***

Утро с самого начала было прекрасным. В комнате Виктории было светло, уютно, а кожаный диванчик, хоть и маловат, но зато мягок. Диван в его комнате конечно был на класс выше, но почему то в комнате Виктории спалось лучше. По крайней мере он не чувствовал себя одиноким и унылым гавном. Кажется, вечером они прикурили по вейпу, немного выпили и сожрали оставшиеся печеньки. Впрочем, какая разница, если ему все равно под утро пришлось вернуться к себе чтобы приодеться. А дальше как понакатанной, гнусные уроки, скука, уроки, скука. Уже на третьей паре началась нервная ломка по ХОТЬ ЧЕМУ-НИБУДЬ. Ноги опять дергалисьв конвульсиях и взгляд каждые три секунды натыкался на медленно тянущиеся стрелки часов. Слишком медленно. Зато перемена  прошла проще, в курилке нашлась Виктория и пройдя мимо своего кабинета, Нейт решил остаться до звонка с подругой. С единственным человеком в этом гребанном мире, которому было не до конца все равно на то как губит свою жизнь наследник Прескоттов. Еще веселее стало, когда ближайшая пара оказалась оккупирована Прескоттом и этой партой оказалась парта селфи-девчонкой. Впрочем, Вик садится не стала, только облокотилась на стул Колфилд и разговор о предстоящем аду- продолжился.

- Ты куда дел свой Джемпер худышка? – Вик оттягивает рубашку парня, пока тот скрестив ноги на стуле, плавно раскачивался из стороны в сторону.

- Если бы я знал, то думаю уже сегодня ходил в нем. Нужно постараться вспомнить куда я пошел после Френка. А для этого нужно вспомнить дал он мне дозу или нет… ооо, смотри кто идет, - он чуть придвигается вперед, разглядывая шатенку, - миииау, сама Макс Колфилд. Киска, может прогуляемся вечерком, пока твой парнишка дрочит на обезьян?

[NIC]Нейтан Прескотт[/NIC][AVA]https://pp.userapi.com/c639325/v639325650/3cde9/58LZ__1U8uA.jpg[/AVA]

0

8

[AVA]http://se.uploads.ru/5r9LR.png[/AVA][NIC]Maxine Caulfield[/NIC][STA]Again and again[/STA]

Покачивала ватной палочкой, размышляя над тем, что бы такого еще написать? Учитывая, что спина, руки и плечи у девушки болели дико, то Прескотт ей должен был обязан по самый гроб! Она дотащила его до дома и уж лучше было бы не думать КАК это сделала, потому что словом "идти" или хотя бы "ползти" данное передвижение вдоль асфальта никак не обозначить. Вздохнув уставше, Макс встала на ноги. Уперлась ладонями в поясницу и изогнулась чуть до хруста в позвоночнике. Вот еще не хватало заиметь проблем со здоровьем из-за идиота Нейтана. Положив на подушку под кучерявую голову полотенце, девушка стала аккуратно вытирать его влажные волосы. Оно, конечно, хорошо, когда следишь за состоянием техники и держишь комнату в температуре аналоговой почти что холодильнику, но надо же как-то поумнее быть! Нельзя было его бросить в таком состоянии, поэтому Макс максимально отерла тело несчастного. Правда вот джинсы решиться снять не решилась.
-Мооой герооой Маааааскиии Дрюююу~ - протянуло пьяное, спящее недоразумении и резко село.
Вот такого Колфилд никак не ожидала. Она вообще видимо принимала юношу если не за воспитанного, так хотя бы за адекватного. Но это было ошибкой. Пьяно_укуренный Нейтан тут же поймал девушку за бедра и потянул к себе. В правой руке флакончик с йодом, а в левой - ватная палочка.

Шикарно! Защищайтесь, господа! Шпаги на голо!

Руки приподняла даже, чтобы Нейтану было "удобнее". Точнее она надеялась, что его сейчас вырубит и он позабудет свою идею фикс - облапать Макс Колфилд с верху до самого низа, так как исполнение этого плана началось еще после того как они вышли из бассейна. Ладони Прескотта переползли на зда Макса и тут она не сдержала соблазна хорошенько вмазать в челюсть.
-ауч! - отчаянно пискнула и подскочила.
Оказалось, что это не так просто как в фильмах. Рука ссадила, а Прескотт, немного поразмыслив. все же улегся обратно. Видимо этот удар его не отрезвил, а вогнал в какое-то заступоренное состояние коматоза. Ну и ладно. Лишь бы не крутился пока Макс, потряхивая периодически больной рукой, разрисовывала лицо несчастного...
-Скажите "сыыр", господин хороший.
К счастью "хороший" уже давно дрых. Укрыв его потеплее и подоткнув со всех сторон одеяло, Макс с чувством выполненного долга, разворачивается на пятках и идет торопливо прочь. В ее альбоме на один "несуществующий" снимок больше.

* * *

Пару таблеток в воду. Молча наблюдать за тем, как они шипят в стакане, прыгают и бьются о стенки. Первые пары она всё равно проспала, а состояние было такое, словно бы всю ночь вагоны разгружала. Заглядывала Кейт Марш и спрашивала что-то насчет занятий, но, увидев состояние подруги, поспешила вернуться к себе в комнату, а оттуда к Колфилд, но уже с горстью таблеток и пакетиком лекарства.
-Вот это надо будет выпить до еды, и вот это, - видимо обеденный перерыв Марш решила провести в комнате заболевающей.
Колфилд, шмыгая носом, подобрала ноги под себя и мягко улыбнулась девушке. Так приятно осознавать, что за год они стали подругами. Кейт отличалась от Хлои - была мягкой, улыбчивой оптимисткой, которую просто надо было вовремя поддержать. Макс берет кружку и делает пару глотков, не в состоянии пока что ничего озвучить.
-я предупредила преподавателей, что ты себя неважно чувствуешь. Как знала, что ты не стала бы пропускать пары просто так, - Кейт садится удобнее на темном диване и смотрит как Макс в розовых носках допивает лекарство, - если хочешь, я вечером зайду к тебе и дам переписать лекции. В целом многое есть и в учебниках, но некоторые примеры от мистера Эдвардса весьма оригинальны.
-ох, - наконец-то Макс ставит в сторону кружку, не обращая внимания на то, что оставляет круглый след на одной из страниц доклада. Ничего страшного, потом перепечатает - всё равно она там слишком увлеклась размышлениями и вряд ли преподаватель примет подобную форму, - ты мой спаситель! Спасибо тебе огромное.
Краем глаза замечает, что шкаф закрыт не полностью и как раз на одной из вешалок в стороне от прочей одежды висел джемпер Нейтана, который она забыла отдать. Прикрыв глаза, Макс снова смотрит внимательно на Марш и улыбается ей. В любой момент же можно отмотать время и не опозориться, а то ведь как объяснишь даже если и подруге что делает вещь этого недоумка в шкафу ан вешалке? Подумает неизвестно что еще.
-Ах, да. Уоренн заходил, всё тебя искал, - Марш улыбается уголками губ, - говорил, что вечером хочет тебе сюрприз сделать.
Макс как раз запивала таблетку. Поморщившись чуток, она отвечает слабой улыбкой Кейт и вздыхает. Сейчас ей меньше всего хотелось каких-то сюрпризов. А вот поесть не помешало бы, только вот тащиться в "Два кита" не хотелось, значит надо сообразить что-нибудь на территории Академии или может быть даже заказать. Хм. А эта идея ей весьма понравилась - можно ведь просто заказать пиццу и устроить себе день лентяйства, кажется она его все же заслужила, когда вытаскивала из бассейна это недоразумение и волокла в его комнату.
-Спасибо за помощь, Кейт, - улыбается уже бодрее от мыслей о еде, - заходи ко мне вечерком. Я угощу тебя пиццей.
Коротать время в приятной компании всяко приятнее, чем одной корпеть над лекциями.

* * *

-А потом он такой орет мне "баффни! баффни меня!" Ты бы это слышала, идиот не мог нормально устроить замес. Тыкался-тыкался, как придурок и еще орал какую-то хрень, - громко вещает Уоренн.
Когда они наконец-то дошли до шкафчиков, Доктор Грэхэм не прекращал рассказывать о вчерашнем вечере, проведенном до глубокой ночи в компании вар крафта. И это же надо было умудриться еще и все запомнить в таких мелочах.
-о, да. Встречала я таких нубов, - усмехается уголками губ Макс и открывает свой шкафчик.
Кажется именно эта фраза породила волны ностальгии со стороны Уоренна, который решил вспомнить еще о том, что "а вот недавно случай был". Макс знала - таких случаев был целый вагон и маленькая тележка, так как часы задротства Грэхэма переваливали все адекватные объемы а значит и случаев там было достаточно. Поцеловав в щечку юношу, она улыбается ему
-Встретимся тогда после лекций? - получает счастливый утвердительный кивок.
Замирает. Уоренн хотел бы поцеловать ее, прямо тут, в коридоре, чтобы доказать всем, что это его девушка и именно с ней он проводит немало времени. Но всегда во всех ситуациях бывает своё "но". Макс не торопилась демонстрировать честному народу свои чувства и даже в какой-то мере сторонилась подобного. Так что он лишь помахал ей ладонью и убежал в сторону своего кабинета.

Эти двое опять мостят свои зады на ее пару. Это, что, новый способ метить территорию? Макс сжимает пальцы на сумке сильнее и подходит весьма спокойно к столу. В мыслях пронеслось, что если сейчас вылить на парочку банку с чернилами, которая лежит в сумке, то вполне можно было бы насытить своё желание найти хоть какой-то предлог крикнуть: "ВЫПУСТИТЬ КРАКЕНА!". Как раз и чернила в тему.
-Вам тут медом намазано? - Макс становится напротив парочки.
  И если Вик молчит, смеривая девчонку презрительным взглядом. В какой-то момент в голове пробежала шальная мысль, что по рангу для Виктории Колфилд находилась где-то на уровнее ее носков, учитывая, что и они были брендовыми. Что поделать - тяжела жизнь буржуазии, привыкшей к роскоши. Макс никак не реагирует. А зачем? Обижаться на дураков смысла нет, да и к тому же она прекрасно понимала простой факт - Виктория на самом деле хорошая, только не любит проявлять свою доброту лишний раз, боясь чего-то своего. По крайней мере в это Безумная Макс верила.
Кажется они обсуждали джемпер? Ах, да. Надо его все же вернуть попозже.
Нет, это вообще додуматься надо было такое озвучивать!
По спине пробежались мурашки, кожа на руках покрылась пупырышками, а внутри сладко потянуло. Он точно издевался над ней. Макс прищуривается, смотрит внимательно на юношу и встречает демонстративно вопросительный взгляд, словно бы Нейтан уже готов защищаться и готов принять вызов. Да у него на лице написано разборчивее, чем те послания, которые Колфилд оставила на его пояснице! Интересно, он хоть понял, что она так старательно вырисовывала утиные следы по его телу?
-миииау, сама Макс Колфилд. Киска, может прогуляемся вечерком, пока твой парнишка дрочит на обезьян?
В некотором смысле удивительно видеть второй экземпляр вполне трезвым и не благоухающим на всю окружающую среду ароматом алкоголя или курева. Все же у Прескотта была голова на плечах, учитывая, что вел себя он порой просто отвратительно.
Макс щелкает пальцами, словно стреляя из пистолета, и цокает языком.
-Ого! Отлично получилось. Долго репетировал у зеркала? Ты не мог бы придержать свою животную ипостась до Хеллуина? Тут то терпеть осталось всего ничего, - складывает руки под грудью. Видимо он действительно так обдолбался, что ничего не помнит, - может все же пустите меня?
 
Она села. Было немного обидно от осознания того, что Прескотт либо ничего действительно не помнил, либо не хотел вспоминать и прекрасно шифровался. Брошенная в след фраза про "подумай над предложением" была воспринята скорее как шутка, хотя и неизвестно серьезно ли говорил Нейтан или опять издевался. Вздохнув тихо, Макс достает свой телефон, провожая взглядом сутулую спину парня и набирает ему сообщение:

[float=left]http://sd.uploads.ru/KkBwm.png[/float]
я видела как ты уезжал от "Двух китов". В джемпере.
┐ (u 人 u) ┌

Закрывает глаза и убирает телефон к фотоаппарату, чтобы не видеть этого. Не забыла даже поставить на беззвучный режим. Мало ли. И вообще не стоило, наверно, это писать. Опускает глаза к телефону. Дура. Жаль смс не удалить уже.

К вечеру глаза начинали побаливать. Потерла пальцами переносицу и подумала о том, что надо бы по хорошему кушать то хочется. Оглянувшись по сторонам, шумно втянула носом воздух и прикрыла глаза. Осень подступала незаметно и пока еще не очень ощущалась. Солнце еще грело, раскрашивало листья в свой желтый свет. Благо, что происходило это медленно. Перепрыгнув через бордюр, махнула рукой Алисе и улыбнулась ей. Сама же неспешно пошла в сторону общежития.
-Макс! хей, Безумная Макс! - Грэхэм догнал торопливо, да тут же нырнул вперед, идя задом наперед перед девушкой, - мы поедем сегодня в кино? - достает из кармана два билета, - я занял нам шикарные места и народу будет немного. Не хочешь, а?
Колфилд останавливается перед калиткой, ведущей к женскому общежитию. Народу возле нее было совсем немного, так что можно было бы и спокойно поговорить. Улыбнувшись, девушка приподнимается на носочках и перекатывается на пятки.
-Мы вечером собирались встретиться с Кейт, думаю, что если мы успеем.. - тянет с улыбкой, прищуриваясь.
-Йес! - доктор вскидывает победно кулак и озаряет лицо улыбкой, - тогда погнали? У нас есть время еще, - смеется, оказываясь рядом с Макс, приобнимает ее за талию, словно бы встряхивая, - решила выучить китовий?
Ему то смешно, он то явно не голоден. Колфилд недовольно  косится на парня и тянется, чтобы ущипнуть его за щеку.
-Лучше бы угостил, чем издеваться над голодающим!
-а.. да-да! Мы успеем завернуть в "два кита", если поедем прямо сейчас, - сияет весело парень.
Он как-то неловко замирает, заставляя Макс насторожиться, но отреагировать она не успевает. Теплые губы касаются ее губ и прижимаются как-то... неправильно? Колфилд на поцелуй не отвечает особо, только приоткрывает чуть рот, пуская настойчиво наглый язык. Однако..вот что странно. Если поцелуй с Нейтаном запомнился сладким тянущим ощущением, желанием повторить, то с Уореном такого не было. Очень даже наоборот - хотелось оттолкнуть его от себя и вытереть губы от влаги. Макс сама и отстраняется, прерывая это мучительное ощущение. Но демонстративно неприятность ситуации не показывает, только неловко улыбается
-у нас нет времени, мы опаздываем, - оправдывается и проходит мимо парня, который лишь радостно кивнул и побежал ее догонять.
Как же ужасно хотелось вытереть губы и запить ощущения чем-нибудь вроде колы или пепси. Вполне бы зашел и кофе, лишь бы только перебить странный вкус, который оказался совсем не по душе. Макс не думала, что так будет. Она хлопает невольно дверью, садясь в машину и смотрит в окно, размышляя только о том, что это неправильно. Когда ее нагло и грубо целовал Нейтан, этот укуренный псих, Колфилд ощущала его тепло, его приятный вкус и желание не останавливать мгновение. Тогда было все по другому, а ведь она мало того, что не встречается с парнем, так вообще его на дух не переносит! С Уоренном должно было быть все по другому. Девушка отрывается от окна ненадолго только отвечая на тревожный вопрос "парня"
-Всё в порядке? ты выглядишь как-то слишком несчастной. - он кладет руку на ее колено и мягко поглаживает, продолжая вести машину.
-м? а, да я просто проголодалась сильно.
  А ведь их ждал еще совместный поход в кино. Может быть стоило перемотать время? А смысл? Эти ощущения уже не забыть, так что приходилось смириться с этим. С другой стороны Макс давно пообещала себе не использовать силу просто так - мало ли какие еще последствия будут. Одного предотвращения урагана ей вполне хватило, как и потери подруги. Лучше пользоваться ими  с умом.

лишь бы только не на последний ряд...

0

9

[NIC]Нейтан Прескотт[/NIC][AVA]https://pp.userapi.com/c639325/v639325650/3cde9/58LZ__1U8uA.jpg[/AVA]Лаком закрепить волосы и поправить жилет. Без джемпера он чувствует себя неуверенно, будто бы вновь вернулся на четыре года назад, когда «бигфуты»  приняли «дерганного». Вынужденно. И не приняли в коллектив. Нейтан смотрит в зеркало, убеждая себя что теперь все иначе. Он проводит рукой по волосам и произносит снова и снова, снова и снова, снова и снова:
- Нейтан Прескотт, ты – король академии. Захочешь – взорвешь ее. Захочешь и все они будут умолять тебя. Нейт – ты король. Ты здесь главный. И никакая клиника или  обвинение в убийстве не изменят этого.
Набрать побольше воздуха в легких, накинуть на острые плечи теплое пальто, застегивая плотно на все пуговицы и пачку долларов для Френка. Нейт никогда не брал в долг. Он всегда отдавал ровно ту сумму которую должен за покупку. Во время, каждый цент к центу. Впрочем, обычно он брал немного, на пару долларов галлюциногенов и дурь и ему одному хватало. Впрочем раньше он закупал еще для планов Джефферсона, - по телу прошлась нервная дрожь, от воспоминаний об «отце» - и разумеется для Циклона. Конечно, в обычное время они и сами ходили, по наводке Прескотта, но чаще Нейт поступал хитрее и проносил наркотики в академию, поднимая цену за доставку. И  в итоге, потратив тысячу баксов, он срубал на карман полторы. Нейтан для уверенности заглатывает пару таблеток и запивает шампанским.
- Френк, это Ротт, - хрипит голос в трубку, -нам нужно поговорить. Сегодня. Да.  В Двух китах.
Сбросить трубку и закинувшись наркотой, выйти из комнаты. Главное не забыть закрыть дверь. Главное не забыть закрыть дверь, Ротт. Ротт. Ротвейлер, Нейтан смеется сам себе, прихрамывая на правую ногу, направляясь к лестнице. Ротвейлер, именно такую кличку ему дал Бауерс. Но разве дерганный Прескотт похож на ротвейлера? Скорее на пуделя. Но быть ротвейлером приятнее. К тому времени как Прескотт спустился вниз ко двору кампуса, ноги успокоились немного и зуд от сбн начал сходить. Нейтан посмотрел на часы. У него есть два часа. Два часа и беспокойство и дрожь начнутся сначала.
Дверь скрипнула и Нейтан замирает на пороге кампуса. Во дворе ЕГО кампуса сосалась излишне наглая парочка, в лицах которых он не сразу узнал Макс-селфи и ее верную шавку Варена. Совсем уже с ума сошли, думает Прескотт сжимая ручку двери и рывком захлопывая дверь. Нужно в лучшем случае подойти и высказать недовольство, хотят развлечься пусть прут в другое место. А то вид портят своим присутствием, но, Нейт вновь взглянул в телефон, на пришедшее сообщение, нужно было торопиться. Завернув за угол, Нейт быстрым шагом направился к автостоянке.
Вообще, отношения задротов его мало волновали. Но сам факт того что они терлись деснами у ЕГО общежития выбешивал. Нужно было все таки высказаться, думает Нейтан и жалеет что не может перемотать время назад. Хотя в его наркоманских снах, кто-то вроде как и мог обладать этой суперспособностью и уничтожил Аркадию Бей. Смешно, - он усаживается в свой красный пикап и заводит мотор, - уничтожить Аркадию Бей, целый город из-за одной только фразы. Нейтан поправляет зеркала и как можно аккуратнее выезжает на дорогу. В принципе, юноша свою машину любил, хотя бывало и заносило не туда в пьяном угаре. Нейт провел ладонями по кожаному рулю, сворачивая на парковку Двух китов. Красный пикап аккуратно припарковался рядом с дорогой. Удивительно, но не смотря на весь сволочной нрав и дурь, Нейтан Прескотт водил достаточно аккуратно, парковался только там где нужно и выполнял все правила ПДД. Иногда он и сам поражался своей привычке, но совесть (которой не было) не позволяла занять сразу два места на парковке или места для инвалидов, хотя психически неуравновешенный же считается больным  человеком? А еще у него нога в трех местах отбита… Захлопнув дверь (боги, Прескотт что за мания хлопать дверьми, матушка бы расплакалась от такой жестокости к предметам! Нужно не дверьми хлопать, а по мордам бить), студент, чуть ковыляя и попутно прикуривая направился в сторону Двух Китов. Конечно, он мог припарковаться ближе, чем это сделал, но после смерти (убийства) Хлои, завсегдатаи Джойс вместе с ней самой Прескотта не сильно жаловали. А вновь чинить задние габариты ему не хотелось. Конечно, деньги были, но Шон скорее всего опять устроит истерику и отправит к себе в ебучий офис на отработку. На хуй нужно, фыркает Нейт, выбрасывая окурок у лестницы, еще чего, сидеть среди долбанных бумажек, которыми только зад и можно подтереть. Качнув головой и сделав глубокий вздох, Нейтан Прескотт зашел в кафе.
Разговоры моментально смолкли, хотя еще на подходе, он был уверен что слышал смех Рича и колючие шутки Джойс Прайс. Добро пожаловать  в реальный мир, Нейтан. Отрешенно оглядев помещение, Прескотт уселся у одного из окон, на свой излюбленный диванчик, локтями упираясь в стол. Кажется перед глазами на мгновение поплыло и окно на секунду заменилось витражной росписью удивительной красоты. И цифры. Цифры. Цифры. Нейтан коротко моргает и зрачки медленно сужаясь, вновь возвращали к жесткому столу да мягким креслам. Зуд в ногах и нервно постукивая пятками, Нейт запоздало отмечает что два часа уже прошло, а фургона еще нет. Только на столе стоит чашка не начатого и уже остывшего кофе. Когда только успел заказать?
Скрип двери и повернув голову, юноша вновь встречается взглядом  с  чертями. Да что ж им дома не сидится, сладкая парочка Блеквелла. Нахмурившись,Нейт крепче сжимает кружку кофе, пока то не начинает окрашивать его руки в коричневый. А этим хоть бы хны. Улыбаются. Счастливые. Уроды. Еще и лапают друг друга на людях. Рука Валенка скользнула с женской талии и зуд в ногах стал сильнее.  Ебучий валенок, уебок, ушлепок, мудак. Что же такого в этом обоссаном гике? Нейтан не понимал. Он понимал только то, что его бесило само существование Грэхема.
Кинув несколько банкнот на стол, Нейтан встал.
- ну что варен, думаешь, что раз имеешь мисс-селфи, то сразу стал мужчиной? – приходится чуть склонить голову, чтобы встретится взглядом в Уоренном и несколько  сгорбится для Макс. Как же бесит, когда ты выше других. Чувствуешь себя неловко. А Грэм злится, это видно по ярости в подбитом глазе и тихому женскому
- успокойтесь уже, хватит.
- а тебе Мэд Макс лучше заткнуться и не лезть. Или твоя ручная сучка даже тявкнуть не может? – зрачки вновь расширились, когда синие глаза встретились с голубыми.
- Отвали Прескотт, или еще раз получишь, - голос  валенка дрожит, наполняясь яростью. Как и руки Прескотта сжимающиеся в кулаки.
- Так, вы оба, - голос Джойс словно ушат холодной воды выливается где-то за стойкой, - не в моей закусочной, хотите цапаться, идите на улицу.
Только Грэм не пойдет. Нейтан это знает, отодвигая Колфилд в сторону. Но взгляда с нее не сводит. Зачарованная. Что-то было с ней не так. И кажется… нет, только кажется. Его просто бесил Грэхем, а не то что гик таскался повсюду за мисс-селфи. Девчонка была не интересна. Не должна быть интересна.
И он уходит, вновь доставая из кармана сигарету. Френк уже должен был прибыть.
***
-что случилось, Ротт? – Помпиду смирно лежал у ног хозяина, пока наркодиллер ковырялся в своем блокноте.
- Мне нужно это, к вечеринке, -  Нейт протянул список с химикатами, - и только самое лучшее.
- Через неделю добуду, - Френк коротко кивает, вчитываясь в исписанный ровным, аккуратным почерком лист, - что-то еще?
- пару дней назад, я был  у тебя?
- Ммм, нет
***
Нейтан лежал на кровати, пускаяя в потолок дым и исписывая клочок бумаги, вырисовывая одинаковые черепа да глаза. Они смотрят на тебя. Смотрят. Смотрят. Смотрят. Ручка все мелькала над листком, превращая ровные, идеальные буквы в рисунки.
Он снова был обдолбан. Конечно в более адекватном состоянии, потому что только полчаса назад пришел в себя, но все равно обдолбан. Ему нравилось такое состоянии эйфории и свободы, что дарят наркотики. Нравился вкус алкоголя и таблетки вместо еды. Нравилось. Впрочем, не смотря на заторможенную реакцию на окружающий мир, берлога 111 не превратилась в свинарник. Идеальную чистоту только портили таблетки рядом с кроватью и бутылка виски. Хотя, о чем речь, таблетками и психотропными веществами комната была забита поголовно. Просто все они были рассованы по полкам и темным углам, кроме тех что он выпил перед тем как отрубился.
Ручка продолжала мелькать, вырисовывая черные глаза, вокруг портрета. Конечно, то что получалось из букв было мало похоже на портрет, но черты лица все же были узнаваемы.
Джефферсон.
Джефферсон
Джефферсон
Джефферсон.
В дверь постучали, вынуждая оторвать затуманенный взгляд от бумаги. К нему обычно никто не ходит. С Логаном и Заккари он встречается на улице и тренировке. Стук в дверь повторился и Нейтан нехотя встал, скидывая бумагу на пол и сдувая кудри с лица.
Открыть дверь, чтобы уставится в темную макушку. Она совсем крохотная. Сколько? метр шестьдесят?
- Вот зе фак? Сама феминаци пожаловала, - облокотился о дверной косяк, ибо ноги практически не держали, подгибаясь, - на хуя пришла?
- твой джемпер, ты же его искал? – кажется, процессор завис, думает Нейт, пытаясь узнать в красной тряпке свою любимый джемпер. Вроде он… почему он в руках феминаци? И почему она прижимает его к своим маленьким сиськам? Они у нее совсем маленькие, со знанием дела кивнул своим мыслям наркоман. И правда, маленькие. Он еще пару минут пытался осознать происходящее и оценив ситуацию, нагло втащил девушку в свою комнату. Потому что:
- КАКОГО ХУЯ ОН ДЕЛАЕТ У ТЕБЯ СУЧКА?! – ударить над ее головой кулаком, вынуждая бедную дверь вздрогнуть. Или это Макс так вздрогнула? Он не различил. Зато различил очертания небольшой груди и зуд. Несколько выше колен. Намного выше, - посмотри на меня. Блядь,- пальцы сжали ее за щеки и… когда она подняла свой взгляд, сердце и мозг одновременно ухнули прямо к зуду. Потому что… потому что она бесила. Каждое ее движение и взгляд, ее немного выпирающие зубы и… он понимает что бесит Макс совершенно другой причине, потому что губы уже впились в ее. Потому что когда он моргнул в следующий раз, его рубашка уже валялась у ног, а девушка с расстёгнутыми джинсами была плотно прижата между мужским   телом и дверью, оставляя на острых плечах Прескотта царапины.
Она бесила его. Бесила потому что Нейтан Прескотт безумно хотел Макс Колфилд

0

10

[AVA]http://se.uploads.ru/5r9LR.png[/AVA][NIC]Maxine Caulfield[/NIC][STA]Again and again[/STA]

-опять накидался? - вглядывается в огромные зрачки.
Коротко сглатывает. Зря она так. Когда Нейтан под дурью - он становится куда сговорчивее и спокойнее, а она его такой фразой вполне могла спровоцировать. И вообще она пришла только чтобы отдать этот джемпер и уйти обратно к себе, где будет ждать Кейт и возможно еще кто из девочек. Это пока неизвестно, поэтому и думать об этом не особо хотелось. Макс смотрит внимательно на застывшего в размышлениях Прескотта. Удивительно, что его густые светлые волосы поддавались лаку. Да и в принципе зачем он зализывал такие роскошные кудри  было неизвестно, но по крайней мере Макс могла бы принять с чистой совестью интересную мысль - тратилось на это наверняка или много времени, или весьма крепкий лак. Взгляд скользнул по обнаженному торсу. Это, конечно, не Закари и не Логан. Да и вообще у некоторых Бигфтов была идиотская привычка демонстрировать оголенное тело, а особенно после побед на поле. Прескотт такими глупостями не страдал. Но странным оказалось видеть его без его привычных вещей. В них он казался крупнее, а тут.. болезненная худоба, чуть выпирающие ребра. Неужели это всё последствие его отсутствия? Что именно пришлось пережить Нейтану Макс не знала. Не хотелось бы, чтобы это действительно оказалось..
-ч..что..ты.. - заикаясь потянула на себя свою руку, когда парень дернул за запястье к себе и громко захлопнул дверь за спиной.

Испуганно вжавшись в препятствие, Колфилд во все глаза смотрела на кричащего Нейтана. Нахмурилась и сжалась, не понимая что сделала не так. Она же пришла просто вернуть, не крала же и не портила. Просто решила проявить немного заботы о таком дуболобом придурке. Но слова не лезли из глотки, а из-за страха в голове крутились какие-то глупости. Макс столько пережила и всё равно порой становилось настолько страшно, что соображать нормально не получалось. Хей, она же Супер_Макс! И могла бы перемотать время, но стоило поднять руку, как мощный удар о дверь зазвенел прямо у уха. Сжав руку, девушка прижимала испуганно джемпер к груди, будто бы он может оказаться защитой от неуравновешенного психа.
-Я..Нейтан, успокойся. Я п..
Опять эти губы. Эти странно приятные, чуть прохладные губы, которые впиваются в её с такой жаждой. Сердце ёкнуло. Пропустило удар. И поцелуй совсем другой. Признаться самой себе на самом то деле страшно, потому что как объяснить разуму, что ноги подкашиваются от поцелуев Нейтана Прескотта? Никак. В этом не было никакой логики, но как только грубый язык проникал в её рот, логика прекращала работать. Щеки наливались жаром, голова кружилась и пальцы сжимали его плечо. Невольно стала причиной из-за которой рубашка юноши сползла по бледные плечам, осыпанным будто бы поцелуями-синяками. Видимо это последствия драки с Уоренном.. Джемпер выскальзывает из рук, когда его хозяин потянул к себе. Откинул в сторону дивана. Сделал шаг вперед, склоняясь удобнее, теснее. Не позволяя даже вздохнуть. Поцелуй Нейтана был сумасшедшим, приятным и долгим. Он сминал губы, на которых еще остался привкус гигиенической помады, кусал их и снова и снова проникал языком глубже. Когда целовал Грэхэм таких эмоций не было. Ощущения не вводили в транс, не хотелось прикрыть глаза и просто наслаждаться ощущениями. Не было ничего похожего, будто бы парень не умел целовать вовсе. Не сказать бы, что у самой Макс опыта многим больше, но.. ей было немного стыдно за свои мысли. Потому что то что они делали с Прескоттом неправильно. Этого не должно было происходить, потому что он наверняка имеет всех кого захочет. Даже если и не всех, то Викторию точно.. и вообще, это же наркоман, придурок и убийца! Она сходит  с ума от поцелуя того, кто нажал на курок!
-Н..Нейт..ан.. хватит, - упирается в его грудь ладонями, - хватит. Прекрати.
Говорит негромко своим дрожащим голосом. А парень не слушает. Сжимает пальцами ягодицы и стоит только дернуться, как над головой новый удар кулаком о дверь. Склоняет голову, рассыпая свои кучерявые волосы, прижимается лбом ко лбу и ведет плечами. Рубашка падает к ногам. Прижимается теснее и тут же жар забрызгивает грудь, кусает уши от осознания того, что Прескотт возбужден и совершенно не думает головой. Берет и делает то, что ему взбредет неизвестно откуда. Пытается отстранить от себя, царапает обнаженные плечи, но Нейтану плевать. Он будто бы и не чувствует боли, будто бы это его возбуждает лишь сильнее, заставляя напряженную плоть так похотливо оттягивать джинсы, смущать девушку.
-не..нет нет! - шипит громче, не хотя, чтобы ее услышали там, в коридоре.
Иначе у Нейтана могут появиться большие проблемы. Иначе о ней будут говорить совершенно другое. А тёмная комната затягивает. Скрывает своим крылом остатки света от уличных фонарей. Желтые дорожки расстилались по дивану, бежали к кровати. В их же углу темно, зрачки расширены почти ощутимо. Макс приподнимает руку, чтобы предпринять попытку отмотать время, но ничего не выходит. Пальцы до боли сжимают запястье, тянет куда-то сильно вверх. Заставляет приподняться на носочках и Макс даже не может толком согнуть ногу - боиться упасть. Пара грубых рывков и ее джинсы расстегиваются. Жаль что не носит ремня. Это упущение, которое надо исправить, а сейчас..сейчас Макс не понимает почему он не остановит эту глупую шутку. Он же не думает.. не хочет.. верно ведь?
Свободной рукой он проникает под футболку и сжимает грудь, заставляя ногти сильнее впиться в шею, в плечи, в ключицы. Его кожа уже расцарапана до крови, а глаза.. широкие зрачки.. он смеется тихо, хрипло, шепчет что-то про маленькую грудь и склоняется, сутулится, пытаясь губами дотянуться, добраться до сосков. Облизывает пересохшие от дыхания губы и кусает ткань футболки. Перед глазами Макс всё плывет, качается на тонких длинных ногах и она неосознанно выдыхает. Ладонь упирается в щеку Нейтана и соскальзывает, оставляя следы от ногтей.
-прекрати.. хватит, Нейт.. пусти меня.. - шепчет, но вместо желаемого он продолжает двигаться сам по себе.
Словно бы совсем не слышит, словно бы не здесь он. И это пугало. Парень коленом проникает между ее ножек, заставляет изогнуться, приподняться на носках.
-тебе будет хорошо, Макс, - выдыхает в губы, смотрит на них завороженно и тут же хищно улыбается, - не вырывайся, - перехватывает удобнее руку и склоняется, - я сделаю тебе приятно.
  Она пытается свести колени, извивается, кусает его, когда пальцы проникают под лаймового цвета белье и касаются слишком нежной влажной кожи. Не сдержавшись, Колфилд вскрикивает и тут же его губы впиваются в ее. Глотают стон, языком отвлекает, завлекает. Макс стыдно. Она все еще борется, сводит колени, даже когда Нейтан уже отпустил ее руку. Она впивается ногтями в его истерзанные плечи, приподнимается, изгибается и ноготки оставляют длинные борозды от лопаток к плечам. Какой же он... боги.. юноша скалится, рычит и сжимает одной рукой попку, второй неловко путается в белье и начинает злиться. Скользит пальцами глубже.
-Нейт, - совсем без сил шепчет Макс, когда горячие губы медленно сползают по подбородку, целуют шею, заставляя запрокинуть голову и приподняться на носочках.
Что он творил...
сумасшедший..
От его запаха кругом голова шла.

Дверь несколько раз содрогнулась.
-Прескотт, открывай! - голос Уоренна не отрезвил, лишь заставил снова напряженно попытаться свести ноги, ощущая как дверь за спиной содрогается, - Ублюдок, открывай! Я знаю, что ты там!
Её рука соскальзывает с плеча, незаметно поворачивая ключ, тихо, чтобы сам Нейтан не заметил. А он и вряд ли видел. Его пальцы растирали комок нервов, хотя казалось, словно он содрогается сам..

0

11

[NIC]Нейтан Прескотт[/NIC][AVA]https://pp.userapi.com/c639325/v639325650/3cde9/58LZ__1U8uA.jpg[/AVA]Она была вкусной. Вишня, какао и ваниль. Никакого кофе или алкоголя. Никакого никотина или наркоты.  Чистая и невинная, с шелковой загорелой кожей и веснушками на носу. Она была чертовски вкусной и Нейтану хотелось ее съесть. Губы, покусывая, скользили по тонким девичьим плечам, а пальцы, длинные и цепкие оставляли лиловые синяки. Нейтан стянул вниз ее джинсы до того как сам осознал что сделал, но с другой стороны, он уже не мог (да и не хотел) себя остановить.

Вытащить пальцы из белья, демонстративно облизав каждый. Она была чистой, вкусной и гладкой. Будто готовилась, подумал с усмешкой Прескотт, тут же ловя губы, до того как с них сорвется вскрик.

Дверь содрогнулась от удара, но Нейт это проигнорировал, удобнее подхватывая девушку под  ягодицами и поднимая. Смешно. Вот она, вкусная, сочная, извивается под ним, а там за дверью ее бойфренд, хочет надрать задницу своему сопернику.  Юноша усмехается, перехватывая ее ладонь снова у самой ручки, только в этот раз, переплетая пальцы.  Губы вновь сливаются  в поцелуе, проникая языком в рот, а рука приподнимает за таз, вынуждая девушку охватить ногами торс.

Она не хочет. Он чувствует, как вся сжимается в комок, рвет когтями кожу его лица, плеч, спины, но остановится уже не может, оттягивая белье.  Он вошел в нее резко, с каждым стуком в дверь, проникая глубже, грубее.  С каждым стуком в дверь, с каждым словом Грэхема за стеной, он входил в нее, ощущая, как мышцы приятно стягиваются вокруг члена и пульсируют. Все как он и представлял, нежная, мягкая, трепетная.

- Хах, девственница, как  и говорил, - он улыбается практически мягко, шепчет в губы, и вместо нежных ласк, вбивает девушку в дверь. Ловит вскрик в поцелуй, заглушая голос. И она больше не вырывается. Тихо всхлипывает, пока Нейтан нагло не проводит широким языком по влажным щекам. Соленая. Как море. Как киты заполнившие небо. И солнце в избитых пальцах. Она запрокидывает голову, ловя горячий воздух губами, но ловит только его дыхание, тяжелое от каждого толчка.

И Нейтану кажется что его зрачки расширены не от наркотиков.. Кажется будто ее голубые глаза – стали космосом в черных зрачках. Секундное замешательство, всего мгновение наполнившее воздух раскалёнными искрами на щеках и плечах.
В дверь снова за тарабанили, вытаскивая наркомана из черно-синего космоса с голубым морем. Штормом ворвавшегося в его скудную жизнь.

- Прескотт! Открывай дверь! – гремит голос Валенка Грэхема.

Нейт мог бы похвастаться, что сейчас имеет девушку гика, мог бы в насмешку ее выкинуть обнаженную за дверь. Но вместо этого закрывает ее рот ладонью.

- Иди в пизду Варен! Я занят… - произносит уже тише, перехватывая девушку удобнее, да срывая с нее футболку. Скинуть прочь, чтобы не мешала и наклонившись максимально близко, вновь продолжить движение.
Узкая.

Хрупкая.

Сочная.

Поразительно до сумасшествия, и Нейтан думает в какой то момент, что так и есть, но она была влажной. Словно бы за этим и пришла, чтобы чувствовать, как чужие, тонкие губы оставляют на тонкой шее яркие засосы.

Специально. Чтобы утром, днем, вечером, завтра и на следующей неделе все видели яркие пятна на коже, синяки и ссадины. Отпечатки пальцев. Он бы вырезал на  ней собственное  имя, но вместо этого вбивал в дверь, сжимал маленькую грудь и выворачивал на изнанку, ломал в изгибе пояснице, поднимая до своего уровня.

- Ты очень вкусная – шепчет не разборчиво, выпуская из объятий только чтобы в  ту же секунду перевернуть, прижимая опухшей от пальцев и губ  грудью к липкой стене.

Белье, окончательно срывается и пропадает где то среди аккуратно расставленных   полок и фото-деталей. Пальцами скользит вдоль влажного позвоночника, обводя каждый позвонок, каждую косточку, заставляя изогнуться в спине по кошачьи, покрываясь мурашками. Губы, раскрасневшие и распухшие скользнули по сине-красной шее и плечам, пока пальцы, обводя лицо проникли в ротик, одновременно с новым заходом. Пальцы обводят и стягивают язык, проникают глубже в рот, имитируя половой акт. Пока член, аккуратно вновь проник глубже. Мягче чем в первый раз, позволяя все же привыкнуть к новой позе.

Нет, он ее не отпустит сейчас, думает Нейтан Прескотт вновь срываясь на грубые, жесткие рывки. Потому что хотелось ее заполнить полностью до краев. Так чтобы, коснувшись женского живота, почувствовать и себя. Чтобы криком, стоном и вздохом заглушить голос гика. Впрочем, к тому времени Нейтан уже настолько увлекся собственными ощущениями, что небо упавшее и разбившееся казалось призрачным. И больше никого не осталось в темной комнате. Только Нейтан Прескотт, да селфи-Макс, утонувшая вместе с ним.

- Мы с тобой утонули тогда Макс, правда? – хрипит на ухо, прикусывая ребро, - утонули вместе с китами, потерялись в дыму…. – говорит не впопад, не зная как объяснить свою безумную жажду и тягу к ней, - я утонул… утонул… утонул…

Он вновь перехватывает за бедра и снося собственную камеру со стола, усаживает партнершу на деревянную, лаковую поверхность. Так было удобнее. Она слишком маленькая, слишком хрупкая и только так Нейтану было удобнее наконец то в полной мере уделить внимание женской груди. Маленькая и аккуратная, с острыми, твердыми сосками, которые он тут же втянул в рот по очереди, то сжимая, то оттягивая освободившийся. Потому что Макс ыла вкусной. И ему до безумия хотелось пометить каждую клеточку тела. И Поцелуев было мало.

Он прижимается губами к губам, засовывая руку к себе в брюки (которые он так и не снял). Нейтану нравилось целовать Макс, потираясь шершавым языком о ее язык.  Ее ноги вновь обвили мужскую талию, но вместо того чтобы снова оказаться  внутри желанного тела, парень проводит ладонью по члену, доводя себя до оргазма.  На одно  мгновение его зрачки сужаются, когда сперма оказывается на столе.

Дышит тяжело, упираясь лбом в лоб.  И не надейся, - думает Нейтан Прескотт, - я могу еще раз, - и кладет ее мягкую ладонь себе на пах, чувствуя как возбуждение снова накатывает, стягивая спазмами мышцы и пульсируя.

- Мы еще не закончили, - потому что он утонул в ней.

В твоих глазах Колфилд.
В твоих руках Колфилд.
В твоем теле, Макс.

0

12

[AVA]http://se.uploads.ru/5r9LR.png[/AVA][NIC]Maxine Caulfield[/NIC][STA]Again and again[/STA]

Макс. Она.. она жмурилась и кусала губы, боясь быть даже чуть чуть громче положенного. Негромко всхлипывая, девушка прижималась затылком к двери, надеясь, что эти странные ощущения пройдут как можно скорее, что все будет хорошо. Не стоило и надеяться. Пальцы сжались изо всех сил, по телу пробежалась крупная дрожь, заставляя, вынуждая почти что закричать. И если бы не глубокий поцелуй и сильный стук в дверь, то Макс наверняка бы не сдержалась.
  Перед глазами сыпались градом искры. Все плыло из-за того что девушка жмурилась до плывующих пятен. А он издевается - смотрит в глаза, нависает над ней горой. И Макс не может отвести взгляда, не сразу понимая, что по щекам текут соленые дорожки слез. Она тихо всхлипывает, распахивает от новой боли губы, но Нейтан уже склонился, прижался к губам и улыбнулся едва ощутимо. ПРиходится держаться за его шею, упираться о плечи и изгибаться. Телу было больно. Жар внизу живота и дискоморт никак не хотели отпускать, заставляли вновь и вновь приподниматься. Прескотт ловил такие моменты с прежней завидной поспешностью, сминал губы, но не мешал дышать.

Он едва отстраняется всего на шаг, позволяя ноющим после напряжения ногам соскользнуть с бедер. Он придерживает за бедра, чтобы девушка могла сама встать на ноги и тихо прошипеть от боли. Горячие дрожащие ладони гладят ягодицы, сжимают их и тянут выше, чтобы  Макс приподнялась на носочки, снова закрыла глаза и поцеловала его. Сама. Почти что сама. А сумрак комнаты скрывает от их глаз все недочеты. Все тонет, кружится от каждого движения и вот уже Безумная прижимается лбом к влажной стене, снова приподнимается на носочках, изгибается бедрами, когда горячие руки дрожью скользят по телу - одной рукой обхватывает под грудью, а второй тянется к ножкам. Он издевался.. наверняка издевался. Но мыслей больше не было. Макс невольно тихо простонала, ощущая как пальцы массируют клитор. Он был нежен. Шептал что-то, целовал плечи, шею, кусал ушки. Из-за некоторых прикосновений по телу невольно пробегала приятная судорога. Нейтан знал что делал, а Макс... Макс перестала считать время. Растворилась в происходящем и тонула в вязком жаре. Дыхание у ее плеча. Ладони упираются о стену, соскальзывают. Руки на бедрах. Синяки пропитывают кожу, словно бы йод марлю. И бегут они реками к венам, сжимаю болью. Засосы обхватывают, тянут колкими ощущениями. А Макс надеется, что тонкие губы не прекратят. Макс шепчет ему "прошу"..
  Была обнажена. Не заметила этого сразу, только когда по ногам пробежалась волна мурашек. Не могла соориентироваться в происходящем, только прислушивалась к новым ощущениям. Никто и никогда бы не подумал. Хотя какая разница, Макс и не думала. Она зажмуривает глаза еще раз. Во рту до сих пор настойчиво стоял привкус сигарет, алкоголя - этим всем пропитаны пальцы Прескотта. Табак горковат. Хотелось убрать это ощущение, но рта раскрыть не может - боится, что голос не послушает. Приходится напряженно сглатывать..

что-то промелькнуло в ощущениях.
Поддалось вперед, сжало, скрутило горячими нитями органы и разбежалось по венам жаром. Не сказать, что Безумная Макс ощущала слишком много всего. Было бы неправдой. Боль пропитала бедра, сводила колени, но помимо нее был дискомфорт. то перемешивалось в круговороте, кусало ее. Новый толчок и Макс морщит аккуратный нос, прикусывает губу, снова неловко различая нотку удовольствия. Прислушивается к себе.. сквозь завесу ставших постоянными ощущениями пробивалось новое чувство того, что Нейтан внутри. Мышцы плотно его стягивали, давили. Казалось - коснись живота, надави пальцами и почувствуешь его внутри. прямо там. Макс содрогается плечами от странного осознания происходящего, но поделать ничего не может. Сжимает пальцы, не зная как поделиться своими чувствами с Нейтаном, да и поймет ли он.

перед глазами вновь поплыло. Побежало, стянуло и свело. Грохот в комнате казался слишком ненастоящим и девушка вынуждена приоткрыть глаза. Холодная поверхность столешницы. Полосы желтого слабого света пробиваются сквозь жалюзи. Бегут по плечам, по груди, очерчивают дрожь. Макс приоткрывает глаза и робко, но наконец-то внимательно смотрит на Нейтана. По его еще от скулы к подбородку тянутся алые полосы. Кучерявые волосы взъерошены. Когда вот так смотришь на замирающего парня, когда чувствуешь как бьется его сердце, хочется обнять изо всех сил. Руки соскальзывают с его плеч и Прескотт замирает, смотрит прямо в глаза. Такое ощущение, будто разум парня до сих пор опутан дурью. Дрожащие пальцы мазнули по щеке. Робко стерла капли пота, бегущие с его лба к носу. Сама чуть поддается вперед к нему. Замирает и Нейтан склоняется, прижимается лбом к ее лбу. Он не похож на дикого хищника, скорее на того, чья защита пала.. он льнет, хочет, чтобы она касалась горячими ладонями его широкой открытой груди. ЧТобы она трогала выпирающие ребра, неловко краснела, когда пальцы задевали соски. Он осыпает ее плечи и грудь поцелуями. Он открывается так робко и тихо, сам того не подозревая. И ногти больше не раздирали оголенную кожу. Макс прикусывает губу и сводит невольно колени, скрещивает ноги за его спиной и отклоняется назад. Спиной ощущает впивающиеся в кожу полосы жалюзи, но не делает ничего, чтобы ощущения прошли.  Хватается за край стола, изгибается от нового толчка и жмурится.

Снова нарочно распахивает глаза. Смотрит прямиком на мужчину, смотрит, не желая отрывать взгляда. Замирает, когда он поддается теснее. И.. это.. так странно ощущать, как двигается он.. покачивает бедрами, дрожит, накрывает ее ладонь и сжимает. Он такой живой, горячий, неправильный. И Макс кладет ладонь на его щеку. Поглаживает мягко и невольно зарывает пальцы в густые волосы. Он отстраняется. Выходит. Макс готова простонать отчаянно.
-Нейт..
Но он не слушает. Он продолжает осыпать ее грудь поцелуями и ласками из-за чего по коже бегут мурашками. Так странно осозновать, что Прескотт может быть таким нежным. Странно ощущать, что собственные пальцы сжимают его волосы, чуть тянут и давят. Готова была расплакаться от желания.... желания, чтобы он коснулся там еще раз. Запрокидывает голову. Волосы липнут к коже, кончики прядей касаются едва ощутимо лопаток. Пальцы фотографа все же скользнули ниже и...и все.. она пропала...

Все перемешалось. Все вверх дном, вверх тормашками и все вокруг сходит с ума. мир резко начал свой быстрый бег, сорвался в галоп и грудная клетка готова была лопнуть. В этом круговороте Макс перестала различать когда Нейтан ее кусает, а когда целует. Пальцы второй руки бежали по позвоночнику, словно пальцы пианиста. Давит у поясницы. Прижимается губами к ключице.
для него Макс - инструмент, который отзывался сладкими робкими стонами на правильные прикосновения. Она медленно открывалась..
Лишь изгибалась, содрогалась. Влажное тело Прескотта было горячим, оно содрогалось так пошло и снова прижимался, снова заставлял отклониться, чтобы зажмуриться и сжать пальцами его волосы. Собственные пряди лезли в лицо, прилипали к шее. На грудь будто бы выливали кипяток, когда Нейтан вел ладонью от ребер вверх, сжимал и оттягивал соски.. Целовал. Он был столь ненасытен, что Макс не сразу поняла, что происходит..почему внезапно снова стало больно, почему перед глазами посыпались звезды, заволокло комнату тёмным небо и только вспышки. Плечи напряженно расправились. Все тело не слушалось. Пыталась от себя оттолкнуть, заставить прекратить. Шепотом молила.  Дрожь парня ощутима, как вибрация. Он вжимает в себя сильнее..или она прижимается сама. Пальцы пытаются схватиться хоть за что-то.. соскальзывают. Вверх. Распахнутые глаза.. несдержанный вскрик и колени с силой сжимают его бедра, Макс испуганно дергается... Замирает, напряженно вжимается в него.. в Него..

боги...что..

И напряжение спадает горячей волной, течет по ногам заставляя непонимающе замереть, содрогнуться от легкого прикосновения к себе. Судорожно глотнув воздух, девушка прячет лицо на его плече, держится за него пока насмешливый голос не заставляет обратить на себя внимание. Теплая нега растекалась по венам слишком быстро.
-первый оргазм в жизни мисс_селфи? Велком во взрослую жизнь, - он тянет за подбородок, заставляя приподнять голову и смотреть в глаза.
Его глаза.. Макс хотелось снова прикрыть дрожащие ресницы и нежно, невесомо коснуться его губ. Поцеловать, переплести языки. Она ведь должна его ненавидеть. Должна кусать и отталкивать от себя, а не смотреть в его глаза, будто бы все понимает. Будто бы Макс готова ему раскрыться и принять. И Нейтан будто бы читает ее мысли. Он целует. Так, что перед глазами вновь поплыло. Каждое движение его еще воспринималось остро. И их языки переплетаются. Девушка заигрывает с ним, сминает влажные горячие губы..а между  ног горит огнем. Она проводит по оголеной груди ладонями, словно бы извиняясь за все эти кровоточащие царапины. Его тело итак усыпано постоянно шрамами, синяками и порезами. Ощущает как его рука отпускает бедро. Как проникает между ними и щеки Макс заливаются яркой краской. Смущением. Это так смущало, но взгляда от его глаз не отводит. Прижимается лбом к его...и.. боги, кто бы знал КАК же это приятно - ощущать пробегающую по мужскому телу дрожь, судорогу, которая доставляет ему удовольствие. Как же это смущающе, будто бы подглядывание. Макс коротко сглатывает..

Они тяжело оба дышат. Но стоит ей попытаться сползти со стола, нарушить тишину, как Нейтан делает шаг вперед, перекрывая пути к отступлению:
-не думай, что так легко отделаешься, Макс Колфилд. Мы еще не закончили.
И мурашки судорогой сводят челюсть. Она распахивает глаза, смотрит на него и приоткрывает рот. Закрывает его снова.. он снова целует, снова прижимается, пальцами сжимая почти до боли тонкое запястье. не позволяет убрать руку. Не позволяет трусливо сбежать. А кожа у него там нежная, словно бы бархатная. И пальцы невольно касаются плоти. Сама скользит по паху, ноготками едва ощутимо оставляя след из мурашек на его коже. Слышит тихий стон у уха, поворачивает голову и они вновь смотрят друг другу в глаза. Словно бы по настоящему.. влюблены. Потому что Макс робко, смущенно трогает его там.. прикрывает глаза. Они дышат в унисон. Его дыхание щекотит кожу, скользит по губам. Он не торопиться отстраняться, позволяя феминаци неловко изучать его тело. Она вздрагивает, хочет резко отстраниться от Нейтана, когда плоть напряженно изгибается. Заливается смущенными красками, а он смеется хрипло.
-блять, никогда бы не подумал, что ты такая трусливая, - тянет за руку обратно, - пора повзрослеть, кошечка.
-замолчи, - целует его в губы, зажмуривается.
Лишь бы только не заметил как у нее все сладко тянет от желания попробовать еще раз. Лишь бы только не знал, что Макс хочет остаться с ним..еще немножко. Тянет руку вперед, чтобы перемотать время и перечеркнуть все...

приобнимает за плечи и продолжает поцелуй, кончиками пальцев зарываясь в мягкие волосы..

0

13

[NIC]Нейтан Прескотт[/NIC][AVA]https://pp.userapi.com/c639325/v639325650/3cde9/58LZ__1U8uA.jpg[/AVA]

Нейтан не помнил когда они оказались на кровати. Не помнил когда его камера слетела на пол, разбившись  и грубо треснув. Не помнил сколько времени прошло с ее прихода и когда закончили. Он только помнил ее вкус шоколада и ванили, да как уткнувшись носом в небольшую грудь – заснул.

Это казалось практически невозможным, но эта ночь, не смотря на столь бурное начало, закончилась умиротворенно. Нейтан  Прескотт – мирно спал.  Как бы это не было грустно, но из-за  синдрома беспокойных ног, Нейтану Прескотту редко удавалось заснуть. Чаще всего из-за зуда в ногах и неприятных ощущений, он вставал уже через час, наводил порядок, ходил из комнаты в комнату, рисовал… В конце концов снотворное начинало действовать, как и выпитый алкоголь, и только под утро молодому человеку удавалось заснуть. Сейчас же, все было иначе. Уставший после тяжелого дня, после алкоголя, дури и столь внезапного секса, юноша зуд просто не чувствовал. Мягкая, вспотевшая Максин заменила подушку и чувствуя под собой женское тепло, Нейтан наконец то мог позволить себе и своему организму немного расслабиться. Она казалась еще меньше, когда он обняв за талию, уместился удобнее, еще больше растрепав светлые кудри. Пальцы собственнически скользнули по бедру, сжимая кожу до синяков.  Ее пальцы скользнули по волосам и юноша расслабившийся слишком сильно, даже промурлыкал что то во сне. В такие моменты, когда  страх и злоба на весь мир отступают, а колючая защитная реакция была временно отключена, поэтому в те редкие ночи, когда Прескотт спал… он казался не таким уж и большим мудаком. А маленьким мальчиком, что верил в любовь отца, тихим подростком, что сидя у фонтана делал свои зарисовки в альбом.

Пилим. Пилим. Пилим.

Зазвенело среди ночи. Кажется  какое то сообщение. Голова слишком раскалывалась да и из-за ощущения опустошенности организма хотелось спать. Поэтому,  перевернувшись на другой бок и не открывая глаз, студент попробовал нащупать телефон на тумбочке.  Рука несколько раз промахнулась, но на четвертый все же поймала телефон, точнее опустилась так, что сотовый с грохотом упал, закатившись под кровать.

-ебать не встать, - пробормотал Прескотт и, свернувшись калачиком, с головой спрятался под черным одеялом.
Через пару минут кровать  (к счастью не скрипучая) расправилась под боком. Еще через пару минуту чуткий слух поймал стук опустившегося телефона обратно на тумбочку. Он бы хотел сказать что то, да только Нейтан вновь заснул, лишь на последок почувствовав, как  двуспальная кровать вновь прогнулась под чужим весом и тепло коснулось каждого позвонка на исполосованной плетью спине.

В следующий раз, когда Нейтан Прескотт встал, уже было почти утро. Он соскочил внезапно, почувствовав рядом только холод да пустую кровать. Шмыгнув смешно носом и сдунув несколько кудрей с  глаз, юноша оглянулся, в поисках пропавшего обьекта столь сумрачного экспоната. К счастью объект был еще в комнате и сидя на кровати в одной футболке судорожно что-то искал. Нейтан сидел тихо, только наблюдая да периодически зевая, как девушка копошится, заглядывая под кровать. Что она искала было непонятно, но сама картина была достаточно приятной для обозрения и Нейт, посчитав что смотреть интереснее чем помогать, потянулся к тумбочке и как можно тише достал сигарету. Слава яйцам индейцев, Колфилд еще не узнала, что ее любовник? (WTF?!) уже проснулся. Затянувшись и поджав к груди колени, Прескотт лениво протянул:

- и что ты блядь делаешь?  - он запрокинул свентловолосую голову, выпуская кольцами дым. Достаточно длинная челка хоть и прикрывала половину лица, но скрыть залегшие под глазами синяки не сумела. Зато внезапно подскочившая мисс-селфи, нервно оттягивающая футболку до оголенных бедер все же породила усмешку на мужских губах. Потупленный смущенный взгляд в пол, пальцы до побелевших костяшек стягивающие край футболки, лишь бы он не увидел голую задницу суперМакс, - где-то рядом со столом, - он кивнул в сторону стола возле двери, -  и подай таблетки, там же на тумбочке.

Вновь затянуться, и выпустив дым из ноздрей, спрятать лицо в согнутом локте. Голова раскалывалась. Кажется он все же перебрал вчера. Впрочем, кажется перебирал он всегда. Ну или достаточно часто, чтобы уже привыкнуть и перестать жаловаться.
-эти? – ее тихий голос все же вынуждает приподнять голову, чтобы посмотреть чем она будет травить наследника империи Прескоттов. Ага, дроперидол.

- Нет, не совсем, - он вновь затянулся- азенапин, темно-коричневая бутыль, желтые таблетки.

Она молча подкидывает найденное средство и поймав бутыль, Нейт закидывает в рот одну из капсул, тут же запивая  остатками виски. Дерьмовый вкус. Зато никаких кошмаров, галлюцинаций и зуда в ногах  на ближайшие часа четыре-пять. Потушив сигарету, Нейтан потянулся до хруста, из-за чего  тонкие шрамы внизу живота растянулись, вытягиваясь в тонкие линии.

- Так, селфи, мне похуй куда ты собралась – он завалился на бок, закрывая глаза, - я хочу спать, поэтому ты ложишься обратно и встаешь не раньше полудня, - азенапин действовал практически моментально, вызывая сонливость и такую странную эйфорию в теле, - блядь, селфи, давай реще,  - он вновь зевнул и зарываясь с головой в подушки, тише добавил, - мне холодно.

***

На часах было два тридцать когда Прескотт перевернувшись на спину все же соизволил открыть глаза. Голова перестала болеть около получаса назад, но он бы продолжил спать дальше, если бы не нужно было встать. Так. По порядку. Ночью он трахался, юноша оглянулся в поисках той, с кем именно он трахался, но, не найдя онную упал обратно на подушки. Бомбер  валялся на полу красной тряпкой, бутылка виски на полу  в окружении фольги, таблеток и бумаги. Так-с. К нему вчера пришли, девушка, вернула бомбер, они круто трахнулись и она ушла.
И кажется этой сучкой была Максин Колфилд из класса искусств. В принципе, до того как он убил Хлою Прайс, Нейтану было похуй на девчонку, на ее пристрастия к мазохизму и ебанутого Варена. Хотя еще с первого дня он позволил себе отметить ее милую мордашку. Больший же интерес она вызвала и ажиотаж на суде ( на котором самого Прескотта не было) и… Нейтан не знал как выразить те чувства что испытывал.  Не смотря на все посылания, он… не мог ее ненавидеть. В принципе ему было похуй. Да только каждый раз (еще до того как сел в психушку) натыкался на ее взгляд. Может потому что Вик ее ненавидела? И вообще что теперь между ними?

Нейтан вновь перевернулся, свисая с кровати вниз головой. Она… она была девушкой Варенна, которую валенок мог трогать везде. А если у них все серьезно? Нет, не нужно себе тут фантазировать всякую хуйню, Нейт, вспомни что случается со всеми бабами на которые ты западаешь. Они  тебя используют и все ради денег. Взгляд наткнулся на лежавший под кроватью браслет. Можно поступить проще. Прийти на занятия и посмотреть на ее реакцию. Если девчонка подойдет  к нему, то… он натянул браслет на кисть, то все будет не так плохо как было два дня назад.

***

На пары он явился только в субботу. Успел обсудить с Вик сегодняшнюю вечеринку, подписать петицию мисс Бланш, поклясться Закари вернуться в команду, ведь скоро должен был состояться матч с выдрами. И через пару вернуться в кабинет искусств. Виктория как раз обсуждала с Тейлор новый свой гардероб (они с Нейтом как раз после занятий должны были заглянуть в новый бутик, чтобы выбрать подходящий комплект Короля и Королевы Циклона), но изначально, Прескотт намеривался поговорить с Колфилд и отдать ее браслет. Потому что в принципе, Нейту было похуй что скажут остальные. Наоборот, если что можно все обыграть в шутку если что-то пойдет не так, но… он замер так и не дойдя до парты:

- А как насчет пляжа? Сегодня обещают устроить на берегу мыльное шоу, - радостно верещал Уоренн.
- Это же вечеринка Циклона, Грэм…

- но ведь… - Варен замирает и через мгновение все же уступает своей девушке, - тогда приходи ко мне, мы сыграем в Масс Эффект, я познакомлю тебя с Вакарианом…

Но дальше Нейтан не слышал ничего, кроме тихого смешка Колфилд и еще более тихого «хорошо»

0

14

[AVA]http://se.uploads.ru/5r9LR.png[/AVA][NIC]Maxine Caulfield[/NIC][STA]Again and again[/STA]

Где-то над ухом запищал мобильный какой-то странной незнакомой интонацией. Макс поморщила нос и прижалась к источнику тепла теснее, надеясь, что раздражающий звук пропадет как можно скорее, но судя по звукам и стуку о пол - это не случится в скором времени. Приоткрыв сонно глаза, она коротко зевнула и медленно села. Оперлась ладошками о постель, а затем, когда ноги коснулись пола, потерла глаза. Это все походило на какой-то плохой сон. Все тело ломило. Было больно даже сидеть, поэтому надо было скорее найти проклятый сотовый и вернуть его на место. Склонилась к полу. Почти наугад нащупала смартон и выпрямилась, морща нос от света. Глаза еще слезились и рассмотреть надпись не получилось с первого раза. Вик. Интересно, как часто Королева этого дурдома_циклона писала королю? Любопытство не долго боролось с хорошим воспитанием и довольно таки быстро осознав, что мобильный не заблокирован, Макс открыла нужную папку. Конечно же она не ограничилась просмотром одного сообщения. Оказалось, что Виктория и Нейтан не сильно то и похожи на любовников. Хотя, Макс в этот момент оглянулась настороженно, проверяя спит ли юноша, от него можно ожидать чего угодно. Прескотт общался скудно, в основном Виктория пела о происходящем и зазывала к себе. Не найдя особо компромата и в сообщениях с другими учащимися, Макс все же решилась открыть переписку с Прескоттом старшим.
Сглотнула напряженно. Да уж. Это не те сообщения, которые напишет добрый и любящий отец. Сразу стало не по себе и задрожали руки. Опять вспомнился мистер Джефферсон. Он наверняка был с Нейтаном добр и внимателен, учил его и слушал. Вот уж точно лицемерная тварь. В голове звучал крик Прескотта: "Никто не смеет мной управлять". Объяснение его словам бежало черными печатными буквами в сообщениях от отца.
Торопливо закрыв папку, заметила, что в черновиках еще есть несколько неотправленных сообщений. Ничего особенного, собственно говоря - несколько ругательств в сторону самой Макс и... короткое извинение, которое датируется как раз днем, когда Прескотт умудрился подраться с Уоренном. Неверующе посмотрев на Прескотта, девушка отправляет себе это сообщение и удаляет его из отправленных, чтобы не пришлось перематывать время. Выключив яркий экран, она возвращает сотовый на место, на тумбочку, и осторожно ложиться обратно. Теперь была пища для размышлений, но сначала надо отдохнуть.
Пальцы пробежались по выступающим позвонкам. Такой худой. Ненормально худой. Макс подвинулась ближе и устроилась спиной к его спине, закрывая глаза и планируя поспать еще немного..

* * *

На экране собственного мобильника уже был полдень. Вздрогнув от такой информации, Макс поспешно села и поморщилась. Боги, она совсем не думала своей головой. Хорошо еще, что сегодня пар было всего две и куча домашней работы, которую придется очень долго и нудно разгребать. Макс лениво потянулась и осторожно оглянулась на спящего Нейтана. Он походил на побитого котенка - сжимался в клубок, почти что прижимая колени к груди. Тонкие пальцы подхватили край теплого черного пледа и девушка аккуратно потянула его повыше, укрывая еще теплой после женского тела стороной Прескотта. Можно было бы провести в его компании больше времени, но как показывала практика терпеливым и более менее адекватным юноша был только под наркотой или в алкогольном опьянении. Слушать оскорбления и испытывать судьбу совершенно не хотелось, а потому Колфилд поспешно стала собираться, стараясь двигаться все же как можно тише. Мало ли как долго еще будет спать Нейт. Но благо, что большую часть вещей удалось найти уже около дверей, там же на диване валялась сумка и лишь бюстгелтер пришлось поискать где-то у книжных полок. Отыскав его, Макс поспешила собраться. Поправила прическу, окинула себя робким взглядом в зеркале.. вся шея и ключицы были украшены засосами. Хотелось ударить чем-нибудь тяжелым спящего, но пришлось сдержаться. Застегнула толстовку и прикрыла глаза.

Повернула тихо замок. Щелкнула ручкой и выглянула в коридор. Ей надо только добежать до своей комнаты и тогда все будет хорошо.

Режим Макс-ниндзя включен

Подбадривала себя девушка, надеясь, что удастся без перемотки времени обойтись в этот раз. Она прошмыгнула в коридор, не забыв закрыть за собой дверь, и прислушалась. НИкто вроде не собирался появляться в коридоре. Сердце безумно стучало. Щеки горели. Надо торопиться. Надо скорее закрыть свою дверь за спиной и привести себя в порядок. Коснулась пальцами дверной ручки, ведущей прочь с мужской половины, как где-то сзади послышался щелчок замка и.. Макс бежала, как никогда не бегала даже на физкультуре. Отсчитывая барабанным стуком пяток ступеньки, она перепрыгивала пролеты и торопилась к себе. Пронеслась вихрем мимо Виктории, да скрылась за поворотом, надеясь, что та не рассмотрела следы от губ Нейтана. И только когда по женскому коридору разнесся громкий хлопок дверью, стало чуточку спокойнее. Макс закрыла замок и, прижавшись к двери, медленно сползла на пол.
-Макс Колфилд, ты сумасшедшая, - засмеялась сама над собой и, громко ойкнув, прижалась затылком к двери.
На кровати лежала книга от Кейт и короткая записка, чтобы как только будет возможность Макс заглянула в комнату Марш чтобы попробовать выпечку девушки. Улыбнувшись своим мыслям, "ниндзя" упала на кровать и положила записку на грудь. Потянула к глазам телефон. Несколько сообщений. Тройка от Варрена, который беспокоился хорошо ли чувствует Макс и не хочет ли провести ночь кино. Сообщение от Кейт, извинявшейся, что зашла в комнату. И еще одно.. то, которое не требовало ответа, но заставило улыбнуться уголками губ..

* * *

Потянула кончиками пальцев карточку из дневника. Этот снимок никак не давал покоя. Макс снова и снова украдко окидывала его взглядом, все пытаясь понять что же это за ужас такой творится в голове у Нейтана - на листке, который СуперМакс нашла на полу в его комнате, было что-то похожее на..  на тот рисунок, который до сих пор хранится в папке с личным делом Прексотта. Вздохнув тихо и подперев рукой щеку, девушка постукивала пальцами по столу, надеясь, что разгадка придет сама собой. Но почему-то этого не происходило и Макс вынуждена была снова и снова вглядываться в аккуратные буквы, переплетащиеся в какой-то женский портрет. Огромные глаза на заднем плане окутывали центральный силует своим вниманием. Оставалось только догадываться что это вообще такое и как Нейтану вообще в голову пришло создать нечто подобное. Хотя чему удивляться? Нейт постоянно под наркотиками и ему может привидится все что угодно, но почему-то именно этот рисунок, не смотря на то что он был омерзителен, вызывал какое-то особое любопытство.
-Мисс Колфилд, - голос преподавательницы заставил поднять голову и аккуратно пальцами подтолкнуть снимок обратно в дневник, - Может быть Вы хотите ответить на вопрос?
  Еще бы знать вопрос. Макс молча опустила глаза, прекрасно зная дальнейший сценарий. Сейчас Вик или кто-нибудь другой ответит. А потом уже ровно через минуту ровно на тот же самый вопрос, вновь прозвучавший в аудитории, ответит сама Макс, добавив несколько фактов. Поэтому она даже не расстраивается, а лишь мысленно укоряет себя за жульничество и обещает снова быть повнимательнее на уроках. Потерев шею, Макс достает из кармана телефон и ровно в этот момент звучит звонок. Хорошо. Можно аккуратно склонить телефон с темным экраном, чтобы проверить не сползла ли тоналка с шеи и ключиц. Не хотелось бы на всю округу сверкать, пусть и уже несколько пропавшими, но еще заметными засосами.
-Хей-хей, - голос Варрена заставляет почти подскочить.
Боги, как же Макс перед ним было стыдно. Кто бы знал. Улыбнувшись парню, Колфилд подхватывает свой дневник и убирает его со стола обратно в сумку. от греха подальше.
-Привет, Доктор Грэхэм, - наблюдает как юноша легко запрыгивает к ней на стол и улыбается, зарывая пятерню в свою гриву - слушай, прости, что пропадаю. Просто домашки много и накатило такое странное состояние...
-Аа, - махнул рукой Уоррен и довольно улыбнулся, - вы, творческие люди, на своей волне, так что даже не извиняйся.Ты наверняка не согласишься сходить со мной на научную лекцию... А как насчет пляжа? Сегодня обещают устроить на берегу мыльное шоу, - радостно верещал Уоренн.
- Это же вечеринка Циклона, Грэм… - а о вечеринках Циклона знал, наверно весь город. Не лучшее место.
- но ведь… - Варен замирает и через мгновение все же уступает своей девушке, - тогда приходи ко мне, мы сыграем в Масс Эффект, я познакомлю тебя с Вакарианом…
Макс замечает в кабинете Прескотта и едва заметно касается своей руки, вспоминая как сжимались пальцы на ее запястьях. Но вместо того, чтобы подойти к юноше или вообще хоть как-то обратить внимание, она делает вид, словно не заметила его появления и лишь тихо соглашается. То что между ними произошло ночью - безумие. И только из-за своего глупого обещания не перематывать время слишком часто и надолго, Макс решила оставить все как есть. Точнее так она убеждала себя, стараясь не думать о настоящих причинах.  Ведь на самом то деле Нейтану наверняка плевать на какие-то убеждения типа "секс после свадьбы" или что спать надо с теми, к кому испытываешь какие то эмоции. Испытывала ли Макс эти самые эмоции к парню было неизвестно. Совсем. Вообще сложно навести в голове порядок, поэтому трусиха решила пойти по пути наименьшего сопротивления. Лишь бы только Прескотт не решил кичиться своим Достижением. Еще бы, сама Колфилд, как последняя распутная девка, оказалась в его кровати. Боги, как же стыдно вспоминать ту ночь.
-с тобой все в порядке? - тревожно склоняется к ней Уоррен и заглядывает в глаза, - ты какая-то красная.. Тебе жарко?
Холодная ладонь юноши ложится на лоб и Макс только отрицательно качает головой.
-Да нет. Все хорошо, - благодарно прикрывает глаза и подпирает рукой щеку, смотря на парня, - ты и правда хотел пойти на эту вечеринку?
Варен как-то неоднозначно пожимает плечами и его ответ тонет в звонке. Оно и к лучшему. Ощущать почти что кожей присутствие в кабинете Прескотта было просто невозможно. Облегчено выдохнув и махнув на прощание рукой убегающему Грэхэму, Макс откинулась на спинку стула.
Что она натворила....

* * *

Вот уже полтора часа Макс сидела в комнате своего "парня" и неспешно вырисовывала новые линии маяка в своем дневнике. Это, конечно, весело, но не настолько, чтобы тратить несколько часов своей жизни. К сожалению других вариантов пока что не было, так как Грэхэм..мм..
Когда они только пришли с заказанной пиццей, Варен пытался поцеловать Макс, но та снова лишь отвернулась. Прошлый опыт говорил о том, что с этим делом у них явно ладиться не будет. Немного поразмыслив, Доктор просиял, как лампа, и после упоминания "Вакариана" побежал демонстрировать всю прелесть игры. К сожалению довольно таки быстро парень забыл о существовании девушки в своей комнате и углубился напрочь в самостоятельное покорение галактики. Какое-то время Макс честно пыталась получать от просмотра удовольствие, но все хорошее быстро надоедает, а потому Колфилд потеряла интерес к этому развлечению весьма скоро. Сначала она перебрала свои новые фотографии, потом переписывалась с мамой. Через еще полчаса стало понятно, что все это ситуацию не спасет. Запрокинув голову, девушка смотрела на то, как двигается стрелка часов и жалела лишь о том, что не умеет перематывать время вперед. Вздохнула коротко.
-Варен, - негромко позвала она.
-Мм? Да? - видимо отрываться от перестрелки Грэхэм не собирался даже в тот момент, когда Макс облокотилась локтями о спинку его стула.
-давай сходим на вечеринку? - задумчиво пробормотала она, склоняя голову, - прошлый.. - замолчала.
Не было никакого "прошлого" опыта вечеринок. Никак. Это было не здесь и девушке пришлось снова собраться с мыслями, разделяя альтернативные реальности и то, что происходило тут. Потерев пальцами переносицу, она лишь порадовалась, что Грэхэм явно слушал ее одним ухом.
-Ну, ты же не хотела, - наконец то парень поворачивается и подозрительно смотрит на нее, - это же вечеринка циклона.
-даа, но..я подумала, что надо все же не упускать возможности обзавестись еще знакомыми и провести хорошо время.
Макс отходит к дивану, где лежала ее сумка. Грэхэм какое-то время внимательно смотрел на нее прежде чем снова не просиял.
-о, тебе должно там понравиться. говорят должно быть особенно весело.

Band Of Skulls – Patterns

0

15

[NIC]Нейтан Прескотт[/NIC][AVA]https://pp.userapi.com/c639325/v639325650/3cde9/58LZ__1U8uA.jpg[/AVA]

Рука с грохотом ударяет в стену, рядом с ее лицом, оставляя кровавые полосы от костяшек пальцев.
- ну что? Довольна сучка? Поимев Прескотта?

***

Вечеринка должна была состояться вечером, так что,  время до нее Нейт и Тори решили провести время вместе. В его комнате царил привычный полумрак и идеально расставленные предметы несколько угнетали. Они сидели на кровати, где еще пару часов назад Макс Колфилд по кошачьи изгибалась, и Виктория тихо и мирно обклеивала избитые костяшки пластырем с хэллоу китти.
- Нейт, ты скоро уже перейдешь все границы, - девушка аккуратно дула на ранки, убрав короткие волосы в хвостик, чтобы не мешали – если твой отец узнает…

- надеюсь не узнает, - Нейтан пожал плечами, представляя разгневанное круглое лицо Прескотта-старшего. Тот наверняка поправит свои затемненные очки и высокомерно оглядев сына, отчитает. А может и изобьет, сломав и вторую ногу. Нейтан коротко вздохнул оглядывая розовый пластырь, - ты не могла найти ничего более… мужественного?

-Например мертвых китов? – Виктория уже окончательно перебралась с ногами на постель и пнула наркомана в бедро, - последнее время ты ходишь слишком мрачный, Нейт. Тебе стоит расслабиться и отдохнуть.

Прескотт ничего не ответил, только подтолкнул в ответ. С Викторией всегда было проще, еще в  детстве, когда их родители дружили, а Шон не видел в сыне наследника (хотя  в этом Нейтан  сомневался), Виктория была другой, не такой как все дети, что избегали маленького Прескотта.  Нет, Чейз садилась рядом, дула на открытые ранки и как сейчас заклеивала детскими пластырями. Только сейчас они изменились. Виктория со своей чопорностью для окружающих, Нейтан с шизофренией и биполярным расстройством идентичности,  не изменились только детские пластыри: светлорозовые с милыми наклейками котиков.

- откуда  у тебя эти царапины? – мягкие подушечки пальцев скользнули по свежим царапинам на щеке.

- Сучка Уоренна, - он коротко вздыхает, прижмуриваясь, чтобы не пискнуть когда мазь холодная и мерзкая ложится тонким слоем на ссадины.

- Боги Нейтан, она конечно та еще сука, лицемерная тварь и все дальше по списку, но все же, ты постоянно нарываешься на них,  - Нейтан протянул руку, убирая выбившую прядь с лица говорившей подруги, - еще не надоело? Иногда возникает ощущение, что ты помешался на них. Все, Нейт, время прошло. Прайс не вернуть, Колфилд не забрать показания, а Уоренну и не вернуть тебе выбитый зуб.

Нейтан только фырчит, проведя ладонью по зачесанным, зализанным волосам. Не хотелось вспоминать как около трех лет назад, когда Саманта еще крутилась в Блеквелле, они сцепились с Грэхемом и теперь один из прекрасных белых зубов Нейтана Прескотта был искусственно-сделан и вставлен, для прекрасной улыбки.

- Эй, лисик, - женская рука касается заботливо щеки, - ты чего? Я понимаю что неприятно, и мне самой это не нравится, но все же… давай сегодня расслабимся.

Да он бы и рад, только бы Варен не приперся на вечеринку, напоминая как Саманта, тихо извиняясь бежала к Грэхему. Почему ему вечно не везет с девушками? Взгляд скользнул по Виктории, что лазала в своем смартфоне в поисках интересных снимков и сообщений. Виктория только… но к ней Нейт относился всегда как к сестре, не больше. Хотя… может все таки стоит? Он упал на подушки разглядывая подругу. Все же, кроме нее у него никого не осталось. Саманта? Рейчел? Вилма? Кейт? Все они всегда пользовались его влиянием, деньгами, слабостями.. и Макс была такой же. Он видел как он после вчерашней ночи, радостная и свободная, побежала сосаться со своим дружком.

- Вик, - он опустил голову на ее колени, а правда, почему бы и нет?

- да? – она вытянула руку так, чтобы в камеру они попали вдвоем. Нейт даже улыбнулся, высунув  язык в козе.

- тебе идет, отращивать волосы, - нет, если бы он предложил  то их дружба, что строилась столько лет, разрушилась от одного ее слова: нет.

- ты придурок Прескотт, - получив щелбан в лоб, Виктория весело рассмеялась, заполняя китовую комнату звонкими колокольчиками.

***

Они оделись гармонично. Черный  король и его королева. В принципе, Виктория Чейз не была его, но она была королевой их Академии, а значит их ранги близки к Абсолюту. Если не считать того что их ненавидят, уважают и бояться. Хотя, почему  бояться и ненавидят Тори, Нейт не понимал. Она была прекрасным человеком, понимающим и любящим. Виктория Чейз не хотела этого титула, ей нравится сидеть часами возле фонтана, ища нужный кадр чтобы запечатлеть что-то прекрасное. А еще Виктория была доброй и понимающей. 

- Йоу, Блеквелл, - крикнул Прескотт запивая очередную порцию экстази. С ними он становился разговорчивее, - как на счет группового снимка, ребята?!

Яркая вспышка блестит разноцветными кругами в расширенных зрачках и Нейтан подпрыгивая, вставая обратно на ноги, убирает козырек бейсболки назад, к спине. Вечеринка была во истину прекрасна. Огромные мыльные пузыри, разноцветная пена, практически полностью накрывали танцпол и бушующих подростков.

Никакой полиции.

Никаких лишних людей.

Только алкоголь, наркотики  и секс.

Музыка долбила в уши, отстукивала бешенно в сердце и заставляла ног пуститься в пляс. Шумно. Словно водоворот, буря и безумие накрыли пляж Аркадии Бей. И этим штормом был Циклон, сам Нейтан вспышками исчезающий в однм месте и появляющийся в другом.

Он давно так не смеялся. Давно не горел живым огнем, отрываясь под ритмы живой гитары.

- Эй, Вик? – он плюхается рядом на диванчик в вип-зоне, забирается нанего с ногами и снова закидывается таблетками.

- Нейт, не переборщи, - она пытается перекрикнуть музыку, а Прескотт только весело заливается смехом, смотря как забавно ее губы шевелятся в такт музыки.

- Ты же сама хотела чтобы я развлекался, - он зажигает самокрутку, но Чейз отбирает ее до того как он успевает возмутиться.

- Лучше глянь кто  нам пожаловал, - он выдыхает дым и опускает голову на мужское плечо. В кофте и рубашке было жарко. Душно. Но даже пьяным, Нейтан не мог позволить себе раздеться, хотя промок полностью и насквозь.

- Мааакс Колфилд собственной персоной, - Нейтан протягивает лениво и вновь заливается смехом. А Максин смотрит своим голубыми глазищами прямо на него, пряча сине-красные следы на теле, - ты только глянь как она смотрит на нас, - с улыбкой протягивает Прескотт  у самого уха подруги, - подзадорим?

Виктория приподнимается на локтях, заглядывая в океаны с черными дырами, выжженными дурью. Смотрит внимательно, прищурившись и задорно смеется

-ну ты и лис, Нейтан, - а он вместо ответа  прижимается губами к ее, сжимает ладонями лицо и вызывающе заползает языком в рот.

Ничего

Удивительно, но просто ничего. Сердце не сходи с ума от волнения и руки ее не кажутся чем то иным. Даже МДА не не активирует никакого возбуждения к Виктории Чейз.

Как и к сестре, - думает Нейтан Прескотт краем глаза следя за Селфи-Макс.

И опять вспышки. Опять разноцветная пена. Чужие губы и сумасшедшие танцы до блеска в глазах, искр и новых вспышек.

Нейтан не помнил кого целовал на сцене, танцевальной площадке и как оказался в туалет, до выворачивания на изнанку. В глазах рябило, когда он вытирая рукавом рот, вытащил свою тушу из туалета. Глаза болели от ярких пятен, когда он снова заливал в глотку абсент. Глаза безумно бегали из угла в угол в поисках шатенки с конапушками на носу.

- Чего блять сидим-страдаем да пиздим? – он усаживается нагло на стол между валенком и мисс селфи. Ногу поставить на ближайший стул и залить коктейль в глотку.

- отвали Прескотт, - Валенок сжал стакан с алкоголем, но пьяный Нейтан на агрессию отвечал игнором, потому что в данную секунду его больше волновала реакция фотографа.

- Ну что, девственница, пора и тебе  ощутить вкус  циклона, - Юноша вновь засмеялся и резко соскочив, потянул шокированную сокурсницу за собой.

- Ты что творишь?! Макс! Прескотт тварь, верни ее!

- Соси мою хуй валенок – и показать два фака побежавшему следом Грэхему. Да только поздно, Нейтан Прескотт уже утащил Макс Колфилд в вип-зону.

0

16

[AVA]http://se.uploads.ru/5r9LR.png[/AVA][NIC]Maxine Caulfield[/NIC][STA]Again and again[/STA]

В их машине было тихо. Макс закинув ногу на ногу, сидела уткнувшись носом в окно. Рука подпирала подбородок. Не сказать бы, что она была одета как-то прямо под вечеринку. На самом деле Колфилд и не знала как одеваются на вечеринку. Она опускает глаза на свои колени и молча смотрит на драные черные штаны, что обтягивали стройные ноги. На самом деле в большей мере девушка постаралась воссоздать стиль Рейчел. Это было совершенно неправильно, но по другому как-то не удалось. Хотя, если подумать, куда ни ткни в разряд "крутых" вещей - везде попадешь в "как у Эмбер". Уоренн постукивал пальцами по рулю машины, негромко мыча под музыку, доносившуюся из динамиков.
-Макс, да не переживай ты так, - он вновь предпринял попытку приободрить девушку, - я тоже раньше не любил все эти вечеринки. Тебе понравится.
В прошлый раз его монолог закончился фразой "я буду рядом". Почему-то это не ободряло. Кивнув вновь Грэхэму, Макс продолжила рассматривать яркие огни, растекающиеся по ближайшим домам и пляжу. С ума сойти сколько должно быть потрачено денег для такой масштабной вечеринке. Поежилась мерзляво и потерла ладонью локоть. Почему-то вечеринка Циклона вызывала напряжения больше, чем контрольная по математике. Стараясь лишний раз не думать о цифрах, девушка прикрыла глаза. Она же сама сколько раз должна была попасть на вечеринку. Записывалась ведь уже, даже Дана с Тейлор грозились помочь приодеться и накрасить. С первым то может проблем как таковых не случилось, а вот краситься.. в общем, Макс пошла по пути наименьшего сопротивления и просто подкрасила ресницы синей тушью, положила немного красных теней и провела по губам блеском для губ. По крайней мере сама Макс была довольна. Синий подчеркнул цвет глаз, а красный их несколько расширил. Но уверенности это не добавило.

Единственная вечеринка, куда пришла Колфилд по доброй воле закончилась.. Джефферсоном. Вот чем она закончилась. Смертями. Запахом металла, вкусом крови и ослепляющими вспышками. Потерла переносицу и прикрыла глаза. Это невозможно.
Машина въехала к забитой стоянке.
-вот черт.
Уоррен пару раз ударил ладонями по рулю от разочарования. Не было ни одного места, а гости все прибывали. Схватившись за спинку сиденья Макс, он оглянулся назад, медленно сдавая назад, чтобы дать немного места девушке.
-Слушай. Ты пока присмотрись там, побудь чутка. Я поищу куда припарковаться.
-угу, - Колфилд открывает аккуратно дверь, стараясь не задеть морду черного бмв и выходит на свежий воздух.

Крики. Точнее сказать радостные визги со стороны вечеринки говорили о том, что праздник шел полным чередом. Как можно устраивать академическую гулянку размахом на весь город? Просто с ума сойти. Больше половины машин неизвестные, так что увидеть тут новые лица Макс уже была готова морально. Свет прожекторов разрывал небо. Куча народу. Все кричат, поют, танцуют. Колфилд неспешно шла к входу, когда несколько парней со старших курсов толкнули ее плечом. Вряд ли они это заметили, так как все четверо тащили два галлона.

вряд ли там водичка..

  Зайдя за ними, Макс почти сразу оказалась вжатой в стену. Энергия и атмосфера происходящего просто сбивали с ног. Хотелось заставить всех разом замереть и хотя бы перебраться в какой-нибудь уголок потише. Правда на первый взгляд такие не были найдены. Да и вряд ли даже при тщательных поисках можно было бы отыскать что-то похожее на уединение. Напряженно сглотнула. Во рту пересохло. Люди пьяны. Они прыгают и верещат. Часть девушек уже без маек. Часть парней уже пьяны настолько, что совершенно голову сносит. Они все на празднике жизни, где Макс явно лишняя. Прижимаясь спиной к стене, она пыталась отыскать взглядом знакомые лица, хоть кого-нибудь. Зря.
Дана танцевала на столе вместе с парочкой незнакомых девушек. Почти что голая. В купальнике и расстегнутых джинсах. Трое старшекурсниц весело смеялись в окружении парней. Народ как-то странно разошелся, образовав коридор для тех, кто под громкие овации нес новую порцию алкоголя. Ящик виски и еще какие-то напитки. Огромный бочонок под громкий вой восторга был водружен на стол и на него тут же набросилась толпа парней, вскрывающих металлическую пробку. Видимо им не впервой. Шумно выдохнув, Макс с удивлением поняла, что даже мыслей своих не слышит. Музыка вплеталась в стены, вибрировала в столах, заставляла бутылки подпрыгивать, а народ разогревался все сильнее и сильнее.

Отойдя робко к одному из столов, неловко улыбнулась Дане, помахавшей ей рукой и зажмурилась. Одна из подруг Даны под громкие возгласы сорвала с себя лифчик и выбросила в толпу. Таких оваций Макс давно не слышала. Она пыталась.. найти взглядом Нейтана. Он вроде мелькал то с одной стороны, то с другой, но в какой-то момент окончательно пропал. Поимела его? Кто еще кого поимел.. налила себе в бумажный стаканчик немного шампанского и сделала небольшой глоток. Поморщилась и судорожно закашляла. Это вот точно не шампанское. В горло слишком сильно ударило даже от крошечного глотка. Хорошо еще додумалась не пить сразу. Внезапно Нейтан вырос где-то в стороне рядом с Вик. Или он там и был? Замерев на секунду от едва ощутимого чувства облегчения, Макс восприняла появление в поле зрения знакомые лица почти что с восторгом. Ну хоть кто-то. Пусть и Вик, пусть Прескотт. Уже хорошо. Видимо громкая музыка и цветные всполохи совсем выбили из колеи Колфилд.

уже сделала шаг, чтобы подойти к парню и поговорить, но..

Внутри все сжимается. Перекручивается. Нейтан сидел, чуть склонив голову и улыбался. Эта улыбка..если подумать, то Макс НИКОГДА не видела его улыбку, которая была столь солнечной и красивой, что в щеки ударило жаром. Хотелось подойти и попросить всегда так улыбаться, попросить улыбнуться так ей. Прескотт действительно казался счастливым и от этого становилось теплее самой Макс. Опустила взгляд на стаканчик, переминулась с ноги на ногу. она очень старалась не зажиматься, но.. ей так хотелось еще раз увидеть эту улыбку, что даже незаметно для себя вновь ловит эти солнечные зайчики на его лице.
Взгляд невольно скользит на причину его улыбки и..замирает. Виктория Чейз. Конечно же Королева всегда будет рядом с Королем. Но..ее рука лежала на мужском колене, гладила едва. Макс кажется, что это неправильно. Они же...они же не.. нет, это не так. Наверняка она ему говорит что-то просто хорошее. Сейчас отойдет от него и тогда Макс подойдёт, извинится... Не знает за что, но извиниться обязательно. Не получалось отвернуться. Даже не понимала, что тонкие брови едва изогнулись в испуганном ожидании.
Только бы..
Только бы... Они встречаются взглядом с Королем. Он усмехается, и в этот же момент Прескотт чуть приподнимает голову и они...они.. целуются.

Сводит брови. Трусливо опускает взгляд и невольно прикусывает губу, словно бы готовая расплакаться. Сводит желудок. Неприятная судорога пробежалась по рукам и колени сводит от желания куда-нибудь сесть. Хах, а чего ожидала Макс? Что он будет верен своим желаниям и что вот так.. он.. это же, мать его, Прескотт. Ну переспали они.. думать не получалось. Громкая музыка лишь сильнее раздражала, заставляя болезненный ком иголок в горле перехватывать дыхание. Хотя она стояла все так же молча с бумажным стаканчиком в руках. У самой то ноги подкашиваются. Напридумывала себе всяких глупостей, а теперь расстраивается. Прижимая язык к небу, опускает глаза к зеленоватому напитку и делает торопливо большой глоток. Жар ударил в глотку, язык обожгло. От одного стаканчика ударило в виски и, поморщившись, Макс попыталась откашлиться. Это получилось, но не с первого раза. Отойдя подальше от "сцены", Колфилд поднимает руку и прикрывает чуть глаза. Перемотка времени не требовала концентрации.

Просто искорки кололи кончики пальцев, слабость сжимала тело и Макс, резко опустив руку, делает еще один крошечный глоток. Пусть целуются сколько им угодно. Она им не свидетель. Смяв пальцами стакан, выбросила его в набитую до краев урну и огляделась по сторонам. Уоррен был уже у одного из столов и радостно во все горло подбадривал парня, делающего жадные глотки из бездонной бочки с пивом.
-Макс!! вот ты где!! - кричит Грэхэм.
Видимо на этой вечеринке чувствовала себя неуютно только Макс.

Она старалась не обращать на мелькающие перед глазами пятна. Довольно скоро Дана и еще пара девчонок с параллели вытащили Колфилд на танцпол. Видимо алкоголь действовал. Видимо тело само могло подстраиваться под музыку и Макс старалась не мешать себе отдыхать. Она звонко смеялась. Широко улыбалась, танцуя с девчонками и когда кто-то из заводил подхватил шланг с пеной, именно их окатило с головой. Весело смеясь, Макс успела перемотать время, чтобы остаться сухой и за секунду до "полива" спрыгнула со сцены на ступеньки. Покачнулась. Глаза горели. Ее подхватили за талию, помогая спуститься - кто-то из едва знакомых и, махнув рукой, побежали дальше развлекаться. Тут было весело.

главное забить как можно дальше, в темный угол гнетущий комок..напряжение..
главное не искать глазами Прескотта, думая о том, что она наверняка снова обдолбается и будет сосаться со всеми подряд...
Это не ее дело.
Ее это не касается совсем.

Она зашла в туалет. Оперлась ладонями о край раковины и склонилась, чтобы умыться. Точнее сунуть ладони под воду и аккуратно провести влагой по горящим щекам. Хотя бы тут было относительно тихо. Макс делает воду по прохладнее, склоняется ниже и уже хочет окунуть еще раз ладони под струю, как ее внимание привлекает странный звук. Казалось бы даже ритмичный. Покрывшись багровыми пятнами, Колфилд ударяет ладонью по крану, выключая воду, и почти бегом покидает туалет. Ей еще никогда не было ТАК стыдно, будто бы она не случайно услышала звуки страстного секса, а нарочно подслушивала. Протерев скулы еще влажными руками, Макс старалась не думать о той ночи.. это все ненастоящее.

Убеждала она себя.

Это все просто приснилось или было в той реальности, где они с Прескоттом каким-то магическим образом оказались парой. Это ненастоящее воспоминание.

Снова убеждала себя, стыдясь ощущений.

Уставше упав на стул рядом с уже изрядно выпившим Грэхэмом, Макс с удивлением заметила что парень с друзьями хлещет едва ли уступая любому из присутствующих. Если сама фотограф выпила всего пару стаканов, то Доктор Грэхэм осушал уже вторую бутылку точно. И от этого стало неприятно. Этот отвратительный громкий смех резал уши. Поморщившись немного от шума, Макс хотела было вернуться к девчонкам, но тут прямо перед ней пронесся вихрь. Этот тайфун легко запрыгнул на стол и вытянул ноги, самодовольно скалясь в улыбке. Ну вот. Избегала его сколько, а он сам приперся. И чего приперся то спрашивается? Убирая за ухо волосы, Колфилд только сейчас осознала, что где-то посеяла свою рубашку. Видимо искать ее бессмысленно теперь...
- Чего блять сидим-страдаем да пиздим? – как всегда Нейтан ощущал себя Королем каждого стола, каждой вечеринки и видимо был в какой-то мере прав.
Неизвестно правда как определил Прескотт степень "страдания", но Макс, вспомнив похождения по девушкам персонально от этого умника, поднимается на ноги и решает направиться прямиком в сторону выхода с праздника. Она устала, да и.. не было смысла тут оставаться.
- Ну что, девственница, пора и тебе  ощутить вкус  циклона, - внезапно прозвучал за спиной насмешливый голос и ее ловят за руку.
  У Нейтана на пальцах видимо были то ли кольца, то ли перстни. Обхватив удобнее, парень и не подумал о том,что может сжать слишком сильно. ОН рывком дернул к себе добычу и радостно потащил прочь, подгоняя и хохоча. Макс такое поведение вогнало в ступор. Открыв рот, она уже собиралась развернуться обратно, когда сильные руки подтолкнули ее прямо между двух охранников, заставляя Колфилд почти что влететь носом вперед. Благо, что на ее пути в этот момент вырос Логан. Подхватив под белы рученьки девушку, парень радостно просиял и пьяно заулыбался во все зубы:
- а ты круто танцуешь! Тебя Данка научила? - пытается он перекричать музыку, но заметив недоумение на лице Макс, просто махнул рукой, мол "не забивай себе голову" и удалился в сторону обнажающихся девиц. Правда не забыл он по дороге еще и звонко присвистнуть, совсем загнав несчастную Макс в состояние глубокого анабиоза вперемешку со звоном в ушах. Потерев пальцами мочку уха, где-то за спиной она различила топот и вот прямо перед ней вырастает из ниоткуда, как черт из табакерки Нейтан:
-соскучилась, бейба? - он тянет ее за руки и почти что роняет на диван рядом с Викторией.
Королева не скучала. Она пролистывала телефон, ища что-то интересное, а когда это нечто было найдено, она все же подняла оценивающий взгляд на Колфилд. Судя по довольному взгляду - Макс могла бы поблагодарить Эмбер за хороший вкус. Вик тянется вперед и подхватывает свой стакан с каким-то коричневым напитком.
-Нейт, выпьем? - звонко кричит она.
  Лучше было бы не смотреть на Прескотта. Он с безумной улыбкой Чешира колдовал над парой стаканов, наполнив их почти что до краев. Хотя немного все же и пролилось на стеклянный столик, но парень даже не обратил на это внимания. Он, радостно расхохотавшись, всучает в руки Макс стакан:
-Я предлагаю охуенный пост, - Король вскидывает кулак вверх, привлекая внимание приближенных, - за Колфилд.
Звонкий свист и одобрительный гогот только подхватывают эту атмосферу. Видимо тосты нормальные уже закончились, а придумывать новые как-то никто не спешил. Макс пытается сделать совсем небольшой глоток, когда это замечает Чейз. И конечно же она не может промолчать:
-Пей до дна, Макс, - хлопает себя по коленям, - пей до дна!!
-пей до дна! - слышится крики из одного угла комнаты
-пей до дна!!- вторят звонким пьяным голосам половина команды Бигфутов
И Макс сдается. Она жмурится и старается в несколько глотков осушить стакан, который казался ей бездонным. Потому что уже была выпившей. Потому что знала, что так просто не отвертеться и никто не станет ее слушать. Уж лучше это сделать добровольно, чем потом в тебя это все будут вливать силком.. перед глазами поплыло. Приятный вкус колы растекался по языку, перемешиваясь с вкусом алкоголя.. . .

Она танцевала.. вместе с Вик, кажется..
Ее обнимали горячие руки за талию, прижимали к себе... кажется..

Громкая музыка под которую тело двигалось само. Ритмы, что отбивали ноги. Мелодии, под которые бедра покачивались, повторяя движения Королевы. Они все, все кто был в комнате и мог еще держаться на ногах, все были в одном ритме.

Ее губы накрыли горячие чужие губы...кажется..
Нейтан протягивал новую порцию алкоголя и Макс, стоя на столе, вскидывала руку под звонкий свист..кажется...
Она медленно сползла на пол, пошатнулась. Сделала пару неуверенных шагов и упала на руки Прескотта, улыбающегося так ярко. Как настоящее солнце. Боги, как же хотелось почувствовать его губы еще раз. И это желание было слишком навязчивым, оно не казалось. Но Прескотт не дает себя поцеловать.Он помогает удержаться на ногах и звонко смеется. Отвлекается на что-то, чем Макс и пользуется, выходя из вип-зоны. Ноги ее держали, хотя перед глазами все и расплывалось. От свежего воздуха стало немного легче. Улыбаясь сама себе, она торопливо, уже немного уверенней, пошла к столу, где прежде был Уоррен. Конечно же парня там не было..
Она опирается ладонью о столешницу и крутит головой. Ищет взглядом Варена, как его окрестил Нейтан, и пытается понять почему не может найти. Где-то около сцены Уоррен танцует со Стеллой....
EXGF - We Are The Hearts
Ее снова ловят. Тянут прочь. От всей этой толпы. Макс только и успевает уворачиваться, прикусывает губу. Она пыталась рассмотреть мелькающие мимо лица, но казалось, будто ее вот-вот стошнит. Ничего подобного не произошло. На удивление желудок еще держался, но приходилось весьма сложно в ориентировании на местности.
В лицо ударила прохлада. Хлопок двери за спиной. Полусумрак. Поворот замка.
-Кошечка, - руки упираются за ее спиной о дверь.
Нейтану сложно сосредоточиться. Она и сама такая же, а потому видит.. видит и ощущает горячее дыхание у своих губ. Приятный сладкий запах виски с колой. От парня пахнет потом. Он склоняется ниже. Замирает на секунду и прикрывает глаза, когда ее губы сами прижимаются. Макс приподнимается на носочках и жарко целует Нейтана, чтобы еще раз ощутить то головокружительное удовольствие. Ей кажется, что еще никогда она не была так... так пьяна? Им. Разве что им. Горячие ладони поглаживают по скулам юношу. Хочется снова зарыть пальцы в густую гриву и взерошить, заставить вылезти на свет легкие светлые волны. Но Макс сдерживается. Касается его шеи кончиками пальцев. Чувствует как под ладонями двигается его челюсть,  как натягивается кожа.. почти что ощущает руками его язык. Прескотт нагло поворачивает голову. Его губы и кожа у подбородка испачканы блеском. Хотя какая разница? его целовали...целовали...целовали.. даже те, кто в реальной жизни недолюбливали фамилию Прескоттов. Он ведет языком по ее ладони, кусает губами и у Макс сводит колени. Она сглатывает. Кажется слишком громко.

Он поворачивает голову. Смотрит в глаза. Хоть бы улыбнулся.. еще разок улыбнулся только для нее. Голубые глаза смотрят внимательно.
-зачем?  - ее голос ломается.
-а зачем ты трахаешься с одним а на людях ходишь с другим? - он не моргает.
-я не... -слабо пытается опровергнуть его слова, но не находит что ответить. Отводит взгляд, мнется. Надо просто перемотать время и все исправить. Все что произошло с ним...с ними

Нейтан нарушает тишину. Опускает медленно руки. Скользит ими по женским бедрам, приобнимает за талию.
- просто мы не можем по другому, - усмехается ядовито.

-а ты бы хотел? -тихо говорит, - по другому?

В ответ Нейтан только рассмеялся утыкаясь в ее плечо, - по другому? это все сказки..

0

17

[NIC]Нейтан Прескотт[/NIC][AVA]https://pp.userapi.com/c639325/v639325650/3cde9/58LZ__1U8uA.jpg[/AVA]

Где-то в другой реальности, по ту сторону изгороди - пена до самого неба и музыка гремит так словно в мире истинный «конец света». Но здесь, бродя босиком по холодному песку с бутылкой виски, Нейтану казалось, будто бы он: вырос. Здесь было хорошо. Даже тошнота, выпитый алкоголь и головокружение после кокса прошли. Ему было хорошо. Бейсболка повернута на влажных волосах боком, а брюки подвернуты до колен.
- … И тут Логан падает перед ней на колени и говорит: Обещаю, сегодня я не буду смотреть матч! А сам поглядывает ей за спину и такой: только отойди немного вправо, сейчас Канада забьет гол, - он снижает голос до грубого баса и Колфилд заливисто смеется, прикрывая рот рукой.
- Я и не думала, что Логан может принести такие жертвы ради Даны, - Нейтан делает глоток и протягивает мисс-Селфи бутылку, - всегда думала что у него кроме футбола никого нет, - она принимает бутылку Джека и отпивает, пока Нейтан зажигает самокрутку.
- Знаешь, мне иногда кажется, что его девушка это футбол, - он втянулся запрокидывая голову, - судя по звукам за стеной, он только и делает что дрочит во время матча, - парень провел пару раз рукой по воздуху с пахом и заржал, протягивая сигарету Макс.
- Тебе пора обзавестись хорошей звукоизоляцией, -  она робко принимает самокрутку, втягиваясь до слез в глаза и задыхается, пытаясь откашлятся, - ну и гадость, - Нейтан забрав травку, сжимает фильтр губами, понимая что девушка до этого явно не курила.
- Хах, наша Девственница Макс Колфилд девственница во всем? – он заливается смехом, практически согнувшись пополам, - нужно это исправлять.
Его руки двигаются до того как мозг осознал что творит. Его руки, бледные и изрезанные поперек хватают ее за спиной и под коленями. Его ноги бегут до осознания бега. Его ноги несут по песку ее к самому морю. Нейтан смеется. Он смеется, когда девчонка, испуганно пискнув, сжимает его шею. А Нейтан бросает фотографа прямо в объятия ласкающим пятки  волнам.
Сделав еще раз глоток, он ставит бутылку в песок, снимает штаны, кофту и рубашку, оголяя растяжки на животе и тонкие, невидимые дырочки на паху, бедрах и ногах. Нейтан Прескотт хватает бутылку за горло, закидывает разноцветные таблетки в рот. Нейтан Прескотт выдыхает дым в небо и бежит по песку следом, с брызгами и криком, подняв руку с виски над головой тонет в холодной морской воде.
Макс смеется звонко, пытается спрятаться от брызг. Покачивается на волнах. В сторону блондина полетели брызги. Тянет руки к парню. Приобняв его за шею, чтобы не унесло ее в открытый океан к китам, берет бутылку и делает небольшой глоток.
- Миииаау, Макс Колфилд – он тянет гласные по кошачьи, убирая мокрые кудри  с глаз, - кошечка одичала, ты так выпьешь все мое виски, сладкая, - его голос пропитан насмешливыми нотками, а она лишь смеется, прижимаясь к мокрому юноше, цепляется за кисти и свой браслет. Нейту кажется словно бы он в другой реальности. Где киты выброшены на берег, а он  ходит в синем джемпере, а не в красном. В том  мире поют киты и снег падает летом на головы прохожих. В том мире он кажется счастливым, без Джефферсона и отца.
Его пальцы в перстнях путаются, цепляются в ее волосах, а губы смыкаются на ее губах. В этот раз она соленая, словно море. Заполнена бабочками и синими сойками. И его язык вталкивает несколько разноцветных таблеток-смайликов в ее рот…
Сначала одна.. а потом вторая ладонь легли на его скулы. Каждое движение мужского языка, каждое прикосновение к ней заставляли поверить в то, что этот мир не настоящий. И плевать. Она уже переступила все возможные грани, она уже не в себе.. поэтому... должно же тут быть хоть что-то хорошее... хоть немного... совсем.. с ним.. сейчас. Макс не открывает глаза, даже когда они прекратили поцелуй, но не отстранились. Их губы сминали друг друга, покусывали, он мазнул жгучую дорожку по ее подбородку, прикусил нижнюю губу и опустил голову ниже, сам опустился ниже, приподнимая несколько ее за бедра. Он коснулся губами между грудей, прямо по краю тонкой промокшей ткани. Макс едва не вскрикнула. Ощущение, бдуто ей в грудь вогнали раскаленый гвоздь. Еще один на шею. У уха гвоздь потек дорожкой огненной ртути по ключицам, сбился шариками на сосках и лопнул дрожащим стеклянным возбуждением.
- нам осталось научится курить – он смеется, завороженно смотря как ее зрачки медленно расширяются, поглощая всю голубизну глаз.
Они бездонны, думает Нейтан Прескотт уже сидя на берегу и пластиковой картой творя тонкую белую дорожку на диске из спидов. Свернуть в трубочку доллар и одним ровным вздохом, вдохнуть всю ровную полосу разом, не оставив не грамма на блестящей поверхности диска.
- будешь, кошечка? – его кончик носа раскраснелся, и защекотало, вместе с глазами и тонкими светлыми волосами на руках. А она только качает головой, встряхивает спутанными волосами и трется носом об оголённое мужское плечо. И он тянет ее за волосы, чтобы вновь заполнить рот полностью собой, чтобы ощутить, как твердеют соски под мокрой майкой, когда сжимается ладонь на женской груди.
Мир снова меняется вспышками резко и в этом круговороте Нейтан не помнит, как вновь оказался в толпе. Как музыка китов сменилась на тяжелый рок. Бейсболка была потеряна, а из одежды остались только штаны да рубашка. Расстегнутая и раскрывающая цепь засосов. Руки Виктории скользнули под локтем, вынуждая резко повернуться.
Ее губы шевелятся. Глаза раскраснелись от травки а кончик носа белый от кокса, но Нейт ее не понимает как бы не пытался. Он не слышит собственный голос в шуме, но чувствует что говорит слишком быстро, смеется и шлепает разъяренную подругу по заднице.
Виктория разворачивается на каблуках и вновь вспышки красные, белые с пеной воздушной вокруг мелькает одна за другой.
Мир искажается, путается, вертится в циклоне страсти и музыки. Заползает под кожу мурашками, щекочет   нервы  тонкими лапками.
Вспышки одна за другой мелькают слишком быстро. Танцы, барная стойка, чей то лифчик, танцы, теплые губы, виски, коктейль и кокс. Танцы, музыка, пена и не отрываясь от поцелуя он запихивает грубо Макс Колфилд в кабинку туалета, попутно стягивая с нее бражника.
Движения рук резкие, грубы, тряска и мурашки между костями. Зуд до самых кончиков волосков, но Нейтан не может остановится сжимая бедра, приподнимая их и пытаясь расстегнуть брюки. Получается плохо. Руки, пальцы не слушаются. Оно торопливо пытается помочь, чтобы никто не вошел, чтобы успеть наконец то коснуться друг друга.
Он входит в нее резко, сильно, до звезд в глазах и кабинка сходит с ума под музыку и мерный ритм, бьющихся в экстазе тел. Ее трясет и Нейт ловит каждый стон, сорвавшийся с ее уст, переплетая влажные языки друг о друга. Спиды разносятся с огромной скоростью по трубам-вен словно поезда и он не слышит, как кто-то заходит в дверь женского туалета. Только как бьется их кабинка от каждого толчка, как ее ногти-когти рвут кань рубашки, плечи, пытаясь ухватится удобнее. Ему это нравилось. Мурашки сыпались фейерверком снизу вверх, рассыпались искрами и терялись. Она была влажной, вкусной, соленой. Словно бы миллиарды маленьких Макс касались его разом, кусали и принимали в себя полностью.
Музыка била по ушам и голова шла кругом от круговорота вокруг. Музыка, Макс, руки, губы, музыка, новые и новые толчки, пока  он полностью не заполняет ее, устало ударясь вспотевшим лбом о стену. Яркие сладкие вспышки неги путались в глазах, мелькали одна за другой.
Вот руки, дрожжа от переполнившего экстаза тела застегивают штаны. Вот он пытается выйти, повернуть ручку, но перед глазами все расплывается в одно пятно. Вот селфи-Макс сползает по стене вниз и склоняеся над унитазом.
- ебать-пиздец, - бормочет Нейтан Прескотт под нос, - мы кажется в край нахуярились с тобой Селфи..., - повернуть голову, чтобы убедиться что она явно занята другим, - бляяяяять.
Нужно было найти ее Валенка, этого мелкого пиздюка, чтобы тот отвез девушку в ее комнату. Потому что это не твое дело Нейтан Прескотт. Уоренн ее привез. Пусть он ее же и отвозит. Харэ быть милым и пушистым, в прошлый раз, когда он увез Кейт, оказался виноват именно Нейтан. Впрочем, в таком шторме мозг явно работал туго.
Нейтан только помнит, как прихрамывая пытался протиснутся между Закари и Логаном, как остановился рядом со сценой. Как в одном из темных закаулков Уоренн Грэхэм засасывал Стеллу, явно уже проникнув за ее трусики.
Развернуться на пятках, попутно зажигая сигарету. Сбрасывая пепел на мраморный пол туалета, бережно придерживать женские волосы, пока ее к хуям выворачивает наизнанку от дикой смеси травки, наркоты и алкоголя.
- Для первого  раза неплохо, Колфилд, - он поднимает ее за локоть, когда она в третий раз спадает с пьяного Прескотта, карябая колени.
- Я, ик, коленку… - хнычет девушка, падая в кожанное кресло внедорожника, - бо-бо…
- бобо-бобо, но только попробуй облевать мой пикап и я тебя отхуярю, - бормочет Нейтан Прескотт выезжая из стоянки.

0

18

[AVA]http://se.uploads.ru/5r9LR.png[/AVA][NIC]Maxine Caulfield[/NIC][STA]Again and again[/STA]

Голова уже почти не работала. Точнее весь мир был другим. Ярким, сочным и он так кружился, что устоять на своих двух Макс было крайне сложно. Она смаргивала выступающие изредка слезы, терла кулаками глаза и пыталась привыкнуть к темноте пляжа. В ушах до сих пор кричала музыка, содрогались внутренности, так что в какой-то степени она была рада оказаться подальше от всего этого. Можно было отдохнуть.
  С другой стороны она теперь была мокрая до самых трусов, а это было неприятно. Уже ощущалась покалывающая боль в горле. Скорее всего, когда девушка проснется на следующий день - придется в недрах комнаты искать небольшую коробочку с лекарствами. Скорее всего она спрятана где-то под кроватью или в шкау среди вещей. Тихо чихнула. Ну вот.
  Но подобное состояние не было чем-то решающим. О боги, она же выпила столько алкоголя и кто знает что еще. Покачиваясь едва на волне - Макс зачем-то от берега переплыла немного подальше, там где ей по грудь, - внимательно рассматривала Нейтана. Слишком худой. Аж до костей. Это было так странно. Странным было в принципе все, что связано с ним, поэтому отрывать язык прилипший к небу ради такой глупости не хотелось. Звонкими колокольчиками звенит ее смех и руки сами вскидываются, чтобы спрятаться от брызг воды. Как только Макс ощущала, что парень притих хоть на самую малость, она поспешно одаривала его порцией брызг. Им было хорошо вдвоем. Непонастоящему, наверно. Кто знает. Взаправду здесь было лишь черное небо без звезд и море.
Тонкие женские руки обхватывающие мужскую шею тоже были взаправдой, потому что девушка ощущала как приятно стягивает тело. Смотрела в его глаза. И, замерев, прижималась лбом к мужскому лбу. Приятно ощущать себя с ним.
-Так странно... - шепчет она в его губы, - нарушать закон. Переступать..через все...
Она никогда не напивалась и никогда не могла бы поверить, что добровольно поцелует Нейтана Прескотта, чтобы ощутить как в рот врывается его горячий влажный язык. Вздрогнув от ощущения таблеток, покрылась мурашками. Но проглотить их он не дал. Перегонял языком по женскому рту, чтобы те немного подтаяли в слюне и стекали по горлу небольшими порциями к желудку.

Мурашки текут по спине. Мурашки толпами прокладывают тропы по ее коже, заворачиваются спиралью на груди и сжимаются в тугой клубок. Мурашки спугивает участившееся сердцебиение и они толпой бегут, словно испуганные лани, по плечам, по шее за уши, под волосы. И хотя все было не так, Макс ощущает, что нет никого и ничего прекраснее этого ощущения. Стоит только парню прикоснуться к ее коже, как мурашки ровными рядами топчут вены, вгрызаются в кожу и заставляют мышцы нервно сжаться и запульсировать, выбрасывая адреналин. Это все было лишь прекрасной иллюзией, но Макс не могла отвести взгляда расширенных черных зрачков от Прескотта. Во всем мире не было никого прекраснее его. Боги, его волосы.. они стекали лоскутами по голове, завивались, они были прекраснее лунного света. Вода, в которой находилась парочка, была больше похожа на парное молоко. И Макс ощущала каждую капельку, каждое движение там, внизу, словно бы об ее ступни терлись своими огромными шершавыми спинами голубые киты. Дыхание жаром, почти огнем опаляло собственные губы и девушка поддается ближе, смотрит в глаза юноши, судорожно глотнула воздух от прикосновения мокрых пальцев к ее обнаженной шее. Дрожаще. неверующе она трогала, касалась, гладила его кожу. Бархат. Настоящий теплый бархат, который хотелось целовать..но если так приятно просто касаться его, то... замирает, смотрит в глаза и целует. Глубоко, настойчиво. И мир закружился, завертелся, сжался до плотного комка экстаза внизу живота. Пальцы оглаживали его плечи. Гладили ладони обнаженную грудь. Макс чуть отстранилась и рассмеялась весело. Удовольствие пропитывало каждую клеточку тела и казалось, будто все чувства, все ощущения выкрутили во всю силу. Казалось, будто она может ощутить на коже даже лунный свет.

Раскинув руки, девушка смотрела на чернильное небо. Они вылезли из воды и теперь Макс ненавидела весь этот песок и обожала его одновременно, потому что тело горело. Такое ощущение, будто каждая песчинка ощутима. Вещи неприятно липнут к коже и Безумная Макс морщит свой аккуратный носик от холода. Покачивает отрицательно головой, когда Нейтан делает что-то странно с белым порошком. Удивленно моргает. Такое пробовать она еще не готова, а потому отказывается. Да и как-то отстраненно понимает, что еще немного и ее просто стошнит от всего намешанного внутри. Прескотт лежит. Макс оказывается сверху. Прямо на его бедрах и его руки, дрожащие, шкарябают женскую кожу прикосновениями. Он тянется выше. Целует. Но Макс не обращает на это особо внимание. Ей страшно, что начались галлюцинации. Или нет. Мурашки бегут по коже и от легкого укуса получается прийти немного в себя и расслабиться. Она старается действовать по тому же принципу, по которому управляет временем. Не дает себя затянуть слишком далеко. Рассматривает его торс. Его тело. Ведет пальцами по странным растяжкам и белесым полосам, по выпуклым алым точкам. Прикусывает губу и склоняется над ним. Эти мгновения только их и от того они кажутся еще чудесатее.
Прескотт что-то говорит, шутит, Макс и сама не дура ответить, но сейчас ее ощущения не настраивают на разговоры. Ведь весь мир открыл ей свои краски и, кажется, даже лунный свет обнимает за плечи..
Они снова сидят. Он рядом. Мокрые волосы постепенно сохнут, но ей все еще жарко. И холодно. Немного подумав, девушка все же прижимается боком к молодому человеку и прикрывает глаза. Сколько они так просидели неизвестно, когда внезапно со стороны вечеринки послышалось:
-Прескотт, - кто-то явно активно искал его или же даже устроили целое соревнование, - Где Прескотт?
Она смотрит на Нейтана, как тот почти что подскакивает на ноги. Задорно улыбается и накидывает на плечи рубашку. Он то молодец - оставил вещи на берегу, так что только трусы мокрые, а к коже Макс все прилипало. Хотелось снять все с себя и переодеться.
Тонкое девичье запястье сжимает крепкая хватка и Нейтан тянет ее обратно в круговорот красок.
Музыки и шума. Ритма и движений. Макс не крутит головой.
люди. Люди. Их так много. И всех хочется обнять. Макс танцует, теряя из виду Нейтана. Ощущает чьи-то руки на своей талии, прижимающееся сзади тело и оборачивается. Кто-то из старшекурсников. Дергается прочь от него, проскальзывает между людьми, ища глазами Прескотта. Люди. Люди танцуют, кричат. Сверху вспышки и от этого адреналин в крови кипит. Где же Нейтан? Крутится крутится. Вокруг своей оси. Ищет глазами, пытаясь сдержать желание поцеловать Логана. Или Вик.. кто там еще на глаза попадается? Люди вскидывают руки и громко кричат подбадриваемые голосом диджея. Все крутится, вертится и Макс наконец-то хватает руку с браслетом. Точно таким же, как был у нее. 
Он перехватывает руку удобнее, переплетает пальцы и тянет за собой. Прочь от людей. Извивается змеей, пробегает только ему понятными коридорами. А Макс почти ничего не видит. Темные пятна прыгают и кричат, вскидывают руки к небу и все это в затапливаемом светом и вспышками помещении..
или они не были в помещении..

Весь рай ощущений в какой-то момент становится адом. Все перемещалось, скрутилось, сжалось, свернулось. И Макс становится страшно. Как будто кони в металлических подковах стучат по полу, скрежет зубов и дикий хохот. Хотелось сжать уши ладонями, сжаться и забиться куда-нибудь прочь. Но горячие огненные пальцы сжимают ее подбородок. Тянет к себе. Теплые губы прижимаются к ее губам и наваждение пропадает, проходит, медленно растворяется в дымке. Это успокаивает. Медленно вливает в тело желание. Дверь за ними закрывается.. руки дрожат. Губы горят огнем, только сейчас пришло ощущение от страстного, грубого поцелуя. Сильный удар. Мужские руки нетерпеливо вжимают в стену и Безумная Макс заражается этими ощущениями. Слишком тесно. Слишком мало места. Она не понимала где они, но это все дико возбуждало. Сама тянется к нему, сама целует, ловит его руки, отвлекая.. сама кусает едва ощутимо, дрожит в ожидании. Сама поднимает руки, помогая снять липкую ткань с себя и обнажить черный бюстгалтер. Сама стонет негромко, когда его губы осыпают жидкими поцелуями шею. Плечи. Грудь
-Нейт.. - шепчет жарко, содрогаясь стоило ему лишь потянуть белье ниже и обхватить губами сосок.
Сама, в конце то концов, тянет руки к молнии, помогая расстегнуть штаны...

Голова кругом. Никаких ограничений. Никакого стыда. Лишь опьяняющее сладкое ощущение пошлого удовольствия. Хватается за его плечи. Царапает кожу. Рубашка его почти у поясницы, сползла из-за ярых посягательств Макс. Прижимается затылком к стенке. Изгибается. Извивается. Кусает губы, постанывая и держась за влажные плечи Прескотта. Руки сползают. Руки стекают, пытаются ухватиться. Губы горячие. Губы обжигающе целуют шею и перед глазами взрывы, вспышки, но настолько сладкие, что сводит колени. Все телом сводит, тянет, крутит от ощущения дурманящей свободы. Еще немного. Она лишь...
замирает, прикусывает губу и тянет к себе сильнее, теснее, ближе Нейтана. Хочет поделиться жаром, дрожью, содрогающимся удовольствием из-за которого..из-за которого.. Макс не чувствовала ничего лучше. Никогда в жизни. Приподнимает одно колено едва, чуток. Содрогается. Ощущения настолько сильные, что сводит экстазом каждую  мышцу тела.
 
Он ставит на ноги. Поправляется. Помогает ей натянуть обратно белье и майку. Выходит первым.
Макс оттряхивается и поворачивает голову к зеркалу. Смотрит на свое отражение, но не видит его. Делает шаг, но ноги слабые. Ноги еще бьют в дрожи свой ритм и, прижавшись спиной к стенке, ее выворачивает на изнанку прямо в унитаз..какая мерзость...слезы, сопли и рвота... не лучшее окончание дня...

Ее тянут.
кажется что-то говорят.. вперед..
-Нейтан? - пытается поймать что-то руками, потянуть на себя, но сил не хватает.  Он делает это сам.
Кажется влажная губка прижимается к лицу. Она тянет руки. К нему, обнимает за плечи. Утыкается носом в его плечо, потому что хочет... хочет поцеловать..еще раз. Но не лезет с этим, потому что во рту до сих пор отвратительный вкус.
Давят на плечи. Руки. Его руки давят, заставляют упасть на подушку.
Закрывает глаза. Засыпает почти сразу, потому что спала уже в машине, пристегнутая им... и тепло. Так приятно...

* * *

Тошнит. Голова раскалывается на части так сильно, что хочется просто выпрыгнуть в окно. Уже час Макс боролась с желанием остаться в кровати и больше отсюда никогда не вылезать. Пока боролась, лежала в той самой кровати, откуда хотела только что сбежать. При попытках открыть глаза оказывается, что комната залита светом.  Это режет глаза и приходится прятаться под одеялом. Снова и снова проваливаясь в сон.
-ТЫ САМ ВИНОВАТ!!! СКОЛЬКО РАЗ.....ЧТО....Я ТЕБЕ СЕЙЧАС УСТРОЮ!!!!
Боги, кто-нибудь заткните орущих! Макс уже даже подушка не спала. В порыве святой ярости и недовольства, девушка все же садится. В трусах с бетменом и в своей майке с уточками, она открывает дверь как раз в тот момент, когда в коридоре разыгралась драма.  Дверь Виктории нараспашку и оттуда выпихивают Прескотта под белы рученьки. Нейтан же, взъерошенный и с синяками под глазами, громко возмущается что-то вроде:
-Не будь злобной сучкой! ТЫ совсем не думаешь о больных и несчастных....
Эта пара замирает, смотря на Макс. Видимо видок у той был еще хуже, чем у них двоих взятых. Сонная, едва разлепившая глаза. Взъерошенная и совершенно без порывов к морали и совести, особенно без совести, так как сжимала она в руках подушку:
-если вы не заткнетесь сейчас, - негромко начала девушка.
Пальцы сжали подушку еще сильнее. Развернувшись и зевая во всю глотку, она захлопнула за собой дверь.
-Прости, Лизи, но мне нужнее.. - пробормотала сонно девушка, отбирая у цветка бутылку с водой и жадно осушая ее.
Что было ночью - она не помнила. Почти что от слова воообще. Соооовсем. Даже чуток. Но в зеркале почему-то сидело отражение, осыпанное засосами и синяками. Залипая на девушку по ту сторону, Макс только и думала о том, что вообще-то надо о чем-то подумать, но о чем? Мысли разбегались, как стадо тараканов в разные стороны. С тихим болезненным стоном прижала бутылку ко лбу и закрыла глаза.

Какого черта?

0

19

[NIC]Нейтан Прескотт[/NIC][AVA]https://pp.userapi.com/c639325/v639325650/3cde9/58LZ__1U8uA.jpg[/AVA]

Он проснулся у Виктории,  когда Чейз горой возвышалась над разболевшейся головушкой Прескотта, серьезно оглядывая юношу свысока.
Блять, - думает Нейтан, пряча под подушкой лицо, если Тори не в  духе то вчера он точно что-то натворил. Осталось узнать что именно. Давай, Нейт, начни ненавязчиво диалог с королевой Блеквелла, пока печеньку не засунули в зад.
- Нейтан! Не смей  отворачиваться от меня, - она стаскивает одеяло, оголяя парня из-за чего тот мерзляво обнимает себя за плечи и дрожит.
- Тори, отебись, я хочу спать.
-  Спать он хочет значит, а вчера не хотелось да? –наманикюреные пальчики схватили больно за ухо, вынуждая Прескотта по детски пискнуть
- Виииикиии, - простонал парень, вырываясь от цепкой хватки подруги, - я не переборщил! Я же выполнил обещание!
Наконец-то юноше удалось вырваться и натянуть теплый плед обратно на себя. Не надолго.  Женские ручки уже заползли под плед и  стащили наркоманскую тушку за лодыжки  кровати.
- Не переборщил да? Нейтан, ты взорвал дымо-машину!
- Вики! Я не был пьян!!!
- ты отобрал у дворника метлу и пытался взлететь с криками «Россия, снитч будет наш!», - она больно пнула под ребра, - а когда не получилось, то решил что она летит в  ванкувер и пытался продать Эвану!
Этого Нейт не помнил. Он вообще весь прошлый вечер помнил крайне смутно. Начиная с момента когда они с Вик выпили немного шампанского в его комнате и отправились подготавливаться к вечеринке. Кажется, все началось с: а напасошок?
- Да нее, Вик, - он закутался в плед, подбирая голые лодыжки к себе, - я точно до такого не нажирался.
- а может тебе напомнить как ты звонил в зоопарк и пытался купить амурского тигра на вечер? Или когда ты позвонил и крикнул в трубку: ШОН ПРЕСКОТТ МУДАК! А на самом деле звонил в морг? – она села на корточки напротив – или то что ты пытался разбить ананас в поисках спанчбоба? О голову Логана… -девушка снова схватила за ухо и встала, не отпуская – о, и твой пик – ты чуть не трахнул Макс Колфилд!
- О! – он поднял палец вверх, явно озаренный мыслью, - а это помню, - довольный тем, что он помнит хоть что то, парень щекотнул Чейз за что тут же получил в живот, - ох…
- Ты мудак Нейтан, ты забыл про Кейт и ее заяву? Ты мне клялся больше не бухать до ТАКОГО состояния!!!
- Чуть? – он задумчиво потер подбородок, - ты уверена то чуть?
- я на это НАДЕЮСЬ, - она закатила глаза и Нейт вновь получил подушкой по спине, - ты совсем оборзел, Прескотт. Приперся ко мне под утро. Занял МОЮ кровать. А теперь  выметайся!
Нейтан спросонья даже не успел осознать, как оказался вновь в коридоре в женском кампусе, а его вещи заполнили руки.
- Ты сам виноват! Я сколько раз тебя предупреждала! – в лоб полетел тапочек, - Я ТЕБЕ СЕЙЧАС УСТРОЮ кузькину мать!
- Отъебись Чейз! Ты злобная… злобная… СУЧКА! Выгоняешь больных и несчастных на лютый мороз!
За спиной дверь тихо открывается и наркоман, завидев сонную моську Максин, гордо задирает нос и пускает его поветру, чтобы она случайно не заметила синяки под глазами и растрёпанный вид горе-ебыря. Ты же босс, нейт, Большая задница Блеквелла, пусть почувствует это и не заметил голые лодыжки!
- если вы не заткнетесь сейчас, - негромко начала девушка…
- Соси мой хуй Хуефилд, - он попробовал показать фак менее занятой рукой, но дверь уже закрылась, только для того чтобы снова открыться и оттуда в Прескотта полетела бутылка с водой. На этот раз в нос, от чего он взвыл, задирая теперь голову чтобы не испачкать футболку кровью, - вы…вы… вы обе злобные суч-чки!

***

Он очухался только через сутки. Конечно можно было бы и раньше, но написав на доске: оставьте меня в покое, Нейтан Прескотт надеялся на то что войдут в его положение и наконец то дадут выспаться. И в принципе, отоспаться удалось. После пробуждения привычный сушняк и серая размеренная обыденная жизнь студента, что по выходным стреляет в синих панков. Нейт  привычно заглотил пару прописанных доктором таблеток, запил алкоголем и, уместившись удобнее на кровати, заранее подготовив видео-ролик и салфетки, готовился провести вечер в спокойствии и тишине. Ну почти…
Забравшись удобнее на кровать, Нейтан Прескотт нажимает на пульт, засовывая руку в мягкие домашние штаны, чтобы… стук в дверь отвлек от занятия.
- Суки ебучие, я занят! – огрызается, надеясь, что парня послушают, но стук повторился, - да кто же ломится то, когда дома никого нет.
Распахнуть дверь одним взмахом, внимательно вглядываясь в знакомую макушку, что сжимала в руках довольно знакомую вещь. Темный кашемир с эмблемой Блеквелла на груди. Смешная. В прошлый раз ее приход закончился сексом, впрочем, сейчас Нейтан был слишком разъярён, чтобы оценить такой подарок судьбы.
- Ох, сама девственница Колфилд! Ну привет, наркоманка, - он облокотился о косяк двери, - решила все же помочь нуждающимся и выполнить мою просьбу?
-не знаю о какой просьбе ты говоришь и думаю, что не хочу узнавать, - протягивает ему джемпер, но в комнату не заходит, - вечерний сеанс? -чуть склоняет голову, смотря через мужское плечо. Он оглянулся следом, смотря на большие сиськи на белом экране проэктора.
- Йеп, можешь присоединится, кроха-девственница, - все же язвительная насмешка тронула тонкие мужские губы, когда его пальцы коснулись ее бедра, - ептыть, у меня даже для таких наркош закрома остались, - усмешка переросла в улыбку, - так что заглядывай, продолжим наши вечерние игры, теперь за просмотром познавательного кино.
Макс складывает руки на груди и скептически смотрит на Прескотта.
-у меня до сих пор голова трещит... – он даже присвистнул, скидывая джемпер на  ближайший стул.
- Вот и перестанет, наркоманка… - снова открылась дверь, теперь уже напротив, выпуская мистера-Валика на свободу.
- Прескотт, - Нейтан насмешливо изгибает бровь, - убери от нее свои руки.
- Отьебись от меня Варен, - юноша, устало потер ушибленную переносицу, пока в нос ему не прилетело несколько бумажек.
- Кто от кого должен отъебаться, Прескотт, - Нейтан приподнимает один из комков и расправляет, внимательно вглядываясь в собственное произведение искусства.
- А что пидр, правда глаза режет? Вон уже какой, - Нейтан поднимает глаза и не усевает увернуться, когда кулак Грэхема врезается в итак подбитый нос, - блять, ты что творишь уебок! Мой нос!
Кровь моментально залила ладони, распускаясь цветами и водопадами меж пальцев. Голова закружилась, свернулась в клубок острых нервов, вспоминая хипстерское лицо Джефферсона. Сломанная нога подогнулась, когда кулак Грэхема ударил в солнечное плетение. Это тебе не шутливые удары Виктории Чейз. А удары сыпались градом. Нейт попробовал рикрыть лицо руками, но Грэм казалось обезумел, окрашивая пол в красный, превращая некогда красивое личико в фарш. Нейтан ничего не видит от крови. Только харкает красной краской, да слышит женский визг. Грэхем тянет за светлые кудри и хеснова кулак. Кулак. Кулак. Кровь. Пинок под ребра, кулак. Кулак. Кулак. Ребра хрустят, ломаются, а почки и  печень подпрыгивают до самого горла.
- Хватит! –кричит голос Макс и удары исчезают подальше от заплывшего глаза.
- Он лапал тебя! – доносится отдаленно голос Уоренна.
- А ты расскажи ей лучше как ебался со Стеллой на вечеринке, Грэхем, - шипит чужой, слишком храбрый и резкий голос из его уст. Не верится. По щекам течет что-то липкое и Нейтан вытирает ладонью глаза, отползает к стене, пытаясь встать, - давай, расскажи своей целке, как ее белый рыцарь ебал другую, - сплюнуть кровь. Захлопнуть дверь за своей спиной и медленно сползти на пол, прикрывая лицо руками… позволяя слезам окончательно залить лицо, смешиваясь с кровью

0

20

[AVA]http://se.uploads.ru/5r9LR.png[/AVA][NIC]Maxine Caulfield[/NIC][STA]Again and again[/STA]

Встряхнула аккуратно дорогую вещь. Покрутив головой, Макс находит "сокровища", которые отложила на стол: несколько лейкопластырей с синими рыбками, четыре мятных леденца и пару полосок таблеток от головы. Наверняка это все Нейтану пригодится. Кладет в мягкий карман и невольно замирает, расправляя следом складки. Все же некоторые дорогие вещи были сделаны на удивление безукоризненно.

Однако Макс не знала, что ее "подарок" понадобится Прескотту так скоро. Она хватала за руки Уоррена, кричала на него, пытаясь остановить и даже хотела перемотать время. Но то ли из-за нервов не получалось, то ли еще чего, но ничего не происходило. Впиваясь пальцами в локти и плечи парня, девушка всеми силами пыталась оттолкнуть парня прочь от его жертвы.
-Прекрати! Грэхэм!! Перестань!!
Наконец то удалось оттянуть его руку немного в сторону и оттолкнуть двумя руками прочь от упавшего Нейтана. Даже тогда, после миссии в комнате Прескотта, она не смогла терпеть это и спасла парня от побоев. Не смотря на то, что очень хотелось проучить его.. В той реальности они все верили в то, что виноват именно он  во всем происходящем. Но.. до сих пор оставался неприятный осадок своей глупой наивности и Макс не хотела совершать тех же ошибок снова. Встав между рвущимся  Грэхэмом и Нейтаном, она упиралась ладонями в грудь первого, пытаясь его отрезвить.
-Хватит!!
И видимо все же парень послушал. Тяжело дыша, будто бык, он пытался оправдаться какой-то глупостью, на что встречал лишь внимательный разочарованный взгляд.
-ты что творишь?! Это же ужасно!- снова отталкивает Уоррена к его же двери, делая шаг вперед, - Уоррен, уйди отсюда!
- А ты расскажи ей лучше как ебался со Стеллой на вечеринке, Грэхем,  - слышится голос за спиной и Макс ощущает как внутри стягивает неприятное сомнение.
Уоррен снова взрывается и рвется проучить Прескотта, но благо, что тот уже захлопнул дверь. Видимо опять всему виной была она. Тяжело вздохнув, Безумная Макс складывает руки на груди и смотрит на парня.
-я..я не.. он все врет! Это же гребанный Прескотт!  Он врет, Макс!
В том то и дело. Это не просто Прескотт, а Нейтан. И к своему сожалению Колфилд слишком хорошо его знала. Назло делать он, конечно, мог, хоть и был редкостным мудаком, но по крайней мере честным. Вздохнув тяжело, Макс качает головой, рассыпая по плечам мягкие волосы, закрывает на секунду глаза.
-мы потом об этом поговорим, иди к себе, Уоррен, - уставше говорит, отводя взгляд от отчаянного выражения лица парня.
-Макс, - он делает попытку подойти, но, заметив, что девушка его не подпускает, сдается и уходит к себе. Негромко закрывает за собой дверь. Поражение по всем фронтам.

-Нейтан, - Колфилд прижимается лбом к его двери, прислушиваясь к происходящему в комнате. Вряд ли он ее пустит к себе теперь. - Нейтан, мне так жаль... позволь мне помочь тебе, - кажется, если прикрыть глаза, она что-то слышит. Но Прескотт, конечно же, посылает ее далеко и надолго своим заглушенным дверью голосом. Дрожащим, а значит ему очень больно.
Прикусив губу, Макс еще несколько минут мнется около его двери, пока наконец не сдается и не уходит к себе. Такое ощущение, словно она друга предала. Но ведь ничего не делала же плохого. Да и Нейтан ей не друг. В кармане отзывается телефон. Снимает его с блокировки и скользит глазами по строчкам

[float=left]https://pp.userapi.com/c837237/v837237122/4a868/-ur7wRCMupA.jpg [/float]нахуй сдались твои пластыри, отвали от меня сучка к своему ебырю!


Нейтан в своем репертуаре. Оставалось только надеяться, что ему досталось не так сильно, как показалось Макс. Пальцы заскользили по буквам, набирая сообщение. Сначала наивное "сильно больно?", но вспомнив сколько было крови стало понятно, что больно было действительно сильно. Потом попыталась извиниться или даже "может тебя проводить до медпункта?"..  Ни одно сообщение так и не было отправлено.

* * *

Утро прекрасно тем, что можно еще немного поваляться в постели, ощущая сладкую теплую негу после долгого и крепкого сна. К сожалению выходные имеют свойство заканчиваться. Зевнула коротко. Потерла ладонью глаза и вздохнула тихо. Самое обидное, что домашнее задание Макс сделала лишь частично, но вставать пораньше, чтобы закончить как-то не получалось. Перевернулась под хруст пододеяльника на бок и поморщилась чуть от солнечного света. Он пропитывал зеленые листья куста у рабочего стола, просачивался через стекла и очерчивал своим мягким контуром почти все предметы в комнате. Макс снова проверяет сотовый на наличие еще каких-нибудь матерных сообщений, но там пусто. И чего, собственно говоря, она ждала? Еще раз зевает и сгоняет себя лениво с постели мыслями о том, что ванна еще свободна. Кроме Кейт и, наверно, Стэллы никто пораньше просыпаться не любит, а потому стоило бы воспользоваться душем пока никого толком нет. И правда. У зеркала среди плиток стояла сонная Марш и монотонно чистила зубы.
-Доброе утро, Макс, - как всегда добра и приветлива, - как твое самочувствие?
-Ох, Кейт, - Колфилд улыбается и вешает на крючок в душевой полотенце, - сонно весьма. Думала, что закончу доклад, если встану пораньше, но как-то не получилось.
Они улыбаются друг другу и Кейт, эта солнечная девочка, склоняет голову к плечу. Немного думает и наконец снова озаряется ее лицо улыбкой.
-Знаешь, я могу тебе помочь. Я все сделала и у меня осталось немного заметок. Я могу тебе их на флешке принести сейчас.
-Правда? О, спасибо огромное, подруга. Ты меня выручишь..

Обычное утро. В, казалось бы, обычном общежитии.

Макс рассматривает себя придирчиво в зеркало и поправляет сумку через плечо. Аккуратно подхватывает фотоаппарат, рассматривает на свет линзу, ища трещины. Но на самом деле их там нет. Колфилд всегда очень чутко относилась к своей техники и...невольно вспоминается проявочная. Сводит неприятно желудок и Макс, прикрыв глаза и зажав рукой рот, медленно считает.

Раз..

приходит на ум тошнотворный запах, когда руки Хлои, ломая ногти, разворачивали землю. Сколько раз девушка ходила по груди своей подруги? Сколько раз произносила ее имя, даже не зная, что Рейчел ее не слышит?

два.

привкус крови на языке. Она так сжимала зубы, когда молила до слез Джефферсона. А ему все равно. Он профессионал, работал так, как считал нужным, даже если для этого требовалась доза наркотиков и стерильные перчатки.

три..

дрожащий голос Нейтана на телефоне. Его последняя попытка предупредить...

Макс открыла глаза, уже сидя на полу и чуть покачиваясь. Она сделала все, что могла. Сделала все и даже больше. Если бы она не приняла это решение, то весь город бы погиб. Академия, люди виновные и невиновные. Тогда было бы на ее руках слишком много крови. Город в обмен на дорогую жизнь - слишком большая и эгоистичная цена. Достав из кармана наушники, легко тряхнула их, тем самым распутав. Сунула торопливо в уши и прикрыла глаза, когда первые звуки поползли по проводам.
Песни китов.
сначала они кажутся чем-то неприятным и отталкивающим, но когда слушаешь их снова и снова, кажется, будто без них больше не получится..

* * *

Лавочка. Деревянный столик. Раскрытый дневник, на котором лежит Макс. В наушниках играет что-то из привычного плейлиста, а девушка не слышит. Не слушает. Ручка скользит над столешницей в воздухе. Вправо-влево. Вправо-влево, словно бы что-то зачеркивая. Все смотрела перед собой и ждала, когда посыпятся снежинки. Но так рано снег не появляется в Аркадии Бей. Медленно упирается ладонями о стол и выпрямляется. Прошел уже год. До сих пор трудно поверить в то, что Макс могла вести нормальную жизнь. Пусть с кошмарами, пусть порой с паническим страхом, что вот-вот она снова и снова будет просыпаться в Проявочной. Но жива. Ее сердце стучит. Но.. Макс жмурится, трет щеку и закрывает глаза. Нельзя было поверить в то, что она так запросто дважды уже переспала с Нейтаном. Это ведь он дважды сделал тот роковой выстрел. Это из-за него умерла Рейчел. Это он помогал мистеру Джефферсону. Весь кошмар.. его Проявочная. его Наркотики. Это он виноват..
Встряхивает шоколадными волосами и жмурится так сильно, чтобы перед глазами все на секунду поплыло. Судорожно тихо выдыхает. Нет. Нельзя так думать. Тогда, в туалете это Хлоя провоцировала Нейтана и именно она была виновата в выстреле. Оба раза. Рейчел не умирала из-за Прескотта - Нейтан был не в себе, а Джефферсон умело им манипулировал и даже хотел всю мерзость повесить на юношу. Да, Нейт помогал профессору, но потому что.. потому что сам Нейтан точно такой же, как и Макс. ТОлько вот.. только вот он не лицемер.

Из тебя так и прет лицемерие. Смотреть тошно.

Те слова резко отрезвили разум когда-то и теперь Макс не могла с ними не согласиться. Потому что это была грубая, колючая, отвратительная правда. Единственное что до сих пор не могла принять Колфилд - это слова о том, что рано или поздно Хлоя бы разрушила ее. Насовсем.
Где-то внутри.

очень глубоко внутри.

Она понимала, что это тоже правда. Если подумать, то окажется, что ТА Макс была совершенно права. Но ЭТА Макс думать об этом не хотела. Она закрывает свой дневник и снова начинает перечитывать заметки по любимым работам различных фотографов. Где-то со стороны слышится глухой смешок. Поднимает глаза, замечая идущего Прескотта. Сутулого. Снова с синяками и ее лейкопластырем на переносице. И в какой-то момент она вспоминает тот звонок. Машина. черное небо. Ливень. На телефоне лишь одно сообщение, где Нейтан недолго до своей смерти просит прощения и предупреждает об опасности.
Внутри все внутренности перетягивает почти до боли. Как можно одновременно ненавидеть Прескотта и жалеть его? Как можно искать его улыбку и при этом вспоминать о том, что он натворил? Почему же настолько противоречивые ощущения пробуждаются именно к человеку, который убил лучшую подругу? Трогает черный ровный браслет на запястье. Он когда-то принадлежал Хлое, но об этом никто не знает.
Конечно Прескотт ее замечает. Вздергивает гордо нос, продолжая свое нервное движение куда-то в сторону академии. Но.. на самом деле, Макс не могла сдержать едва ощутимую улыбку. Хоть что-то хорошее она все же смогла сделать.. ощущение вины за произшедшее почти не осталось, но Колфилд все равно хотела бы, чтобы все эти ужасные кровоподтеки и синяки пропали с лица Нейтана.. желательно навсегда. Он не заслуживает такого обращения...

0

21

[NIC]Нейтан Прескотт[/NIC][AVA]https://pp.userapi.com/c639325/v639325650/3cde9/58LZ__1U8uA.jpg[/AVA]
-Йоу, Люк, - Нейтан приподнимает руку, не слишком высоко и не слишком резко, чтобы в груди снова не закололо, защемляя тонкие нервы-провода. Но Люк отворачивается, словно бы Прескотта в кабинете и помине нет. Хах, а на вечеринке Люк Эванс смеялся над шутками Прескотта, наливал его выпивку и курил его травку… называл другом и клялся что не верит в желтую прессу, - Ллойд, как ты? – Прескотт садиться рядом с соседом по парте, но тот только скидывает вещи в сумку и пересаживается к противоположной стене. Смешно, думает Нейтан Прескотт пока улыбка медленно, воском стекает с его лица, а в субботу Ллойд Барнерс хватал Прескотта за плечи и орал, что круче никого нет. Смешно. Как быстро они меняют свое мнение когда вечер заканчивается и начинается утро.
Говорят у Нейтана Прескотта биполярное расстройство личности и его настроение меняется десять раз на дню. Интересно, а что тогда у них? Если мнение меняется чаще чем настроение душевно больного…
Веселая улыбка да хорошее настроение – сползают и растекаются лужей у вновь дрожащих ног. Голубой становится серым, как тучи над Аркадией Бей в кошмарах, разящих из сна. Мягкое, китовье тело, выброшенное на берег и исколотое камнями обрастает крепким панцирем и иглами дикобразов.  Руки дрожат, покрываются мурашками и чтобы успокоиться Нейтан Прескотт цепляется пальцами за светлые волосы.
они говорят – торчок. Опять ломка. Но Прескотт трет смешной пластырь на переносице и смеется, хотя хочется реветь навзрыд как девчонка.
- Что это с ним? – шепчут голоса вокруг, прожигая своими дырами костяной панцирь.
- Хах, это же Прескотт, - смеются голоса вокруг, - он торчок.
- Зато устроил крутую тусу, - а он слышит, слышит, слышит, каждое слово, хотя все думают что он невменяем, - он столько потратился, прям жесть…
- ой да ладно, у него столько бабла, что пусть вкинется немного и в простых смертных. Может спуститься с небес.
Мудаки и лицемеры. Лицемеры и мудаки. Их всех нужно к Джефферсону, накрыть город штормом, закрыть в проявочной, запереть и закопать на свалке. На свалке. На свалке. На свалке вместе с Рейчел Эмбер, с малышкой Эмбер и ее синей птицей. Эмбер была ангелом. Она целовала нежно, касалась ладошками плеч, забирая всю боль сковывающее  тело..
Нейтан любил ее, любил как никогда и никого. Смешно, но…  кроме нее из женщин у него было максимум две-три. Она… и Макс Колфилд, оказавшая  в постели убийцы уже два раза. Ведь два? С этими странными снами про синие джемпера ему кажется больше.. Но Рейчел была не такой. Она была первой. Она бы ему поверила…
- Говорят он убил Рейчел Эмбер, - слышит Нейтан во время перерыва, когда скуривает в курилке уже третью сигарету.
- Да не убивал я блять Рейчел! – все же не выдерживает, когда слышит подобный разговор уже в тысячный раз, - не Рейчел. Не ее… - он скидывает сигарету и чуть прихрамывая направился  в сторону говорящих, - я тут, видите? Полицаи доказали мою невинность, если бы это был я, то сидел, как ебучий Джефферсон.
А они переглядываются и трусливо делают шаг назад, когда Мудак-Прескотт оказывается слишком близко с их белоснежными крыльями.
- Отвали Прескотт, - девчонка прижимается к своему ебырю трусливо, переполненная страхом и ненавистью. И Нейтан матеркнувшись уходит, лишь слыша в спину, - сто пудов откупился… кстати, а кто ему морду так расквасил?
- Уоренн, - гордо до скрежета в зубах, аж хочется блевануть, - хоть кто-то дал этому мудаку отпор.
А ведь эта парочка живет в ЕГО общежитии. И сосалась в субботу пьяная на ЕГО вечеринке.

Телефон со стуком крутиться в руках и монотонно бьется о парту.  Отстукивает ритм, тон в тон с голосом училки по литературе. Нейтан практически скатился со стула, неотрывно следя за синими сойками за окном. Во сне они падают мертвыми и застилают собою двор. Словно сине-красный ковер у твоих ног.  Он в третий раз набирает номер Виктории, но та снова скидывает.  Пока не приходит сообщение в ответ на одинаковые звонки.

https://pp.userapi.com/c639726/v639726644/45e04/HD5VyWmCpeg.jpg Нейт, у нас контра, блять. Встретимся после уроков, не грусти. Люблю тебя :З


Только после пар и даже на перемене, встретится не удалось. Одно сообщение и юноше приходится  бегом собрать вещи и не дождавшись звонка, под окрик учителя сбежать из класса.

***

Он сидит в темноте. В самом темном углу, не смотря на открытое окно и что кресло в котором находился Нейтан Прескотт стояло напротив. Отец не курит. Он даже не смотрит на сына, а у того ладони совсем холодные и мокрые. Серые глаза бегают по комнате, лишь бы только не натыкаться на высокую фигуру. Высокую словно Тобанга. И Страшную. Хочется от этой тени свернуться в клубок, спрятаться, вжаться в кресло, но он  только может сгорбиться под тяжестью  чужого взгляда, спрятать лицо в пол и стараясь лишними движениям не нервировать отца, терпеть ноющий зуд в ногах. Потому что отец злился когда Нейтан стучал пятками, Отец был в ярости даже когда подросток сидел смирно.
- Ты должен был каждый день приезжать домой, сын, - это «сын» такое холодное и черствое что им можно резать вены, - я купил тебе машину не для того, чтобы ты игнорировал мои просьбы, - просьбы? Хах, это приказ. Приказ был, приказ. Нейту хочется рассмеяться, нервно, с болью в легких, но нельзя. Нельзя даже пискнуть в ответ. Джефферсон никогда так не смотрел. Джефферсон мягко улыбался и колол иглы в синие китовьи вены.
Джефферсон любил его. 
- ты должен приезжать домой два раза в день, Нейтан, иначе останешься тут и доступ в общежитие тебе будет закрыт, - Нейтан не хотел жить дома. Нейтан хотел обратно в свою комнату, смонтировать несколько фоток, увидеть разбитую рожу Уоренна Грэхема, услышать разговоры Логана и Закари о сосущих выдрах…. Он даже был согласен извиниться перед Кейт Марш, лишь бы только не возвращаться домой. Только не дом. Только не дом. Даже проявочная будет лучше.
-Я… - он сглатывает, но тихий голос юноши вновь перебивают даже не дав оправдаться.
- Меня не волнует что ты делал, сын и какие у тебя планы. Строй их так, чтобы два раза в день приезжать домой, - Шон Прескотт переворачивает длинные, слишком длинные листы, даже не взглянув на мальчишку, - и что с твоим лицом?
Нейтан коротко сглатывает. Отец всегда был в бешенстве, когда Нейту били в лицо.
«пусть тебе сломают ребра, но твое лицо Нейтан, это лицо семьи Прескоттов, оно должно быть безупречным»
- Я тебя предупреждал, хочешь драться? Дерись, мне все равно, но твое лицо – это лицо семьи Прескоттов, - вторит грубый голос собственному голосу. Шон Прескотт слишком часто это повторял, слишком много для самого богатого человека в городе, - ты должен знать свое место, Нейтан,  а теперь иди, тебя ждет твой врач, а потом работа.
Он так ни разу не поднял взгляда.
А чего ты хотел Нейтан? Что Шон Прескотт спросит: сынок, как твои ребра? Кто тебя так? Болит сильно? Нет, Нейтан, ты всего лишь расходный материал, кукла которую используют все кому не лень.
- Да, папочка… - он трет нос и пытается встать с кресла, к которому казалось был привязан нитками и цепями.
- И еще, приведи себя в порядок, в следующую субботу ты должен играть на поле с остальной командой.
- Но… - но я не хочу этого папа! Кричит подсознание в бессильной ярости, я хочу делать фотографии и рисовать, хочу водить кистью по бумаге, настраивать тени и свет, строить мир на бумагах, компьютере… стенах.
- Ни каких но, ты Прескотт, ты должен быть задействован везде. А теперь иди, сын.
И Нейтан уходит. Он молчит, когда дверь кабинета захлопывается. Он молчит когда пальцы колючие и костлявые, больно ощупывают выступающие ребра. Больно. Больно даже дышать, вздохнуть или кашлянуть. Но Нейтан Молчит, даже когда доктор Джекилл качая головой, накладывает тугую повязку.
Пальцы скользят по его лицу, синякам и ссадинам, скользят за ушами и по животу. Доктор что-то говорит, бинтует и смазывает, водит пальцами по телу и требует покоя.
«тебе лучше не напрягаться, мальчик, четыре недели как минимум»
Вы плохо знаете моего отца, думает Нейтан. Поставите пункцию плевры между седьмым и восьмым ребром и все, на следующую субботу я все равно выйду на поле. Отец никогда не приходит на игру, но он всегда знает, когда ты не выполняешь его просьбы.
Но Нейтан молчит, молчит, когда пластырь, смешной и теплый снимают с носа, когда женские руки размазывают по лицу грим, не думая об открытых ранах и трещинах.
Он молчит, идя вдоль коридоров большого дома, молчит на собраниях, молчит выводя отчеты на безупречно чистых листах. Отец всегда хорошо платит за работу в офисе, но знали бы эти лицемерные ублюдки сколько нервов стоят их наркотики и вечеринки.
Нейтан молчит даже когда практически ночью, сворачивает красный внедорожник на стоянку.
Он идет по женскому коридору кампуса, останавливается возле знакомой двери и заносит дверь для стука. Но нет, это было бы слишком странно. Да и наверняка она сейчас трахается со своим хахалем. И Нейтан разворачивается на пятках, открывает противоположную дверь и чуть улыбается, когда Виктория, обеспокоенная и родная встает с кровати.
Он слишком устал. Сейчас бы прикрыть глаза, прилечь… и крепко уснуть. Лишь перед тем как шторм снова накрыл его, Нейт услышал взволнованный голос подруги детства.
- Нейтан! Нейтан! Что с тобой, боги, только не падай в обморок.. ней…
И долгожданная тишина с накрывшим морем. Синее-синее как перо Рейчел Эмбер, синее, словно глаза девчонки из сна.

0

22

[AVA]http://se.uploads.ru/5r9LR.png[/AVA][NIC]Maxine Caulfield[/NIC][STA]Again and again[/STA]

  Иногда в голове снова начиналась путаница. Лишь иногда. Вот уже прошел целый год с той проклятой недели. Ресницы вздрагивают, когда Макс в наушниках облокачивается удобнее о ствол дерева за спиной. Пока еще есть время, хотелось бы насладиться теплым солнечным светом. У Прайс такой возможности никогда больше не будет, поэтому Макс старалась делать это за двоих. По тонким изогнутым проводам бегут негромкие ноты, мужские и женские голоса, заставляя девушку расслабиться и постаратья отвлечься на собственные мысли.
  Иногда она забывала что было в этой реальности, а что пропало. Приходилось вспоминать что произошло До и После выстрела, чтобы не выглядеть глупым посмешищем. За год Колфилд не особо то создала себе имидж или влилась в какую-то группу. Не сказать, что хотелось бы, но порой ощущение тоскливого одиночества начинало душить. Макс старалась быть сильной, вспоминала обещание, которое она дала Хлое Прайс и снова думала. Например о том, что говорил Джефферсон об Эмбер. Именно эта девушка смогла если не всех, то очень многих обворожить. Она знала все и обо всех, поддерживала, ободряла и.. в такие моменты Макс хотелось воспользоваться силами, чтобы вновь почувствовать себя в ее шкуре. Но потом.. пальцы сжимаются и рука опускается обратно на колени.

В кошмаре та Макс, та которая говорила так уверенно и грубо..
-Все, чего я хотела - поступать правильно..
-нет, все, чего ты хотела - стать популярной. Еле успела получить свои удивительные силы, а уже задумала обдуривать людей, делая вид, что тебе на них не плевать.
-Мне и не плевать. Поэтому я и пыталась со всеми дружить..
-Говоря людям то, что они хотят слышать? Ты просто нашла легкий путь, по другому-то ты не умеешь заводить друзей.
-Это неправда. У меня есть замечательные друзья.. и я использовала силы для блага окружающих..
-Я тебя умоляю, хватит притворяться невиновной. Из тебя так и прет лицемерие.

Колфилд снова поднимает голову и ударяется затылком о жесткую кору дерева. Морщит едва нос. Те слова из кошмара привели ее в чувство тогда, точнее они лишь растревожили уверенность в своих действиях. Именно после того разговора Макс стала думать о том, что происходит вокруг и именно из-за них девушка перестала (или не начинала, как уж тут посмотреть) использовать силу для того, чтобы говорить людям то, за что они могли бы ее полюбить. Ведет пальцами по потертому корешку дневника и аккуратно убирает его в сумку. Если бы тогда перед ней не появилась бы она сама..или кто это был - Макс бы наверняка приняла бы неверное решение.
Хотя судить об этом уже не ей.

* * *

Подпирает рукой щеку и смотрит в окно. Судя по всему осень еще не торопилась вступать в свои права. Было так солнечно и привольно, что казалось, будто бы лето никогда и не закончится. Тихо вздохнув, Колфилд попыталась снова сосредоточиться на контрольном листке. Оставалось без ответа всего пять пунктов из тридцати, но пока что ответ не приходил в голову. Негромкий вздох, приглушенный ладонью, в которую девушка уткнулась носом. Где-то со стороны в очередной раз слышатся приглушенные прикосновения пальцев к экрану мобильника. Видимо опять Виктория торопится перевести телефон в беззвучный режим. Ну да и ладно. Вряд ли она там пыталась выведать ответ на какой-то вопрос, а вот избавить класс от звука входящих сообщений вполне могла. Благо, что Мишель Грант предпочла первые пару гудков проигнорировать, осведомив класс о своем терпеливом настроении лишь парой выразительных взглядов.
 
За несколько минут до звонка дверь Академии распахивается и в сторону парковки почти что бежит сам Прескотт. Макс как раз в этот момент искала ответ на свой вопрос, считая количество проезжающих мимо машин. Удивленно моргнув, девушка присмотрелась к сгорбленной фигуре в распахнутом джемпере. Так странно. Раньше она не особо обращала внимание на то, что парень прихрамывал, а издалека это очень даже заметно. Внимательный взгляд скользнул по сосредоточенному лицу Виктории. Чуть приподнявшись на локтях, девушка поняла, что Чейз думает над одним из тех вопросов, на которые сама Колфилд уже давно ответила. Решение пришло как-то самим собой. Кончики пальцев скользнули по столешнице. Коснулась дневника и робко вырвала от одного из листов уголок. Написав несколько цифр, сложила бумагу пополам и сжала ее в руке. Ответы больше не лезли в голову, а до звонка оставалось совсем ничего. Вскинула руку:
-Мисс Грант, можно сдавать работу?
Женщина оторвала взгляд от рабочего журнала и кивнула
-Если ты уже закончила, то пожалуйста.
Макс наугад ткнула в оставшиеся два вопроса и поднялась на ноги. Положив дневник и все принадлежности в сумку, она закинула лямку на плечо. Взяла лист с проверочной работой. Оперлась о край парты Чейз на мгновение, будто проверяя не забыла ли чего возле своего стола и пошла дальше. Листик же остался почти что на работе Виктории.

* * *

В комнате пахло едой. На рабочем столе лежал пакет,в котором были аккуратно завернуты в бумагу вкуснейшие блинчики с кленовым сиропом прямиком из "Двух китов". Так приятно, когда в комнате есть что перекусить. И не просто закинуть в рот пару леденцов, а именно сесть на диван с ногами, включить на ноутбуке фильм и жевать эти потрясающие блинчики прямиком от Джойс. Давненько она не устраивала себе вечер или даже ночь кино. Устроившись поудобнее, девушка подтянула к себе подушку и обняла ее изо всех сил. Домашка сделана и была уже убрана в сумку. В комнате наведен порядок. Уоррен спроважен на какую-то лекцию по астрологии, в которой Колфилд не понимала почти ничего. Так что теперь можно быть уверенной, что вечер пройдет на славу..

Жаль только блинчики заканчивались быстро.
Пальцы нащупали влажные салфетки. Не отрываясь от очередного фильма, вытерла руки от вкусного кленового сиропа и сделала глоток из бутылки со сладкой газировкой.
В комнате становилось слишком быстро темно. Потянувшись до хруста, Макс прислушалась. Где-то из коридора послышались странные голоса. Или ей только показалось? Кажется это был голос Виктории. Откинула с колен плед и поднялась на ноги. Подошла к столу, облокотилась о него одной рукой, торопливо ставя кино на паузу. Прислушалась настороженно. Да нет. Вроде тихо.  Но Макс не была бы Макс, если бы не вышла в коридор и не подошла бы к двери Чейз.
-Виктория, - толкнула осторожно приоткрытую дверь,  - у тебя все в порядке?
Девушка сидела на полу, придерживая голову Прескотта. Внутри страхом сжало органы.
-что с ним? - испуганно выдохнула Макс и подошла к девушке, опускаясь рядом на колени, - он без сознания?
-Да, он.. он пришел и упал, - Вик видимо была напугана не меньше самой Макс и вряд ли понимала что происходит.
Колфилд растерянно смотрит на закрытые глаза Нейтана, тянется к нему ближе и почти прижимается ухом к его груди.
-Он дышит, - как-то глупо растерянно выдыхает она и снова смотрит на бледную Викторию, - давай я помогу тебе положить его на диван.
Сначала казалось, что поднять Прескотта им вдвоем будет тяжело, но оказалось, что Нейтан слишком легкий. Даже как то.. болезненно легкий. Макс подхватывает его ноги и помогает их выпрямить, даже вместе с Викторией снимает с парня ботинки, чтобы потом поставить их ровно носок к носку, пятка к пятке рядом с диваном. Не тянется расстегнуть на его груди рубашку. Но говорит об этом Вик. Девушка, словно бы очнулась и напряженно дрожащими руками стала расстегивать вещи:
-Впервые вижу его таким, - бормочет под нос, - Он просто пришел..и..упал.. я испугалась.
-Вик, все бы испугались, - мягко приободряет девушку Макс, помогая снять красный джемпер и идет к окну, чтобы его приоткрыть, - у тебя есть нашатырь? Его надо привести в чувства.
-Макс.. - Виктория замирает и обе девушки с ужасом и сочувствием смотрят на тугую повязку на его груди.
-Боги.. - наконец негромко выдыхает Макс и касается ладонью спины девушки.
Мало приятное зрелище.
-Мы должны снять ее? - Виктория ищет ответ в глазах Колфилд, но так как-то неопределенно пожимает плечами, - а вдруг ему тяжело дышать?
Макс пытается соображать трезво. Вряд ли стоит трогать повязку на ребрах, ведь именно по ним бил Уоррен. Старается сосредоточиться на курсах первой помощи, которые были в Сиэтле. Но там ничего не было сказано про подобное, так что оставалось действовать как есть. Подойдя ближе и чуть отстранив девушку, Макс аккуратно касается обнаженной кожи юноши, чтобы попробовать пальцами проникнуть под повязку.
-Она плотная, но дышать не мешает, - слабо улыбается, посмотрев на Вик, - давай  подержу его ноги, а ты смочи его лицо холодной водой или похлопай по щекам.
-Зачем ноги? - недоумение Чейз видимо немного вернуло ей уверенность.
-Кровь к голове перегонит, Вик. я знаю что делаю, поверь мне, пожалуйста..

Они обе сидели на полу около дивана, где лежал Прескотт. Его грудь мерно приподнималась и это не могло не радовать. Удивительно, но когда Макс предложила принести свой теплый плед, Вик согласилась, сказав, что у нее нет ничего, кроме одеяла с ее постели. Колфилд принесла свое стеганое покрывало и аккуратно им укрыла Нейтана, подоткнув его с обеих сторон, чтобы тепло не уходило. Опустившись рядом на пол, она обняла свои колени и положила на них подбородок.  Сколько они молчали - она не знала. Да и вряд ли хотела бы об этом сейчас думать.
-Спасибо за помощь, Макс, - Вик поворачивает голову. Ее карие глаза кажутся слишком темными в комнате с искусственным освещением, - знаешь, ты странная, но классная. Не думала, что кто-то вообще пришел бы помочь.
По губам Макс пробегает слабая улыбка. Она откидывается к дивану и вытягивает ноги, чтобы немного размять спину.
- Тебе ведь нужна была помощь. Я не могла не прийти.
-Хах, - Виктория тянет прядь светлых волос, - СуперМакс спешит на помощь? - усмешка у нее оказывается может быть не только ядовитой, - Нейтан не плохой...просто на нем столько всего висит.
Макс хотела бы спросить про отца, про таблетки, но молчит. Потому что не знает  как правильно говорить о том, о чем она знает. А вдруг ее вопрос был бы странным для этой реальности. что тогда? Оправдываться, мотать время? Лучше тогда уж промолчать, позволяя Виктории говорить.
- Из-за этих таблеток он становится вспыльчивым и странным порой. Но он действительной хороший, - Виктория смотрит в сторону своей кровати, словно бы избегая взгляда Макс, - ох, ему же пора выпить таблетки. Наверняка днем не пил.
Поднявшись на ноги, Вик находит в ящике своего стола ключ. Немного помявшись и явно что-то решая, она смотрит на Макс.
-Ты могла бы принести их? - встречается с удивленным взглядом девушки и извиняющиеся улыбается, - будет странно, если я там буду. Я скажу какие принести.
Макс опирается ладонями о пол и поднимается на ноги. Протягивает ладонь к ключу.
-Только если ты исполнишь одно мое желание, - с улыбкой говорит НиндзяМакс, наблюдая за тем, как резко захлопывается Виктория и выпускает свои колючки. Это было видно по стальному грубому взгляду, которым она высокомерно одаривает окружающих, - посмотришь со мной заметки фотографов?
Это недоумение в глазах Чейз того явно стоило...

-Говоря людям то, что они хотят слышать? Ты просто нашла легкий путь, по другому-то ты не умеешь заводить друзей.
-нет. Это неправда.

0

23

[NIC]Нейтан Прескотт[/NIC][AVA]https://pp.userapi.com/c639325/v639325650/3cde9/58LZ__1U8uA.jpg[/AVA]

-Ну и из-за чего на этот раз? – Вик устало села на траву рядышком с парнем, доставая свой альбом.
- Не понимаю о чем ты, - Прескотт сидел под деревом рядом с фонтаном и с отчужденным взором разглядывал зеленую верхушку деревьев. Разумеется он прекрасно понимал  о чем именно говорит Чейз, но упрямо делал вид будто бы остается в неведении.
- О том, что ты умудрился поцапаться с Колфилд четвертый раз за эту неделю, - девушка сменила альбом на блокнот и принялась, что то быстро чиркать. Наверняка опять свои поэмы, которые никогда не рискнет издать.
- Она бесит, - фырчит Прескотт пуская в воздух мыльные пузыри, - эта ее рожа просит кирпича, - или моего члена, поддакивает подсознание.
- Вы ведете себя как влюбленные петушки, - Виктория убирает прядь волос за ухо  и студент думает, что она дура, - даже у нее с ее парнем меньше химии, чем в ваших криках на всю Аркадию, - не на всю, а на половину, огрызается подсознание, но Нейтан крепко держит язык за зубами.
- Я с химией не дружу, - он закатывает глаза и фырчит по лисьи, выпуская огромный   мыльный пузырь, - что ты делаешь? Опять строчишь поэму Гомера?
Нейтан решил перевести тему до того как в голову Чейз придет какая то безумная идея. День был слишком хорош для подобных штучек-дрючек и ядовитых шуток на тему того как Нейтан Прескотт запал на хиптершу.
- Я помогаю тебе с серенадой для возлюбленной, Нейт, только пой тише, не забывай моя комната напротив и я  не хочу затыкать уши  тампонами, - Виктория усмехается и Нейт мягко толкает ее в плечо, - а то от твоего пения кровь пойдет из ушей.
- блять, Тори, не смеши, - он пытается сдержаться, но улыбка, все еще слабая все же растекается по губам, - мне больно еще смеяться.
- Смотри-ка и не спорит, признайся Нейт, ты думал о серенаде! – Виктория облокачивается о плечо Прескотта и лопает пузырь прямо у его длинного, сломанного носа.
- С тобой бесполезно спорить, Тори, особенно если не хочешь получить тампоном по лбу, - он улыбается мягко, рассматривая сосредоточенное лицо подруги, - лучше признайся, с каких пор ты заступница феминации?
- Колфилд сука, - кивает блондинка не отрываясь от написания стихов, - но за год твоего отсутствия случилось многое, например, у нее появилась милая шляпка и вкусные печенья.
Нейтан кивает. И правда, за этот год многое случилось и только Прескотт остался все на том же уровне морального урода. Он все так же ненавидит Грэма, все так же тащится от фотографий Марка Джефферсона и у него все так же стоит на хипстершу. Но Виктории лучше об этом не знать..
- да что ты там строчишь? – парень с легкостью вырывает блокнот и заливается смехом-  А роза упала на лапу азора!!
- А теперь прочти наоборот! – И Виктория гордо задирает нос.
***
Виктория была хорошим человеком, думает Нейтан, стараясь не сильно травмировать заживающие органы. С момента его обморока практически  ничего не изменилось, как и с момента его выпуска. В циклоне все спокойно, до  нового шторма Аркадии Бэй. Остальные все так же избегают Прескотта, а сам Нейт ищет как можно пристать к девчонке-селфи.  За эту неделю было достаточно поводов зажать ее между коридорами и наехать, даже из-за какого то пустяка, типа:  какого хуя ты делала в моей комнате?? Или же: Макс-феминаци вновь на тропе войны.
Неправильно. Но как же его бесило как она ведет себя с Грэмом, как смотрит на него и… Нейт совершенно не имел понятия как нужно правильно поступать. С его ангелом и музой Рейчел Эмбер все было проще. Она сама подошла, спустилась к нему в ад и забрала всю боль одним лишь взглядом и прикосновением. Максин же была другой.
Юноша медленно ехал по чистым дорожкам, пытаясь сопоставить суперМакс и нуарного ангела Рейчел. Но почему то в голову ничего не приходило и обе девушки постоянно сливались в одну единственную.  Вдалеке показался какой-то шум и темные фигуры замельтешили, заметив свечение фар. Он должен был проехать мимо. Всегда проезжает.  Но в этот раз что-то пошло не так и уже отъехав достаточно, он услышал знакомый голос.
Ну что за хуйня с этим городом, Нейтан?
Дав назад, Нейтан притормозил, выглядывая в окно. И правда. Знакомая макушка прижимает к себе сумку и старый разваленный фотик.
-Хэй, ретро-макс, какого хуя тут творится? – Нейтан нахмурился, открывая дверь и выходя из машины. И чего тебе не сидится дома, парень? Лежал бы себе спокойно, слушал  пение синих горбатых китов, лечился бы в кои-то веке. Но нет… обязательно нужно во что-то въебаться и с головой окунуться в дерьмо, -  с хуяли руки распустили уебки.
- иди своей дорогой молокосос, - кто то толкнул в плечо, но…. Нейтан Прескотт был ротвейлером, а не пуделем, -ты его знаешь, шлюшка?
Кто-то потянул Колфилд за руку. А Прескотту уже от  мозгов мало что осталось. Он словно танк продолжает переть на главу этого сброда.
- спроси  лучше кто не знает, пидрилла, - вновь толкнуть плечом и поравняться с «главарем», - я сказал руки от сучки убрал или я мать вашу мозги тебе отстрелю. Думаешь не смогу? – рука дрогнула, доставая из-за пазухи пистолет, - одной уже мозги по стенке вышиб, твоя  очередь уебан.
Макс испуганно сжимается, когда мужская рука опускается к ней на плечо. Вздрагивает, пытаясь все же извернуться и освободиться от хватки. Но стоит лишь дернуться, как ее ловят за запястье и дергают обратно, вынуждая отшагнуть назад.
-Нейт, - она замечает пистолет в руках парня и становится совсем не по себе.
- завали хлебало, шлюшка, - а Нейтан только распалялся, - Только я имею права ее трогать, это мой город, моя школа и даже ваши уебанские жизни. Пизда тебе бляхомудия, если вы ее хоть пальцем тронули.
Пушка упирается в живот и Нейтан  чувствует как его несет уже куда то не туда, куда то в сторону сломанных ребер и вывернутых конечностей. И он продолжал нарываться, не слыша что говорили эти чмошники.
- козлоебина… - Ротт проснувшийся в теле Нейтана Прескотта хотел продолжить, вломить в челюсть и отпиздить до потери пульса. Но за руку кто-то тянет. Тянет назад, плачет и Нейт только чувствует как по губе стекает кровь.
- Нейт прошу, пошли, Нейт – Макс Колфилд вынуждает отступить, но Нейт все же успевает выстрелить в небо. Совершенно не помня что он делает в машине.
- Ты совсем охуевшая, - сколько он уже так орал, занося пикап на поворотах, - ебанутая Макс, поперлась ночью в город, хотела чтобы тебя отхуярили или выебали на ночь глядя?! – руки с разбитыми костяшками снова ударили по рулю и машина остановилась, - это всегда можно устроить и без групповухи перед сном.

-Нейт..я.. - только начинает, как ее снова прерывает крик.

Она и не пытается его остановить. Пусть кричит, если ему так это нужно. Макс мерзляво сжимается и потирает пальцами локти.
И Нейт замолкает, притягивает к себе и целует, грубо заползая в рот языком и больно сжимая ее бедро. Пусть знает что бывает когда девочки себя плохо ведут. Потом они попадают к таким как Марк Джефферсон, в проявочную. Их обматывают скотчем. Их насилуют и избивают.

Звук пощечины  заставляет на мгновение отрезветь и Нейтан отворачивается к окну, прикрывая ладонью щеку.

Она не уходит.

Смотрит на него, Нейтан чувствует ее прожигающий взгляд. Готовая вот-вот разрыдаться. Замечает как под его рукой расползается алое пятно, но сама из машины не спешит выходить. Сжимается сильнее, отводит взгляд к окну и тихо шмыгает носом, уже не в силах сдерживать слезы. Тело еще дрожало после пережитого страха, а зубы стучали. А Нейтан… Нейтан внезапно заливается безумным смехом, падая головой на руль, из-за чего длинный гудок всполошил ближайших соседей – птиц.

- Ты еще более ебанутая чем я, Колфилд, - она поворачивает голову и Нейт скользит пальцем по ее щеке, стирая слезы с женского лица..

***

Он привез  ее только утром, когда солнце уже встало, но в кампусе все еще спали крепким сном младенца. Красный внедорожник  остановился на стоянке, заняв свободное место. Они молчали. Макс неуверенно стягивала с себя накинутый на  плечи Бомбер, а Нейтан курил.

Щелчок камеры.

Его губы касаются ее губ, в этот раз мягко, обхватывая лицо уверенно и крепко.

Снова щелчок камеры.

Она выходит из машины, запахиваясь в кофту, а он тушит сигарету и выходит следом.

Щелчок.

Хорошие снимки для хорошей газеты.

0

24

[AVA]http://se.uploads.ru/5r9LR.png[/AVA][NIC]Maxine Caulfield[/NIC][STA]Again and again[/STA]

Падает на кровать и утыкается носом в подушку. Хотелось просто поспать еще хотя бы.. тянет руку к телефону, что лежал в кармане и снимает блокировку. У нее есть еще около трех часов на сон, а этого более, чем достаточно. Переворачивается на спину и приподнимает бедра. Хотела этой ночью поехать на звезды посмотреть, звездопад. Ага. Это было безумно глупое решение, словно бы с того момента, как мистера Джефферсона упекли за решетку в городе пропало все зло. Макс коротко хмыкает и поднимает ноги, чтобы снять с себя штаны. Это ужас какой-то, а не город. В Сиэтле и то спокойнее было. Никогда еще к ней не приставали просто чтобы пристать и.. никогда еще за нее так не заступались. Перехватывает пальцами ткань кофты на запястье и тянет ближе к ладони, чтобы рассмотреть внимательно несколько капелек крови. Потому что Нейтан не умеет останавливаться. Сколько сил ей потребовалось, чтобы увести его к машине. До сих пор в ушах звучит этот звук выстрела в небо. Макс морщится и скидывает на пол к штанам и кофту, и футболку. Заворачивается в одеяло до ушей и коротко зевает, прикрывая глаза. У нее в комнате бардак. Тетради разбросаны, листы с заметками по всему дивану разложены, как обереги от неизвестного чего. На стол вообще лучше не смотреть - там помимо бумаг стоят две кружки, коробочка из-под конфет, а ныне и с фантиками. Теперь еще и вещи по полу раскиданы. Аккуратно кладет камеру к краю кровати на полу и закрывает снова глаза. Можно и поспать..

* * *

Почему на нее все так странно смотрят? Дрожащие ресницы опускаются. Рассматривает свои кеды, стоя в коридоре школы. Как всегда в наушниках. Женский нежный голос помогал несколько, успокаивал. Тянет руку к своему шкафчику. Открывает его и окидывает взглядом фотографию родителей. Мама попросила вечером перезвонить. Достает папку с распечатками и закрывает дверцу. Может быть стоит умыться?
Макс Колфилд - студентка второго курса с весьма средним баллом. Листок с успеваемостью и баллами в ровных рядах клеток как раз лежал поверх распечаток так что, прижавшись спиной к стене, девушка тоскливо рассматривала оценки за математику. К сожалению исправить тут ничего не получится, а ведь предмет знатно портил общую картину. В прошлом год его вообще не было - так зачем было ставить? Вздохнув печально, сложила лист аккуратно пополам и пошла обратно в класс мистера Дже...это давно был не его кабинет, но порой Макс никак не могла отделаться от ощущений, словно дверь вот-вот откроется и своей привычной уверенной походкой зайдет мистер Джефферсон. Ногтями почесала запястье и подперла подбородок рукой. Куда ужаснее осознавать, что ты заплутала в реальностях. Как понять где правда, а где то что было...или будет..  Колфилд не знала и потому порой приходилось себя одергивать. Не смотря на то, что она больше не та трусиха, которой была год назад, все равно..

да что такое?

Макс снова оглядывается, сталкиваясь с любопытными и осуждающими взглядами. Это что-то новенькое. Склоняется к своей сумке, чтобы достать оттуда дневник и фотоаппарат, а когда выпрямляется - прямо перед ее столом стоит Виктория со школьной газетой.
-Макс, - она подцепляет один наушник и тянет к себе, заставляя наконец-то вытащить затычки из ушей, - смотрю утро у тебя было добрым.
На стол прямо поверх дневника падает та самая газета, которую сжимали тонкие пальчики фотографа. Видимо Виктория хотела бы это прокомментировать, но вовремя оставила при себе, замечая недоуменный и растерянный взгляд Колфилд. Девушка пожимает плечами в красивой кашемировой кофточке и отходит к своей парте. 

Кажется все лицо быстро залила краска. Хорошо еще, что только что прозвенел звонок и мисс Грант зашла в класс, а то Макс готова была уже сбежать прочь, так как она наконец то поняла почему не переносит на дух все эти прессы. Боги, да это же.. Колфилд сжимает газету и торопливо прячет ее в сумку, чувствуя, что ближайшую неделю об этом она еще ни раз услышит. А что еще хуже - ей предстоял разговор с Уорреном, который она итак откладывала. Вздохнув тихо, подперла рукой лоб и готова была совсем удариться лбом о парту. Перед ними положили контрольные работы по истории искусств.

Я никогда не запомню эти имена..

Тоскливо думает девушка, скользя взглядом по ровным строчкам. Все эти взгляды. Никто даже не сказал, что Макс невольно стала звездой газеты. Шумно выдохнув, смотрит на французские фамилии и имена. Ну, конечно же именно там ошибки. Никогда не запомнит как правильно их писать. Про выговаривать можно уже даже забыть. Невольно ловит взгляд Виктории. Она явно получила гораздо выше балл и даже благодарно улыбнулась. Макс улыбается в ответ. Хоть чем-то помочь получается без применения сил. Убрав контрольную в папку, продолжила слушать мисс Грант. Преподаватель рассказывала весьма занятно, не смотря на то, что ее основной профиль - научные предметы.
Так что к звонку Макс успела многое записать. Не сказать чтобы все, но.. в какой-то момент в голове появилась мысль - надо прогуляться по пляжу и проветриться. Эта неделя, предыдущая, любая из последних за год были не такими уж и сложными, если сравнивать.. сравнивать.. Хлои давно нет, да и для всех она не пережила того дня. Но для Макс ведь было все иначе. Тогда время скакало по ее вине. Перекинув лямку через плечо, направилась в сторону своего шкафчика, чтобы открыть дверцу и заметить приближающегося Уоррена. Видимо он все же видел газету и лицо у него было крайне обеспокоенное. Колфилд убирает нависшие на лицо волосы за ухо, убирает папку обратно на полку и закрывает дверцу.
Она так и не придумала что надо говорить и как объясняться.
-Макс. Вот ты где, - он как-то натянуто улыбается. Ему явно хотелось бы сказать о своих мыслях сразу, он даже открывает рот, - Макс, эта газета..
-Давай не здесь, Грэхэм? - негромко говорит. улыбается. Правда не знает что сказать, но если и что-то говорить, то не тут, где куча любопытных ушей, - после уроков на стоянке. Ладно?
Тот кивает. Потому что всегда соглашается, не смотря на то, что и не нравится. Как к этой черте характера относиться - неизвестно. По крайней мере сейчас это было на руку, хотя раньше Колфилд считала (и сейчас считает) это неприятным. Как будто своей воли нет. Макс слабо улыбается ему в ответ и замечает краем глаза несколько разочарованные взгляды окружающих. Им было интересно увидеть индийскую трагедию с танцами ревности и оправданиями, а Макс такое зрелище пресекла. Что ж. У публики явно то чтиво, которое они заслуживают.

На стоянке было потише. Машина ректора, несколько машин студентов старших курсов. А вот привычно знакомого пикапа красного цвета не было. Прескотт или уехал, или припарковался неизвестно где. Хотя за машиной он следит внимательно, вряд ли бросил где. Облокачивается о капот машины Грэхэма, сложила руки под грудью и свесила голову. Прикрыла глаза. Учатся в академии, в которой должны расти ученые и творцы, а на деле - коробка с вшами, клещами и кусками мяса, дающих первым и вторым кровь на пропитание.
-Макс? - голос Грэхэма такой печальный.
Девушка выпрямляется и слабо улыбается, не зная с чего начать. Но видимо храбрость все же в ней появилась после приключений с Хлоей и поэтому решает не растягивать их мучение:
-Послушай, я.. мне давно надо было это сказать, но.. - почему так сложно подбирать слова? Она же не любит его, - ты хороший, но я не люблю тебя.
Они оба смотрят друг на друга.
-Макс, я понимаю, что ты не любишь. Я..
-Нет, послушай. Ты.. я понимаю, это неприятно, но так будет гораздо лучше. Вчера вечером произошло кое-что, что заставило меня понять..я  не смогу..мы не сможем быть парой, - опускает руки и тут же сжимает пальцами лямку сумки.
-Это из-за Прескотта? - он опускает голову, - так тот снимок правда?
-Не из-за него. И не из-за нас с тобой, - вздыхает тихо.

* * *

Макс не сдержалась.
Согласилась попробовать побыть еще немного вместе. Невозможно отказать, когда такое ощущение, словно парень вот вот расплачется. "Ничего. Это нормально..я привык" - говорил он. Давил на жалость и сейчас, пару часов спустя, Колфилд злилась на себя за то, что дала слабину. Она кусала губу и шла по пляжу, переключая подборки песен. В сумке жег фотоаппарат, а губы горели при мыслях о поцелуе с Нейтаном. Это лишний раз доказывало как она слаба..

Хотелось подпевать. Ноги проваливались в холодный песок, но Макс все шла по побережью, раскинув руки в стороны. Ветер подскидывал вверх подолы ее кофты, ерошил короткие волосы. Перешагнула через ямку с водой и закрыла глаза. В плейлисте только самое любимое, самое вдохновляющее и как можно громче, чтобы выбить из головы все мысли. Прочь. выше. громче. сильнее. Опирается о пятку и разворачивается вокруг свой оси, едва ли не путается в ногах и улыбается. Соленые брызги в лицо. Где-то там за мужскими и женскими голосами, за гитарой и другими инструментами поет свою песню огромное бесконечное море. Солнце кидает на волны блики, блестит и искрится. Макс останавливается. Уже виднеется стоянка с парой машин, а значит она подошла слишком близко к тому месту. Поднимает руку. ладонью прикрывает глаза от солнца и хмурится. Да, прямо перед ней виднеется уже скала с высоким маяком. Он, наверно, когда-нибудь рухнет. Мурашки ползут по коже. Нерешительно девушка переводит взгляд на машины. Странно. Ей показалось сначала, что их было всего две.
Уходит с песка на асфальт и неспешно идет в сторону машин, внимательно к ним присматриваясь. Может быть у нее было и не очень здоровское зрение, но как и ожидалось это и правда была та старая железяка, которая вряд ли еще когда-нибудь поедет. Второй машиной был трейлер. Если подумать, то Френк ее даже не знает.

Вздрагивает и морщит нос. Главное не забыть, что она его не знает. Совсем. Не знает о его любви к Рейчел, их клятве на крови, о том, что он спасал собак и вообще.. даже имени не должна знать. Хотя зачем об этом думать, если Макс не собирается с ним общаться?

На всякий случай..

Останавливается. Не показалось. Прямо за трейлером стоит красный знакомый пикап. Вот. Уходила подальше от всех и теперь опять оказалась прямо нос к носу с вездесущим Прескоттом. Надо уходить прочь пока не нарвались опять на неприятности, а уж они то точно будут - Френк тот еще тип. Он и сорваться с катушек не дурак, прямо под стать Нейтану. За спиной послышался хлопок дверью. Точнее это мог быть и не хлопок, а просто кто-то с ноги открыл дверь. Колфилд оглядывается по сторонам. Она, конечно, не большая, но прятаться за ограду смысла нет никакого. Зато можно пригнуться и нырнуть за большой синий бак для мусора. Благо, что он уже давно пустовал. Облокотившись спиной о теплый металл, девушка прислушалась.
Что и следовало доказать. Нейтан с Френком о чем-то громко спорили, срывались на крик и при этом наверняка у обоих были пистолеты. Оружие Макс не любила. Совсем. И была бы рада, если бы у них кто-нибудь его отобрал, но увы. Если наркоторговец до сих пор не в тюрьме значит он умело скрывается или знает с кем общаться. Например с Прескоттом.
-Ты ублюдок, - кричал хриплый прокуренный голос, - это правда?! Правда?!
Даже крики могут тонуть в шелесте волн. В ветре, играющем листвой. В собачьем напряженном лае. Макс сжимается, обнимает колени и прикрывает глаза. Ее они не увидят, но.. не хотелось бы, чтобы это все закончилось как с Хлоей - выстрелом, который она не имеет права отменить. Поэтому в крики она особо не вслушивалась, лишь по обрывкам фраз догадываясь о чем шла речь. Кажется они прекратили кричать, но не факт что разошлись мирно. Напряженно прислушивается. Повернула даже голову скорее уже рефлекторно, чем надеясь услышать хоть какие-то признаки жизни. Если бы Помпиду бросился бы на Нейтана - она бы услышала хотя бы крики.. если бы они стреляли, то сразу бы услышала.
Облокотилась о песок ладонью и поддалась вперед, едва выглядывая из-за угла широкого длинного бака. Френк и Нейтан катались по земле, осыпая друг друга ударами и Макс снова прячется. Она не хотела этого видеть. Не хотела знать, что происходит. Она не хотела снова пережить тоже самое, что было с Хлоей - страх, отчаяние, дикое напряжение из-за которого текла по коже кровь. Не хотела снова путаться в реальностях и думать о том, что она могла бы сделать.  Зажимает руками уши и закрывает глаза. Ей нельзя вмешиваться. Совсем нельзя..

Сколько прошло времени прежде чем она позволила себе выглянуть снова. Уже холодало и сидеть дальше на холодном песке было невозможно.  Будто бы огромный камень падает с души в тот момент, когда она замечает, что она драчуна живы и сидят за столом  у ржавой машины. Макс опирается о песок снова и приподнимается, не разгибая спину. Торопливо перебегает за другой камень и сворачивает на дорогу, оказываясь вне зоны видимости. И только тогда позволяет себе разогнуть спину. Потянуться до хруста и начать оттряхиваться от песка. Сделала пару шагов и остановилась. Оглянулась назад тревожно..

Видимо..я совсем не знаю людей.

Мелькнула мысль от странного, тянущего болезненно желудок осознания. Рейчел Эмбер была для каждого своим ангелом. Для Хлои. Для Френка. Даже для Нейтана. Она каждому показывала то, что они хотели видеть и была для них особенной. Но... это ведь неправильно? Идет неторопливо вдоль дороги к шоссе, чтобы там поймать автобус или попутку. Мистер Джефферсон говорил о том, что у них с Эмбер были особенная связь. Не хотелось бы знать что именно он под этим подразумевал. Это многое объясняло - например ту лихорадку, которая охватила всех людей, что отзывались о ней хорошо. Не бывает ведь идеальных людей, особенно когда они Особенные для слишком многих. Макс ежится. А ведь она хотела раньше быть на месте Рейчел. Чтобы Хлоя видела в ней подругу. Чтобы люди принимали ее. Чтобы ее так же любили.

И что теперь?
Теперь ее тошнит от одной мысли, что Макс Колфилд пыталась влезть в чужую шкуру. Особенно..такую.

0

25

[AVA]https://pp.userapi.com/c639325/v639325650/3cde9/58LZ__1U8uA.jpg[/AVA][NIC]Нейтан Прескотт[/NIC]
-блять…

Ветер разносил по пляжу тонкую полоску дыма вместе с душистыми кольцами, под звон темно-зеленых бутылок пива. Под закатившимся солнцем на фоне всплывающей спины кита. И Нейтану Прескотту этот мир показался слишком странным для маленького городка.

***
В принципе день проходил относительно спокойно. Встать, снять бинты, уложить волосы и заправить кровать. Посмотреть в зеркало, замазывая тональником синяки. Говорят, гены Прескоттов подарили ему идеальное лицо… для битья. Нейтан прикрывает длинные ресницы, ведя дрожащими пальцами вокруг глаза, пряча синего за тонной корректора.

Парни не замазывают синяки.

Парни не зализывают волосы, фиксируя гелем.

Парней не интересует дорогая одежда.

Нейтану все равно.

Его чистое лицо должно оставаться чистым, иначе… иначе трость вновь ударит по позвоночнику, ломая его в третий раз.
Его кучерявые пряди, должны быть идеально прямые, потому что ты Прескотт, а не сын рыбака.

И твоя одежда.. вкусы, как ты дышишь и даже думаешь – все под контролем Шона Прескотта.

Нейтан кусает губы, опуская взгляд на камеру. Он любит черно-белый мир фотографий, любит водить карандашом по белой высохшей бумаге, вывешивать фото в инфра-красном свете.

«Ты же Прескотт», диктует подсознание отца, «улыбнись», и он улыбается, поправляя в зеркале идеальную внешность. «Ты спортсмен, сын» И он поправляя бомбер выходит из комнаты.

«Ты Прескотт» насмешливый голос отца и ключ вставляется в скважину.

«Ты – Прескотт» рука замирает, давай же, Нейт, поверни ключ. Ты же Прескотт, ты..

Ключ поворачивается обратно, открыть дверь рывком, пока непередумал, в два шага достичь стола и на бегу схватить камеру.
«Твои вкусы меня не касаются, Нейтан, ты Прескотт а не жалкий фотограф». Звучит голос все тише в голове.

Только вот камера уже греет карман бомбера, только камера да ключ в замочной скважине, запирающий дверь.

Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки, Нейт

-Нейт? – Тейлор заглядывает через плечо, - Эй, Нейт? Ты чегозалип? Никогда не видел свое фото в газете? Так редко их читаешь?
Выпей их. Выпей.

- Слишком часто Тей, - он вымученно улыбается, - но впервые вижу фотошоп с селфи-феминаци.

Нейтан вешает газету на видное место и не стыдится фото. Он сидит на траве и хохочет, разглядывая печатные буквы, тыкает пальцем в фото и показывает всем херовую фотожабу. Только Виктория щурит свои карие глазища, но ничего не говорит. Кажется она понимает. Возможно слишком много, но если на это обращать внимание, все станет слишком ясно.

Нейтан смеется. Он вырезает фотку и делает из нее коллаж, выводя красными буквами:

«А роза упала на лапу Азора».

Кидает в ноги Виктории:

- А теперь прочти свою серенаду наоборот мисс фотожопница. Признайся, решила напомнить про серенады?

- Ты ебнутый, - Нейтан это знает. Как и знает про то, что фото сделано не в фотошопе, что утром красный пикап остановился на стоянке кампуса и маленькая мисс Колфилд резво выскочила из машины, кутаясь в такой же красный бомбер. Но никто не поверит, если ты не будешь оправдываться.

- Стараюсь поддерживать свой имидж, бейби

Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки, Нейт

Нейт горбиться, когда ходит, он сгибает ноги в коленях, превращая их в длинные пружины. И словно на качелях: к самому низу и к самой земле. В его комнате есть специальный пояс, корсет и штырь для осанки. Потому что ты ебнутый Пескотт с глазами-льдинами. Но в глазах Нейтана только туман да синие киты плывущие в небесах.

Нейтан любит сейвалов да горбатых китов. Синие киты наводят ужас до дрожи в коленках. Впрочем, дрожь в коленях была всегда.

Нейтан словно завороженный смотрит как сбегаются падальщики-муравьи к мертвой сойке и делает черно-белый снимок.

Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки, Нейтан Прескотт

- Нейтан Прескотт, - голос Френка заставил оторваться от телефона и поднять голову. Странно, Нейт прибыл по просьбе наркодиллера, а тот сходу начал свои ласты подкатывать, - ты, уебок. Это ты ее накачал?!  Я слышал разговор офицера.

Голова раскалывалась, стучало в висках болью, а Френк толкает парня в плечо, заставляя отшагнуть назад

- о чем ты? – Нейтан не слышит ее имени, но понимает прекрасно о чем речь.

- Ты прекрасно знаешь мудак, это я тебе наркоту продавал!

- уже год прошел, совсем охуел?

Лицо Прескоттов идеально… подходит для побоев. И под глазом расцветает новый синяк до того как Нейт осознал что случилось. Бей или беги. Бежать было не куда. Лай Помпиду в фургоне отвлекает Бауерса и Ротт затылком врезается в живот, повалив «товарища». Теперь Прескотт сидел сверху, нанося удары один за другим, чувствуя как заплывает глаз моментально.

- я, -удар, - не, - удар, - убивал, - удар, - Рей.

Кулак ударяется в песок и Нейтан чувствует как падает и кашляет кровью, когда ребро, шестое по счету, хрустит под ручищами наркомана.

- Она умерла от передоза! В твоем доме! – песок в волосах. Укусить за кулак. Отползти в сторону, откатиться.
Уже 4 года прошло с выпуска Дрю Норта. Но Нейт не забудет ни его. Ни тех кто был после. И главного урока от спортсмена: бей первым.

-Завали хлебало хуесос, - Прескотт сплевывает кровь на темный от чего-то красного, песок и падает на спину, не замечая как Френк садится рядом, - я любил ее. Как можно предложить своему ангелу наркоту?

- Не знаю за что тебя пырнуть, за то что ты ее накачал, или за то что трахал,- щелчок, но Нейт не видел как блеснуло лезвие на закате.

- Себе хуй отрежь сначала, ты ее тоже трахал.

- да ты борзый, Ротт, - наверное, Бауерс хмурится. Парень точно не знал, он вынужден прикрыть ладонями воспаленное лицо, чтобы ослепленный яростью наркодиллер не увидел соль смешавшуюся с кровью. Соль стекала из глаз морской водою.

- Скажи это трупу Прайс, или ей тоже яйца отрежешь за то что лапала в тихую Рей?

Рядом что-то плюхнулось. Тяжелое и неповоротливое. Кажется, Френк передумал мстить за свою кровную.

- Хлоя… терпеть ее не мог, задолжала три штуки и Рей всегда за нее заступалась, - Нейт приподнимается, садясь рядом. У Френка кажется сломан нос. И зуб. Неплохо Нейтан, Неплохо.

- Эта лесбуха Прайс…

- лесби? Она точно…

- факт.

Время замирает и мужчины в мгновение ока переглядываются. Смешно. Они бьются за труп бабы, которую трахала баба. Интересно кто еще ее трахал? Джефферсон? Он был так восхищен Эмбер… но Нейтан слишком любил ее чтобы что-то замечать. Он знал про то что она с Френком, но ведь он был ее абьюзером и Рей просто боялась… но так ли это?

Под боком зашипело и что-то щелкнуло. Зеленая бутылка молча перекочевала  в побитые руки Прескотта. Пиво. Закат. Ангел с посылами шлюхи. Нейтан шмыгает носом.

- Блядь… - и прикуривает, выпуская к самому небу дым.

Ветер разносил по пляжу тонкую полоску дыма вместе с душистыми кольцами, под звон темно-зеленых бутылок пива. Под закатившимся солнцем на фоне всплывающей спины кита. И Нейтану Прескотту этот мир показался слишком странным для маленького городка. Надо бы сделать фото. Впервые яркое без ч/б.

- А сейчас что? Есть баба? – нарушает молчание собаковод и Прескотт умудряется поперхнуться дымом.

- хуйня какая-то с этими бабами, - многозначительный взгляд товарища и приходится все же выдохнуть, - еще не начала гнить. Мне везет на шлюх с ебырями.

- уебки одни вокруг, а ты…

- не я, Джефферсон.

Отец и учитель.

Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки, Нейтан Прескотт

Прескотт пишет  красивым почерком, идеально ровными буквами на бумаге даже под наркотой.

Нейтан вставляет записку в дверь Логана и смотрит на пачку таблеток в руках. Аккуратные и желтые. Один к одному
.
Нет, папочка, я не буду пить твои ебучие таблетки! Иди на хуй.

Пачка ударяется о стену и Прескотт сжимает уши ладонями.

Я не буду их пить. Не буду. Не буду. Не буду. Не буду.

Пальцы быстро строчат по кнопкам и нажимают «отправить» до того как успеет передумать.

https://pp.userapi.com/c837237/v837237122/4a868/-ur7wRCMupA.jpg Что за хуйня с фото Хуефилд?


И через пару минут добавить:

https://pp.userapi.com/c837237/v837237122/4a868/-ur7wRCMupA.jpg твой ебырь оценил?

https://pp.userapi.com/c837237/v837237122/4a868/-ur7wRCMupA.jpg [float=right]твоя киска снова в зоне риска и свободна? Мияу.[/float]


Отложить телефон в сторону.

Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки. Выпей свои таблетки, Нейтан Прескотт

Фотографии развешены над столом, прекрасные и мрачные. Фотографии  словно бы сошли состен проявочной. С игрой теней и света, словно бы болью пропитаны. Словно бы..

Нейтан сиди в углу, поджав ноги к коленям. Рядом раскрытая пачка ровненьких желтых капсул. Потому что Шторм приближается. Потому что Киты на улицах падают словно снег летом.

https://pp.userapi.com/c837237/v837237122/4a868/-ur7wRCMupA.jpg Как ты, селфи-феминаци?

https://pp.userapi.com/c837237/v837237122/4a868/-ur7wRCMupA.jpg Заглянешь?

https://pp.userapi.com/c837237/v837237122/4a868/-ur7wRCMupA.jpg Иногда я бываю добрым. Когда обдолбан, но бываю

https://pp.userapi.com/c837237/v837237122/4a868/-ur7wRCMupA.jpg даже не вьебу за фото.

https://pp.userapi.com/c837237/v837237122/4a868/-ur7wRCMupA.jpg выебу.

https://pp.userapi.com/c837237/v837237122/4a868/-ur7wRCMupA.jpgне

https://pp.userapi.com/c837237/v837237122/4a868/-ur7wRCMupA.jpg бляяяяять, что за хуйня?

https://pp.userapi.com/c837237/v837237122/4a868/-ur7wRCMupA.jpg шторм.

https://pp.userapi.com/c837237/v837237122/4a868/-ur7wRCMupA.jpg шторм

https://pp.userapi.com/c837237/v837237122/4a868/-ur7wRCMupA.jpgшторм.

https://pp.userapi.com/c837237/v837237122/4a868/-ur7wRCMupA.jpg шторм.

Телефон лежал рядом. Под рукою. В руках. Только шторм в голове. Шторм да синий джемпер.
-Шторм приближается...я вижу его, вижу...

0

26

[AVA]http://se.uploads.ru/5r9LR.png[/AVA][NIC]Maxine Caulfield[/NIC][STA]Again and again[/STA]

Макс лежит на кровати и смотрит на десяток снимков, лежащих на раскрытом альбоме. Так и не перебрала их. Хотя особого желания и не было сейчас двигаться. Ноги еще болели после прогулки. Перед глазами немного плыло, но в пределах разумного. Наверно. Давно так много не ходила пешком, а надо бы. Коротко зевает до выступивших слез и переворачивается на другой бок. Тянет на себя теплый плед и утыкается носом в подушку. Лучше бы, конечно, встать и подготовить домашнее задание заранее, но вместо этого она закрывает глаза и решает поспать. Всего пару часов, чтобы набраться сил и отдохнуть. Даже прячет мобильный под подушку, предварительно поставив будильник. Это всегда помогало.

Солнце медленно клонилось к закату. В комнате тихо мурлыкала мелодия из телефона. Смятая подушка. Откинут край пледа к стене. Несколько фотографий покачнулись от легкого ветерка. По листьям растения в большом горшке текут размазанные персиковые тени, перетекают в серый, теряются в синем. Растворяются где-то в лабиринтах стебля. На экране ноутбука несколько ярких стикеров. По столу раскиданы журналы. На диване пара серых футболок и штаны, чтобы потом переодеться. А Макс нет. Она стояла в душе под струями горячей воды, склонив голову и медленно намываясь. Пальцем нажала на один едва заметный засос на груди и убрала руку. Видимо они проходили очень неторопливо, рассасывались. Но почти ничего не осталось. Приподнимает мокрые волосы и ведет пальцами по шее. На шее точно уже прошли, а вот на плечах и груди еще можно заметить, если присматриваться. Но присматриваться некому. И оно к лучшему.
Выключить воду. Вытереть хорошенько волосы. Скользнуть по телу ворсистой тканью, смахивая капли воды. Приподнялась на носочках, надевая трусы. В своей комнате как-то прохладно. Приходится закрыть форточку и только потом сесть влажной на постель. Вытянула ноги и прикрыла глаза, склоняя голову к коленям. Завернула волосы в полотенце и пошла переодеваться. Все же домашнюю работу надо сделать вечером, чтобы утром не пришлось думать о том, что с низкими баллами можно вылететь. Покидать Блеквел не хотелось, хотя место это больше не вызывало благовейного трепета. Скорее Макс видела его во всей "красе". Странно осознавать, что это все происходило именно с ней, но благодаря прошлому.. тем событиям, о которых не принято говорить, Колфиод знала настоящее лицо академии. Оно было обезображено, искривлено, но в какой-то мере еще по родному приятно. Это сложно объяснить и без лирических нот тут не обойтись.
Проверить почту. Уложить волосы феном. Музыка внезапно прервалась негромким перезвоном. Снова заиграла, когда девушка уже подошла и взяла телефон в руки. Посмотрела на экран. От Нейтана. Видимо фото он все же видел. Ну, что же. Им обоим проще сделать вид, словно ничего и не было. Роняет обратно мобильный на кровать, чтобы вернуться к домашнему заданию, но довольно скоро тщетные попытки подготовиться были прерваны. 
Пилим.
Пилим.
Пилим
Пилим..пилимпим..пи.

Телефон не умолкал, словно бы кто-то по ту сторону тонких сетей сошел с ума. Устав от ужасного настойчивого звука, Макс снова взяла в руки мобильный и закатила глаза. Ох уж эти шутки. Совсем не см..не смешно...
Сунула телефон в карман своих мягких серых штанов, накинула поверх футболки черную толстовку и торопливо вышла из комнаты. Закрыть на ключ. Дернуть за ручку, проверяя. Торопливо пошла в сторону мужской части, чтобы оглянуться по сторонам. Нигде не было Уоррена, а значит можно дернуть за ручку дверь. Потянуть ее на себя и снова толкнуть. Зашла в комнату.. Это странное сосущее под коленками чувство заставляло прийти. Оно гнало вместе с каким-то странным судорожным сомнением и волнением. Ей ни в коем случае не стоило этого делать, но Макс все равно пришла. Все равно переступила порог и закрыла за собой торопливо дверь. Еще раз оглянулась. Им итак проблем хватило, а теперь еще и сама Колфилд бегает к Прескотту, словно бы на тайные свидания. Защелкивает замок и поворачивается снова к парню.
По полу разбежались крохотные цветные таблетки. Они выглядели слишком ярко и броско на фоне пола, дивана, потолка. Они были другими и неправильными. Нейтан. Нейтан Прескотт глотал их. Жевал их. Он наверняка их употреблял, но что с ним стало? Испуганный взгляд. Он раскачивается, словно бы сумасшедший. Обнимает колени. В углу. Телефон где-то рядом или сжат в руках. Макс делает робко шаг вперед и смотрит испуганно на парня. До чего же он себя довел. Она еще раз оглядывается к двери и идет обратно.
Схватить ключ. Повернуть его в замочной скважине и спрятать в кармане штанов вместе с собственным мобильным. Ей нельзя его выпустить. Страшно. А вдруг ему станет еще хуже? Хотя куда хуже. Его взгляд бегает из стороны в сторону. Он явно что-то видит, что-то из того, что не видит сама Макс.
-Нейтан, - пробует его позвать, а он все только лепечет под нос.
Шторм
Шторм
Шторм.

Проклятый шторм не давал ему прийти в себя. Он творился у него в голове, перед его глазами и мешал дышать. парень всхлипывал, сжимался, едва ли не рычал и Макс опускается робко на колени напротив. Боится тронуть. Жаль, что не читала никогда даже брошюрки из разряда "ваш друг наркоман? спасите его". Сейчас бы она пригодилась. Но Колфилд не знала, что станет другом наркоману, а потому никогда даже не думала.. не пыталась узнать. Все же руки теплые касаются мужских колен. ОН дрожит. Трясется. Слышно как барабанами отстукивают ритм его зубы, как ноги едва ли не копытами отбивают чечетку. Каждая мышца напряжена, он весь напряжен. Словно бы.. словно бы не тут.. не видит ее, не чувствует.
Макс тянет с кровати его черное одеяло и накидывает на острые плечи. Пытается поправить. Лишь бы только не стал кричать. Лишь бы только не стал бросаться, драться, кусаться.. лишь бы только не стало плохо. Колфилд трогает его скулу. Теплые пальцы скользят по его щеке, гладит.
-Прескотт, я тут, - говорит негромко, пытается спрятать страх в голосе, - Нейтан..
Он не отвечает. Лишь все говорит про шторм. хватает за плечи до боли и бензиновых синяков, трясет. Прижимается. Отстраняется и вскакивает на ноги. Макс торопится подняться следом, хотя и страшно. Ловит его руки.
-Нейтан. Нейтан, прошу, - заглядывает в его стеклянные глаза и держит крепко за запястья, - Нейтан, все хорошо. Не будет шторма. Слышишь, шторма не будет.
Она то знает наверняка. Лучше всех знает из-за чего он появился и почему пропал. Какую цену ей пришлось заплатить за свои ошибки и как выучить простой жизненный урок - от твоих желаний может измениться мир. И сейчас Макс ощущала себя безумно плохо, потому что она виновата в том, что Прескотт бредит этой идеей.
-Нейтан, прошу. Прошу, - останавливает его у дверей, - нет шторма.. - опускается за ним на пол, снова на колени, не выпускает его руки, снова поймав, - поверь мне. Я знаю его. Я видела этот шторм. Китов выбрасывало на побережье. Да? ты это видишь? Мертвых китов? - пытается хоть как-то привлечь его внимание.
А он содрогается. Сгибается и Макс готова сама разрыдаться от страха и отчаяния. Она думает о том, что куда уж сильнее ему согнуться - итак позвоночник вот вот его сломается. Гладит по голове, обнимает и шепчет, чтобы за дверьми любопытные уши не слышали лишнего.
-Нейтан, этот шторм не придет, - гладит по голове, надеясь, что он услышит зарывает пальцы в волосы, - послушай. Ты видишь его в прошлом.. он не будет. Я все исправила, - трогает егодрожащие плечи, - Нейтан, ты все исправил.
Лишь бы только услышал. Кажется по его щекам текут слезы. Макс снова тянет уже по полу черное одеяло, которое он уронил. Обнимает парня, дрожаще укутывает его потеплее. Лишь бы только не сдался и не сломался. Лишь бы только они справились вдвоем.. без врачей. ...

Он затихает только через час. Смолкает и обмякает, как поломанная игрушка. Засыпает, лежа на полу. Голова его на женских коленях, а Макс облокачивается о кровать спиной. Молча смотрит на проектор и перебирает его волосы. От пережитого страха болело тело, ныло, грызло мышцы и нервы. Ломало дрожью пальцы. Она молчит, боясь потревожить чуткий сон Прескотта, потому что знает, что еще раз не способна пережить такое. По крайней мере ни сегодня. По стене в голубом квадрате величаво плывут киты. Огромные. Тяжелые. Они похожи на корабли без парусов. С небольшими глазами и Макс невольно вспоминает  отвратительный запах мертвых тел. Сочащуюся кровь. И сама ежится, сжимается. Ей хотелось бы лечь рядом с Нейтаном и обнять его, но боится даже пошевелиться, а потому просто гладит..успокаивающе скользит ладонью по его плечам, настороженно ощущая как жжет в кармане его телефон. Лишь бы только не проснулся. Лишь бы только не пришли сообщения или не было бы звонков. Хоть бы..
хоть бы он немного отдохнул.

0

27

[AVA]https://pp.userapi.com/c639325/v639325650/3cde9/58LZ__1U8uA.jpg[/AVA][NIC]Нейтан Прескотт[/NIC]
-вали на хуй, шлюха из моей комнаты – гремит голос Прескотта, кидая подушку к женским ногам. Она взмахивает своими разноцветными прядями и кидает подушку обратно и шмыгнув носом выбегает из комнаты.
Возможно, он переборщил. Нейт падает обратно на кровать и трет виски. Он не хотел посылать ее матом, не хотел, чтобы девчонка плакала и… он вообще много чего не  хотел. Нейтан лишь хотел разобраться со всем дерьмом в которое влип, забыть Марка и спокойно заняться тем что нравится.

Он закрывает глаза рукой, пытаясь отогнать нагнетающие мысли и по щеке вновь скользят морские волны, затыкая уши китовьим пением.

-  забери свои ключи! – связка падает на кровать и Нейтан взвыл, поднимая руки к верху.

- БЛЯТЬ?! – Соскочить на ноги, поднимая две руки, показывая два фака, - ебанутая, на хуй иди! Тебе на английском языке сказали, иди-на-хуй – он не успевает добраться до девушки, как та разъярённо захлопывает дверь перед носом, из-за чего он на мгновение оторопел. Чокнутая, приходится заново открыть дверь чтобы кинуть в след первым что попалось под руку, подушкой, - засунь свою внимательность своему пидорку в задницу, ебанутая!

Девушка показывает средний палец и до того как он успевает что-то тявкнуть, скрывается за поворотом, взмахнув синеватыми прядями. Он закрывает дверь, прикрывая рукой голову. Пиздец, он не хотел этого говорить, правда. Но голова раскалывалась нещадно. Нейтан не помнил что было вчера и как Колфилд оказалась в его комнате, но даже в таком состоянии он постарался хотя бы не называть мисс селфи по имени. Чтобы ее возлюбленный не услышал  чего лишнего.

Все же встав с пола, Нейтан Прескотт пошаркал к столу. Таблетки были собраны в аккуратную стопку и как ни странно в комнате царил порядок. Не так как расставлял всегда сам Нейт, но относительный порядок. Похоже Максин МАКСимально ответственно подошла к уходу за наркоманом. Нейт коротко вздыхает и выпивает успокоительного. Нужно что-то делать со своим мудачьим характером и со своими мудачьими нервами.

Он распечатывает фотку, красным маркером выводит смешные закарючки и ровным почерком добавляет лишь одно слово. Закрасить розовым глаза и заштриховать вокруг. Получилось круто.

Нейтан кивает и вновь открыв дверь, выходит в коридор за подушкой.

Настроение нужно было поднимать.

Постучать в дверь.

Это был прекрасный способ немного расслабиться.

И пока парень не понял что творится и прикрепить на лоб изуродованный коллаж.
- Удачи, лузер, - развернуться на пятках и держа в руках подушку, захлопнуть дверь своей китовой комнаты, оставляя лузера-Варена глупо пялится в след с надписью на лбу: «пидор».

***

Он  старается вести себя как обычно. Закинуть в шкафчик сумку, переодеться в  форму, стоя подальше от всех, чтобы скрыть свежие синяки и бандаж. Не стоит чтобы Закари или Логан увидели  бандаж туго стягивающие ребра. Физические нагрузки Нейтану были запрещены.
Если капитан команды узнает… ему не дадут сыграть в матче… а если его не будет на поле, если только не будет.
Нейтан вздрагивает, вспоминая железную трость Шона и закидывается обезболивающими.

***

- Йоу, Нейт – Закари больно бьет по спине, из за чего Нейт кашляет, прикрывая платком рот, - ты молодец, но ты уверен что будешь играть? Выглядишь дерьмого.
Нейтан улыбается, вытирая губы. Он улыбается не показывая зубов и отводит взгляд в сторону.
- не очкуй, Зак, - он облизывает сухие, обветренные губы, наблюдая за огромным фанатом футбола, - я просто вчера ошибся с дозой. Перед игрой буду в норме.

   Кажется, Риггинс был явно доволен таким ответом. Спортсмен что-то пошутил и, хлопнув Прескотта по плечу, пошел в поисках Джульетт. Интересно, она знает, что Закари в перерывах трахает Вик? И дело не только в вирте.
Нейтан поморщился, рассматривая несколько красных капель на платке. Надеюсь, что легкое не повредил… но к мистеру Бернсу лучше не обращаться, он опять все расскажет отцу  и тогда несдобровать. Сегодня все равно мистер Шуттер ждет подробного рассказа о прожитом дне, что волнует маленького Прескотта и как он собирается жить дальше. Ебучий психоаналитик, иногда Нейтану казалось, что у Шуттера явное расщепление личности.
-Нейт… Что случилось? – Виктория захлопывает шкафчик и пытается отобрать платок, но Прескотт вовремя убирает его в карман бомбера, - это кровь? Ты совсем ебнулся?
- Все ок, я во всем разберусь, - кажется Тори обеспокоена. Но ее на самом деле, как и других мало волнует то что творится в семье Прескоттов. Еще бы. Шон великий и уважаемый человек, а у Нейта есть деньги. Деньги важнее всего и юноша разворачивается на пятках, -  тебя это не касается.
- В прошлый раз, когда ты пытался разгрести дерьмо из-под своей кровати, тебя обвинили в убийстве Прайс
Нейт закатывает глаза. Не нужно строить из себя добропорядочную девственницу Вик.
- и Рейчел, - имя Эмбер заставляет остановиться.
- Я разберусь, Вик, - он старается улыбнуться, - одна игра и все. Только одна игра.
- Нет, ты не понимаешь, - девушка хватает студента за руку, цепляется своими кольцами за тонкую кожу ладоней, - Нейт, у тебя есть мы: Логан,Зак, Тейлор, я… в прошлом году мы были заняты собой, но… - он смотрит внимательно в ее карие глаза, но не видит их, - мы твои друзья. Мы поможем тебе и поддержим.
- Все хорошо, я разберусь.
И Нейтан, вырвав руку, уходит к пикапу, закуривая по пути сигарету. Сегодня его еще ждет психоаналитик.

***

Он мнется возле  двери в комнату двести девятнадцать. Уже совсем поздно. Наверное, она даже не заметит. Глупо. Хочется развернуться и уйти послав все нахуй. Но Нейтан Прескотт не сможет потом поговорить нормально. Опять будет пиздоболить, нести всякую хуету и посылать ее к черту на рогалика.
Вздохнуть побольше воздуха, нагнуться, просунув под дверь небольшую записку и коротко постучать в дверь. Боги Аркадии, как же он придурок.
Нейтан разворачивается на пятках и уходит из женской половины, до того как откроется дверь.
До того как Макс прочтет короткое «i'm so sorry».

So you gotta fire up, you gotta let go
You'll never be loved till you've made your own
You gotta face up, you gotta get yours
You never know the top till you get too low

Играет телефон Драконов, когда Нейт наконец то возвращается из душа. Протерев полотенцем кудри, он поднимает со стола телефон, утыкаясь носом в плоский экран. Странно, Вик не должна была ему написать, а общая тема с Циклоном молчит со вчерашнего вечера. Но драконы не замолкают.

[float=left]http://sd.uploads.ru/KkBwm.png[/float]  у меня есть вкусное печенье. Не хочешь заглянуть?


Лицо моментально вспыхнуло ярко-красным. Даже уши загорелись огнем, будто бы он никогда ни с кем не общался.
- тупая девственница, - пробурчал, на мгновение даже забыв весь свой прекрасный запас брани, - ебанутая, - словарь вспомнился, а краска с лица сходить не торопилась. Аж лицо высохло, испарилось от жара. Шмыгнул смешно носом, вытирая кистью и быстро настрочил ответ. Чтобы не дай Мерлин не подумала всякую хуету, типа она ему нравится.

[float=left]https://pp.userapi.com/c837237/v837237122/4a868/-ur7wRCMupA.jpg[/float] ебучаяошибканомера.


[float=left]https://pp.userapi.com/c837237/v837237122/4a868/-ur7wRCMupA.jpg[/float] у пидора другой номер.


Отбросить телефон в сторону. Тупая девственница, тупая, тупая, тупая. Он снова шмыгает носом и ненароком заглядывает в экран, ожидая новое входящее сообщение.

***

Она так и не ответила. На часах уже было давно за три часа ночи, а шлюшка Уоренна так и не ответила на последнее сообщение. Бесячая. Как же его это выводило из себя. Нейтан перевернулся на другой бок и все же не выдержал.

[float=left]https://pp.userapi.com/c837237/v837237122/4a868/-ur7wRCMupA.jpg[/float] какое печенье?


***

Повезло. Один звонок от отца и настроение сразу поднимается. Сегодня не придется пилить в офис, потому что приезжают какие то русские мудаки для пиздатого контракта. А значит, вечер можно было посвятить чистке камеры, линз и своей коллекции фотографий.

Джефферсон говорил, что Нейт талантлив. Он говорил что никогда не встречал таких как Нейтан. И глупый мальчишка верил
Опустить взгляд вниз.

Коробка.

Записка.

Печенье.

Вновь лицо загорелось и юноша, вспыхнув как свечка, рывком открывает дверь. Ненужно ему это дерьмовое печенье, пусть забирает, пусть отдает свои подачки Люку или этому жиробасину хуежнику.
Лицо –огонь

Пальцы строчат по экранной клавиатуре отправляя сообщение на знакомый номер.

[float=left]https://pp.userapi.com/c837237/v837237122/4a868/-ur7wRCMupA.jpg[/float] забирай свое хуевое печенье. Нахуй оно нужно? Сама и жри, будешь свинотой.

Грозно  отправить и так же грозно закинуть в рот машинально печеньку. Овсяное с шоколадной крошкой.

***

Нейтан любил закат. Любил чистить камеру, сидя на траве под Тобангой и натирать до блеска линзу фотоаппарата. Нейтан коротко вздыхает, отправляя в рот, за обе щеки сразу несколько печенек.
Пиздец, ебучая Колфилд, но печеньки были анриал пиздатые.

0

28

[AVA]http://se.uploads.ru/5r9LR.png[/AVA][NIC]Maxine Caulfield[/NIC][STA]Again and again[/STA]

Макс лежит на кровати и смотрит на десяток снимков, лежащих на раскрытом альбоме. Так и не перебрала их. Хотя особого желания и не было сейчас двигаться. Ноги еще болели после прогулки. Перед глазами немного плыло, но в пределах разумного. Наверно. Давно так много не ходила пешком, а надо бы. Коротко зевает до выступивших слез и переворачивается на другой бок. Тянет на себя теплый плед и утыкается носом в подушку. Лучше бы, конечно, встать и подготовить домашнее задание заранее, но вместо этого она закрывает глаза и решает поспать. Всего пару часов, чтобы набраться сил и отдохнуть. Даже прячет мобильный под подушку, предварительно поставив будильник. Это всегда помогало.

Солнце медленно клонилось к закату. В комнате тихо мурлыкала мелодия из телефона. Смятая подушка. Откинут край пледа к стене. Несколько фотографий покачнулись от легкого ветерка. По листьям растения в большом горшке текут размазанные персиковые тени, перетекают в серый, теряются в синем. Растворяются где-то в лабиринтах стебля. На экране ноутбука несколько ярких стикеров. По столу раскиданы журналы. На диване пара серых футболок и штаны, чтобы потом переодеться. А Макс нет. Она стояла в душе под струями горячей воды, склонив голову и медленно намываясь. Пальцем нажала на один едва заметный засос на груди и убрала руку. Видимо они проходили очень неторопливо, рассасывались. Но почти ничего не осталось. Приподнимает мокрые волосы и ведет пальцами по шее. На шее точно уже прошли, а вот на плечах и груди еще можно заметить, если присматриваться. Но присматриваться некому. И оно к лучшему.
Выключить воду. Вытереть хорошенько волосы. Скользнуть по телу ворсистой тканью, смахивая капли воды. Приподнялась на носочках, надевая трусы. В своей комнате как-то прохладно. Приходится закрыть форточку и только потом сесть влажной на постель. Вытянула ноги и прикрыла глаза, склоняя голову к коленям. Завернула волосы в полотенце и пошла переодеваться. Все же домашнюю работу надо сделать вечером, чтобы утром не пришлось думать о том, что с низкими баллами можно вылететь. Покидать Блеквел не хотелось, хотя место это больше не вызывало благовейного трепета. Скорее Макс видела его во всей "красе". Странно осознавать, что это все происходило именно с ней, но благодаря прошлому.. тем событиям, о которых не принято говорить, Колфиод знала настоящее лицо академии. Оно было обезображено, искривлено, но в какой-то мере еще по родному приятно. Это сложно объяснить и без лирических нот тут не обойтись.
Проверить почту. Уложить волосы феном. Музыка внезапно прервалась негромким перезвоном. Снова заиграла, когда девушка уже подошла и взяла телефон в руки. Посмотрела на экран. От Нейтана. Видимо фото он все же видел. Ну, что же. Им обоим проще сделать вид, словно ничего и не было. Роняет обратно мобильный на кровать, чтобы вернуться к домашнему заданию, но довольно скоро тщетные попытки подготовиться были прерваны. 
Пилим.
Пилим.
Пилим
Пилим..пилимпим..пи.

Телефон не умолкал, словно бы кто-то по ту сторону тонких сетей сошел с ума. Устав от ужасного настойчивого звука, Макс снова взяла в руки мобильный и закатила глаза. Ох уж эти шутки. Совсем не см..не смешно...
Сунула телефон в карман своих мягких серых штанов, накинула поверх футболки черную толстовку и торопливо вышла из комнаты. Закрыть на ключ. Дернуть за ручку, проверяя. Торопливо пошла в сторону мужской части, чтобы оглянуться по сторонам. Нигде не было Уоррена, а значит можно дернуть за ручку дверь. Потянуть ее на себя и снова толкнуть. Зашла в комнату.. Это странное сосущее под коленками чувство заставляло прийти. Оно гнало вместе с каким-то странным судорожным сомнением и волнением. Ей ни в коем случае не стоило этого делать, но Макс все равно пришла. Все равно переступила порог и закрыла за собой торопливо дверь. Еще раз оглянулась. Им итак проблем хватило, а теперь еще и сама Колфилд бегает к Прескотту, словно бы на тайные свидания. Защелкивает замок и поворачивается снова к парню.
По полу разбежались крохотные цветные таблетки. Они выглядели слишком ярко и броско на фоне пола, дивана, потолка. Они были другими и неправильными. Нейтан. Нейтан Прескотт глотал их. Жевал их. Он наверняка их употреблял, но что с ним стало? Испуганный взгляд. Он раскачивается, словно бы сумасшедший. Обнимает колени. В углу. Телефон где-то рядом или сжат в руках. Макс делает робко шаг вперед и смотрит испуганно на парня. До чего же он себя довел. Она еще раз оглядывается к двери и идет обратно.
Схватить ключ. Повернуть его в замочной скважине и спрятать в кармане штанов вместе с собственным мобильным. Ей нельзя его выпустить. Страшно. А вдруг ему станет еще хуже? Хотя куда хуже. Его взгляд бегает из стороны в сторону. Он явно что-то видит, что-то из того, что не видит сама Макс.
-Нейтан, - пробует его позвать, а он все только лепечет под нос.
Шторм
Шторм
Шторм.

Проклятый шторм не давал ему прийти в себя. Он творился у него в голове, перед его глазами и мешал дышать. парень всхлипывал, сжимался, едва ли не рычал и Макс опускается робко на колени напротив. Боится тронуть. Жаль, что не читала никогда даже брошюрки из разряда "ваш друг наркоман? спасите его". Сейчас бы она пригодилась. Но Колфилд не знала, что станет другом наркоману, а потому никогда даже не думала.. не пыталась узнать. Все же руки теплые касаются мужских колен. ОН дрожит. Трясется. Слышно как барабанами отстукивают ритм его зубы, как ноги едва ли не копытами отбивают чечетку. Каждая мышца напряжена, он весь напряжен. Словно бы.. словно бы не тут.. не видит ее, не чувствует.
Макс тянет с кровати его черное одеяло и накидывает на острые плечи. Пытается поправить. Лишь бы только не стал кричать. Лишь бы только не стал бросаться, драться, кусаться.. лишь бы только не стало плохо. Колфилд трогает его скулу. Теплые пальцы скользят по его щеке, гладит.
-Прескотт, я тут, - говорит негромко, пытается спрятать страх в голосе, - Нейтан..
Он не отвечает. Лишь все говорит про шторм. хватает за плечи до боли и бензиновых синяков, трясет. Прижимается. Отстраняется и вскакивает на ноги. Макс торопится подняться следом, хотя и страшно. Ловит его руки.
-Нейтан. Нейтан, прошу, - заглядывает в его стеклянные глаза и держит крепко за запястья, - Нейтан, все хорошо. Не будет шторма. Слышишь, шторма не будет.
Она то знает наверняка. Лучше всех знает из-за чего он появился и почему пропал. Какую цену ей пришлось заплатить за свои ошибки и как выучить простой жизненный урок - от твоих желаний может измениться мир. И сейчас Макс ощущала себя безумно плохо, потому что она виновата в том, что Прескотт бредит этой идеей.
-Нейтан, прошу. Прошу, - останавливает его у дверей, - нет шторма.. - опускается за ним на пол, снова на колени, не выпускает его руки, снова поймав, - поверь мне. Я знаю его. Я видела этот шторм. Китов выбрасывало на побережье. Да? ты это видишь? Мертвых китов? - пытается хоть как-то привлечь его внимание.
А он содрогается. Сгибается и Макс готова сама разрыдаться от страха и отчаяния. Она думает о том, что куда уж сильнее ему согнуться - итак позвоночник вот вот его сломается. Гладит по голове, обнимает и шепчет, чтобы за дверьми любопытные уши не слышали лишнего.
-Нейтан, этот шторм не придет, - гладит по голове, надеясь, что он услышит зарывает пальцы в волосы, - послушай. Ты видишь его в прошлом.. он не будет. Я все исправила, - трогает егодрожащие плечи, - Нейтан, ты все исправил.
Лишь бы только услышал. Кажется по его щекам текут слезы. Макс снова тянет уже по полу черное одеяло, которое он уронил. Обнимает парня, дрожаще укутывает его потеплее. Лишь бы только не сдался и не сломался. Лишь бы только они справились вдвоем.. без врачей. ...

Он затихает только через час. Смолкает и обмякает, как поломанная игрушка. Засыпает, лежа на полу. Голова его на женских коленях, а Макс облокачивается о кровать спиной. Молча смотрит на проектор и перебирает его волосы. От пережитого страха болело тело, ныло, грызло мышцы и нервы. Ломало дрожью пальцы. Она молчит, боясь потревожить чуткий сон Прескотта, потому что знает, что еще раз не способна пережить такое. По крайней мере ни сегодня. По стене в голубом квадрате величаво плывут киты. Огромные. Тяжелые. Они похожи на корабли без парусов. С небольшими глазами и Макс невольно вспоминает  отвратительный запах мертвых тел. Сочащуюся кровь. И сама ежится, сжимается. Ей хотелось бы лечь рядом с Нейтаном и обнять его, но боится даже пошевелиться, а потому просто гладит..успокаивающе скользит ладонью по его плечам, настороженно ощущая как жжет в кармане его телефон. Лишь бы только не проснулся. Лишь бы только не пришли сообщения или не было бы звонков. Хоть бы..
хоть бы он немного отдохнул.

0

29

[AVA]https://pp.userapi.com/c639325/v639325650/3cde9/58LZ__1U8uA.jpg[/AVA][NIC]Нейтан Прескотт[/NIC]Нейтан чувствует тяжелую ладонь на волосах. Здесь, в Проявочной, только они вдвоем. Марк и он. И Марк треплет его волосы, Марк касается их с почти что отеческой нежностью. Впервые с того времени, как был инцидент с Рэйчел Эмбер. Тревожит и радует одновременно.
И Марк смотрит ему в глаза, коснувшись пальцами подбородка. Что он там видит? Нейтан не знает, но замечает улыбку, загорающуюся в уголках губ. Тень улыбки.
– Знаешь, Нейтан... Я думаю, нам стоит попробовать кое-что.
Его голос мягок. Его голос обезоруживает, его голос успокаивает. Как песни китов.
И Марк обхватывает пальцами его запястье, разглядывает полоски вен сквозь тонкую кожу. Так, будто это – карта к землям, полным богатства и процветания. И Марк ведет пальцами по его запястью, словно по нарисованным морям, тропинкам, хребтам. И Марк доходит до локтя, до внутреннего сгиба локтя, затем – до плеча, до рукава черной майки.
– Что, мистер Джефферсон? – спрашивает Нейтан, когда рука Марка останавливается на его шее. Сейчас сожмется, думает Нейтан. Но вокруг горла сжимаются вовсе не пальцы – слова.
– Хочу, чтобы ты побыл моей моделью.
И Марк снова треплет его волосы. Разве можно сказать «нет»? Разве можно отказать человеку, который для него – отец? Тот, которого у него никогда на самом деле не было.
Эти суки ничего не понимают. Марк – настоящий гений. Такого человека нигде больше на целом свете не найдешь. А все они, все, кто был здесь, в Проявочной... Выветрись из них дурь, они бы стали кричать, пытались бы звать на помощь, умолять. Они бы никогда не стали добровольно принимать наркотики. Никогда бы не позволили добровольно себя связать.
И Марк говорит:
– Хорошо, Нейтан. Молодец.
От этого подкашиваются ноги. Марк ловит его, не позволяет упасть. Бережно кладет на белый, режущий глаза фон.
– Вот так. Осторожно. Не шевелись.
Разве может он? Все тело такое слабое, ватное от парализующих прикосновений. Вокруг запястий обвилась блестящая серебряная змея. Кажется, пальцы Марка везде – поправляют его волосы, вцепляются в кожу, меняя положение рук, возятся как с тряпичной куклой.
Его пальцы, кажется, проникают в сознание, заполняют его целиком, потому что все остальное – теряет смысл, теряет хоть какую-то значимость. Чувства атрофируются: чувство одиночества (мистер Джефферсон, отец, боги Аркадии), чувство бессильной ярости (прости Макс), чувство вины (Рэйчел, я правда этого не хотел), чувство привязанности (не плачь, Виктория). Прикосновения очищают. Если нет ничего, грязи тоже нет.
Сегодня понедельник, седьмое октября. Кейт Марш еще не забралась на крышу. Сегодня понедельник, седьмое октября. Торнадо еще не смел с лица земли Аркадия Бэй.
Сейчас он так ясно видит. Почти что чувствует порывы ветра, сумасшедшую дробь ливня по земле и асфальту.
Марк что-то говорит, говорит, говорит. Его слова мотыльками вьются в сознании, невесомые, шуршат крыльями. Марк снимает с него одежду, но Нейтан не чувствует холода. Сейчас Нейтан вообще ничего не чувствует.
Так странно. В Проявочной только они вдвоем, а Нейтан видит Макс Колфилд. Викторию. Дэвида. Хлою. Рэйчел. Они все смотрят только на Марка, неотрывно, не моргая, сверлят его взглядами. Нейтан понимает почему. Трудно на него не смотреть.
От Джефферсона исходит волшебный свет, слепящий, обжигающий свет. Свет всегда сопровождается щелчком. Что это за звук? Кости? Сама материя жизни и времени? Марк создает фотографии, вырезает ножницами неуловимый момент, сохраняет его навсегда в своих алых папках.
Проявочная. Здесь они смогут спрятаться от шторма. Вдвоем, будут сидеть на этом диване, представляя, как других забирает смерть. Они все умрут, их всех заберет грядущий шторм. Останутся только двое: отец и сын, и они будут сидеть на диване в Проявочной.
Нейтан хочет рассмеяться, но из горла лишь с хрипом вырывается дыхание. Марк опускает фотоаппарат. Марк прикасается к его лицу. Взгляд Марка проникает под кожу. Губы Марка шевелятся, звучит голос, вновь мотыльки, еще больше мотыльков. Они садятся на веки. Мотыльки тяжелее свинца.
– Марк... – плачет Нейтан, когда пыльца с малюсеньких крыльев летит в глаза. Так остро, так больно, как будто иглы проходят сквозь зрачок к самому зрительному нерву. – Марк...
Теплая ладонь ложится на щеку, теплая ладонь зажимает рот.
– Тише, Нейтан. Ты испортишь такой кадр.
К иглам прибавляется скальпель вспышки. Щелчок.

Нейтан приходит в себя с криком, стоном, резко распахивая глаза и щурясь от белых вспышек. Нейтан ничего не помнил. Только как несколько человек сносят его на поле и… темнота. Кровь на руках. кровь на земле. Адская боль в груди. Длинные иголки в венах да вспышки фотоаппарата.
Он все еще четко видел лицо Джефферсона и думал, думал..
Ты плохой сын, Нейтан,  за год ни разу не навестил его.
Рука, мягкая, нежная касается исколотых рук.
Прости, Виктория, я облажался.
Улыбка слабая и мягкая касается его губ, словно мотыльки. Синие бабочки на ведре в туалете.
- сколько?
- три дня, - девушка убирает светло-русые кудри со вспотевшего лба.
Он прикрывает глаза, пытаясь осознать реальность. С прошлого года кошмары стали реже, но с того момента как он вернулся в Блеквелл…
Шторм? А как же Шторм? – хотелось спросить, схватить ее за узкие плечи и встряхнуть. Но рука с катетером совсем онемела и пальцы, словно тонкие кости-льдышки.
Нейтан молчит, поворачивает голову и видит темную макушку Колфилд. Она не должна быть тут. Он сделал ей больно.
Изнасиловал.
Накачал.
убил ее подругу.
Чуть не отдал Джефферсону.
Нет, она не должна быть тут. Макс Колфилд должна его ненавидеть, рвать кожу  своими коготками на его лице, а е смотреть так.. так…
Сердце бешено колотиться под грудной сломанной клеткой. Сердце сходит с ума, бьется, словно синяя сойка в окна
«Ты милый» Звучит ее ретро-голос с пленки.
«ты милый» поет в голове китами и ланью.
- Макс Колфилд, верно? – говорит хрипло, не веря своим глазам, надеясь что это галлюцинация от нейролептиков или обезболивающих. Но она моргает своими глазами-океанами и Виктория кивает, будто бы тоже ее видит, - Что за хер? Какого хуя она тут делает?
- Сидит, - коротко отвечает Вик, изгибая дугою бровь, -  мы волновались за тебя.
Нейтан коротко сглатывает. Взгляд посеревших от белых вспышек глаз бегает по комнате и сердце сходит с ума, как давно еще сошел с ума мозг.
Нейтан не знает как реагировать
Это не входит в концепцию привычного поведения.
Вик пришла. Как всегда. Больше никто не приходит.
Не должна была прийти и она, жертвы издевательств и насилия не приходят к своему мучителю. Это неправильно. Это не логично.
Он
Он.
Он
Он не знал как на это реагировать.
Поэтому Нейт пытается вести себя как обычно. Нужно оттолкнуть, сбросить, чтобы мысли не путала и не рушила привычный устав жизни.
Потому что все кто проникал в его жизнь умирали или гнили в тюрьме.
- Иди на хуй шлюха от сюда, - краска прилипает пятнами к щекам. Не от ярости. Ярости не было и в голосе, - ты ошиблась палатой, - он дышит тяжело, сжимает пальцами простынь, - давай, блядь, собирай манатки и херачь пока  не вьебал.
Макс не торопиться уходить. И он скатывается с подушек и по детски прячется под одеялом, натягивая его до макушки.

***

- Ты молодец, Нейтан, - Джефферсон треплет его кудри с отеческой любовью, перебирает пшеничные пряди и Нейтан уставше прикрывает глаза. – Ты мне как сын, Нейтан, знаешь? – шепчет Марк. Нейтан чувствует его колени под щекой. Его руку – на ребрах. Тихий смех. – Конечно, знаешь.
– Да, папа, – слова слетают неосознанно, как листья, сорванные порывом дыхания Марка.

***

Макс Колфилд  приходила практически каждый день, не давая замкнуться  в собственных воспоминаниях ни на секунду. Трудно вспоминать прошлое, когда над душой сидит девушка и смотрит. Смотрит своими китовьим глазищами на тебя. И молчит. Макс не болтала как Вик или Рейчел, но все равно приходила каждый божий день.
Сначала Нейт матерился и выгонял девчонку, но это оказалось бессмысленным занятием. Она все равно приходила и все равно приносила еды. Поэтому он начал ее игнорировать, может быть если нейт перестанет реагировать на ретро-селфи та успокоиться?
Парень поправляет очки на носу, перелистывая страницу, слушая тихое дыхание феминаци под боком. Его зрение резко ухудшилось в прошедшем году, мистер Браун говорит из-за нервного срыва. Одно хорошо, +2, а не минус. Поэтому очки он надевал только когда читал книги с мелким шрифтом. И как раз именно такую и принесла Вик вчера.
- Я не понимаю, - он откладывает книгу в сторону и хмурится, вглядываясь в милые черты лица, - почему ты продолжаешь сюда ходить? Я посылал? Посылал. Игнорировал? Игнорировал. Материл? Материл. А ты все еще тут, Макс, - его настолько волновал этот вопрос, что Нейт автоматически назвал девушку по имени, а не привычными прозвищами.
Пока она обдумывает ответ, Нейт снимает очки и откладывает в сторону. Макс думает долго. Он смотрит на него своими синим глазами и моргает, словно бы он только что окатил ее ледяной водой. Нейта это начинает бесить. Он уже открывает рот чтобы разразиться гневной триадой, как дверь с грохотом распахивается, впуская в палату Вортекс.
- Йоу, Чувак, - Логан как всегда первый. Огромный амбал вваливается явно уже обкуренный, с улыбкой от уха до уха и замирает, замечая рядом с кроватью мисс селфи.
Секундное замешательство и Нейтан уже думает как оправдаться, как Логан хлопает девчонку по плечу и смеется, будто бы она сама член клуба. Но Нейтан в Вортекс ее не принимал. Вортекс клуб только для избранных. Для лузеров что стали истинной элитой Блеквелла. Макс не подходит Вортексу, она никогдане была лузером, не знает что каждый из них пережил. Она сильная.
- Хуйли вы тут забыли? – он материться беззлобно, скорее по привычке и хвала всем духам Аркадии ребята к этому привыкли.
- Ну как мы блять бросим нашего защитника, - Зак смеется ставя на стол бутылку шампанского, - через месяц едем в Бразилию на чемпионат, надеюсь ты с нами?
- Как же я брошу свой клуб? А вдруг сдохните от передоза в дороге, - И Нейт смеется. Впервые за две недели проведенных в больнице.
Вортекс не были друзьями, но видеть Зака, Логана, тейлор и даже Дану было приятно.
раньше его нкто кроме Вик и Марка не навещал, а тут… ебанутый год. Нейтан поворачивает голову, замечая как Колфилд пытается по тихому свалить.
- И нашей ретро-селфи налейте.
- уже, - Зак разлил шампанского по пластиковым стаканчикам, - если ты в Вортекс клубе, то от шампанского не сбежать.

0

30

Подперев кулаком щеку, она заснула. Просто прикрыла тяжелые слипающиеся веки. В такие мгновения говоришь себе, что спать не хочешь, что закроешь глаза лишь на пару минут, чтобы они отдохнули. И разум проваливается в сон, словно уставшее тело на мягкую перьевую перину. Это затягивает, обволакивает и утаскивает в теплую, расслабляющую негу.

В палате свет приглушен едва. На улице медленно темнело, полз к окнам больницы холодок. Сквозняки искали вход, но дверь и окна плотно закрыты. Дверь приоткрывается и медсестра включает еще пару ламп. Подходит к капельнице Прескотта, что-то проверяет, отмечает в своем листе и окидывает взглядом Колфилд. Вик же внимательно смотрит на молодую женщину в белом халате и мягких балетках. Та встречается взглядом с Чейз, разворачивается и торопливо уходит. У них еще есть время визита и выгнать их медсестра не имеет никакого права. Хотя, наверно, ей и хотелось бы. Блондинка смотрит как медленно закрывается дверь, тихо и без хлопка, и снова опускает взгляд в книгу, где ровные строки повествуют об очередном фото-приеме.

Макс открывает глаза, скорее рефлекторно. Еще не проснувшаяся, сонная, она торопливо выпрямляется и пытается осознать как долго она умудрилась проспать. Трет щеку ладонью, чтобы стереть колючее ощущение от кулака на скуле. Морщится на секунду и смущенно зевает в ладони. Переводит взгляд на Прескотта. Вздрагивает. Переводит взгляд на Викторию. Однокурсница прямо светится изнутри, а значит Нейтан и правда очнулся. И кажется, будто с ним вся палата проснулась. Встрепенулась.
- Макс Колфилд, верно? – приятный теплый голос, кажется, еще дрожит, -  Что за хер? Какого хуя она тут делает?
- Сидит, - коротко отвечает Вик, изгибая дугою бровь, -  мы волновались за тебя.
  Где-то внутри сворачивается змеей волнение. Стягивает, тянет в один узел, заставляя ощутить тошнотворный небольшой ком в горле. Макс присматривается к бледному лицу Прескотта, передернутому гримасой недовольства. Ее это ничуть не смущало - агрессия со стороны парня была уже почти привычной, а значит обижаться на это нет смысла. Не удивительно, что он не ожидал увидеть тут Колфилд. Девушка и сама не совсем понимала зачем таскается сюда каждый день. Потому что хотела поддержать Викторию. Потому что хотела убедиться, что Нейтан очнется. Но объяснить этого не могла. Сколько не пыталась, не находила правильных слов, чтобы найти правильные причины тут сидеть часами и смотреть то в окно, то в стену, то засыпать сидя, ожидая, когда Прескотт очнется. Она не была ему другом или кем-то еще, чтобы сидеть рядом. Ждать..
-Если ты так ругаешься, то точно скоро пойдешь на поправку, - отшучивается Макс и улыбается открыто.
Откровенно.
В этой вселенной он убил Хлою. В этой реальности он не умер, пытаясь предупредить Макс об опасности. Но все равно Колфилд склоняет голову чуть к плечу и улыбается. Потому что просто рада.. Они не встречались, не влюблялись и не были Королем и Королевой. Это надо помнить, чтобы не смотреть так мягко на его едва проявляющиеся алые пятна на щеках. Их было сложно заметить, но из-за бледности кожи и хорошего освещения, Макс все же видит. Опускает глаза, как будто она только что подглядывала за чем-то интимным.
- Иди на хуй шлюха от сюда. Ты ошиблась палатой, - он дышит тяжело, сжимает пальцами простынь, - давай, блядь, собирай манатки и херачь пока  не вьебал.
Прескотт вполне в своем репертуаре. Даже хочется поинтересоваться как он планирует встать на ноги хотя бы, чтобы дотянуться до девушки, сидящей на другом конце палаты. Это было бы забавное зрелище из категории - Зомби атакают. Правда пришлось свои рассуждения оставить при себе, Макс даже улыбается уголками губ, смотря как Нейтан прячется под одеялом. Если честно уходить совсем не хотелось. Да только телефон в кармане завибрировал, оповещая о смс.

Стоит, наверно, оставить их наедине..

Виктория его подруга. Они Король и Королева, близкие друзья. Поэтому он не прогоняет девушку, не плюется в ее сторону ядом. Макс растерянно поднимает взгляд к лицу Вик, та лишь поджимает губы и пожимает плечами. Заставляет Макс саму решить, что делать. Поэтому рука как-то сама тянется к лямке сумки. Перекидывает ее через плечо, поднимается на ноги и застегивает толстовку.
-Встретимся на парах завтра, Вик, - махнула рукой на прощание и вышла из палаты.
Ненадолго замерла в коридоре. Скользнула пальцами в карман джинс и вытащила оттуда телефон, чтобы прочитать сообщение от папы. Пожелания спокойной ночи и предложение на каникулах заглянуть в Сиэтл хотя бы на несколько дней. Было бы неплохо повидать семью и вместе с ними провести время. Макс улыбается сама себе уголками губ и странная тянущая обида замолкает. Точнее это не столько обида, сколько... просто тихое разочарование или может быть какое-то тошнотворное чувство жалости..

* *  *

Поджимает ноги к груди ближе, закрывает глаза, сильнее обнимая подушку. После нескольких дней, что были проведены в больнице, засыпать было тяжело. Рассчитывала ли Макс на такую реакцию? Вряд ли. Тяжело выдыхает и утыкается носом в угол мягкой подушки. Хотелось чего-то.  Приятного. Тянет выше одеяло. Прячется под него. Ждет, когда согреются холодные стопы. После смерти Хлои стало очень одиноко. Без нее жизнь казалась пустой. Пальцы вздрагивают, сжимаются.
Становится грустно. Тоскливо. Старается прогнать из головы странные мысли.
Откидывает в сторону нагретое одеяло и торопливо поднимается на ноги, ориентируясь в комнате почти что в полной темноте. Вытягивает руку перед собой, чтобы схватить пальцами край стула. Облокачивается о него и медленно ведет раскрытой ладонью над столешницей. Вряд ли окружающим стоит знать, что в сумке Колфилд во внутреннем кармане среди картриджей есть небольшая серебряная пластина с прозрачными ямами, наполненными небольшими таблетками. Натыкается на баночку, что тут же падает и стучит содержимым слишком шумно. Девушка морщится и хватает содержимое до того, как оно упадет на пол. Закидывает пару таблеток под язык, перекатывает во рту и запивает из бутылки с водой для цветка...
возвращается обратно в кровать.
Надо скорее заснуть.. надо отдохнуть..

* * *

Утро обещало быть прекрасным. Приятное спокойствие пока руки пробегались по вешалкам. Рубашки надевать не хотелось, поэтому пальцы перепрыгивают на полку, чтобы оттуда вытащить черную футболку с бражником. Застегнула смоляной лифчик на спине, замерла. На плечах кожа чистая, гладкая. Без единого следа. Аккуратно ведет рукой по локтю, по плечу, словно бы пробуя найти хоть какой-то синяк или след. Ничего не было. Все следы исчезли с кожи, словно бы их и не было никогда. Задумчиво девушка надевает футболку, торопливо натягивает следом штаны. Надо ничего не забыть. Ах, и почему с вечера нельзя собирать сумку? Вечно по утрам нет-нет, а забудет то книгу, то еще что. Хорошо еще, что тетрадь никогда не доставала безвозвратно из недр сумки. Пробежавшись пальцами по альбому, дневнику, тетради и книги, резко закрывает молнию и перекидывает лямку сумки через плечо. Выбегает из комнаты. По светлым коридорам.
через лестницы.
Через двери.

В наушниках музыка вызывает какое-то странное тоскливое желание прогулять занятия, свернуть с пути, но Макс с этим чувством борется. Перепрыгивает через бордюр и спешит на занятия. Нельзя опаздывать, а то не закончится это добром. Помахав рукой Алисе, улыбнулась Брукс и подбежала к шкафчику, едва по пути не налетев на Логана.
-Эй, Колфилд, - кричит в спину парень, -  смотри куда летишь!
Извиняющиеся улыбнуться. Макс и правда стоило бы быть повнимательнее..

*  *  *

Дрожащие руки окунаются в воду. Робко бросает взгляд в сторону пола. Ровные квадратные плитки, лежат линия к линии. А Макс не по себе. Ей кажется, что на них не хватает лужи крови и голубых волос. Синих-синих, рассыпавшихся так незатейливо. Морщится и снова опускает голову, чтобы спрятать лицо от зеркал. От отражений. Хлопает дверью за спиной, растирая капли воды по коже. Нервно поправляет сумку. Да что с ней не так то? С ума сойти можно. Словно бы снова ее за горло хватают ночные кошмары, где мистер Джефферсон своим восторженным шепотом шепчет о ее красоте. Вспышки облизывают тело. Ползут к лицу все ближе и ближе, а она пошевелиться не может. Позвоночник тянет невидимыми нитями. Она спотыкается, подворачивает ногу на ступеньке, но не падает. Успевает поймать равновесие, но колкая недобрая боль на секунду выбивает из колеи. Хочется разрыдаться. Это ничего. Это все пройдет. Тогда прошло и сейчас пройдет. Надо просто еще несколько таблеток положить под язык. Перекатить к щеке и запить водой. Это не наркотики, это врач прописал когда-то давным давно. Макс бы с радостью позвонила мистеру Джонатону и попросила о встрече, чтобы поговорить, немного высказаться. Но не получается. ..

Оглядывается и замечает за спиной улыбающегося Хейден.
-Ох, извини, - она не сразу понимает, что заслуга спасения от более тесного знакомства с асфальтом принадлежит не ей, - Как-то неловко получилось, - улыбается, когда парень помогает встать на ноги твердо.
-С тобой все в порядке? - Хейден может и был не особо прилежным учеником, но он был куда добрее и внимательнее многих, - ты что-то сегодня совсем растерянная.
Он внимательно вглядывается в лицо Колфилд, приподнимает вопросительно бровь.
-а.. я просто не выспалась, вот ноги и подводят, - она улыбается благодарно.
-Слышал ты к Нейтану в больницу ходишь, - и это был не вопрос. К сожалению совсем не вопрос. В этом городе и правда секреты разносятся так же быстро, как догадки и слухи, - как он там? Я все хочу зайти, да все никак.
-Гораздо лучше. Все так же матерится и посылает во все известные направления..
-Значит точно здоров, - смеется парень и хлопает по плечу Колфилд, - не сломай ноги, Безумная Макс.

Достает из кармана телефон, чтобы написать смс Виктории о том, что она задержится и придет в больницу немного позже.
-Макс, - окрикивают со спины, когда Колфилд уже сидит на остановке, листая в телефоне вкладку из интернета, - Макс.
Она рефлекторно ставит блокировку на экране и поднимает голову, когда прямо перед оказывается запыхавшийся Уоррен.
-О, Грэхэм. Привет, - немного растерянно улыбается.
- Привет, а куда ты собираешься? - он смотрит с грустью в глазах.
Потому что понимает, что ответ ему не понравится. Он об этом уже неделю говорит. Хочется сбежать. Запрыгнуть в автобус поскорее. Но как назло автобусов и близко не было видно.

во славу Сатане

Разочарованно думает Тихая Макс. Если честно, сейчас она уже не хотела думать о ком-то и уж тем более не хотела искать причины, которые могли бы спасти ее от разговора. Поэтому молчит. Робко отводит глаза. Пальцами мнет подвеску на телефоне в виде небольшой фигурки лани. Ей бы немного больше смелости. Сглатывает коротко и поднимается все же на ноги.
-Грэхэм, мы расстаемся..
-что?
видимо такой решительности не ожидала от себя не только Макс. Но отступать уже некогда. Ее глаза смотрят с какой-то тоскливой обреченностью, прекрасно зная, что просто так Уоррен не захочет отпускать ее. Видимо у нее опять горят щеки. Это ужасно смущало и уж неизвестно как с такой бедой бороться. Но куда больше волновало поведение Грэхэма. Стоило разговор этот закончить как можно скорее. До тех пор пока она не начала чувствовать свою вину перед ним. Потому что так не делают. Нельзя встречаться с парнем, а оказываться на вечеринке или в комнате другого парня...ох, и зачем только вспомнила об этом.
-Я..я понимаю, что это неприятно, но к этому все шло. Я.. понимаю, что если скажу "давай останемся друзьями" - это прозвучит лицемерно....и...и очень киношно, плоско, но я правда ценю тебя как друга, - она улыбается уголками губ.
Замечает за спиной растерянного юноши приближающийся автобус. Надо было уходить как можно скорее. Пока он не заставил забрать свои слова назад, пока она не решила, что принесла ему слишком много неудобств. Поэтому Макс поправляет сумку и делает шаг назад.
-извини.. надо было давно это сказать.
Он сам виноват. Это как отклеить пластырь от раны - надо один раз дернуть. Чтобы насовсем. Будет больно, но эта боль пройдет сама. Так лучше, чем ждать целую вечность пока пластырь отклеится от старости и негодности.
-нет, постой, - он хватает за руку грубо.
-Грэхэм, я же..
-Это из-за Прескотта? Это все из-за этого ублюдка?
Пальцы сжали с такой силой, что Макс готова была вскрикнуть. Она дергает рукой на себя, но Уоррен сильнее.. гораздо сильнее. Дергает на себя сильнее, не дает отстраниться. Больно. Тянет сильнее, едва ли не роняя Макс на себя.
-Это правда, что вы целовались тогда? На стоянке? - он заглядывает в глаза едва ли не с горечью, продолжая до огненного ощущения жара на коже сжимать тонкое запястье.
-Пусти, мне больно..
На секунду Уоррен замирает, давая тем самым Макс выдернуть руку из его хватки. Она оступается и отшагивает, едва удерживается на ногах. Уж теперь то это ее заслуга.
-У вас все хорошо?
Макс торопливо влетает в открывшиеся двери автобуса под удивленный и настороженный вопрос водителя.
-д..да, все хорошо. Спасибо, - прижимает проездной билет к сканеру, чтобы пройти в автобус и упасть на мягкое сиденье..

проезжая мимо "Двух китов" Макс едва приподнимает длинный рукав толстовки и робко осматривает алые следы от пальцев. Хотела следы? Получай, Макс Колфилд.
Ничем ты не лучше Рейчел.
Может быть даже в десятки раз хуже..

* * *

- Я не понимаю, - Макс поднимает глаза от своего дневника. Последние полчаса она активно что-то рисовала на светлых страницах, чередуя красный карандаш с черной гелевой ручкой, - почему ты продолжаешь сюда ходить? Я посылал? Посылал. Игнорировал? Игнорировал. Материл? Материл. А ты все еще тут, Макс.
И вот пойди угадай что больше вгоняет в ступор - общение Прескотта с ней без матов? То что в этот раз он назвал по имени, а не привычными вариантами вроде "девственница" или "феминаци". Порой ей казалось, что Нейтан просто напросто не знает ее имени.
Да только, пожалуй, сам смысл вопроса был куда сложнее, чем размышления о всем вышеперечисленном. Что она должна была ответить ему на подобный вопрос? Такое ощущение, словно бы скоро мозг закипит медленно, но верно. Покручивая черную ручку в руках, она думала.. о чем? Почему она таскается сюда каждый день. Может просто сказать "потому что тебе нужна помощь и поддержка"? Нет. Это как-то слишком неправильно.
Или "потому что я беспокоюсь за твое здоровье"? Тогда Прескотт скорее всего ее пошлет или может даже завалит новыми вопросами.
"потому что ты мне нравится смотреть, как ты читаешь"? Боги, да что за бред в ее голове то? Еще добавить для полноты картины "мне с тобой уютно" и вообще можно будет вести образ жизни отшельника.
Сердясь на себя, Макс и не заметила, что вот-вот Нейтана прорвет то ли от любопытства, то ли от раздражения. Кто его знает. К сожалению Колфилд заметила это слишком поздно и даже собиралась прервать его попытку высказать свое недовольство, когда оба были заткнуты мощным толчком двери.

Точнее.. это скорее кто-то с ноги решил открыть дверь. Весьма эффективно, чтобы обратить на себя внимание. Мини Циклон в закрытом пространстве - это слишком круто для палаты, в которой обитал больной. Макс даже хочется подобрать ноги к груди и обнять сумку, дабы хватило всему Вортексу пространства. Она чуть отклоняется назад, чтобы найти взглядом Викторию, но натыкается лишь на Тейлор. Девушка машет ей рукой и вся честная компания окружает больного.. на всю голову больного, матерящегося Прескотта.
Только вот Макс не остается в стороне. Точнее ей хотелось бы этого, но сильная рука хлопает по спине, едва не выбивая дыхание.
-Макс, - бодрый голос заставляет аж поежиться. Слишком шумно и слишком много народу, - как твоя нога?
-о..отлично.. - бормочет негромко, - спасибо за помощь.
Макс растерянно покраснела. Едва заметно, но ощутимо. Странное чувство поддержки со стороны. Обычно сама Макс всех поддерживает и ободряет. А тут... Странное и приятное чувство уверенности сжалось в груди, обхватило за талию и впилось зубами в позвоночник, заставляя выпрямить спину.

  Благо, что внимание в основном приковано к Нейтану. Это и хорошо. Макс не завидует и не ревнует, лишь ощущает себя лишней. Надо бы пойти отсюда, заняться своими делами раз Прескотту уделяют внимание, да еще  и столько. Колфилд даже поднимает сумку, немного задумывается и ловит на секунду взгляд Нейтана. Поспешно пальцы перелистывают лист ежедневника, переворачивает его страницами к парню и показывает нарисованный большой покерфейс, словно бы дразня в ответ за такие вопросы. Благо, что больше никто не  замечает этого действия, потому что они радостно смеются. Копаются в притащенных сумках, доставая протащенную мимо внимательных охранников алкоголь. Ох, и как только смогли?
-А ты куда? - Зак прерывает попытку к бегству, ловя Макс за плечо, когда та успела уже спрятать дневник в сумку и подняться на ноги, - мы тебя никуда не отпускаем.
-Да я хотела сходить воду купить, - пожимает плечами.
Ей как-то неловко быть в центре внимания. Немного даже невольно сжимается, от ощущения стольких пар глаз. Как будто они насквозь ее видят. Но удивительно.. ни взгляды, ни улыбки не пропитаны ядовитыми усмешками и колкой издевкой.
-А чем тебя не устраивает вода Нейтана?
Нет, он точно издевается? Заставляет покраснеть как-то совсем смущенно. Бормочет под нос что-то, сопит, готовая опуститься обратно в кресло, чтобы они перестали с интересом смотреть на Колфилд. И даже честно опускается обратно, поворачивает голову и невольно ловит внимательный взгляд Нейтана. Точно издеваются..

Но.. оно того стоило. Стоило остаться среди этого чокнутого Вортекса, чтобы вновь услышать звонкий смех Нейтана. И внутри стягивает. Плетет крепко узлы из внутренностей, сжимает коробкой костей, давит. Но это ощущение приятное. Странное и приятное, потому что она видит какого-то другого Нейтана.. и словно бы это все происходит не с ней. Не в этой реальности. Макс улыбается и сама не замечает, как немного расслабляется. Они все выглядели одной семьей и совершенно по другому. Словно бы вывернутые наизнанку в мире кривых зеркал. Прескотт улыбался, матерился, но так беззлобно, что казался обычным подростком, парнем, у которого глаза горят при чтении книг и морщится при упоминании театра. Зак и Логан заботливо приподняли чуть спинку кровати, даже подвинули удобнее тумбочку. Дана что-то искала в своей сумке, явно что-то что было припрятано от врачей. Хейден ходил из стороны в сторону, будто бы подгребал все пространство поближе к Прескотту и все внимание к нему. Он замечает взгляд Макс и подмигивает ей.
-А где Вик? - Макс поднимает глаза к Логану, который склонился над хитрым устройством кровати.
-Ммм.. - видимо его лучше не отвлекать.
-Ее преподы задержали, - тут же вклинивается Хейден, радостно просияв, - что-то там на тему выставки в Бразилии.
-Ага, она написала, что скоро будет с новостями. - Тейлор идет к тумбочке, подвигает с пути Зака и вручает ему бутылку шампанского, - открывай, - торжественно командует, сама тем временем расставляет по тумбочке стаканы, смахивая на Нейтана часть пачек с таблетками..
- И нашей ретро-селфи налейте.
- уже, - Зак разлил шампанского по пластиковым стаканчикам, - если ты в Вортекс клубе, то от шампанского не сбежать.

Погодите..
что значит "если ты в Вортекс клубе"?!
Когда успели?!

[AVA]http://se.uploads.ru/5r9LR.png[/AVA][NIC]Maxine Caulfield[/NIC][STA]Again and again[/STA]

0


Вы здесь » Marauders. Via Dolorosa » СКВОЗНЫЕ ЗЕРКАЛА » Теория Хаоса