День Рождения все же случался не так часто, как обращение Ремуса в волка (Marlene McKinnon)

лучший пост

эпизод

пара

активисты

весна 1979-го. Лондон.

Новая власть - новые горизонты? Министр отправлен в отставку, не оправдав ожиданий ни аристократии, ни простых волшебников. На его место пришел новый глава Министерства - Абраксас Малфой. Власть в магической Британии практически полностью в руках Пожирателей смерти, пусть и не официально. А представители Ордена направляют все свои возможности в русло борьбы с последователями Темного Лорда. А в это время простые волшебники работают, строят планы, влюбляются и мечтают. Разве что все это невозможно без учета политической обстановки и смутного ощущения все более близкой угрозы.

администрация

Marauders. Via Dolorosa

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Via Dolorosa » СКВОЗНЫЕ ЗЕРКАЛА » Теория Хаоса


Теория Хаоса

Сообщений 31 страница 51 из 51

31

Вортекс клуб истинный Шторм Аркадии Бей. Они проносятся ураганом, путаются дымом в легких и выплевывают на берег изможденным и одиноким. Но там, внутри шторма все иначе… внутри шторма веселый смех, шутки и ругань. Внутри шторма вихри музыки и выпивка, разлитая по пластиковым стаканчикам. Нейтану было приятно. Он уже устал проглядывать гневные отзывы в своем твиттере и фейсбуке.
«сдохни ублюдок»
«убейся об стену»
«лучше б ты помер, Прескотт»
«убийца».
Но Вортекс… они все равно пришли всей гурьбой и теперь передавали один косяк по кругу. Последний. И Нейт счастливо смеется под глупые шуточки Логана, передавая косяк Колфилд.
- «Короче, как то приходит мужик вечером домой», - в палате наступила полнейшая тишина, когда Закари придвинулся ближе, чуть не упав с тумбочки, - «и говорит жене:
- Слышь, Кейт, тут на работе ребята рассказали, что бабы у мужиков в рот берут, - давай попробуем...
А она ему отвечает, - Зак даже повысил голос практически о писка, -
- Ты че, сдурел, придурок. Сроду никогда такого не делала, и делать не собираюсь.
А он то все не сдается
- Ну давай попробуем, говорят, классная штука, тебе понравится.
- Отвали...
Короче, мужик уламывал ее минут 40, наконец-то уговорил. Жена (спуская ему штаны):
- Только ты не кончай, а то у меня от спермы изжога...»
Перекуренная компашка моментально залилась смехом. Нейт перевел взгляд на Колфилд, замечая слабую улыбку на ее губах. Кажется мисс ретро не заценила уровень шуточек Зака Риггенса. Впрочем, трезвым его шутки останутся непонятыми и глупыми. Но почему то нейт не торопится сказать об этом товарищу по команде.  Нейту больше по нраву блестящий взгляд защитника.
- Ребят, - Хейден поднимает руки, требуя тишины, - знаете, я думаю, что моя девушка мне изменила!
- Которая из твоего Гарема? – Вик, весело покачивая ногами прикусила бутерброд.
- Рыженькая.. Но я серьезно, это реально проверить? Если её, например, к гинекологу сводить?
- И что он там увидит? Счетчик входящих? – Прескотт даже показал на пальцах телефон, парадируя.
Как раз в этот момент косяк по кругу вернулся обратно к фотографу и он затянулся. До покрасневших белков и веселых ярких пятен перед глазами. Пальцы коснулись руки Колфилд при передаче самокрутки.
- Кстати, Вик, - Тейлор забралась на тумбочку с ногами, сбросив тапочки на пол, - что там с конкурсом?
- Ах.. шда – Вик как раз дожевывала очередной бутерброд и пафосно отряхнув ладошки и проглотив, продолжила, - короче, как мы все знаем, Бигфутов выбрали для игры с Бразилией на территории Бразилии, - Нейт в это время кивнул Максимус намекая чтобы не халтурила и под голос Тори МАКСимально затянулась, - но наш глубокоуважаемый  ректор, пусть земля ему будет пухом,  решил порадовать бедных и обездоленных… меня – девушка приложила пальчики к груди и кивнула, - и провести конкурс лучших фотографов. Победитель поедет в Бразилию вместе с Джульет как фотограф для школьной газеты.
***
Время пролетело слишком быстро. Нейт даже не заметил как солнце село и время гостей подошло к концу. Вечерний обход и вот уже ребята принялись собираться, скидывая мусор обратно по сумкам.
- Девчонки, кого подвезти? – Хейден накинул сумку на плечо и оглянулся.
- Ты знал, - Кортни многозначительно кивнула, поправляя невидимые очки на носу, - что мотоцикл прослужит его обладателю до конца жизни, если ездить на нём достаточно быстро?
- Тебя?
- Меня.
Ребята вновь заливаются смехом и Нейт машет им рукой в след.
- Если завтра не придем в Акдемию, значит, Логан, мотоцикл твой. Он ездит достаточно быстро для гонок.
- давай уже, катись, Индиана, - подушка Нейтана летит в спину уходящего Джонса, но ударяется о закрывшуюся дверь, оставляя Нейтана и Колфилд наедине. Хитрожопый засранец, только слепой не заметит этих чертей в глазах и улыбку сводника.
Нейтан вздыхает, приподнимаясь на койке.
- Ебучий котетер, - пробормотал, замечая что Колфилд накидывает на плечо сумку, - Эй, Макс Фактор, - окрикивает селфи, - подай подушку.
Девушка оглядывается по сторонам и, заметив нужную, подхватывает пальцами.
-ты уверен, что она тебе нужна? На ней Зак сидел, - миролюбиво замечает Макс и протягивает подушку парню.
- засуну под зад, погрею – фырчит недовольно и тянется к подушке. Нейт все равно спал без нее, но из-за сколиоза сидеть ровно без подушки было больно и неприятно, -а это что? – пальцы целой руки перехватывают кисть сильнее, приподнимая рукава, - любишь по жестче, МАКСимальный бдсм, - Нейтан хмурится, разглядывая синие разводы на коже, - и кто тебя так? Твой гейский дружок?
Как-то запоздало отреагировала. Потянула на себя руку, пытаясь скрыть след.
-дурак, - пробормотала недовольно, - неважно..
-  И правда, - он резко отпускает руку, - меня это не касается. Можешь идти и дальше с ним трахаться жестко.
Нет, Нейтан не ревновал. Нет, это все было глупо и бессмысленно. Его это не касается. Не касается.
Только почему то желудок болезненно свело.
Макс торопливо отошла к двери, потирая руку. Коротко шмыгнула носом и потянула рукава ближе к ладоням.
-мы с ним не пара, - буркнула негромко, - и я спала только с тобой....
Дверь громко хлопает за ее спиной, заставляя юношу вздрогнуть.
***
-Йоу Логан, - через три дня звучит голос в трубке, - знаешь, я тут подумал, что Грэм давно уже не получал. Я сейчас несколько не в состоянии, но можешь ему напомнить, что трогать имущество Прескотта опасно для жизни? Если он еще раз оставит хоть след на любом из Вортекса, - Нейтан делает паузу, - его закапают рядом с Прайс. И пусть обдумает свое поведение в шкафчике.
***
Нейтан с интересом разглядывал черно-белые фотокарточки, на одной  красовалась спящая Колфилд. И Зачем он сделал тогда это дурацкое фото? Еще и распечатал как придурок. Все равно после их последнего разговора Максин так и не пришла. Впрочем ты сам виноват Нейтан, хотел ее оттолкнуть? Вот и оттолкнул от себя.
- Нейт, - это уже была пятая попытка Виктории отвлечь друга от фотографий, - кем была для тебя Эмбер?
- как будто тебя это ебет, - он хмурится, расставляя фотки в альбоме.
- Меня это очень как «ебет», - кажется Тори обиделась и Нейтан закатывает глаза.
- Она была… ммм… - несколько замялся, пытаясь правильно сформулировать собственные мысли, - моим личным злодеем.
- А Макс? – да что ж пристала то с глупым вопросами.
- Колфилд это ебучая Колфилд, - он вновь хмурится, чувствуя как под кожей заходили желваки, - Вик, к чему эти уебишные вопросы?
- Потому что я не слепая, - Чейз хмурит свои идеальные брови и поджимает ярко накрашенные губы, - ты пытаешься заменить Эмбер.
- Я не, - он с силой захлопывает альбом, но Виктория не дает ничего сказать, перебивая.
- Она очень похожа на Рейчел и поведением и…
- они разные! – он даже не замечает, как повышает голос.
- Они похожи, Нейт!  Это все уже заметили!
- нет, Макс и Рейчел… они… - он вздыхает коротко, - да, они похожи чем то, но они разные. Макс идеальна для Марка, она… она чистая, а Рейчел лишь притворялась такой. Она врала мне, - наконец то Нейт поднимает взгляд. Они ни разу с Викторией не говорили на столь личные темы, - мне, Фрэнку, Марку… всем врала.
Виктория молчит. Она просто смотрит своими карими глазами и Нейт прикрывает ресницы, чувствуя как комок к подкатывает к горлу.
- и Макс… она тоже будет врать. Как все.
- Ты думаешь?
- Надеюсь что ошибаюсь.
В комнате повисло молчание. Где то скрипнула дверь и часы остановились. Кажется оба пришли к общему знаменателю но боятся его озвучить
- Нейт…как давно? – рушит молчание первой, Чейз.
- уже год, наверное.
***
Нейтана выписали уже через несколько дней после разговора с Вик. Они оба старались сильно не распространятся о странном разговоре, но в какой то момент Нейтану даже стало легче дышать. Наверное так всегда, когда выговариваешься… но Прескотт еще понятия не имел как рассказать Чейз про Марка, Рейчел и Прайс. И про шторм. Шторм все еще навещал его, яркими снимками от поляроида.
[AVA]https://pp.userapi.com/c639325/v639325650/3cde9/58LZ__1U8uA.jpg[/AVA][NIC]Нейтан Прескотт[/NIC]

0

32

[AVA]http://se.uploads.ru/5r9LR.png[/AVA][NIC]Maxine Caulfield[/NIC][STA]Again and again[/STA]

Шмыгнула коротко носом. С приходом холодов в Аркадию Бей Макс начинала себя ощущать совсем разбито. Карман толстовки жгли несколько таблеток, которые надо принять перед едой. Подбородок опускается на ладонь, прикрывает глаза и тихо вздыхает, словно бы выпуская напряжение через дыхание. К сожалению это не помогало.
На улице снова поднимался ветер. Подкидывал редкие листья на дороге и уносился прочь по крышам. Надо было скорее заканчивать с кофе и приступать к обеду, но аппетит все никак не приходил.
-Все в порядке, Макс? - голос Джойс вырывает из раздумий и девушка ощущает как под тонкой тканью футболки начинает жечь кожу прохладная ракушка с пляжа, - выглядишь бледно.
-Да я.. - разводит чуть ладонями, невольно показывая закрытый дневник, - у нас в академии конкурс и ничего пока в голову не приходит.
-И это все? - женщина видит ее на сквозь.
После смерти Хлои Джойс стала как выцветевшая картинка. Она сильная, поэтому жива, но былого огня, даже слабенького огонька не было видно. Макс виновато опускает глаза на свою кружку и накрывает ладонями локти. Какими бы близкими и доверительными не были бы у них отношения, Колфилд все равно не сможет ей довериться.
Вздрагивает, когда теплая женская ладонь опускается на ее плечо.
-Если тебя что-то волнует или ты просто захочешь поговорить, ты всегда можешь заглянуть ко мне на чашечку какао.
-Спасибо, Джойс. Это очень важно для меня.
Макс улыбается. Обнажает зубы и прикрывает глаза, жмурится от приятного ощущения поддержки. Если подумать, то это происходило так редко. Кейт Марш получала поддержку от Макс. Виктория знала, что Макс постарается ее поддержать. Но сама Колфилд ни у кого не просила внимания или понимания. Она лишь улыбалась, убирала свой дневник в сумку и шла дальше. Это неправильно.. наверно. Но самой просить о подобном не хотелось, да и она уже давно не маленькая девочка.
Подушечкой большого пальца потирает кожаный переплет дневника и коротко вздыхает, снова опираясь о ладонь подбородком. Ей надо было найти какой-то снимок, который можно было бы предоставить на выставку. Ничего не шло в голову. Ничего не было подходящего. Единственная фотография, что Макс могла бы достать из пожелтевших страниц и положить на стол - это то селфи. То самое селфи, которое в одной из реальностей было засчитано за лучшее в конкурсе "Герой дня".
Сейчас же. Сейчас Макс готова поспорить, что она скорее сожжет снимок, чем позволит себе его показать миру. Пальцы потирают напряженно корешок, ощущают шероховатость. Вздохнула тихо и провела пальцами по ровной стороне фотоаппарата. Он не разбился после общения с Нейтаном, когда тот толкнул девушку почти под колеса развалюхи Прайс. Потому что этого ничего не было. Макс склоняет голову и аккуратно берет в руки любимый Полароид. Настраивает линзу и делает один щелчок. Тянет пальцами снимок. Осторожно встряхивает и кладет перед собой.
Обычный день. В обычной забегаловки. Обычные посетители и обычные стены. Все обычное. Вот в чем суть логики Безумной макс - найти в самом обычном что-то необычное. Заставить взглянуть на детали с другой стороны. Весь этот мир можно рассмотреть с другой стороны, если захочется.
-Спасибо, Джойс, - улыбается, когда перед ней на стол женщина в форме официантки опускает тарелку с горячей яичницей с беконом.
Выглядит и правда безумно вкусно.

* * *

По губам бежит тень улыбки, когда Макс, склонив голову и рассыпав по лицу пряди волос, убирает в свой шкафчик несколько новых журналов. Она их получила только утром, завернутые в плотную бумагу и с несколькими марками - они заставляли себя почувствовать по настоящему счастливой. Сверху было прикреплено письмо от родителей. Его то Макс и спрятала в сумке, чтобы поскорее уединиться с музыкой и ровными строчками синих букв на белых полосах страниц. Шум со стороны коридора заставил отвлечься от мыслей. Странно осознавать, что ты ныне в Вортекс. Как будто на ладонь поставили печать, что никому не видна. Или не на ладонь, а на лоб.
-Хэй. Пустите, пустите меня, - кричал знакомый голос, привлекая все больше внимания со стороны учеников.
На большой перемене можно творить многое - пока учителя разошлись по своим делам и совершенно не готовы отреагировать на происходящее. Даже охрана предпочитает патрулировать во дворе - там где учеников и проблем побольше. Вот и Закари с Логаном под гул голосов тех редких студентов, что успевали увернуться от вихря, тащили к шкафчикам вырывающегося Грэхэма. Макс не бросилась спасать своего "бывшего". Она удивленно, как и некоторые из младшекурсников, смотрела на то, как два парня запихивают с хохотом Уоррена в шкафчик.
Хорошо быть большим - тебя туда не запихнут.
Плохо быть худым - велика вероятность, что стенки металлические захлопнутся прямо по плечам.
-Подумай над своим поведением, валенок, - громко рассмеялся Логан, похлопав тяжелой ладонью по металлической дверце и следом хлопнув по руке Закари,  - пошли. Нам еще в спортзал надо.
Колфилд не замечает, как люди торопливо разбегаются по кабинетам, уходят поскорее прочь к автоматам с газировкой, делая вид, словно бы они ничего не видели.
-Логан, - она догоняет парня, что недоуменно оборачивается и улыбается при виде крошки_Макс, - что это было?
Спортсмен хлопает по плечу Колфилд тяжелой ладонью, заставляя едва ли не упасть.
-Да не бери в голову, - прячет ладони в карманы широких спортивных штанов. Видимо из спортзала Уоррена вытащили, - он перешел дорогу Нейтану, вот и отправился на воспитательные работы...
-Ты идешь? - кричит Зак почти что из другого конца коридора, - Макс, мы опаздываем.
-а? да..
Отступает назад, не замечая любопытного взгляда Логана. Спортсмен махнул рукой и торопливо отправился дальше, оставив фотографа с легким румянцем на щеках. Ох, уж этот Прескотт. Неужели он так решил заступиться за Макс? От такого предположения стало резко теплее, мягкий жар потек с кровью к груди и разлился к плечам. Это приятно. Даже если неправда, то приятно даже робко как-то подумать о том, что Нейтан поддержал Макс. Скорее всего это не так, скорее всего он и думать про это забыл, так как сам в больнице оттолкнул ее. Но.. кхм..
-Погоди, не крутись, - Колфилд прижимается плечом к двери, - не облокачивайся о дверцу..
Приходится постараться, чтобы отщелкнуть замок и отшагнуть назад. Ловит ладонями за локоть Уоррена и тянет к себе, помогая ему почти что сразу выйти из его "клетки". Взъерошенный, потрепанный, Грэхэм выглядит как самый обычный парень, скажем так - типичная добыча таких "тупых" "торчков" как Логан и Зак. Но Макс видит этот мир с другой стороны. Помнит как приободряет ее Логан, как улыбается Зак, как все в Вортексе показывают с Нейтаном свое настоящее лицо, играют своими масками так беззлобно. Все что вне клуба - враги. Грэхэм для них чужой и открываться ему они не намерены.
-Довольна? - оттряхивается парень.
Макс молча уходит.
Не потому что ей обидно или не хочется оправдываться. Просто ей нечего сказать ему. Просто кажется, что избавиться от странной химеры доброго и жалкого Уоррена у нее так скоро не получится - тогда он покачивался, говорил, что выпил только один бокал. Он сказал "мне привычно быть неведимкой. Проще простого". И Макс было его жаль, она даже сделала фото, хотя Хлоя и торопилась с пистолетом в руках. Тогда образ этого "белого рыцаря" впал в голову и избавиться от него сложно. Просто потому что все расстаются со своими иллюзиями с болью и неверием.

* * *

После обеда на столе рядом с папкой преподавателя лежал снимок в белом подписанном конверте. Еще несколько опустились туда же позже. Но Макс была рада в какой-то степени. Она прошла мимо Прескотта молча, поспешно воспользовавшись тем, что группа учеников шла в ту же сторону и ее, и Нейтана раскидало по разным сторонам коридора. Прижало на мгновение к шкафикам и выплюнуло.
Почему-то вспомнился Джефферсон. Мистер Джефферсон с его словами о том, что главное правило  - всегда делать снимок.

пальцы касались невесомо его пальцев. Почти что неощутимо. Нейтан улыбается одними лишь глазами и следит за тем, как Макс глотает глубже дым. Закашлялась, слезы выступили в уголках глаз.

Колфилд оставляет около двери Прескотта пачку с печеньем. Знает, что парень задерживается в академии. Уходит к себе за таблетками. Садится за стол и подбирает ноги, размышляя о том, что надо сделать домашнее задание. Надевает наушники и снова погружается в себя, неосознанно убирая поскорее банку со стола в ящик. Скоро должна заглянуть Дана за флешкой, так что лучше подобные вещи прятать подальше. Макс подпирает рукой щеку и запускает фотошоп, чтобы обработать несколько снимков. Склоняет голову чуть, переводит взгляд на листья цветка.

-Макс, - голос со спины заставляет вздрогнуть.
Девушка снимает наушники и оборачивается к двери. Кейт Марш, приоткрыв дверь, робко заглянула в ее комнату.
-проходи, чего в дверях стоишь? - улыбнулась мягко Колфилд и сохранила свою работу, чтобы затем подняться на ноги, подхватить со стола коробку с печеньем и вместе с ним упасть на диван, куда села Кейт, - что-то случилось? Ты как?
-Да, я хотела поговорить.. с тобой..
Видимо это что-то серьезное, раз девушка так мнется и нервничает. Макс протягивает ей коробку с печеньем, давая возможность взять столько, сколько девушке угодно. фотограф тянется к гитаре и вместе  с ней проходит к двери. Закрывает ее, садится на кровать удобнее и смотрит на подругу.
-ты же знаешь, я всегда тебя готова выслушать, - Макс улыбается.
Она всегда и всех готова выслушать, если это хоть как-то поможет делу.
-Я видела тот снимок, где ты.. ты целовалась с Нейтаном, - Кейт как-то неловко мнет свой платок и поднимает наконец то глаза, - это правда?
Макс растерянно замирает. Она понимает почему это у нее спрашивает Марш, но даже не знает стоит ли говорить правду. Но если она соврет, то правда все равно рано или поздно вылезет наружу.
-да, - склоняет голову, водя пальцами по струнам, тем самым успокаивая себя.
-Ты встречаешься с Прескоттом? - Марш подскочила на ноги удивленно, - ты? Как ты можешь? Он же.. он же убил Хлою. Ты знаешь, что он сделал со мной.
Этого и оставалось бояться. Кейт покрылась неприятными алыми пятнами и смотрела на подругу с таким видом, будто Макс самолично выпотрошила огромного кита. И что с этим делать?
-Мы не встречаемся, - виновато пробормотала и опустила голову, подушечкой пальца подхватывая четвертую струну, - это...это сложно объяснить..
Меньше всего хотелось видеть, как Кейт злится. От этого создавалось какое-то странное и неприятное ощущение.. лицемерия? Как будто в такие моменты перед ней стояла не Кейт Марш - милая девочка, оптимистка и любительница детских рисунков, а какая-нибудь стервозная Джульетт. Такое чувство, словно бы Макс заглядывала на сторону, которую видеть не хотела бы.
-А что тогда? Это он виноват, что..что произошло со мной.. он..а ты..
Струна соскальзывает с пальца и Макс откладывает гитару в сторону, поднимаясь на ноги.
-Кейт..послушай.. - подруга отступает на шаг назад, - то что с тобой произошло там.. может там нет вины Нейтана, он хотел помочь..
-ты? это говоришь ты? О, Господи, Макс.
Марш отталкивает от себя подругу и выбегает из комнаты, оставляя Макс стоять в растерянности и с неприятном ощущении внутри.

0

33

[AVA]https://pp.userapi.com/c639325/v639325650/3cde9/58LZ__1U8uA.jpg[/AVA][NIC]Нейтан Прескотт[/NIC]-Марк… отец… - пальцы сжимают болезненно колени до судорог и он сгибается словно восклицательный знак над столом. Длинные руки Джефферсона стянуты металлом. Его нежные тонкие кисти красные, с тонкими полосками разодранной кожи. Но Джефферсон сидит прямо. Смотрит своими глазами из-под стекла очков. Смотрит из-под черной оправы на осунувшееся лицо Нейтана Прескотта.
- Тебя уже выпустили, Нейт, - Марк улыбается глазами. Уголки губ опущены, но Нейтан видит как смеются карие глаза с золотистыми искрами.
В глазах Нейтана таких искр нет.
В глаза Нейтана только туманом обволакивающий мужской голос.
В глазах Нейтана Прескотта бушующий шторм и океан, бездонный на самом дне чашки.
- Да… Я.. простите, простите, простите, - все же не сдерживается, всхлипывая до содрогания плеч, прикрывая изрезанными пальцами морские блюдца на белом полотне лица.
- За что, Нейтан? – его руки касаются светлых кудрей. Перебирают пряди, путаясь в волосах. Его руки медленно гладят по голове, но лишь в мыслях-воспоминаниях, потому что Руки Марка стягивают металлические браслеты. А Нейту хочется прижаться к мужскому плечу, хочется чтобы снова чарующий голос молвил: все хорошо, сынок.
- Я не пришел раньше, я подвел вас, подвел… я плохой сын, - ногти, когти рвут лицо на части, срывая лживую маску лицемерия. Но Джефферсон лишь тихо смеется.
- Ты хороший мальчик, Нейтан, ты ведь все таки пришел, - Марк склоняет голову на бок медленно, словно в замедленной съемке, на черно-белой фотографии, - ты хороший сын. Ты делал снимки, Нейт?

Апельсиновое море, золотые закаты, леденцы-шипучки на двоих, пираты без корабля и целый-огромный мир в испачканных песком ладонях…

- всегда, - он дрожащими пальцами протягивает фотоальбом, кусает обветренные губы и жмется, не надеясь больше услышать похвалу. Потому что ты облажался Прескотт.
Снова.
- Это все? – Карие глаза сверлят в желудке дыру, вырастая на спине алыми кипарисами и лунами.
- все…
шепчет Нейтан. Просто Шепчет, прикрывая высохшими ветками дыры-глаза.
- Она… спит?
И Нейтан не выдерживает. Раздирает лицо в кровь и просит прощение.
Прости меня, папа. Прости меня, папа. Прости меня, папа. Прости меня, папа. Прости меня, папа. Прости меня, папа. Прости меня, папа. Прости меня, папа. Прости меня, папа. Прости меня, папа. Прости меня, папа. Прости меня, папа. Прости меня, папа. Прости меня, папа. Простите мистер, Джефферсон. Я все испортил.
- Я…
- Что ты сделал Нейтан?

***

Нейтан ломает руки, сдирая опарышей с кожи. Он смотрит в одну  точку. На красные полосы между пальцев. Нейтан тянет их, плавно сдирая одну за другой. Кожа в опарышах. Мясо совсем прогнило.
Сегодня пары с классом искусств общие.
Сегодня кости на руках желтые. Как у Рейел в его могиле.
Нейтан чувствует взгляд Колфилд на спине, как он пробирается за бомбер, кофту, майку, под кожу мышцы и кожу, тыкая тонкими лезвиями в органы.
Нейтан смотрит своими зауженными зрачками на мясо, как руки выворачиваются наизнанку, клубком боли стягивая все тело. Толстыми бечевками и ремнями. Скотчем.
Дышать становится тяжелее. Ветки-пальцы цепляются о край стола и Нейтан не выдерживает игл-глаз. Голубых словно озеро в небе.
Сердце трясет джигу-дрыгу.
Пальцы выворачивают стол, роняя его, отбрасывая со всей силы.
Нейтан смотрит на свои руки, не замечая как вздрагивает педагог и замирает на полу слове.
Нейтан кричит цепляясь пальцами-костями за волосы, выдергивая их.
Он посылает всех к черту, материт и выскакивает по середине пары, захлопывая за собой дверь.

***

- Нейт? – Виктория протягивает ему сотовый с сотнями сообщений, ступая на ковер сотканный из только что прокуренных сигарет, - ты забыл...
Она присаживается рядышком. Его пальцы дрожат, все еще цепляясь за волосы, пряча мокрые дорожки на впалых щеках. Виктория спокойно залезает в его кожаную сумку, достав диазепам.
- Я ходил к нему, - шепчет, облокачиваясь о стену. Все еще трясло. ноги сводило судорогой. Хотелось сладкого. Сладкого. Сладкого и кокаина.
- дай руку, - он послушно протягивает. Нейтан не чувствует как заспиртованная салфетка скользит по выпуклым исколотым венам, только копошение червей под кожей и запах гниющего мяса.
- он сказал что я хороший… хороший… - Нейтан шмыгает носом, когда Вик начала вводить лекарство в его синие реки-вен, - я не мог соврать Вик… не мог… Он сказал… сказал…
Она сжимает его руку так же молча и притягивает к себе. Медленно гладит по растрёпанным волосам, пока мышцы не расслабились и дрожь стекла по ногам в землю.
- Вик, давай нахуяримся?
- тебе нельзя ничего тяжелее травки, Нейт… только не сейчас. Нам осталось немного, всего пару недель, Нейт…
- я не буду… обещаю.
- А вечеринка?
- проведем ее. Они ждут этого.

***

Музыка сходила с ума. Ночь казалась слишком ясной для вечеринки, слишком шумной для больного мозга Нейтана. Никакой агрессии. Только вновь начинающаяся депрессия, меланхолия и апатичное поведение. Нейтан делает затяжку, рассматривая траву у своих ног.

Он уже полчаса к ряду отсиживался от назойливых любителей наркоты у самого основания Тобанги.

- Жизнь – странная штука, - звучит знакомый голос по другую сторону. Знакомый. Нейтан выпускает кольца дыма, копая носком туфли ямку. Максин его не видит с такого ракурса. Он может просто промолчать, оставшись тенью.

- Жизнь сосет, а точней – мы у нее. Только сейчас поняла? – но не хочет.

- Что? – переспросила она.

В этот раз он промолчал. Может девчонка подумает что это ей примерещился говорящий тотем? Она ведь теперь взрослая, записана в Вортексе, а значит имеет доступ не только к травке.

Но вместо ответа или возгласа ужаса, он слышит робкие шаги в свою сторону.

- Возвращайся в кроватку, эта дрянь не для тебя, - Нейтан вновь затянулся. От косяка осталась лишь крошка. Только пальцами можно сжать и уже кончается.

- С чего ты взял? – спросила Макс, рассматривая тотем.

- Потому что брать хипстерш в Вортекс – это херовая работа. Разговор окончен, вали, - просто ответил он, делая глубокую затяжку.

Скинуть пепел в траву, натягивая бомбер по самые пальцы. Становилось холодно. До мурашек по светлым волоскам. Уж лучше мурашки чем опарыши

- Я помню, когда этот тотем сюда только перенесли. Раньше он был в лесах… и лесов-то сейчас нет, - кажется Макс мялась, совершенно не зная о чем говорить с ним. Нейтан так и не ответил на ее сообщения. Она садится по другую сторону, он слышит как шуршат ткани ее одежды.

- Это Тобанга, - он поднял руку и похлопал тотем по резному боку, - а с лесами мы, конечно, не очень поступили. Но будто что-то в этом чертовом городе зависит от тебя, - Нейтан отводит взгляд в сторону, пряча наверное в первые нормальные зрачки, -  Я обкурен как пиздец. – коротко врет, надеясь что поверит.

- Я вижу, - усмехнулась Максин, как то слишком грустно - Хейден хотел устроить мне посвящение, но вырубился.

- Хипстерша, пришла с вечеринки, да еще не изнасилованная и не под градусом к этому времени, - Нейтан опустил глаза, перекладывая косячок из руки в руку, -оказывается  я тогда попал на свежачок, вау, ура.

- Я уже курила марихуану, - оскорбленно заметила девушка. Нейтан даже тихо смеется. Тогда она курила не только марихуану.

- Под лестницей, когда тебе было шестнадцать? Это разве что святоша Марш не делала.

- Вообще то… - только начинает свою возмущенную лекцию, как Прескотт ее прерывает. Слишком тихо. Слишком взволнованно для короля академии.

- Я помню…

И Вновь молчание. Нейтан крутит в пальцах самокрутку, не зная что еще сказать. Неловко. Кажется это их первый такой спокойный и долгий разговор,  а сказать нечего.

- Почему ты не с остальными, раз такой прошаренный? – предприняла попытку укусить в ответ она. Пытаемся быть стервозной «циклоншей»?

- Потому что я слишком хорош для этого дерьма, - пожимает коротко плечами, расковыривая ямку все  глубже, - Вик все устроит сама, а с меня только наркота да деньги. Всегда так.

Макс облокачивается удобнее о тотем и запрокидывает голову, смотря на ночное небо. Прикрывает глаза на секунду.

-Они очень волновались за тебя. Правда волновались, - берет небольшой камушек с земли и крутит в руке, не обращая внимания на то, что кожа пачкается землей, - Ты правда не одинок, Нейтан.
Но он только фырчит, вызывая новую волну молчания. Пф, волновались. Им всем нужна только наркота и хороший спонсор. Пока ты за них платишь – тебя любят. Только Вик это безразлично. Вик не нужны его деньги, Вик не нужны наркотики и внимание. Только Вик ему писала сообщения в прошлом году. Только Элита Вортекса, а их можно посчитать по пальцам.

- Может, в следующий раз будете устраивать вечеринки там, где есть кондиционеры? – робко внесла свои два цента Колфилд, вырывая юношу из его мрачных мыслей.

Нейтан коротко рассмеялся, растрепав пятерней кудри. Гель уже давно высох.

- Ты никто, чтобы нам говорить, что и как. Мне.

- Я предлагаю. У вас же нет Книги Жалоб и Предложений?

- Обычно мы хороним тех, кто недоволен.

- Хорошая альтернатива.

Парень сделал еще затяжку, и, подумав, протянул косячок девушке.

- Если еще не передумала, то давай. Пока я добрый. А то быть тебе забитой хипстой, и лишь очкарики будут на тебя дрочить.
-тебе идут очки, - усмехается уголками губ Макс

- Тебе показалось,- Юноша почувствовал как вновь зарделся, но постарался взять себя в руки: помахав окурком около ее носа, он фыркнул и кинул его в траву. – все. Ты обречена, Колфилд, потеряла свой единственный шанс оценить доброту великого Прескотта.

- О, ты даже мою фамилию запомнил?

- Говори спасибо Холдену.

Макс смеется тихо и отмахивается от растворяющегося в воздухе дыма

-прямо сейчас пойду поблагодарю и заодно расскажу где ты прячешься, - вытягивает ноги, - а то тебя там ищут

- Ты не читала да? – он задумчиво возвел очи к небу и встал, оттряхивая штаны, - загляни в библиотеку и найди «над пропастью во ржи», узнаешь много нового.

- Добрый Нейтан Прескотт мало того что может общаться без матов еще и ходит в библиотеку? – девушка задрала голову, рассматривая вставшего юношу.

- Вроде того, - пожал плечами Прескотт, - тебе все равно никто не поверит, - и махнув на прощание, Нейтан спустился с холма в сторону кампуса.

***

Им осталось несколько дней. Несколько долго тянувшихся дней до того как самолет отправит всю команду вместе с ректором, Джульетт, Вик и… Макс в Бразилию. Удивительно, но ректор так и не смог решить чьи работы лучше. Работы Вик наполнены смыслом, а работы Макс прекрасны… такие невинные. Нейтан прячет свои черно-белые фотографии в альбом. Альбом на полку к стоящим в ровных рядах папкам. В китовой комнате должно быть чисто. МАКСимально чисто в любых условиях. И холодно. Пленки жару не любят. Нейтан складывает их ровно ряд к ряду и прячет в шкафчик. Порно под кроватью вместе с салфетками, поднять с полу книгу по обузданию гнева и сложить на тумбочку  к новенькой черной лампе. Момент с депрессивным психозом прошел. И Вновь, со вчерашнего дня руки, кулаки чесались врезать кому-нибудь.
И Нейтан знал кому именно.
Но нельзя. Иначе, если он опять что-нибудь сломает себе, путь в Бразилию будет закрыт.
Но Нейтану нужно отдохнуть. От Шона. От Марка. От самого себя.
И он скидывает вещи в чемодан и прячет среди вещей несколько пленок и запасных деталей, линзы и футляр с очками. Фотоаппарат бросить в свою школьную сумку и закрыть чемодан.
Всегда фотографируй.
Ты должен фотографировать – всегда.

0

34

[AVA]http://se.uploads.ru/5r9LR.png[/AVA][NIC]Maxine Caulfield[/NIC][STA]Again and again[/STA]

Это было так странно и удивительно.
Макс стояла около стола ректора с поздравительной грамотой в руках, где было аккуратно выведено поздравление с победой в конкурсе. Не смотря на то, что первое место должно быть занято одним человеком - Виктория и Макс набрали одинаковое количество баллов. Странное и приятное ощущение заполняло грудь. Не потому что Колфилд была против или хотела отказаться от подобного счастья...
-Получается мы обе летим с командой? - Виктория прямо как павлин хвост распушила и принялась строить из себя "мисс вселенную", которую ну не могли не оценить.
-Именно. Так как и Вы, и Максин выиграли, то летите обе. Только не забывайте, что эта поездка потребует у вас обеих времени и на фотографии для нашей газеты, - Ректор скрещивает пальцы, - если у вас возникнут какие-то вопросы или пожелания, вы знаете где меня найти.

Они обе выходят из кабинета. Виктория тут же возвращается в свою привычную среду к Кортни и Тейлор, а Макс.. она опирается спиной о стену и склоняет небольшой прямоугольник ламинированной грамоты то в одну сторону, то в другую, даже не зная что об этом думать. Ей бы в пору радоваться такой победе, пусть ее и пришлось разделить с Викторией. Однако в голову приходила совершенно другие мысли о несуществующей выставке. Самолет. Спящий ректор по правую руку. Брошюры. И множество вопросов вроде "Что подтолкнуло вас сделать этот снимок?", "Что Вы чувствуете, когда смотрите на него?", а почему именно селфи? И так далее, так далее. В тот момент, в этой светлой галереи с высокими светлыми стенами, по которым были разбрызганы крупными пятнами снимки, Макс думала не о том, что она выиграла. Тогда ей хотелось лишь скорее вернуться обратно в Аркадию, чтобы вернуть все на свои места и спасти Хлою. Даже крохотное чувство гордости за себя, за свой успех утонули в том круговороте событий и в конечном итоге Макс Колфилд так и не сдала свою работу на конкурс. Хотя могла победить. Знала, что могла.  Но тогда ей куда важнее была Хлоя Прайс. Которая все равно умерла. 

Макс трет пальцами переносицу и тихо вздыхает. Нейтан так и не проявил к ней какого-то внимания, что совершенно не удивительно. После его срыва в кабинете прошло всего минут сорок, может чуть больше, но неприятный осадок все равно остался. Это было действительно страшно. Как сейчас слышит как нога Прескотта отбивает какой-то сумасшедший ритм, пяткой, каблуком стуча по полу. Колено двигалось нервной дрожью. В один момент он напряженно замирает, подскакивает,  опрокидывает стол и весь класс погружается в звенящую тишину. Этот глупый звук был страшнее, чем ногтем по стеклу. По крайней мере для Колфилд. Ей кажется, будто все взгляды стали стрелами и искали алую мишень с сутулыми плечами. Преподаватель теряет нить разговора, по головам учеников поползли волнами буквы и слова. Все внутренности сводит холодной судорогой. Хочется сжаться и покинуть кабинет, чтобы спрятаться в теплых лучах солнца или среди любимых фотографий, тонкой нити с сливочными светильниками и мягким пледом. Хочется изогнуться, отвернуться и скрутиться в крохотную спираль, спрятаться и не  думать о том, что сейчас произошло. Это слишком напрягало.
Макс ощущает затылком взгляд и поворачивает голову в сторону шкафчиков, там где сидел Уоррен. Он пожимает плечами, поджимает губы и Макс хмурит тонкие брови, думая о том, что ей показалось, будто она увидела колкую усмешку.
Медленно отворачивается и смотрит, как пара студентов ставят стол обратно, собирают рассыпавшиеся вещи.
Это действительно страшно.
Ежится чуть и опускает взгляд на тетрадь с белоснежными страницами, где рядом с бабочкой нарисован торнадо.

-Это было стремно. Не ожидал такое увидеть на уроке, - слышится вновь со спины, когда Уоррен наконец-то подходит в кабинете, поправляя на своем плече сумку, - хотел извиниться...я тогда психанул..
Колфилд застегивает сумку и крутит нервно фотоаппарат. Ей надо было поскорее сходить умыться, чтобы немного прийти в себя. Кажется произошедшее на уроке засело противным склизким червем в них всех.
-Ничего, я.. я понимаю, - нервно ведет плечом, - я сама виновата, надо было сделать это раньше, - поднимает внимательный взгляд к лицу Грэхэма. Смотрит как парень ерошит свои шоколадные волосы, - ты что-то хотел?
-Да, я хотел только спросить, - странно как-то улыбается уголками губ, не ядовито и не насмешливо, - ты не передумала? Ты правда выбрала вот его?
По выразительному взгляду было все понятно. Да и вообще по словам Уоррена, по его напряженной позе. Макс не знала является это суперспособностью или просто она училась понимать людей, но она прекрасно осознавала что именно имеет в виду парень, когда говорил "вот его". Это настолько было выразительным, что тонкие женские брови напряженно сводятся к переносице.
Вот его - психа, который переворачивает парты на уроке.
Вот его - это парня, который срывается матом на весь мир и снова скалит зубы.
Вот что значит "вот его". Выбрала ли действительно Макс человека, которого ненавидит весь город, который убил Хлою Прайс - подругу Макс. Девушка перекидывает через плечо сумку и проходит мимо Уоррена, оставив его без ответа. Потому что знает - когда шторм затапливал город, подбирался медленно с китами к мокрым от дождя улочкам, Нейтан Прескотт на автоответчике просил прощение, дрожащим голосом звал по имени и рассыпался стеклом слез. Ему нельзя было не поверить. Никак нельзя.

Поправляет свою толстовку и замечает, как мимо проносится Кортни. Немного необычно видеть осколки Вортекса, раскиданные по всей академии. Последнее время они старались быть более-менее собранными в одном месте, но сегодня явно кто-то раскидал пазл по разным углам. Разве что Зак с Логаном, как сиамские близнецы, рядом. Виктория ушла самой первой, торопливо. Как-то немного непривычно было видеть, как девушка куда-то спешит. Обычно ее движения неторопливо, вальяжны, почти что кошачьи, а тут она подхватила собранные другими вещи Прескотта, взяла его мобильник и поспешила прочь.

Макс не знала почему, но ноги сами несли ее в кампус. Она сама замирает перед дверью с аккуратным номером в три единицы и прислушивается. Если бы там был только Нейтан, то Макс бы обязательно постучала, заглянула, чтобы узнать в каком состоянии Прескотт. Но голоса за дверью.. да, наверняка там Виктория. Девушка сжимает пальцами небольшой пакет сильнее, немного мнется и осторожно, стараясь не нажать случайно на ручку, вешает на нее полупрозрачный пакет с тремя сочными яблоками и небольшой упаковкой печенья. Вряд ли кто-то кроме Прескотта тронет этот "подарок". Макс оборачивается и смотрит на дверь Уоррена. Тот уехал вместе со Стеллой в кино, так что вряд ли он решит сделать какую-нибудь глупость.

-Эй, Безумная Макс.
Оклик со спины заставляет почти что подскочить от неожиданности. А ведь Макс почти уже покинула мужской этаж. Могла бы даже это сделать тихо, но, признаться, никак не ожидала того, что Хейден умеет так тихо открывать двери и появляться из ниоткуда. Повернувшись неторопливо на пятках, Макс складывает за спиной руки.
-Привет, Индиана, - улыбается ему, - ты меня напугал.
-А что такое, ниндзя? Пришла проведать Нейтана? - парень подошел ближе и чуть склонился, внимательно рассматривая лицо пойманной с поличным.
-Да, думала заглянуть.
Наверно Вортекс все же не такие, какими кажутся. Хейден прищурился лукаво и вместо того, чтобы устроить подставу, выпрямляется. Упирается ладонью о дверь, приоткрывая ее. Выход на лестницу был открыт. Свобода!
-Приходи на вечеринку, она повсвящена не только выздоровлению Нейтана, - подмигнул лукаво, покидая коридор следом за Макс.

* * *

-Надо было выбрать тебя. Жениться тогда на тебе, - говорит дрожащий голос.
Макс оглядывает ладони своих рук, переворачивает их и неверующе рассматривает тонкие длинные пальцы, покрытые каньонами морщин. Это выглядит ужасно. Она поспешно трет руки, поднимает старчески глаза к Нейтану, не понимая почему он молод. Почему она стара.

Вздрагивает. Мысли об этом сне не давали покоя. Неужели она снова повторяет свою ошибку? Один раз уже привязалась к близкому человеку так тесно, так сильно, что едва ли не разрушила все - время, пространство и Аркадию Бей. Это заставляет холодок пробежаться по спине и более трезво оглядеться по сторонам. Макс в Вортекс. Она сидит на диване, рассматривает двигающиеся тела, ища не интересных людей, а то, что можно было бы запечатлеть на снимке. Но этого нет. Это не ее. Ей не нравятся пьяные танцы, не нравятся девушки, что прижимались почти обнаженными телами к парням. Ей не нравится, что здесь нет интересных лиц и ракурсов, с которых можно было бы запечатлеть что-нибудь действительно стоящее. Макс хмурит тонкие брови. Она думает о мистере Джефферсоне. Ощущал ли он такую же тоску и одиночество, когда искал глазами новые кадры? Если Нуарный ангел может найти вдохновение в танце волн, в пении чаек и шепоте иголок сосен, то мистер Джефферсон.. его наркотик, его личное экстази было лишь в тех  мгновениях в Dаrk Room. Только там он мог быть настоящим.
И Макс ощущает какую-то странную тоску. Тянущую и тревожную. Она не понимала его как человек, как девушка и просто как жертва не понимает своего мучителя. Но..она знала его ломку, как фотограф. Когда у тебя есть что-то, что ты безумно хочешь заснять, оставить на пленке отпечаток того, что впечатляет, что кажется таким же глубоким, как океан. Но это недосежимо..
А что же Прескотт? Что для него будет бездонным океаном? Смерть? Боль? Как он ищет свои кадры?
  Погрузившись в свои размышления, Макс даже не заметила как все больше отдаляется от реальности. Она и подумать не могла, что люди вокруг так быстро пропадут в своих пороках. У Вик покраснели глаза, она сидит с телефоном в руках и что-то пишет. что-то курит. Хейден вообще отключился где-то в подушках.
А где же сам Нейтан Прескотт?
Макс поднимается на ноги и неторопливо идет к выходу, прекрасно зная, что на вечеринке его не найти.. а значит стоит начать поиски с кампуса. Может быть ей повезет?

* * *

-Давай помогу, - Логан подхватывает за ручку чемодан и с легкостью перекидывает его через пару ступенек.
-Спасибо, - улыбается ему в ответ Макс и торопится за группой студентов.
Они все вместе, как воробьи, пытались быть как можно ближе друг к другу. Веселье и задор оказались заразными и Макс, ощущая все равно себя лишней, почти что бежала за быстро идущими парнями и девушками. У всех них с собой чемоданы или спортивные огромные сумки. Все они радостно общались, шутили, перекидывали друг другу сигарету, чтобы окурок выкинуть в мусорку около аэропорта. Им всем хотелось скорее начать свое приключение.
Для Макс оно уже началось.
Парни легко опускают свои вещи на черную движащуюся ленту. Зак и Логан даже останавливаются у входа, чтобы придержать для всех девчонок дверь, чтобы помочь им закинуть тяжелые чемоданы на проверку.
-Макс фактор, давай быстрее, - они смеются, подгоняя девчонку, выхватывают из ее рук чемодан.
Здесь прохладно. Приходится поправить светлое пальто, прижать к груди край шарфа, чтобы не сдуло насовсем. Она всех задерживает. Только из-за нее вся команда, Джульетт и Вик стоят в холле, а не двигаются дальше. И Макс торопится. Придерживает рукой сумку на боку, чтобы не удариться ею о толпы людей. Опускает руку в карман и теребит пальцами паспорт, когда все собираются кругом, чтобы Джульетт веером протянула билеты. Каждый должен вытащить себе свой, а там уже по пути разберутся кто с кем хочет сидеть.

Макс мнется и не лезет тянуть первой. Ей все равно где сидеть, лишь бы не потеряться...

0

35

[AVA]https://pp.userapi.com/c639325/v639325650/3cde9/58LZ__1U8uA.jpg[/AVA][NIC]Нейтан Прескотт[/NIC]Нейтану нужно поговорить. Нет, скорее выговориться. Швырнуть настольную лампу в стену или же извиниться. Нейту это кажется глупостью, когда он прихрамывая плетется по коридору женского общежития и останавливается возле двери с ебучим знакомым покерфейсом.
Ему нужно поговорить.
Обо всем.
Нужно, как воздух, как море китам выбросившимся на берег.
Нейтан смеется, запуская пальцы в волосы и рывком открывает дверь, не замечая как не рассчитав силу ломает ебучий замок к хуям собачим.
Нейтан пьян.
Нет, он еще и обдолбан.
Поэтому он не может прийти в Чейз, чувствуя свою вину перед невыполненным обещанием. Но руки выворачивало на изнанку перед белыми вспышками фотоаппарата. И он сдался, вновь вводя иглу под язык вместо воронок-вен.
Поэтому он приходит к Колфилд, вместо Виктории. Оглядывает мутным взглядом хипстерскую берлогу и ищет эту  дрянь, что поселилась в мозгах, как в собственной комнате. Но в темноте селится только пустота.  Нейтан осматривает комнату чуть пошатываясь на ватных ногах и комната ирландки кажется… неправильно уютной этой ночью.
«Ты под кайфом Нейт» смеется подсознание когда пальцы, бледные с красными избитыми костяшками раздраженно срывают фотографию со стены и машинально складывают в карман. Нейтан смотрит на расплывчатые стрелки часов и устало падает на диван.
Хипсторши не было.
Косяк сжать губами и скользнуть длинными фалангами пальцев по струнам гитары. Смешно, Нейтан будучи «душой компании» знал лишь только три основных аккорда  Am - Dm – E.
Фортепиано было ближе.
Смешно.
Косяк перекидывается, переползает в другой уголок губ и затуманенный взгляд вновь натыкается на часы.
8:00 p.m.
А девчонки нет. Наверное, сосется со своим ебырем в окружении белок-надсмотрщиц. Синяя резинка на руке не приятно чешется и зудит. Но Нейтан браслет не снимает, только оттягивает, поправляя и через час выходит из комнаты.
9:00 p.m.
Он стоит на крыльце, скуривая уже третью сигарету. Нейтану хотелось думать о чем-то важном. Особенном. Но мысли то и дело возвращались к темной макушке с рыжими переливами на солнце. Уже был комендантский час, а эта тупица опаздывает.
Нейтан заебался.  Он вытягивает свои длинные ноги, усаживаясь на холодную осеннюю землю. Пахло снегом. Утром наверняка на траве будет иней, но сейчас под героином трава кажется теплой.
Он прикрывает глаза уставше на пару минут.  Акогда открывает, на часах уже 9.30
А пиздатая (что за мысли Нейти?) Колфилд потирает ушибленную коленку. Кажется она споткнулась. Об его ноги.
- Смотри куда прешь феминаци, - он приподнимается на локтях, выпуская кольца дыма в воздух.
- Прескотт? – кажется она  даже не узнала его.
- Съеби с моих очей, пока не вьебал по хареКолфилд, - ну не сказать что ее долго не было, верно? – шляешься тут по ночам ебанутая в комендантский час.
На комендантский час Нейтану было если честно похуй, но сучки не было слишком долго.
- Ах, - кажется на ее лице расплескали негодование, - сам то ходишь как неприкаянный, - она бормочет под нос, оттряхивая узкие джинсы.
- Каянный я, каянный. Съебись тебе говорят, - ему просто было любопытно где она пропадала. Вот и все. Правда же Нейтан? Ты совсем не волновался.
Говорить уже не хотелось. Как и выговариваться.
***

http://sd.uploads.ru/KkBwm.png Ты совсем с ума сошел, Прескотт? Ты мне замок сломал!

https://pp.userapi.com/c639726/v639726644/45dfd/mrqgL5sa_hY.jpg А я ебанутый? не слышала о таком?

http://sd.uploads.ru/KkBwm.png ЭТО МОЯ КОМНАТА?!

https://pp.userapi.com/c639726/v639726644/45dfd/mrqgL5sa_hY.jpg Моя обащага, чё хочу то и делаю

https://pp.userapi.com/c639726/v639726644/45dfd/mrqgL5sa_hY.jpg велком

https://pp.userapi.com/c639726/v639726644/45dfd/mrqgL5sa_hY.jpg съебись ночная  бабочка.

https://pp.userapi.com/c639726/v639726644/45dfd/mrqgL5sa_hY.jpg Надо было приходить раньше

И Нейтан откидывает телефон в глубь своей комнаты до утра.
***
Кажется это вошло в привычку. Колоться под язык, припираться в грязных туфлях в женскую комнату и не найдя ее там -  уходить на крыльцо.
До поездки осталось три дня.
Нейтан хмурится. Ходит как загнанный зверь в клетке по ебучему крыльцу. А Колфилд нет. Эта шлюшка уже опаздывала на два часа. В прошлый раз она пришла на два часа раньше. А сейчас..  ее еще не было. Нейтан ходит по собственным окуркам, чувствуя как все тело дрожит и трепещет. Нет,  он не волнуется. Чертово тело просто не послушно и сбн проявляется все сильнее. Нейтан не помнил что ел сегодня (кажется яблоко?) и пил  ли свои таблетки.
Поэтому сегодня, словно по часам,  парень был в ярости. 
Знакомый бег. Она торопиться обратно в кампус, пока не засекла охрана. А он выбрасывает сотый окурок под ноги, тут же доставая новую сигарету из пачки.
- Нейтан? – глаза-океаны распахиваются в удивлении, когда она замирает напротив крыльца.
- Нет блять, уебок задрот Шредингера, - огрызается, чувствуя что не может унять гребанную тряску руки.
- ты обкурился… - она испуганно делает шаг назад, но успевает перехватить за кисть, оставляя на тонкой коже черные синяки от пальцев.
- А ты совсем уже охуела феминаци, - рычит раздраженно, притягивая к себе – где ты пропадаешь ночами? Зарабатываешь на свою ебучую камеру? Может тебе совсем поебать кто тебя трахает?
Нейтан срывается на крик, не сразу замечая слезы в глазах-океанах.
- Отпусти меня, Прескотт… - шепчет, шепчет, пряча лицо в каштановых волосах. Шепчет. Шепчет и этот шепот его выводит еще больше.
- Боишься меня, Колфилд?  - кулак ударяется над ее головой, оставляя кровавый след на стене кампуса, - Бойся. Бойся, - и Нейтану нравится этот страх в ее глазах. Потому что с чужим страхом Нейтан чувствует себя хоть немного живым.
Бойся Колфилд. Бойся, потому что Я сам себя боюсь.
- Съеби на хрен от сюда.. – рывок в сторону и он слышит как торопливо удаляются ее шаги вверх по лестнице.
***

https://pp.userapi.com/c639726/v639726644/45dfd/mrqgL5sa_hY.jpgНикто не смеет

https://pp.userapi.com/c639726/v639726644/45dfd/mrqgL5sa_hY.jpg никто

https://pp.userapi.com/c639726/v639726644/45dfd/mrqgL5sa_hY.jpg передавай привет ебырю

***
- Ты меня встретишь? – он сидит вновь привычно на крыльце. Сегодня Нейтан Прескотт спокоен. Ноги отбивают незнакомый голове ритм и рука все еще трясётся, скидывая пепел на землю, - Кристин… - голос Нейтана дрожит, когда девушка по ту сторону смеется, - ну хотя бы придешь на игру? Я бы был не против познакомиться с твоим ягуаром.
Девушка по ту сторону щебечет, а Нейт смотрит на часы каждые пять минут. Пять утра. В Комнате Колфилд темно и Нейтан чувствует свою вину. Нужно бы извиниться, да язык не поворачивается. Кажется он тогда сорвался.
- Мы давно с тобой не виделись, - он держит сенсорку только двумя пальцами. Сегодня Нейтан даже выпил таблетки с утра. Те что прописал доктор Билл. Нужно что то делать с агрессией, - хахах, Кристи, нет и нет, - он откидывается назад и тут же замирает, - все сложно.
Женский голос по ту сторону вновь заботливо зачирикал. И Нейтан не может отказать сестре.
- я… ну.. есть, наверное.  Но я опять облажался, Крист. Нет, давай без крокодилов, ок? – он запускает пятерню в волосы, превращая их в хаос,  - я не думаю что это хорошая идея. Давай я прилечу и все обсудим? – он трет уставше виски. Хотелось спать. А Макс все  еще не было, - до встречи через сутки, Кристина.
Нейтан крутит в руках телефон, Когда Колфилд, кутаясь в парку приближается к кампусу. Даже не смотрит на девчонку, а та потирает кисти, испуганной ланью оглядывая кита-покойника.
- Ты где была? – слишком спокойно. Он пытается дышать ровно, чтобы не спылить. Но иногда вместо спички для огня хватает и взгляда.
- Тебя это не касается, - шепчет надрывно и Нейтан взрывается молниеносно, вскакивая на ноги.
- Да я уже заебался ждать когда ты притащишь свою тощую задницу, - И он уходит, громко хлопая дверью, практически бегом поднимаясь по лестнице в свою комнату.
***
Нейтан смеется, толкая Логана в плечо и развернувшись на сто восемьдесят просит у Вик ручку с бумагой. Самолет еще не взлетел. Даже трап еще не подняли и наркоман мог спокойно позволить себе немного расслабиться. Таблетки под язык и юноша выводит охуенно-пиздатый портрет с волосатыми хуями вокруг нарисованного полароидного снимка изуродованной девушки. Нейтан пишет торопливо, не думая о красивом и ровном почерке, но они все равно получаются слишком ровными.
« Трахни свою ебучую камеру селфиМАКС»
Он сворачивает бумагу  в комок и шепнув что-то на ухо Логану, записка попадает прямиком на солнечную макушку. Нейтан больше не смотрит. Он отворачивается к окну и лишь стучит клавишами по экрану, пытаясь выйграть в уйебишной игре какой-то.
Самолет поднимается. Голова начинает гудеть вместе с двигателями, но Логан уже протягивает комок бумаги обратно. Логан что-то говорит подтрунивая, а Нейтан медленно разворачивает листок, с изумлением вчитываясь в малознакомый почерк.
«мне сказали передать тебе привет»

И бровь поднимаются вверх медленно, пока глаза снова и снова пробегают по корявым буквам.
Следующие три часа Нейтан Молчит, внимательно рассматривая солнечную макушку ирландки.

Ебанутая Колфилд.

0

36

[AVA]http://se.uploads.ru/5r9LR.png[/AVA][NIC]Maxine Caulfield[/NIC][STA]Again and again[/STA]

Паника постепенно накатывала. Общее веселье явно было заразно только среди групп людей, а Макс к ним не относилась. Вот и приходилось смотреть то в потолок, то в окно, чтобы чем-то себя занять. А пальцы жили сами своей жизнью. Она водила ими по тонкому краю обложки своего дневника, прижимала его к коленям сильнее и перебирала осторожно страницы. Одна за одной, словно бы пересчитывая. Иногда ей попадались особенно плотные страницы, там где был декоративный скотч, марки или даже острые уголки снимков. Макс это немного успокаивало, но она знала, что где-то среди страниц было несколько, вызывающих тошнотворное желание подскочить на ноги и броситься к туалету. Ее бы наверняка вырвало, если бы она стояла там, в небольшой кабинке, вцепившись в раковину и склонившись над белой глазурью. Прикрывает болезненно глаза и морщится.
В прошлый раз в самолете по правую руку сидел ректор. Он пах своим мужским парфюмом. Они тоже летели над залитой солнцем землей и Макс молча смотрела на дороги, на дома и реки. Ей нравилось то ощущение окрыленности от такой важной победы. Только она тогда еще не знала, что на автоответчике ее будет ждать сообщение от Хлои и ураган сметет Аркадию Бей вместе со всеми, кто сидит сейчас в самолете. Кроме Макс. Конечно же.
Всегда есть подвох.
Тогда все началось из-за Прескотта. Из-за того, что его нервы сдали. Макс вздохнула. Закрыла напряженно глаза еще раз, почти что до пятен ярких и снова опустила взгляд на дневник. Главное не открыть его на одной из страниц. Не заметить белую аккуратную рамку снимка, не сфокусировать взгляд на нем, а иначе все опять будет поломано. Пространство и Время пошатнутся на своих тонких длинных ногах и Та Макс Колфилд решит ее точно убить. Тот кошмар не шел из головы.
Тошнотворный ком нервов подкатывал к самому горлу.
-Ты куда? Ты в порядке? - Хейден едва успевает убрать ноги, когда Макс наконец поднимается и прячет дневник в сумку.
Его никак нельзя открывать.
-да, да.. - с немного хрипцой отзывается Макс, выходя торопливо в коридор, - я умыться..
Она торопится. Извиняется перед стюардессой, мимо которой пытается пройти. Снова вымученно улыбается, просит пропустить. Протискивается и ныряет в туалет. Склоняется над белоснежной глазурью, словно бы это уже происходило. Закрывает глаза. Пальцы продолжают свою собственную жизнь. Макс трет края раковины, ищет шероховатости. Это немного успокаивает. Такого с ней не было - не было туалета в самолете, не было раковины и попытки удержать желудок внутри. Сглатывает, морщится. Нервы постепенно расслаблялись, переставали грубым комом пропихивать спазм к глотке. Ужасное ощущение - когда хочется вырвать, но не можется. Дрожащие руки запускает под струю прохладной воды. Умывается. Даже хотела бы сделать пару глотков, но не решается пить из-под крана. У нее на сиденье осталась бутылка воды.
Макс выпрямляется и смотрит на свое бледное отражение. Хлоя бы гордилась ей и наверняка сказала бы, что Макс самая крутая. Колфилд вздыхает и думает о том, что не забыла до сих пор ее..

* * *

Солнце Бразилии было в десятки раз ярче, чем в Аркадии. Оно растекалось по окружающему миру, весело кидало на асфальт блики и отражения от ярких стекл. Весь мир был каким-то другим. И Макс торопливо идет за шумной толпой студентов, пальцами сжимая лямку сумки. Ей хотелось все это запомнить. Каждая мелочь была важна - то как они сошли с трапа и ветер сразу подкинул волосы вверх, но делал это без холодной злобы, то как сели в автобус, искали свои чемоданы и сумки. Макс рассмеялась, когда Логан с Заком перекидывали друг другу небольшую сумку Виктории, решая чья она. Правда веселье длилось недолго - Чейз быстро поставила верзил на место, заставив опустить чужое имущество обратно. Столько людей.
Макс замирает на мгновение. Тянется на носочках, присматривается, а затем отходит от группы, чтобы сделать быстрый снимок. Всего щелчок - кадр был давно пойман, надо было лишь заставить его замереть на белой карточке. Оборачивается, когда Зак тащит Колфилд обратно к группе, собирающейся уже уходить. Удивительно, но Вортекс похоже действительно решил принять ее под свое крыло. Это весьма необычное ощущение. Макс неловко прячет фотоаппарат в сумку и только теперь замечает, что Прескотт словно бы кого-то ищет, осматривается по сторонам воровато. Явно не хочет, чтобы его заметили. Нервничает. Поглядывает в телефон и снова прыгает нервным взглядом по лицам людей. Макс тоже оглядывается по сторонам, не понимая кого же тут может искать Нейтан. Хотя какая разница? Ей то что.
-Так, все получили багаж? - их сопровождающий пересчитывает еще раз макушки своих подопечных и кивает удовлетворенно, - итак, сейчас мы едем на автобусе до гостиницы. После проходим регистрацию. Огромная просьба - не разбегайтесь до тех пор, пока не будет закончена регистрация. Договорились?
-Даааа, - дружно и весьма заунывно протянули спортсмены.
От девушек согласие получено не было, но они то как раз и не спешили разбегаться в разные стороны. Джульет и Вик были заняты собой, а Макс и вовсе боялась потеряться. Еще раз кивнув сам себе, сопровождающий направился в сторону выхода. Пришлось идти, крутить головой было некогда. Выбрав в качестве ориентира широкую спину одного из спортсменов, Макс то и дело невольно поглядывала на психующего Нейтана. Парень вообще себе места не находил - он то отходил в сторону, то снова утыкался в телефон. Его изогнутые вниз плечи казалось сильнее уже загнуться просто анатомически не могут, но Прескотта это не волновало. Он вскидывал голову и все тянулся к сигарете за ухом, да был остановлен банальным желанием покрутить еще раз головой по сторонам.

* * *

После душного автобуса и перелета хотелось поскорее окунуться в бассейн или хотя бы постоять в душе. Это, собственно, не особо важно, потому что Макс была под огромным солнечным впечатлением. Бразильский городок больше напоминал небольшой рай. Вроде бы и не больше Аркадии, если она правильно поняла, а может и с целый Сиэтл, но ощущение такое, словно праздник пропитал каждую улочку, каждое дерево. Они все были слишком уставшими и слишком счастливыми, чтобы разбегаться по своим углам. Все же уже взрослые, так что, когда все были зарегистрированы, весьма мирно стали растягивать ключи.
Ей предстояло жить рядом с Викторией. Лучше испытание не придумаешь. Но если честно, Макс так устала, что уже была рада своему небольшому номеру, лишь бы только поскорее найти душ и отдохнуть. Они стояли полукругом, слушая дальнейший инструктаж. У них был час на то, чтобы прийти в себя, разобрать более менее вещи и приготовиться к экскурсии. Все же отель или гостиница, Макс до сих пор не понимала особо разницы, был весьма внушающих размеров.

Видимо Прескотт все же потратился на отпуск сыну.. или от сына..

Снова замечает, что Нейтан в своем телефоне. Все что-то там кому-то пишет и пишет, ни на секунду не выпускает из внимания яркий экран, разве только для того, чтобы еще раз покрутить головой по сторонам и выругаться в чью-либо сторону. Прескотт не давал даже друзьям заглянуть туда. Колфилд невольно стало любопытно. Ей даже хотелось узнать кого с таким рвением оберегает парень. Вот ей то он точно не строчит смс, а раз не пускает парней, то вряд ли там просто дружеская переписка. 
С не самыми добрыми мыслями, Макс убирает за ухо волосы и идет следом за Викторией, наблюдая попутно за Нейтаном. Активная переписка заставила ее поежиться. Легкая тень улыбки на лице Прескотта и вовсе выбила ее из колеи. Неужели у него есть девушка? Об этом наверняка знал бы весь Вортекс, но..
-Почему ты не пришла? Я ждал тебя, - Макс проходит мимо него, зная, что ее номер, как и номер Виктории через пять или шесть дверей от Нейтана.
Она невольно вздрагивает и сильнее сжимает пальцами ручку чемодана. Слышит уже за спиной тихий смех пока парень пытается одновременно говорить по телефону, открывать дверь и пытаться не уронить сигарету из-за уха.
-Я тоже тебя люблю..

Макс падает на свою кровать. Тянет к себе подушку и накрывает ею лицо, закрыв глаза. Ей плевать. Ей все равно. Правда все равно. Какая разница кому он там это говорит? Колфилд подскакивает на ноги, захлопывает за собой дверь и идет разбирать вещи. Надо поскорее навести порядок, аккуратными стопочками разложить вещи, положить камеру, альбом и дневник на стол. Туда же и сумку  ноутбуком. Затем подхватить полотенце с гостиничным "гербом". Раздевается.
Какая ей разница? Вообще она должна на дух этого психопата не переносить и даже более того  - должна ненавидеть. Всего то делов то. Может ей и бывает его жаль, может иногда даже испытывает какие-то странные желания. ТОлько это ни о чем не говорит. У него вон уже любовь есть, а к ней он лезет потому что псих и извращенец. И маньяк. И вообще стоило бы почаще видеть его. Хлоя права - любые сожаления, жалости и прочие чувства в сторону Нейтана пропадают, когда парень находится рядом - матерящийся, курящий и вообще.. Макс выходит из душа, закутавшись в полотенце. Шмыгает носом. Ей никакого дела нет. И надо тут отдохнуть хорошенько, чтобы было что вспомнить. Подхватывает пальцами камеру, придерживает одной рукой полотенце на груди и делает селфи напротив широкого окна с легкими тонкими занавесками. Откадывает снимок к дневнику и падает на кровать. 
Мышцы болели. Все же надо было брать поменьше вещей. Зевает коротко.
А еще надо поскорее переодеться, а потом пойти найти немного кофе, чтобы проснуться.

0

37

У Нейтана Прескотта глаза серые и пустые словно приближающийся шторм. В его глазах море бушует ураганами злости и мертвыми китами выброшенными на берег.
У Нейтана Прескотта узкое вытянутое лицо и кривой нос, сломанный в трех местах. И Смотря в Зеркало на свои впалые щеки и красные мешки под глазами, Нейтан не думает что он красивый.
У Нейтана Прескотта шрамы на белой коже натянутой на такие же белые кости, как веснушки на острых плечах Максин Колфилд, так и у него тело в отметинах. Все не пересчитать. Его белесые шрамы тянутся по спине, обводя дорогами каждый из позвонков, на плечах, руках, животе, ребрах и даже на черных внутренностях. А внутренности у него черные, Нейтан это прекрасно знает выкуривая сигарету за сигаретой, обкалывая ухо, язык, колени и пальцы. Лишь бы отец не заметил кротовые норы в венах.
В самолете Нейтану снятся кошмары, но Логан во время будет его, чтобы никто из команды не увидел «бегущих ног» и не вздрогнул от криков.
Нейтан думает что ненавидеть его еще больше не возможно и еще раз сонно взглянув на макушку девчонки-хипстерши утыкается в телефон, не смотря на просьбу стюардессы выключит технику.
Он не отрывается от телефона и в аэропорту и пока все возятся с сумками Нейтан взглядом ищет знакомую макушку.
У Кристин волосы светло-русые, такие же как у самого Нейтана. Но она почему то их закрашивает, пряча свое пшеничное наследие от чужих глазах. Она прячется за улыбками-масками, скрывая под кожей разодранное мясо и плоть.  У Кристин глаза не серые с плесенью и синими лужами, как у Нейтана, нет, ее глаза серебристо-хрустальные с голубыми искрами в глубине. Неоново-синие как у Макс.
Нейтан любит сестру и печатает ей сообщения молниеносно, он звонит ей, ожидая столь долгожданной встречи. И когда слышит знакомый, любимый голос соскакивает с постели, даже еще не распаковав свои вещи.
Он распахивает дверь, быстро, резко, не заперев. Выскакивает в одних джинсах и футболке. Босиком. Практически бежит по коридору и замирает, наблюдая как щебечет словно канарейка Кристина… стоящей напротив Колфилд.
Колфилд он замечает не сразу. Сначала узкие ножки … впервые без джинс по щиколотки.  У неё крохотные лодыжки, с выступающими на них косточками. Маленькие, аккуратные. Он представляет, как проводит по ним подушечками пальцев.

И что он, мать твою, делает? Блять, ты совсем двинулся со своими таблетками, Прескотт.
Сломай свои блядские ноги, тварь! И больше не показывайся мне на глаза.
Нейтан моргает. Несколько раз. Сглатывает. О чем они могут говорить? Что может связать Кристину Прескотт и глупую хипстершу из Блеквелла? А она поднимает свои глаза-блюдца. Распахивает океанами и…
Смотрит своими херовыми глазищами.

Блять, не перестанешь, я тебе их выколю, сука.
- А вот и сам, Прескотт, - она поджимает свои тонкие губы, а он как идиот не может оторваться от их изгиба.
Зря ты это, Колфилд. На хера ты вообще сюда приперлась? И убери свои долбанные губы. Крути ими перед своим придурком, который стонет о тебе во снах. Отъебись от меня! Блять, уйди из моей головы. Там и так бардак без тебя. Вообще закрой свой рот. Не смотри. Не дыши в мою сторону. Сдохни, Колфилд. Сдохни.
Блять. Губы пересохли. И он проводит языком по ним, перед тем как вновь обратить внимание на сестру. На веселую, беззаботную улыбку… и обратно на нахмуренные брови тупорылой Колфилд.
И он взрывается словно пороховая бочка
- Колфилд, съебись от сюда к хуям! - рычит Нейтан, вновь направляясь к девушкам.и Колфилд нконец то вздрагивает, замечая прихрамывающую фигуру. А он тянет футболку вниз, трет тонкие полоски шрамов на кистях и рычит. Рычит. Рычит.
-Колфилд? - Кристина наконец-то фокусирует взгляд на ученице более внимательный и тут же улыбается до ушей. Бесит, - так ты есть Макс? Нейтан говорил о тебе!
И голос сестры действует как ушат воды. Нейтан замирает, распахивает серые промозглые пустоши вместо глаз, чувствуя как тонкая ладошка Кристины ударяет по спине, вынуждая выпрямиться. Разогнуться, моментально возвышаясь  на две головы.
- Не горбись, братец, - Кристина смеется задорно и Нейтан покрывается пунцовыми пятнами.
- Не неси хуйню! – ему впервые хочется придушить сестру. И Колфилд тоже, за то что так смотрит, за то что высунула свой маленький язык, чтобы облизать губы.
- ох, а ты милая, наконец то у братика появилась НОРМАЛЬНАЯ девушка, - Максин бледнеет, прижимает к груди чашку, а Нейтан вплетает пальцы в волосы, - и хватит уже материться при ней.
- КРИСТИНА! Заебала нести всякую поебень и стравливать меня с каждой текучей сучкой, - он рычит грозно, двигаясь вперед. Макс отходит назад одновременно.
- Я… я лучше пойду, - лепечет под нос испуганно, но Нейтан уже перехватил кисти и притянул обратно, зажимая до синяков.
-- О, нет, Колфилд, теперь ты никуда не пойдешь, - грозно рычит, - послушаем что скажет Кристина и…
На самом деле ему просто хотелось вновь коснуться тонкой кожи. Почувствовать ее запах и расствориться в нем.
- Ой да ладно Нейти, - Сестра кладет руку ему на голову и… вздрогнув, нейтан успокаивается, словно прирученный пес, - не бойся, я ягуара оставила дома, так что не нужно прятаться за Макс. Какой  там номер?
Кристина улыбается, вынуждая брата сильнее нахмурится.
- 219
И она шлет ариведерчи, заходя за поворот. Нейт  разворачивается следом, отпуская женскую кисть. Не хотя.
- Эмм… Колфилд, - внезапно произносит, практически уже уйдя. Не оглядываясь, - мне поебать что ты там надумала в своем курином мозгу, но… - он не знает что сказать и почему о оправдывается, до того как скроется за собственной дверью, - Я просто написал, что какая то ебучая хипстерша заступилась… в суде.
***
С Кристиной хорошо. Она сидит себе в легком платьице на кровати, болтает загорелыми ногами и смеется звонко. Завораживающе. Насильно натягивая на вытянутое лицо Нейтана улыбку. Он опять курит сидя на подоконнике. А Кристина все болтает. Болтает. Болтает. Без умолку. За какие то несколько часов, Нейтан уже знает про каждого ее коллегу из Корпуса Мира, про бомжа-жениха с ямайки и какой у него ой-боги-милостивые-вкусный-шикарный-пресс  и рост два метра.
- ну все, - она забирается с ногами на кровать и смотрит своими синими глазюками, выхывая хрипловатый смешок из прокуренного горла, - рассказывай теперь о своей я-ненавижу-тебя-хипстерша-но-краснею-и-у-меня-стояк Колфилд.
Нейтан аж поперхнулся, вываливая дым и пепел из легких.
- Крис, мы не виделись пять лет, а ты первым делом спрашиваешь о бабе? – просто Прескотту не хотелось ничего признавать.
- Ну, а что еще может быть у тебя нового? – она вновь хохочет – отец мудак, сомневаюсь что за пять лет он стал заинькой с кексиками, мамочка явно опять отдыхает, в тюрьме мыло ты не поднимал явно, учеба… ты мой гениальный братец, сомневаюсь что все так плохо. Несколько твоих фото видела в журнале… так что да, остается эта милая девочка.
- мои фото? – парень попробовал перевести тему, скидывая окурок с окна.
- ага, которые «нам прислал анонимный фотограф, посмотрите что за мрак» - она даже понижает голос, парадируя журналиста с первого канала.
- С чего ты взяла что это мое? –он садится рядом и тут же падает на спину, стаскивая с себя футболку. Было жарко.
- потому что твои уши только что покраснели – сестра заливается смехом, тоже падая на кровать, - так что там с этой девушкой? Она сказала что в этом году взяли двух фотографов. Неужто ты подсуетился? Сомневаюсь что ректор Уэлс согласился бы на двух победителей.
- хуйня, - бормочет Нейтан, - сплетни и вымыслы!
- Боги, нейт, ты совершенно не умеешь врать – сестра заливаясь смехом, тянет за ухо к себе и треплет заботливо по макушке, - твои уши опять красные как попка помидора, Хохотунчик.
Нейтан прижимается к старшей сестре по детски, обвивает своими костлявыми руками и наверное впервые за несколько месяцев крепко спит. Никаких штормов. Только штиль, босые ноги с тонкими щиколотками… и огромные голубые глаза-блюдца с россыпью веснушек на щеках
[AVA]https://pp.userapi.com/c639325/v639325650/3cde9/58LZ__1U8uA.jpg[/AVA][NIC]Нейтан Прескотт[/NIC]

0

38

[AVA]http://se.uploads.ru/5r9LR.png[/AVA][NIC]Maxine Caulfield[/NIC][STA]Again and again[/STA]

Солнце Бразилии казалось совсем другим, нежели в Сиэтле или Аркадии. Оно текло по коже тёплым топлёным маслом, грело лопатки и растворялось в крохотных алмазах пены волн. Макс поправляет полосатый топ и выходил со своей сумкой в руках из номера. Закрывает его на ключ. Щелчок и девушка идет неторопливо по длинному коридору. Прислушивается на мгновение и замирает около лестницы, чтобы запустить руки в широкие карманы свободных темно-синих шорт в поисках наушников. Тонкие провода были нужны, чтобы собрать снова мысли в одну сплошную кучу. Теперь ей приходилось же нервно оглянуться назад, посмотреть на закрытую дверь, мучительно пытаясь вспомнить не могла ли она их оставить на столе или может быть у подушки. Макс закрывает глаза и нервно трет пальцами переносицу, морщится. Ладно. Она вполне может обойтись и без них.
  Ступени извивались змеей, ударяясь боками о стены, тянулись вдоль пролетов перилами. На экскурсии по территории и по самому отелю не было только Нейтана Прескотта, чему наверняка не удивился никто. А почему такое обыденное явление должно было вызвать хоть какую-то долю внимания? Когда Нейтан хотел, тогда и появлялся. И никому не пришло в голову постучать в его номер, чтобы привлечь внимание к организационным работам, составлению расписания. Никто не хотел рисковать целостью нервов. В том числе и Колфилд. Она, конечно же, подумала о том, что надо бы заглянуть, позвать его со всеми, но получать очередную дозу негатива и мата в свою сторону не хотелось совершенно.
 
  Отел был похож на огромную рыбу. Длинный, большой и с раскинутыми по бокам бассейнами-плавниками. Ряды лежаков на идеально ровной плитке, круги ярких зонтов под стать цветам отеля и  яркой Бразилии. Им показали все от кафе и места, где расположен шведский стол до главного входа на территорию. У отеля даже собственный пляж был. Вот туда то по общей договоренности и должен был после обеда направиться народ. Распорядок дня пока еще был свободный, так что хотелось оттянуться после перелета. Расправить затекшие плечи и набить скрученный перепадами давления желудок. Видимо никого особо так не крутило после самолета, как Макс. Вздохнув поглубже свежего воздуха, Колфилд решает обойтись без тихого часа и проигнорировать плотный ужин. Она видела несколько мест, где могли бы получиться хорошие снимки, так что она сжимает пальцами любимый полароид и идет  на свежий воздух. Жара такая, что кажется будто весь мир скоро расплавится тягучим сыром по земле. Но это не очень то и мешает странному желанию поскорее сделать снимки. Это наверно походило на ломку, но что с того? Главное, что у нее есть возможность это желание удовлетворить, надо только вспомнить по какой дорожке из белой плитки они шли, чтобы выйти не прямиком к бассейну, а к зеленым насаждениям за ним.
Не заметила, что к ней шла девушка. Пришлось обратить внимание на нее, когда она подошла ближе. Все же Колфилд был а воспитана хорошо.
-Привет, - кажется она была слишком солнечной даже для такой страны, - Ты из Блеквелла?
Макс недоуменно замирает, поправляет пальцами волосы и убирает пряди за ухо.  Хотя прекрасно знала, что они все равно водопадом упадут на лицо.
-Да, - недоуменно отзывается, - а как ты..
-Твоя кожа, - кажется улыбка незнакомки и правда слишком яркая. Настоящая, - ты очень светлая, а с таким солнцем таких мало.
И правда все очень просто.

Элементарно, Ватсон.

Вот какой фразой стоило ей закончить эту логическую цепочку. Становится даже немного стыдно за то, что Колфилд сама не догадалась, а вместо этого растерялась и повела себя столь глупо. Ей внезапно хочется сделать снимок. Совсем простенький, но в этом удовольствии Макс не могла себе отказать, а потом улыбается уголками губ и просит:
-Ты не могла бы замереть на секунду?
Видимо такая просьба незнакомку с загорелой кожей совершенно не смутила. Она оглядывается по сторонам, ища более подходящий фон, но Макс не дает ей сдвинуться с места
-Нет-нет! Ты стоишь идеально! - торопливо уверяет девушку и чуть сгибает колени, чтобы стать пониже и сделать быстрый снимок.
Встряхивает карточку и невольно засматривается. Наверно именно такое удовольствие ощущали те, кто снимал Рей - непринужденная обстановка, быстрый щелчок затвора и на твоем снимке модель, которая чувствует и композицию, и настроение, и все что требуется любому фотографу, мечтающему найти идеальную постановку. Девушка смеется снова, что-то говорит про фотографов, встряхивает своими распущенными волосами.
-Ты случаем не знаешь где Прескотт?
-Где он не знаю, но могу проводить к его номеру.
Девушка хлопает в ладоши, складывая их в благодарственном знаке и идет рядом с Колфилд.
Макс поднимает глаза на незнакомку и внимательно вглядывается в лицо девушки. Уж не ее ли случаем так жаждал увидеть в аэропорту Нейтан? Было ли место для ревности? Она загорелая, стройная, с длинными прекрасными волосами и улыбка у нее, словно солнце разбивается на множество искринок. 

Хлопок дверью заставил перевести взгляд на причину шума. Рядом то только шла незнакомка, что радостно повествовала о том, какой это прекрасный город, сколько всего интересного ждет приезжих ребят: и экскурсии, и море, и солнце, и отдых, и игра.
-А вот и Прескотт..  - негромко выдыхает Макс и показывает кивком головы в сторону выхода, откуда шел торопливо парень.
И сразу все настроение легкости и радости какой-то небольшой было испорченно. Опять ведь цепляться будет. И ладно бы только поругался, как делал всегда. Макс улыбается своей робкой улыбкой, даже готова развернуться на пятках и пойти прочь, чтобы избежать всего того словесного поноса, который на нее обязательно вывалится, но неожиданное внимание и фраза еще и со стороны незнакомки заставляет вздрогнуть, замереть на месте. Нейтан про нее говорил? нет, нет. Это наверно какая-то ошибка. Прескотт о ней не мог ничего толком говорить, разве что опять завести свою шарманку про "шлюху" или что там у него на уме? Поджав губы тонкой линией, Макс отшагивает назад на шаг и пытается вспомнить все то, что их с Прескоттом связывало в ТОЙ реальности. Стоп.
-Братец? - изгибает бровь и переводит взгляд  с разъяренного лица Нейтана на смеющиеся глаза... Кристин?
-Ты ЕГО сестра?

И правда было сложно поверить в то, что у Такого парня может быть Такая сестра. Это же в голове не укладывалось. Нет, если вспомнить письмо, которое она прислала в одной из реальностей, то.. наверно именно так и должна выглядеть та девушка. Но поверить в то, что сейчас Макс Колфилд лицезреет было сложно. Правда очень сложно. Можно было бы ущипнуть себя за руку, чтобы убедиться, что ей не послышалось и девушка не оговорилась. Не успела. Нейтан нагло ловит ее за запястье, тянет к себе, не позволяя после короткого "я пойду" последовать за своими словами. Нет, вместо этого он сжимает пальцы, оставляя покрасневшие следы на коже и Макс приходится придержать сумку, чтобы из нее ничего не выпало. Особенно снимок солнечной девушки.
Она неверующе всматривалась в лицо Нейтана, затем переводила взгляд на Кристин и пыталась осознать как столь разные люди могут быть родственниками? Видимо жизнь у парня действительно была слишком уж херовой, чтобы докатиться до ТАКОГО. Матерящийся, курящий, пьющий, вечно с какими-то проблемами - в общем говоря ходячий шторм во плоти. И вот у него вполне адекватная, милая сестра? Вроде бы.. адекватная, но точно милая.
  Макс правда оставляет попытку найти между ними сходства и понять в какой момент в жизни этих людей все пошло "не так". Об этом лучше уж подумать, когда Прескотт прекратит возвышаться над ней горой. И правда.. когда он не сутулится, выглядит прямо действительно высоким.

- Эмм… Колфилд, - внезапно произносит, практически уже уйдя. Не оглядываясь, - мне поебать что ты там надумала в своем курином мозгу, но… - заставляет Макс недоуменно приподнять брови, - Я просто написал, что какая то ебучая хипстерша заступилась… в суде.

И что вообще это только что было?

* * *

  Выводит пальцами рисунок на песке. Сначала какое-то подобие сойки, потом и бабочку. Растопыривает пальцы и все свои крючковатые схемы смахивает одним движением. От свежего воздуха и солнца сонливость совсем пропала. Макс еще ощущает во рту неприятный привкус янтарной пилюли, но не обращает на это никакого внимания. Без таблеток ей снились кошмары. В ее снах Хлоя в ужасе оборачивалась и ее голова откидывалась резким рывком назад. Багровая, почти что черная кровь текла по ее лицу, капала с подбородка на грудь и тело заваливается назад. В ее снах Уоррен и Дэвид ходят по школьным коридорам в полной темноте, разрезая тишину лишь шаркающими шагами. Их голоса отскакивают от стен и тонут где-то в плитке туалета. В ее снах все стены исписаны именами и цифрами. Одними и теми же каждый сон. Кажется одними и теми же.
 
Шум со спины заставляет поднять голову, обращая внимание на приближающуюся группу спортсменов. Им весело, они размахивают своими спортивными сумками, в которых наверняка припрятан алкоголь и что-нибудь вынесенное из-за столов. И Макс улыбается им, поднимается на ноги и оттряхивает руки. Ей не хотелось вопросов, а потому она сама присоединяется к толпе, идет едва поодаль, не сразу понимая, что следом за компанией идут Прескотты. Еще сонный Нейтан, которого явно едва ли не насильно вытащили из постели, и его сестра. Индиана громко хохочет, виснет на Нейтане, на его плечах и хлопает по спине парня, подгоняя его. Макс усмехается уголками губ сама себе. Она давно готова была разложить свои вещи по песочку.

Вик и Джульет сразу оголяются, демонстрируя свои модные дорогие купальники. Макс даже думает о том, что неплохо было бы и ей обзавестись чем-то подобным. Хотя и свой черный с голубой полосой ей тоже вполне нравится. Девушка расстилает полотенце по одному из лежаков, затем поднимает сумку и кладет ее туда же, чтобы песок не забился во внутрь, все же содержание сумки ей еще было дорого. Сама неловко мнется, думает, а затем снимает лишь топ. Не сказать, чтобы у Колфилд выпирали кости, но состояние близкое к тому было уже рядом. Странно, но сама Макс не особо то обращала на это внимание. Говорила себе, что похудела из-за стресса. Еще бы. С ней столько всего происходило, а даже врачу не расскажешь. Коротко потянувшись, она берет в руки фотоаппарат и делает пару снимков. Один для отчета, а второй для себя.. пока Прескотт сидит к ней спиной, одетый, а его сестра наоборот повернута к ней и даже радостно улыбается. После негромкого щелчка, Макс прячет обе фотографии в сумке, надевает на переносицу очки и опускается на лежак. Правда приходится свои сокровища аккуратно сдвинуть к ногам, но ничего страшного.
Главное, чтобы никакой Индиана внезапно не решил подбежать  к ней, закинуть легким движением на плечо и под дружный хохот и удивленный вскрик самой Колфилд, не решил кинуть в теплые мягкие воды моря. Прямо так. В шортах. Очки, благо, упали с лица девушки еще где-то недалеко от Виктории. Вынырнув, Макс удивленно хлопает глазами и кашляет, сплевывая воду.
-Ах ты так!! - она окатывает парня брызгами.

Макс падает обратно на шезлонг мокрая с головы до пят. Тихо смеется, вытирает волосы и устраивается удобнее. Краем уха слышит что говорит Нейтану Виктория:
-..собираемся в номере Индианы. Выпьем, посмотрим фильм и обсудим планы на завтрашний день.
-Я пас, - отзывается тут же Прескотт, - у меня свои планы на вечер.
-Да ладно тебе, - Вик улыбается,- Крис,ты же не откажешься провести ночь с нами? Найдем тебе место или вон у Нейтана переночуешь. Как тебе такая идея? - она улыбается.
Жаль только,что Макс не слышит ответа. Хотя кому это надо? Девушка надевает наушники и прикрывает глаза,ложась удобнее на лежаке. Правда у спортсменов энергия явно перла через край. Они носились по пляжу, брызгались и конечно же часть воды летела и на саму Макс, что ежилась от холодных брызг.

0

39

Нейтан прижмурился от солнечного света и потянулся. Виктория кажется еще спала. Еще бы, после того как он обдолбанный притащил подругу к себе и жестко отымел во все дырки, она явно должна была не встать еще пару часов.
Тело ломило. Нейтан плохо помнит причину вчерашнего срыва, только какие  то тупые обрывки. Кажется Крис сказала что не сможет прийти на следующей неделе на игру и он послав на хуй Бразилию отправился на поиски чего-нибудь по тяжелее марок.
Виктория потянулась и, закутавшись в холодное одеяло вновь засопела, скрывая синие отметки на худеньких плечах. Прескотту было похуй.
Он достает пачку Нат шермана и сжимает сигарету губами. Утро было пиздец отстойным.
Прикурив юноша облокотился о подоконник и втянул в легкие тяжелый никотин, выдыхая густые клубы дыма в небо над головами.
Хотелось… блять, ему вообще ничего не хотелось, поэтому почесав впалый живот Прескотт высунул голову из окна. Где то под ним промелькнула знакомая головушка и студент, подхватив дрожащими от тремора пальцами бутылку с ядерной колой, высунулся практически по пояс. Точно. Внизу, весело раскачивая своими тощими палками-ногами сидела Колфилд.
Ебучая селфи-Колфилд.
Нейтан коротко хмыкнул и отпил из бутылки. Отстой.  За спиной спала Виктория, а он как последний уебок пялился на эти худющие щиколотки. Девчонка была в платье. Удивительно, обычно Колфилд всегда расхаживала в своих дерьмовых штанах и старых кедах,  а сегодня вон платье нацепила. Решила кого-то склеить?
Нейтан прищурился, разглядывая темную макушку с высоты своего второго этажа.
Нейтан не ревновал. Пф, еще чего, да кто  ее еще поимеет в эту тощую задницу? Только какой-то уебок под кайфом. Вспоминать о том что он сам ее и отымел в количестве двух раз, Нейтан не решился. Но гадость он решил сделать не потому что она одела красивое легкое платьице.
И не потому что она бесила. Конечно, Макс-феминаци достала своими оленьими глазищами, но последнее время девушка вела себя тише воды ниже травы.
Он со спокойной душой вылил на нее остатки газировки только по одной причине:
Нейтан Прескотт – мудак. И ему нравится женский визг под своими окнами. Нравится когда она, вскочив на ноги, устремила свои огромные озера-блюдца на него. Только на него, забыв про того мудака которого решила соблазнить. И Нейтан усмехается. Он медленно выдыхает дым, чувствуя как со спины тонкие ручки Виктории скользнули за его шорты.
- Как тебе холодный душ с утреца Маааксиииин, как думаешь, твоему трахалю, ля которого нарядилась понравится? – Нейтан смеется хрипло.
Мудак, читается во взгляде  голубых глаз.
Мудак – вычерчивают ладошки Вики на эрогенных зонах.
Какой же ты мудак, думает сам Нейтан. Потому что, к своему стыду, Прескотт замечает, что возбужден отнюдь не прикосновениями блондинки, а под этим взглядом оленьих глазищ.
Но Макс взмахивает своими короткими ресницами и отводит взгляд, рушит эту молчаливую тягу, поправляет платье и уходит.
Молча. Так и не обернувшись.
- Мы продолжим? – шепчет Чейз на ухо и Нейт стряхивает пепел из окна.
***
Нейтан пропустил уже третью тренировку.  Впрочем, ему было похрен и на тренировки и на жаркое солнце и даже на Вик сидящую напротив в этом уебишном кафе.
- Тебе стало лучше, - она перелистывает очередную страницу сопливого романа  и закидывает ногу на ногу, - раньше тебе секс был нужен не так… часто.
И Нейтан хмыкает, прекрасно понимая о чем речь. Из-за наркотиков и таблеток добиться эрекции было нереально непосильным трудом. Особенно после смерти Рейчел, а теперь, за последние три месяца юноша кончил в десять раз больше, чем за последние полтора года.
- Хуйня, - он тушит сигарету и откидывается на спинку стула.
- Это тебе хуйня, Нейт, - она поправляет браслеты на кистях, пряча черные синяки от его ремня и отпивает кофе, - а мне нет. Лучше скажи, когда ты начнешь раздеваться вне своей комнаты?
- Угомонись, красотка, - он трет покрасневшие глаза, пока Виктория хмурит аккуратные бровки, - ты хочешь чтобы все телочки Бразилии потекли разом?
- Увидев твои кости? – сука, думает Нейтан, сжимая кружку с кофе.
- Еще утром ты совсем не была против трахаться с этими костями, - он вновь прищурился, а эта шлюха только перевернула страницу книги.
- Пока ты дрочил на Колфилд в туалете? – она вновь хмурит свой носик и Нейтану хочется въебать Вик по самые гланды, - думаешь я не вижу? Нейт, ты трахался со мной, но блять дерьмого когда стояк у тебя от одного взгляда на эту задротку, - Она все еще была спокойной, просто пиздец как, - почему бы тебе не поговорить с ней?
- Боги, Вики, что за хуету ты несешь? – и правда. То что было утром всего лишь утренняя реакция организма на токсины, а не из-за глупой феминаци с оленьми глазами.
- Да даже сейчас  ты смотришь не на меня, Нейт, - она поджимает тонкие губы и Нейтан пытается сфокусировать взгляд не за спиной подруги.
- Не неси… что за хуйня? - кружка разлетается в дребезги, - ты только глянь, Вики! Этот уебок еще и с ромашками приперся! Пидрилла! – он умудряется показать фак в спину подошедшему к Макс парню, - Гейхем версия два ноль.
Нейтан смеется, смеется, стряхивая осколки со стола, даже не замечая как Чейз чуть качнув головой закатывает уставше глаза.

***

Он вновь выпускает кольцами дым, откинувшись на кресле и чуть покачиваясь на самых дальних ножках. Они толпой уселись в комнате Джульет, решив немного отдохнуть и расслабиться после жесткой тренировки, которую Прескотт с удовольствием провел под знатным приходом, лежа в своей комнате. Сейчас же, кто-то из команды привел пару знатных девиц, и все дружной компанией принялись играть. Сначала были карты, в это время Нейтан усиленно рассматривал потолок, вертя под языком капсулу; потом были Верю-Не верю, пока Нейтан раскручивался на стуле, пытаясь изобразить торнадо; какие то споры на тему чем займемся в свободное время? Нейтан как раз отсыпался, ловя знатные галлюцинации... Теперь же в кругу находилась бутылка от вина.
Крис свалила еще полчаса назад,  выводя брата из  полудремы, а  вот когда Макс пыталась повторить подвиг старшей из детей Прескоттов, Индиана Джонс настойчиво утянул ее обратно, и теперь девчонка сидела как раз у ног Черного Короля и тот неминуемо «случайно» задевал ее макушку раскачивающейся ногой.
- Нейт ты играешь? – Логан раскинулся между Заком и Стивом,  уже потирая руки в предвкушении поцелуев.
Разумеется Прескотт только затянулся, показывая фак соратнику по штормам, замечая как чертова олениха отодвигается, МАКСимально хмуро поправляя прическу.
- Неужели струсил? – Хайден Джонс смеется, даже не смотря на жесткий взгляд из под опущенных ресниц, - смотри, даже крошка Макс согласилась.
Компания дружно разразилась хохотом, а Нейтан вновь показал фак, не вытаскивая сигареты изо рта.
Бутылка на полу крутанулась вокруг своей оси.
Игра началась.

***

Играть изначально он не собирался. По крайней мере пока крутят парни, поэтому на Заке, целующем Дэва в щеку, Прескотт свалил к переносному холодильнику за новой бутылкой вискаря.  Откупорив бутылку и залпом выдув одну треть, Нейтан вернулся. Как раз вскоре должна была настать очередь «Копперфильд».
С Размаху пнув по бутылке вина, Нейтан Прескотт, не вынимая из рта сигареты плюхнулся между Хайденом и Максин, раскинув нагло ноги в сторону.
- Ты что творишь Прескотт? – в наставшей тишине произнес голос, пока Нейтан делал затяг.
- Хуйня ваша бутылочка, ебанный детский сад, - он ставит вискарь в середину, - новые правила. Девушка-парень  - в засос. Отказываешься? Пьешь. Парень-парень? В засос. Отказываешься? Пьешь. Телочка-телочка? В засос, - он передает косяк Хейдену и наклоняется в перед, - пить большими глотками, Колфилд… крути рулетку.

***

Сначала ей выпала Вик и после первого трусливого глотка Колфилд игра пошла веселее. Кажется Нейтан пару раз засосался с бразильскими телочками, пару раз бухнул. Вик несколько раз выпадала Колфилд но они как будто сговорились, обе предпочитали запить собственную страсть. Нейтан хихикнул, он бы с радостью глянул как две его телочки потираются языками. Весело.
Изрядно выпив, ребята достали и вторую бутылку, точно так же раскручивая как и первую. Хуже всего было что Колфилд постоянно бухала, не рискуя целовать кого-то из круга. Впрочем, один раз ее засосал Стив, но практически сразу отпустил, почувствовав малейшее опротивление со стороны девчонки.
трус.
Только кажется на третий круг второй бутылки Нейтану несказанно повезло.
- Ооо, Колфилд, не повезло, - он весело заржал, откидываясь назад, - детское время кончилось, кажется из всех только ты осталась девственницей, -сделав козу, Прескотт многозначительно и пошло вытащил язык, имитируя ласки ее щеночка, под веселый хохот команды.
- я не думаю… - впрочем, Нейтану было похуй что она там думает.
- Тебя же еще никто не целовал,, Макс? – он даже не обратил внимание на Стива, что во время поцелуя даже в рот  языком не залез. Уебище, - по взрослому.
- Не твое дело, Прескотт!
О, сколько злости то во взгляде и раздражения. Нейтан коротко облизнулся, чувствуя как она сжалась под одним только взглядом.
- Поцелуй для нецелованной, Колфилд, - и под пьяное улюлюканье толпы, не смотря на ее нервно-слабое сопротивление Нейтан притягивает девушку к себе и впивается в губы. Грубо, резко, разжимая плотно сжатые губы, кусая их и оттягивая, желая получить доступ  к влажному, маленькому рту.
Она хочет, думает пьяный Прескотт, проскальзывая ладонью под липкую футболку, склоняя ее голову на бок, получая больше свободы.
И Колфилд больше не сражается. Ее пальчики неловко огибают мужские плечи, трепетно сжимая.
Пока его язык, по хозяйски уже во всю исследовал милый ротик.
Пальцы, холодные и шершавые скользят по гладкой спине выше, ока губы ловят слабый еле заметный стон. Он показался интимным. А пальцы с искусанными ногтями и тонкими шрамами скользнули под застежки лифчика.
- Видишь, наркоманка, не так и страшно, - шепчет отстраняясь. Ее ресницы чуть дрогнули, открывая мутный взгляд озер. А Нейтан победно вскидывает руку вверх с черным лифчиком в ладони – троффей от девственницы!

***

Утром голова раскалывалась нещадно, впрочем у некоторых наверняка болела не только голова. Нейтан усмехнулся, закидывая в рот таблетки. На сухую. Рассматривая избитые костяшки пальцев.
Нейт улыбается и впервые после приезда натягивает форму полузащитника. Он даже придет сегодня на тренировку, чтобы рассмотреть космос и сломанные кости… чтобы с удовольствием вглядеться в избитое лицо Стивена.
Потому что никто, даже  во время игры не смеет лапать то что принадлежит Прескоттам.

[AVA]https://pp.userapi.com/c639325/v639325650/3cde9/58LZ__1U8uA.jpg[/AVA][NIC]Нейтан Прескотт[/NIC]

0

40

[AVA]http://se.uploads.ru/5r9LR.png[/AVA][NIC]Maxine Caulfield[/NIC][STA]Again and again[/STA]

Ладошки скользят по тонкой светлой ткани. Аккуратно разглаживают каждую складочку и Макс еще раз смотрит на себя в зеркало. Потому что девушка по ту сторону смотрит на нее как-то слишком робко и с каким-то странным любопытством. Платьев в ее шкафу было всего две-три штуки,не больше, но она их никогда особо и не носила. Джинсы и футболка фотографу были куда удобнее. Вот поэтому видеть себя в платье было немного странно. Покрутившись еще раз вокруг своей оси, Колфилд решила все же не переодеваться.Не зря же взяла. Она выходит из комнаты и закрывает за собой дверь поворачивает ключ, а сама прислушивается к тишине в коридоре. Видимо еще все спят, потому что студенты, окупировавшие почти весь этаж, днем вели себя как-то слишком уж громко. А вот тишина тут это знак того, что либо все спят, либо никого нет. Скорее всего второе, так как Макс не слышала, чтобы кто-то в свободное время просыпался так рано. Можно было спокойно провести пару часов на солнышке в ожидании пробуждения всей братии.

-ох, - она удивленно замирает на первом этаже, когда дорогу ей перекрыл незнакомый юноша.
С красивой улыбкой, разрезающей лицо ровным росчерком губ. И  глаза какого-то необычного карамельного оттенка. Смутившись своих наблюдений, Макс торопливо переводит взгляд от лица собеседника к его рукам. Он протягивал фотокарточку, на которой стояла Крис. И щеки Колфилд вспыхивают. Она удивленно принимает свою же фотографию, точнее сделанную ей же,  и снова удивленно смотрит на юношу, не понимая откуда взяться снимку в его руках.
-Прости, я... - он замялся на секунду, смущенно улыбнувшись, - ты вчера на пляже обронила. Я не сразу заметил и не знал где ты живешь, вот...администратор сказал, что ты только приехала, так что..
Видимо он смущался ситуации не меньше самой Колфилд. Удивленно моргнув, девушка прячет торопливо снимок в сумку и робко улыбается в ответ.
-Спасибо, - протягивает открытую ладонь, - меня зовут Макс. Я..
-Ты фотограф? - кажется лицо парня расцветает за секунду, - я Карлос. Просто Карлос.
Вспомнились сразу  шутки про бразильские сериалы и видимо одна из таких стояла прямо напротив нее. Макс еще раз робко улыбнулась и хотела было уже пойти дальше, как парень ее окликнул:
-ты не позавтракаешь со мной?
Колфилд удивленно смотрит на несчастного. Она даже немного растерялась пока наконец не пожала плечами.
-Приходи, - поправляет лямку сумки на плече, - мы тут в кафешке завтракаем обычно. Познакомишься с Вортексом, - улыбнулась еще раз на прощание и пошла дальше.

* * *

Солнце Бразилии растекалось по плечам горячими лучами. Кажется всего за пару дней на коже Колфилд появилось в несколько раз больше веснушек, а те что были раньше на лице стали еще ярче. Вздохнув тихо, девушка опускает глаза на свою сумку, стоящую около ног на земле. Очередной теплый денек казался чем-то странным, если вспомнить о том, что совсем недавно в Аркадии начало холодать. Шмыгнув носом коротко, Макс откинулась на спинку скамейки и прикрыла глаза. Ей хотелось, чтобы скорее все проснулись, чтобы все вместе собрались большой и шумной компанией и они наконец пошли поесть.
Макс толком не ела уже два дня, так что странный аппетит был не удивителен.
Но если честно, ей было немного неловко в таком платье. Нет, оно не было коротким или может быть вызывающим. Ничего подобного. Просто на самом деле Колфилд не носила платья уже два или три года. Хотя может и  дольше. Ей было неловко от ощущения оголенных коленей, от странной свободы ног. Тонкие щиколотки пересекаются, соединяются плотным узлом и приподнимаются. 
Ей хотелось бы увидеть реакцию Прескотта на платье. Да и не только его, чего уж там. Хотелось узнать идет ли ей такое и стоит ли носить платья, а то в джинсах жарко тут, а в шортах каждый день не походишь. Ладонями аккуратно расправляет юбку и упирается руками о скамейку. Прислушивается, не сразу соображая что за странный шум над головой..

Благо, что поднять голову не удалось.
  Точнее говоря просто не успела. Что-то мокрое и прохладное рухнуло на загорелые согретые плечи из-за чего показалось, словно сотни иголочек впились в кожу, рассыпались колкими осколками и потекли по ткани. Макс сидела все так же с опущенной головой, смотрела на землю, ощущая как капли текут с кончиков волос по лицу, прилипают и огибают скулы. Макс поднимает голову, чтобы наткнуться глазами на Нейтана, весело почти размахивающего бутылкой. Макс не могла поверить такому обращению. 
Слезы застыли в распахнутых глазах, но ругательства не последовало просто потому что девушка не могла поверить в то, что сейчас произошло. Судя по бутылке стоявшей на подоконнике рядом с Прескоттом это все же была какая-то газировка. Вот и покрасовалась в платье.
Колфилд опускает глаза.
Не хочет поверить в то, что тонкие бледные руки скользят по его плечам, по его бедрам, тянут прочь. Вряд ли это бразильянка такая незагорелая с блондинистыми волосами. Тонкие губы сжимаются в нить, подрагивают. Макс торопливо поднимается на ноги и поспешно хватает с земли сумку. Конечно. Они конечно вместе проводят ночи. Как она была слепа! Ведь думала, что Нейтан и Виктория просто два брата акробата - два мудака, король и королева придурков. Думала, что..думала.. Макс бежит по тупенькам торопливо, чтобы постараться не наткнуться на кого-то в таком позорном виде. Шмыгает носом, пытаясь сдержать обиду в себе.
Конечно же они будут вместе. Это же Королева Блеквелла, дочь крутых родителей и все такое. У нее дорогущий широкоугольный фотоаппарат, одни носки стоят дороже всего гардероба Макс. Почему бы им не быть вместе?
  Колфилд забегает в свою комнату, закрывает за собой дверь и медленно сползает по двери на пол. Почему он пристал? Почему ему так нравится ее унижать? Макс же ничего плохого не сделала, она прекрасно помнила их короткий разговор у Тобанги, когда Прескотт посоветовал ей почитать книгу. Именно та самая книга сейчас лежала на подушки, где Колфилд ее и оставила. Прочитана почти полностью. Взахлеб. На одном дыхании, осталось то всего страниц двадцать от силы, может чуть больше.
Но почему-то слезы душили. Закладывало нос, перед глазами все плыло.
От обиды.
От осознания обычной горькой правды.
Разве Макс просила золотые горы или чего-то сказочного сверхсильно прекрасного? Ничего такого никогда не просила. Не просила силы, чтобы перематывать время. Не просила быть с ней каким-то слишком уж душкой или перешагивать себя и становиться принцем на белом коне. Она вообще Прескотта никогда себе не просила, да и вряд ли попросит.
Но от чего-то становилось так тоскливо, когда вспоминались тонике изящные руки Виктории. Становилось невыносимо обидно.. и больно.. Ком в горле хотел вырваться наружу. Хотелось выплюнуть его с тошнотворным вкусом, что засел во рту. Она не знала почему это все сейчас происходит. Почему же при виде Нейтана с кем-то другим хотелось обнять колени посильнее, не обращая внимания даже на мокрое платье.

Шмыгнув еще раз носом, Колфилд оперлась ладонью о пол и встала. Ей надо привести себя в порядок. Правда сначала положить на язык небольшую пилюлю, чтобы разум прекратил кровоточить слезами.

* * *

На переносице сидела аккуратная дужка круглых очков цвета абрикоса. Макс стояла возле кафе, держа в руках телефон и листая в нем соцсети. Давно уже пора выложить несколько фото, чтобы родители и Кейт Марш могли посмотреть как обстоят дела в Бразилии. Звонить дороговато,так что приходилось довольствоваться перепиской, хотя Макс уже скучала по родным голосам папы и мамы. Вздохнув тихо, она убирает телефон только тогда, когда к ней подходит парень.Снова удивлена и даже несколько смущена небольшому, но очень милому подарку. Цветы лежали в букете один к одному. Колфилд улыбается и даже хочет что-то сказать, но не успевает, вздрагивая от странного звука за спиной. Оба разом обернулись, чтобы понять что произошло, собственно как и половина кафетерия, которым тоже стало резко любопытно.
Нейтан Прескотт смахивал со столешницы осколки то ли кружки, то ли стакана. По крайней мере уже точно не разобрать. А напиток медленно растекался по столику. Официант торопливо подскочил к парочке, стал наводить порядок, пытаясь узнать как это вообще произошло.
Макс пожала плечами на вопрос своего спутника и пошла за ним на веранду, чтобы сесть под раскидистый круглый зонт в тенек, аккуратно положить на свои колени сумку и чуть вытянуть ноги. Очки были убраны на макушку легким движением руки, отражая свой теплый свет на едва рыжеватые волосы.
-Что посоветуешь заказать? - улыбнулась девушка.

И все же Король и Королева Блеквела не только спят вместе, но и едят. А Макс.. она понимала, что третий день не есть плохо. Очень плохо, потому что перед глазами картинка была уже не столь четкой и слабость в теле весьма ощутимой. Ей надо было что-нибудь съесть.
-Что-нибудь легкое, - улыбается она, хотя понимает, что в ее понимании легкое - это вода.

* * *

Когда горячие губы касаются ее губ, Макс Колфилд уже пьяна. Она, собственно, плпохо уже соображала после первой бутылки и пошлые шуточки Индианы заставляли ее смеяться звонким смехом. Даже гогочущий смех одного из парней оказался заразным. Им было хорошо и Макс, наконец могла расслабиться. Она молча смотрела на бутылку, пыталась понять почему та крутиться так быстро или ей это только кажется, а перед глазами уже весь мир таял в перламутровых красках. Они все стали огромной дружной семьей, смеялись как семья и ближе них не было никого. Никакой злости или ревности, никаких обид. Даже прикосновение к губам Стива Колфилд выдержала, смущенно покраснев до самых кончиков ушей. Разве что это кто-нибудь заметил? Она итак от выпитого покрылась алыми пятнами, а теперь, не особо осознавая, что сидит, прижимаясь плечом к Прескотту, снова пыталась поймать горлышко бутылки глазами. Оно все крутилось, крутилось. А собственный бок горел огнем, он грел все тело и Колфилд едва держала огромную голову на тоненькой шее, чтобы ее не уронить на плечо Нейтана. Вряд ли Виктория Чейз оценила бы подобное внимание к ее парню.
- Ооо, Колфилд, не повезло, - кажется ей все же "повезло". Это если переводить с Нейтановского, так как судя по его реакции он того только и ждал.

Если бы она могла, то обязательно бы покраснела еще раз. Разозлилась, топнула ногой или что там надо делать, когда девушка смущена и хочет прибить наглеца. Но Макс не особо то и контролировала себя, свои эмоции, а потому она даже не понимает почему перед глазами оказалось его лицо. Так близко, что невольно приходится прикрыть веки, упереться ладонью в его горячую грудь.
Ту..тудум..

Его сердце отбивало рваный ритм, а Макс пальцы сжимает, тянет его футболку, чтобы прекратил, чтобы не лез. Но жар уже потек от губ к горлу. Похотливый желанный жар растекался с кровью по венам и Макс робко приоткрывает ротик, впуская  наглый влажный язык.. и это было ошибкой. Огромной ошибкой..
Потому что на них смотрел круг чужих глаз, радостно свистели и подбадривали парочку. А Макс не думала. Ни одной мысли не было в ее голове, потому что алкоголь вымыл все. Макс ощущает каждое движением его языка, стараясь отвечать, поддаваться на ласку, ощущая горячую ладонь на своей спине. И она его хочет.. не так, как в романах или как на страницах фанфиков про двух персонажей какой-нибудь игры или книги. Она его хочет по взрослому, чтобы они были вдвоем, чтобы он смотрел на нее все тем же опьяненным взглядом, как и в прошлый раз. Хочет ощущать его кожей, хочет ощущать больше, чем позволено.
И когда влажный поцелуй прекращается, она еще слишком пьяна, чтобы разозлиться за его выходку. Это кажется смешным и Колфилд даже тянется, чтобы отобрать трофей обратно, но Нейтан не позволяет.

Перед глазами плывет. Коридор был прямым, но чтобы дойти до своей комнаты приходится опираться ладонью о стену, а то иначе, словно попав в шторм на лодке, Макс начало бы кидать из стороны в сторону. Не так сильно, как могло было бы, но достаточно, чтобы девушка не добралась до комнаты без помех. Уже темно, поэтому она не сразу попадает ключом в замочную скважину и не сразу нащупывает где стоит ее тумбочка, чтобы туда положить очки и телефон, сумку уронить на раскрытый чемодан, а самой упасть на кровать. Закрыть глаза. Все плывет. Все раскачивается из стороны в сторону.

Она вздрагивает, не сразу осознав, что задремала. Приоткрыв глаза, ощущает как кровать прогибается, будто бы от века еще одного тела. Хочет сесть, но руки упираются в ее плечи и кто-то склоняется. В лунном свете Нейтан Прескотт  выглядел, словно бы сошедший со страниц комиксов про вампиров. Даже хочется об этом сообщить, но наглые пальцы сжимают с силой подбородок, тянут к себе и они снова целуются. Нагло, глубоко. Макс не сопротивляется. Макс это нравится. На них никто больше не смотрит, она пьяна и перед глазами только темнота. Пахнет алкоголем и его телом. Но главное, что все тело снова заполняет этот жидкий жар, текущий по коже, обволакивающий и удовольствие от игр языка ни с чем не сравнить...

* * *

Оказалось, что проснуться после пьянки - это не проблема. И даже сесть не проблема, но вот голова раскалывалась на части. Шмыгнув носом коротко, девушка пытается добраться до душевой, чтобы привести себя в порядок. У нее это даже удается, проспав под струей горячей воды всего каких-то минут пятнадцать. Это дало немного сил на то, чтобы одеться и спуститься в холл. Заспанное лицо выглядело не настолько ужасно благодаря все тем же красивым очкам, накладывающим абрикосовые тени на бледное лицо.
-Ты как?
Голос где-то над головой заставляет вздрогнуть от неожиданности. Оленьи глаза поднимаются, чтобы встретиться с глазами Стива.
-что случилось? - наконец то говорит, прервав неловкую фразу.
Парень отмахивается, что-то ругательное бросает сам себе под нос и дергает плечом.
-Ты бы хоть лед приложил. Хочешь, я принесу? - Макс заботливо улыбается уголками губ, хотя такое ощущение словно ее сейчас стошнит.
-Сам найду.. и..м.. спасибо за заботу.
Судя по тону Стив хотел бы поделиться чем-то его тревожащим, но не рискнул. Ну и славненько, потому что голова Колфилд раскалывалась от своих проблем, а грузить сейчас себя чужими просто кощунство. Она пошла дальше по аллее, чтобы встретиться там со своим новым знакомым и затем вместе с ним дойти до кафе, где они сели за приглянувшийся столик на веранде. Отчаянно зевая и прикрывая ладонью рот, Макс старалась не думать о том, что днем их еще ждет автобусная экскурсия. Надо бы только поскорее привести себя в порядок. Достав телефон, девушка нашла сфотографированную карту местности, старательно пытаясь сосредоточиться на поисках аптеки или чего-то похожего.

Только вот непонятно.. что происходило этой ночью, так как Макс почти ничего не помнит, а на шее пришлось замазывать два засоса.  И почему Прескотт приближается к ней с видом разъяренного индюка, от которого неминуемо хочется спрятаться где-нибудь на другом континенте.

0

41

У Нейтана даже на случай самой страшной жары всегда что-то закрывает руки. Теперь и ноги. Потому, что кожа в колотых местах у него сереет и немеет, она, думает Прескотт, с отвращением касаясь своего тела, вот-вот будто отслоится.

Это цена за райские часы без болей, без шума. Знает он, злится и бесится, пытается обуздать себя, вот только поздно, да и один он совсем, неправильно скроенный, заранее испорченный и просроченный.
Враки это все про силу, выбьешь из рук, бледных и дрожащих, пушку – свернется эмбрионом, захочет в свою утробу, спрятаться, забиться в угол и желчью плеваться вокруг, лишь бы оставили, наконец, в покое.

По утрам в него лезут только скользкие таблетки и неприятие тела. Да и утро у него начинается намного раньше, чем у остальных.

Скоро будут и другие неприятности. Скоро посереет он весь, не спасет его ничего. И никто, кому уж тут этим маяться.

Знает Нейтан, и злится на жалость, на добрый взгляд.

Главное оказалось в том, чтобы притворяться, будто тебе плевать, что о тебе думают. Избегать вопросов, гнуть свою линию, тыкать их носом в их собственное дерьмо… А после этого уже окружающие начинают беспокоиться о том, что ты о них думаешь. Уж спасибо, с молоком матери, так сказать, впиталось, все это ваше Прескоттское очаровательное отношение.

Забирается Нейтан Прескотт в свою комнату, запирается на замок, нетерпеливо сводит вместе занавески. А потом тянется, как к спасению тянется, к плееру.

Киты все поют. Китам все равно. Иногда он заслушивается, не засыпая, ими, они плавают у него в легких и животе, чистят разум. Иногда он заслушивается ими и кажется ему, что все он понимает у них. Про шторм, про обиду этих толстых существ, которые, хоть и самые большие, вроде бы сильные, но их то и дело дырявят якорями, пронзают штыками и вытаскивают на сушу. Чтобы понаблюдать, как издыхают. Иногда китов пичкают веществами, и Нейтан их понимает, и китов этих разрывает, как хлопушку, на части. Это весело, говорят. Вот только не слышат люди, что киты кричат, кричат каждым своим лоскутком еще долгое-долгое время.

Нейтан закрывает глаза и слушает свою личную тишину. Он часто плачет, когда слушает их пение, и слезы эти злые, бессильные, выжигающие грудь и щеки. Нейтан потом злится на себя за это, швыряется плеером, трет глаза и лицо, мечтая содрать кожу.

Киты все еще кричат в его голове, они постоянно кричат. И Нейтан не выдерживает, швыряет искоцанный плеер в стену, дрожащими пальцами  прокалывая струны-вен.

***

-давай, браток, - мнется у дверей, цепляясь пальцами в русые кудри, - пару шагов, ты тут главный Нейт. Просто сделай это. Она не откажет, нет. Просто возьми и сделай это, бро.
Руки, пораженные  тремором дрожат. Не от алкоголя. Не от выпитой дряни, что отец зовет таблетками. Нет. От пения покойников, выброшенных на берег, от собственной жалости к серой коже и дырам, кротовым за ушами, в ногах и пальцах.
Нейтан ненавидит Макс. Ненавидит потому что она оставляет открытой дверь. Для него. Потому что открывает тонкую шею и прижимается тощей задницей к паху.
Он ненавидит ее оленьи глазищи.
Ненавидит тихий голос в тишине комнаты.
И губы. Губы тоже ненавидит всем сердцем, до дрожи в коленях и под переломанными-зашитыми-склееными ребрами.
Он ненавидит ее ключицы обтянутые кожей.
И стон, после которого он не может уже остановиться не может.
Стон, вынуждающий китов замолкнуть. И Нейтан, прижавшись к ее спине может позволить себе поспать. Без крови на кафеле и синих волос на костлявых руках смерти.

***

Он ушел от нее до того как девушка встала. Нейтан не хотел оставаться. Только бы не смотреть в огромные глаза-блюдца.
Вздохнув он вновь встал под душ, смывая остатки пота после тренировки. Устал. Устал настолько что не хотелось больше ничего. Свалиться прям здесь на пол,положить под язык марку и уставиться в потолок, ожидая калейдоскоп разноцветных глюков. Это лучше чем видеть Прайс за своей спиной. Это лучше чем видеть Рейчел перед.
- Ты хороший парень, Нейт – смеется себе в зеркало, зачесывая кудри назад, - не такой уж и плохой. Хорошие оценки, бро, не дурен, - он вновь нервно смеется скрывая под длинными рукавами серую кожу, - ты хороший парень, маленькая неприятность не делает тебя ублюдком. Ведь ты…
Ведь ты всего лишь наркоман.
Ведь за тобой всего лишь две мертвые телочки, которых ты убил.
Всего лишь сумасшедший.
- не откажет тебе, неоткажет – голос предательски дрожит и пальцы нервно сжирают с рук  кожу.
Ты всего лишь убил ее подругу.
Всего лишь изнасиловал ее.
Всего лишь… такая малость, Нейт, это такая малость, браток.
***
- Блин, - раздраженно тянет Виктория, роясь у себя в сумочке, - я, кажется, камеру забыла. Придется идти обратно в отель.

Нейтан пожимает плечами. Ему похуй. Он все еще думает о тонких ключицах обтянутых кожей и как штаны болезненно стягивает.

Виктория была хорошим другом. Не из тех, что смотрят в тебе глаза преданной собачкой только из-за твоего статуса - ох, таких друзей Нейтану хватало с головой - но и не из тех, что в любой свободный момент стараются залезть тебе в башку и проанализировать тебя, словно Нейтану этого не хватает на сеансах у психиатра. Виктория умела вовремя заткнуться.

Они идут к ней в комнату. Нейтан думает о чём-то незначительном и отвлечённом. Иллюзия идеальности этого дня рассыпается осколками, когда Виктория хмыкает, и, склонившись к уху парня - запах ужасно приторных духов бьёт в нос, шипит:
- Посмотри-ка, Колфилд.
И он смотрит. Смотрит как рядом с ней щебечет парнишка, - нормальный, - думает Нейтан. Он не убивал Прайс. Он не трогал Рейчел. Не вкалывал в свои вены лаву с серебристой шерстью.
Нормальный, не то что ты мудак, шепчут губы Колфилд, растянутые в улыбке.
- шлюха, какая же ты подлая шлюха,- он не замечает как шепчет под нос. Не замечает как развернувшись на пятках, не сводя пристального взгляда с сучки-Колфилд уже движется по направлению к ней, - вчера была со мной,  да? А сейчас с этим уебком? Сколько он  тебе заплатил интересно, сколько стоит секс с тобой…
- Нейтан, постой, - вырывается в сознание голос Вик, но Нейтан уже почти достиг цели. И тонкие руки Чейз выскальзывают, не имея возможности остановить. Нейтан не видит, чувствует как пальчики в золотых кольцах касаются ярко накрашенных губ, когда кулак разбивает мужскую челюсть.
- Какие  люди Колфилд, - говори так будто ничего небыло.
- Ты что творишь, Прескотт, - Прескотт, да? А вчера был Нейтом. Шлюхашлюхашлюха такая же как Рейчел.
- Что Я творю? Ох. Колфилд, лучше скажи сколько он заплатил тебе – притянуть за челюсть к себе, оставляя синяки-вмятины на тонкой коже, - сотню долларов? Это кафе? Как скоро ты ему дашь? – плюется ядом, отшвыривая от себя  в сторону и руки тут же тянуться в карман.
- Отстань от нее, - мужской голос над ухом и удар головой вынуждает соперника вновь отпрянуть.
-  Я тебе сказал: иди нахуй уебок! – голос срывается на визг, - сколько Колфилд? Сто? Двести? Сколько мне заплатить тебе? – он вновь делает несколько шагов вперед и кидает пять зеленых Франклинов к ногам, - за вчерашнюю ночь, Колфилд.
И развернувшись на пятках уйти, безуспешно пытаясь стереть красноту с воспаленных глаз.

***

Свернуться калачиком на смятых простынях и уткнуться взглядом в серые стены с проемами фотографий, что окружают и смотрят блядски осуждающе сквозь пелену собственных страданий. У фотографий шелестящие, холодные голоса, они ползут по спине ознобом и забираются жуками в ушные раковины, они кричат, они шепчут — Нейтан инфантильно ждёт, когда подействуют лекарства.

У всех девушек с фото лицо грёбанной Рейчел Эмбер, она лыбится насмешливо одновременно сотнями тысяч ухмылок и смотрит с потолка, стен и пола. У неё стеклянные, русалочьи, рыбьи глаза и хрупкое фарфоровое тело с тонкими запястьями. Она позирует голой, смешливо склоняя голову набок, и застывает фотоснимком в памяти навечно.

Нейтану бы как-нибудь стоит смыть себя в унитаз вместе со своей же блевотиной — мешать успокоительное с алкоголем нельзя, гребанный придурок. Исчезнуть из мира ко всем хуям и, блять, пожалуйста, не вспоминайте. Стереть ошибки одним «backspase» и перестать наконец ломать всё, к чему дотронется.

Нейтан ловит себя на мысли, что слишком много думает.

***

Больше никаких фотографий, думает Нейтан, нажимая на кнопку.
Вспышка.
Три дня без Колфилд. Четыре. Пять. Неделя.
Вспышка.
Монохромная жизнь заснятая в одну кнопку и мертвая птица в окружении  муравьев-падальщиков теряется среди черно-белых улыбок.
Вспышка.
И больше никаких фотографий, думает Нейтан наводя зум  на костлявую фигурку в футболке-лани.

***

Он вновь лежит в комнате. В этот раз на коленях Крис, позволяя той гладить грязные, растрепанные волосы. Никаких фотографий на стенах. Никаких таблеток и шприцов. Никакой Рейчел с улыбкой синей сойки.
И Никакой Макс с глазами лани.
Нейтан позволяет сестре гладить сухие волосы, позволяет молчать в его комнате и прижиматься к дрожащему телу.

***

Она  уходит под вечер, и перед тем как открыть дверь, оглядывается, пока он со стеклянным взглядом осматривает пустую стену.
В его комнате висел бы проэктор.
В его комнате он висел.
- Нейт, - не поворачивает головы. Только Рейчел на стенах смеется с монохронных снимков, только Рейчел и десятки других девушек, что смотрят с пустой стены, - знаешь, Хохотунчик, ты бы все таки попробовал.

- я ее ненавижу Крис…
- Поэтому и попробуй. Ненавидеть когда человек рядом, все же приятнее, чем из далека.
- А если застряну? Утону?
- Куда еще глубже, Нейт?
И она уходит, прикрыв тихо дверь.

***

- Йоу, Колфилд, это Нейтан - его голос предательски дрожит в трубке. В автоответчике. По ту сторону пляжа, - завтра… вечером. В шесть. В «Монтегрю», я… кхм, мы с циклоном собираемся там. Приходи, - он коротко сглатывает, прикрывая ладонью воспаленные глаза, - нужно многое обсудить.
[AVA]https://pp.userapi.com/c639325/v639325650/3cde9/58LZ__1U8uA.jpg[/AVA][NIC]Нейтан Прескотт[/NIC]

0

42

[AVA]http://se.uploads.ru/5r9LR.png[/AVA][NIC]Maxine Caulfield[/NIC][STA]Again and again[/STA]

Дыхание замирает. Приходится закрыть глаза на секунду, чтобы поверить в правду. Макс не шевелилась, боясь что вся эта отчаянная ярость обрушится и на нее тоже. Поэтому девушка едва проглатывает ком в горле, молча сидит, не двигаясь. Боится, что Нейтан не сдержится и выльет весь жар гнева на нее. Щеки горят. Дыхание сперло. А Колфилд не может выдавить из себя ни слова, потому что на нее все смотрят с жалостью и интересом. Зеленые купюры оседают листьями под ноги,заставляя девушку напряженно сглотнуть и поднять глаза к спине уходящего торопливо Прескотта. Ей казалось, словно слезы польются из глаз вот прямо сейчас.
-Т..ты..прости,- еще не хватало начать заикаться.
Осторожно коснувшись плеча загорелого парня,почувстовала как он напряженно отдергивает руку.
-если у тебя есть парень, то так и сказала бы, - он оседает на пол, обхватывает руками свои бока. Склоняется ниже от боли.
И Макс оглядывается невольно. Осуждающие и жалостливые взгляды кололи кожу. Даже если начать оправдываться - ей никто не поверит. Совсем никто, потому что мятые купюры у ногах были слишком яркой точкой в конце. Она хочет спрятаться, хочет,чтобы они прекратили смотреть с таким ужасным осуждением. И Колфилд склоняется к земле,одним коленом опирается, боясь упасть. Ее тошнило из-за нервов и голода. Хотелось сжать зубы сильнее, но куда уж там! Она молчит.Собирает купюры,но не прячет их в сумке или в кармане. Нет и нет! Ничего подобного. Она опускает смятые бумажки в руки Виктории. Вот кто уж заслужил. Она отлично проводит время с Нейтаном, но почему то на нее Прескотт не срывается. Без разницы. Пусть ему сама вернет или себе оставит.

Макс уходит к себе в комнату. Аппетит полностью пропал, так что сейчас даже при желании она не смогла бы запихнуть в себя ни кусочка той нежной яичницы, запах которой затопил кафе.  Даже яичница с беконом от Джойс вряд ли бы смогла разомкнуть плотно стиснутые челюсти.
Она закрывает на ключ комнату и прячется под одеялом, обнимая подушку и утыкаясь носом в простынь. Хлоя бы сказала, что Прескотт мудак. Это ведь и правда. Только вот Хлои не было уже давно и Колфилд потому красила пряди в синий. Она и сейчас поднимается, роняя на гладкий пол тяжелые капли слез и молча идет в ванну. Становится напротив зеркала и принимается аккуратно наносить тоник на пряди, чтобы вернуть им синий оттенок. Хлои бы тут понравилось. Парни и девушки на любой вкус, постарше и помладше. Есть с кем потусоваться, есть куда сходить и к кому глазки построить. Жаль только, что ни Хлоя, ни Макс в друзья себе выбирать людей совершенно не умели. Вздохнув тяжело, Колфилд садится на холодную плитку, обнимает свои колени и ждет, когда краска схватится.

Раньше у нее был выбор.
Можно было смолчать, сжавшись, или нажать на спусковой курок. Жаль только, что пистолет был пуст. Можно было уничтожить город штормом, а можно было бы утонуть в солнце Сиэтла, но с Хлоей.
Нейтану нужна была Рейчел.
Хлое нужна была Рейчел.
Всем им, всему Блеквелу она нужна была.
Не то что Макс. Девушка прикрывает глаза и склоняет голову, рассыпая по плечам короткие волосы. Коротко выдыхает, тянет к себе пальцами сумку и достает оттуда любимый полароид. Даже не пытается изобразить улыбку, а вместо этого нажимает на свой персональный "спусковой крючок". Встряхивает несколько раз снимок, крутит его перед носом, рассматривая заплаканные глаза, местами мокрые волосы. Опускает его на сумку и уходит мыть голову.
Больше в этот день Колфилд не выходила из комнаты.

* * *

Утром..
Немного позже девяти, когда основная масса посетителей уже с удовольствием опустошила столы, Макс отправилась поискать что-нибудь и себе. Меньше всего хотелось попасть на глаза какому-нибудь посетителю кафешки, где Прескотт устроил грандиозное шоу. Несколько ложек салата и бутылку с апельсиновым соком. Этого хватит, чтобы по пути  запить  парой глотков таблетку и затем, закрыв за собой дверь, больше не выйти до самого обеда.

* * *

Прошло уже три дня, а настроение не хотело подниматься.
Родители волновались по поводу странного тихого голоса дочери, но Колфилд постаралась заверить, что она просто устала от солнца и даже скинула несколько снимков с телефона, чтобы доказать, что у нее все прекрасно. Хорошо, когда можно спрятаться на расстоянии за соцсетями. Хорошо, когда можно не покидать комнату, создавая вид активной деятельности.
  В отеле было тихо, потому что спортсмены ушли на тренировку. Виктория и Джульет направились по магазинам, а без всей этой маленькой оравы народу в коридоры заползала тишина. Туристы лениво отлеживали бока на солнышке, рабочий персонал наслаждался внезапно наступившей халявой и миролюбиво занимался своими делами, а Макс наконец-то нашла в себе силы выйти, чтобы поесть. Она старалась не особо думать о том, что будет если наткнется на Прескотта или еще кого-то из любопытных, поэтому не особо расстроилась пустым столикам. Положив себе на тарелку побольше салата, она села в дальний угол около окна, чтобы краем глаза радоваться виду огромной лазурной глади. Перед ней стояла парочка тарелок. Стакан апельсинового сока и открытая книга, которую Колфилд решила перечитать во второй раз.
Она перечитывала момент, когда Холден с Сали идут на спектакль, когда кто-то садится напротив. Прямо за ее столик.
-Доброе утро, Макс.
Как странно, когда одному Прескотту ты радуешься, а другого ненавидишь. Девушка ведет пальцами по страницам, словно пытаясь так запомнить номера и закрывает книгу. Поднимает глаза к Крис, улыбается. Просто по привычке. По очень вежливой привычке, так как общаться с кем-либо ей сейчас совершенно не хотелось.
-Привет.
Салаты так и стояли не тронутыми, так что Макс решает все же взять в руки вилку и начать ковыряться в овощах с заправкой. Странно, но ее собеседница не приставала с разговорами и не начинала трещать без умолку. Просто сидела напротив и смотрела, подпирая ладошкой щеку. Когда Макс все же разобралась с первой порцией, она поняла, что больше молчать нет смысла. Это все же угнетало. Заставляло ежиться, елозить на месте, стараясь собрать последние кусочки помидор на вилку.
-Смотрю читаешь "над пропастью во ржи", - Крис наконец-то заговорила и даже снова улыбнулась своей очаровательной улыбкой. Интересно, она бы понравилась Хлое? - прекрасный роман. Помню как я его читала в первый раз и долго потом отходила. Больше всего мне понравился конец, ну, когда они в парке у карусели..

Их разговор завязался сам собой.
  Крис заказала себе яичницу с гренками и пока они вместе уминали вкусный завтрак, обе говорили. Говорили. Говорили. Почти не переставая, порой посмеиваясь над шутками или просто так, потому что им вдвоем было уютно. И Макс казалось, словно с ее плеч все же стащили этот ужасный ком грязи, от которого не получалось избавиться. И сразу солнце стало светлее, люди добрее, а салат не такой уж и отвратительно пресный. Проглотив последние кусочки завтрака, девушки отправились прогуляться на пляж, где еще долго Крис рассказывала про Корпус мира, про своего жениха и под восторженные улыбки Макс смеялась, покачивала руками, показывая как правильно управлять доской. И Колфилд думает о том, что Хлоя бы точно была бы рада, если бы они все вчетвером тусили бы. Интересно, а Крис курит травку или может быть употребляет что-нибудь как ее брат?
Макс всматривается в веселое лицо, рассматривает загоревшую кожу и ругает себя за глупые мысли. Вряд ли Прескотт таким увлекается. Ей это не за чем. У нее не жизнь, а сказка с любимым мужчиной, морем и солнцем. И тостами на завтрак.
-..а потом он такой уф! - вырывает резкий звук из раздумий, - хей, ты меня слышишь?
Крис останавливается. Их ноги облизывают нежные волны, огибают щиколотки, оставляя невесомые поцелуи на коже.
-мм? да, извини. Я задумалась что-то , - Макс отходит от кромки воды и садится на лежак, - последние пару-тройку дней были не радостными что-то.
-Дай-ка угадаю. Нейтан? - Крис вздергивает бровь и получив утвердительный кивок, негромко воет, хлопает себя по лбу и снова смотрит на Макс, как на нерадивого ученика, - послушай, подруга. Я Нейтана знаю еще с пеленок и скажу тебе вот что. Он как ребенок - дергает за косички, пытается порвать платье или что он там делает. И делает он это не со зла, а потому что.. - разводит руками, - ну вот такой вот он. Он может материться, посылать нахуй..
-орать, что я шлюха, - грустно добавляет Колфилд.
-вот-вот! Просто пойми, что он.. насколько я знаю у него не было отношений особо. Так, какая-то пародия. Поэтому его надо просто принять таким какой он есть, если конечно тебе это интересно.
Щеки Колфилд вспыхивают огнем вновь, заставляя девушку смущенно отвести взгляд.
-О, так не только малыш Нейти влюблен? - прищуривается Крис и падает на лежак рядом, - давай рассказывай! что там у вас?

Макс мнется. Ей не хочется открываться, ворошить старое, но приходится это делать. Лишь бы не рассказать о том, чего не было для других. Она говорит говорит и снова говорит. О том, как Нейтан материт ее, как вылил газировку на голову, как вечно пытается сделать какую-нибудь гадость.. а по щекам невольно текут слезы, которые Макс яростно смахивает. Всхлипывает тихо и.. все же решается сказать кое-что еще. что-то очень сокровенное:
-и..мы...переспали.. дважды, - она ждет осуждения со стороны Крис, но та лишь внимательно слушает, смотря на покачивающиеся волны, - понимаешь? Это, наверно, неправильно, но.. вот..
-Ты была девочкой? Ну, ты понимаешь о чем я.
-Да..  и да.
-И мой Нейти был нежен? - поворачивает голову КРис, убирая пальцами волосы за ухо, - если ты действительно хочешь его понять, то постарайся посмотреть на мир его глазами. Прескоттов не любят. Это я тебе по собственному опыту скажу. И это очень тяжело. Если я смогла уехать, то Нейтана отец не отпустит от себя. Но это наше семейное. я лишь хочу сказать, что посмотри на это все с другой стороны..

* * *

После разговора с Крис становится немного спокойнее. И легче. Снова можно смущенно улыбаться, идя рядом с частью Вортекса на прогулку до магазина, помогая накупить всего всякого для ночных посиделок. В комнате появляется два зимних стеклянных шарика - сувениры домой и пару подарков для родителей. Макс смеется над шутками парней, делает смешные фотографии и не думает о том, что кое-кого не хватает. Она гуляет по пляжу босиком, ища глазами новые кадры и стараясь запомнить как можно больше, чтобы сделать небольшие скетчи в дневнике, залить их потом акварелью.
И она совершенно не собирается ни на какие собрания, потому что ей там не место. Именно поэтому очередной звонок Нейтана заставляет девушку вздрогнуть и недоуменно посмотреть на экран телефона. Но сбрасывать не решилась. Вместо этого подносит телефон к уху, готовая к новой порции разбирательств:
- Блять Колфилд, что за хуйня? Где ты? - он практически рычит в трубку, заставляя девушку вздрогнуть, - знаешь как уебищно, когда ты сидишь, а девчонка не пришла на свидание? - он бесился. И гудки по ту сторону означали лишь одно, Нейтан сбросил трубку... так и недождавшись ответа.

Макс более пяти минут стояла посреди пляжа, смотря на телефон с нескрываемым удивлением и недоверием. У нее же были не галлюцинации? Какое еще свидание? До лихорадочно соображающего мозга очень медленно доходила простая истина - вортекс по большей своей части остался вообще-то в Аркадии и Нейтан вполне мог и не звать ее на "собрания". А на автоответчике сообщение тогда означает.... о боги. Смущение залило по уши лицо Макс и она прямо видела перед собой смеющееся лицо ХЛои, которая смеется над медленно соображающей Макс.
Недолго думая, Колфилд прячет в карман телефон и направляется в Монтегрю. Прямо вот в чем вышла на вечернюю прогулку - в бриджах и своей любимой футболке с ланью. Переодеваться ни времени, ни желания не было. Она просто послушает чего надо Нейтану и пойдет обратно. Он наверняка выкинет какую-нибудь глупость, да на том и закончится их разговор  - очередным скандалом, в котором фотограф будет просто молчать.
Однако.. она теряет всю уверенность, когда видит нервно стучащего пяткой по полу Прескотта. Сглатывает и робко подходит к нему:
-Я..я ничего не понимаю, - смотрит, пытаясь понять что все же происходит.

0

43

Он сходит с ума. Вертит в руках разбитый айфон и сходит  с ума, бездумно рассматривая пустое кресло напротив.
она не пришла.
А что ты ожидал браток? Что девчонка подругу которой ты пристрелил припреться радостная на свиданку?
Хах, смешно. Она не Саманта бегающая ручным щенком за психом-убийцей да наркоманом.
Хорошо, что она не Саманта, думает Нейтан Прескотт вспоминая руки Грэхема на мягком бедре. Саманта никогда не была… красавицей. Не была стройной, умной и элегантной. Нет. Она была обычной, доброй и отзывчивой. И точно так же… «обычно» как самая нормальная шлюшка предпочла обыкновенного задрота вместо бывшего лузер школы.
Нейтан смеется. Саманта любил лузеров и ненавидела королей. И Нейтан надеялся, что если все таки Колфилд притащит сюда свою тощую задницу (если притащит) то не из-за жалости.
Жалость губит все желание.
-Я..я ничего не понимаю, - женская рука касается плеча и юноша дергается как от прокаженной.
Пришла.
И рука замирает на полу круге зажигалки.
- Ты блядь совсем тупая Колфилд? – прищуривает серые глаза, вглядываясь в испуганное лицо девушки. Пришла ведь. Он этого не ожидал, - не стой истуканом, сядь и не мельтеши.
И она садится. Тихо, скромно с дрожащим нервно коленками под пристальным взглядом  серых глаз. Нейтан коротко хмыкает с любопытством осматривая внешний вид.
- К своему щенку на свиданку так же бегаешь в пижаме? – Настроение было прекрасным. Она пришла, она явно торопилась и это льстило. Поэтому он не срывается в ярости, руша половину кафе, отнюдь.. даже пытается шутить. По своему, но пытается.
-не понимаю о чем ты, - пожимает плечами, а Нейтан ерзает на кресле, нервно переминаясь с ноги на ногу.
- О твоем хуевом вкусе  Колфилд, - кивнуть в сторону ее майки и машинально провести пальцами по сигарете. Хотелось курить,- или это только я удостоился такой чести? А к нему ты бегала в платье?
-я не ношу платья, - хмыкает коротко Колфилд и опускает взгляд на меню, решив себя чем-то занять.
- теперь будешь, - коротко. Властно, ловя недоуменный взгляд синих глаз-озер.
Она вспыхивает моментально. Хмурит аккуратные брови и Нейтан замечает как альцы болезненно сжимают меню. Так даже интереснее.
-чтобы ты опять меня газировкой поливал? – шепотом. Но Нейтану кажется будто девчонка срывается на крик и он вальяжно откидывается на спинку. Все еще напряженно крутя зажигалку в дрожащих пальцах.
- Это было… вкусно -  криво усмехнуться, вновь погружаясь в молчание.
Она практически не двигается. Ждет свой зеленый чай и пялится на руки. Нейт тоже смотрит смотрит на руки. На ее бледные костяшки и тонкие царапины на ладонях.
-А Вик? - нарушает молчание, не решаясь посмотреть в глаза Нейтану
- Что Вик? – ее голос заставляет сдрогнуть, отрываясь от тонких рук, касающихся белых страниц.
-Вы же с ней вместе? - Макс переворачивает страницу меню и смотрит наконец на Прескотта.
- Что блять? – Нейтан разрывается хохотом, больно ударясь головой об стол, - ну ты и хуйню скажешь. Вики? И я? Блять, чего только не узнаешь новенького. Ебать не встать, - трет красные глаза, стирая выступившие от смеха слезы, - тебя так она ебет?
Обиженно отводит взгляд обратно к меню. Отворачивается от Нейтана, чтобы спрятать смущение. Не очень то приятно быть одной из...или очередной заменой. И вновь молчат. Боги Аркадии, наверное он еще никогда в жизни так много не молчал, совершенно не зная что нужно сказать. Кажется он даже Рейчел не предлагал отношения. Он сама запрыгнула в постель и больше от туда не вылезала, забираясь холодными щупальцами под тонкие ребра.
Официантка принесла чай и чизкейк. Нейтан кроме кофе ничего не взял. В горло лезли только таблетки. Сколько он выпил перед встречей? Пять? Шесть?  Лишь бы только не сорваться.
-это полный шлак, безумие…- бормочет под нос, делая сотый круг зажигалкой, пока девчонка ковыряется в своей тарелке. Не съела ни куска. Анарексичка, - я ебанутый, ты уже могла заметить, - произносит внезапно, вновь залипая на свои костлявые руки, может все таки зря? - но Блять мы все же могли бы рискнуть - пожимает неоднозначно плечами стараясь не смотреть в голубые глаза девушки, потому что..
У Макс Колфилд не глаза, а гребаные вселенные; там красиво и умиротворенно; там сыплются мертвые снежинки, опускаясь на еще живую землю.
-о чем ты? – она отпивает из чашки, опуская длинные ресницы, потому что…
У Макс Колфилд глаза, как у испуганной лани, которую догнал разъяренный хищник.
- да заебись, выключи же ебанашку и включи мозги колфилд. Как на счет... Секса? На регулярной основе. Никакой этой блядской романтики и розовых соплей. Ненавижу их...
У Макс Колфилд не глаза, а отражение ее чертовой души; такой чистой и необъятной, словно грязные щупальца порока ни разу не оплетали ее.
- я... - Девушка молчит. Отправляет робко в рот первый кусочек. Думает, ерзает и негромко произносит:
-можем попробовать.
-ты же понимаешь, что тебя ждут самые хуевые американские горки в мире?
Она коротко кивает, соглашаясь. И у Нейтана сердце между ребер останавливается вместе с зажигалкой:
- только не пойму почему я? Много девушек есть... Красивее и лучше, например, Виктория
- ммм ты тупая хипстерша и задротка Колфилд, что правда - он придвигается чуть ближе - и бревно в постели- прищурившись вглядеться в эти глазища и опустить голос до шепота- но я хочу трахнуть тебя. Снова. И хочу трахать тебя потом. Только я. Никаких других уебков, смекаешь Колфилд?
Она молчит, вновь начиная хмурится и он откидываясь назад расссматривает дрожащие плечи.
***
Когда они выходят Нейтан наконец то может позволить себе прикурить. Набрать в легкие дым, заполнить полностью никотином и с хрипом выдохнуть в небо. Ночное. С белой луной в черно-синем полотне. Хочется сделать снимок и Нейтан наводит фокус своей монохромной камеры.
- Я думала ты снимаешь только кладбища и трупы – брезгливо морщит нос и Нейтан рычит, листая снимки в камере.
- беру свои слова назад Колфилд, лучше оставайся тупой и не думай, - сигарета перекатывается в другой уголок губ, - лучше заткнись и блядь не смей меня анализировать.
И они идут дальше. Опять молчание. Опять пляж и тихий шелест волн. Нейтан садится на камень, наводит фокус.
Щелчок.
Новый снимок
Никакой вспышки.
Нейтану нравится тишина и в какой то момент он забывает даже  о существовании Максин Колфилд. Листает фотографии дрожащими пальцами. Не от холода. Тремора. Хочется выпить, напиться и упасть в воду. К китам, погружаясь в черно-белое море с китовыми песнями.
Вспышка.
Резкая ослепляющая и внезапная. Словно бы Марк со своими иглами в выпуклые вены рек. Нейтан вскакивает на ноги, достигает девчонку в два шага и вырывает снимок из тонких рук.
- никогда. Слышишь блядь, никогда сука не фотографируй меня, - вгляд скользит по снимку. Темный. Море, луна и он сидящий на камне с растрепанными волосами, внимательно разглядывающий камеру.
Такой снимок рвать жалко. И нейтан складывает его в задний карман джинс, не беспокоясь о сохранности.
- Еще раз блять сфотаешь и я засуну твой ебучий полароид тебе в зад, Колфилд.
Макс сжимается напряжённо в руках полароид, прижимает к груди его. Нервно отшагивает назад и пытается спрятать его от злости парня. Ей хотелось вернуть снимок обратно. Но не рискнула.. не решилась. Вместо этого сглатывает и отворачивается, не желая видеть как тонкие дрожащие пальцы сжимают его в руке.
Красный бомбер ложится на плечи внезапно. И они вновь продолжают путь.
***
- Колфилд, - резко окликает, останавливаясь. Она оборачивается, поднимает оленьи глазища и моргает, кутаясь в его куртку. Так наверное теплее, - то о чем мы говорили… да хуй с ним, никто не должен знать что мы теперь трахаемся, понимаешь? Хорошие девочки не раздвигают ноги перед психопатами. Это будет нашей маленькой тайной, - говорит словами Рейчел и протягивает свою сигарету, - будешь?
- я не курю, - произносит так тихо, что ему приходится наклонится, склоняя голову на бок.
- Блять Колфилд, говори громче, а то те выкуренные с нам косяки ничего не слышат, - он хмурится, касается неровных синих прядей и хрусти зубами-песком - и смой эту дрянь с волос, -  Смотрит на невнимательно и разворачивается на пятках в сторону отеля.
***
В комнату он решает зайти не через дверь. Если тренер запалит, то опять можно получить нагоняй за ночные прогулки. Поэтому Нейтан нагло залезает на веранду чужой комнаты и протягивает руку Колфилд. Трусливая. Рука ее скользкая, но он держит крепко и притягивает на себя, помогая забраться. Не привыкать.
Первые попытки залезть на третий этаж была еще в одиннадцать, а тут всего лишь второй. Коротко хмыкает и подтягивается на руках за решетки.
- Нейтан, - она шепчет трусливо, мнется с ноги на ногу, - может ненужно?
- не еби мозг, - фырчит вновь протягивая руку, - цепляйся, девственница.
***
Смешно. Он сидит в своей комнате с ебучей Колфилд. В тишине. Только шелест альбома, ручки и тихий вздох.
3.07 p.m. он смотрит на часы, когда она начинает собираться.
- И куда ты блять собралась? – не отрываясь от приклеивания свежей распечатанной фотографии в альбом, произносит. Так же шепотом.
- Уже поздно, - она поправляет челку и прикусывает губу. Он не видит. Он знает. Ебучий пророк.
- Футболка. Белая. С китом, - перелистывает твердые страницы, - в  синей сумке, - Нейтан за неделю так и не разгреб вещи. Нахал, пора тебя избить, - ты останешься здесь, - она не двигается, смотрит на него своими глазами-блюдцами и не моргает, - будешь так пялиться выколю твои ебучие глазенки, - бормочет под нос и достает новую фотографию.
***
Он ложится позже. Стаскивает с себя кофту и натянув шорты устраивается за ее спиной. Не обнимает. Не трогает. Нейтан спит этой ночью крепко, не заглатывая таблеток. Он спит крепко, чувствуя запах шоколадного чизкейка и травяного чая. Молочный улун, думает Нейтан проваливаясь в сон. От нее пахнет Молочным улуном, шоколадом да карамелью.
И Морем, бушующим штормом в оленьих глазах.

[AVA]https://pp.userapi.com/c639325/v639325650/3cde9/58LZ__1U8uA.jpg[/AVA][NIC]Нейтан Прескотт[/NIC]

0

44

[AVA]http://se.uploads.ru/5r9LR.png[/AVA][NIC]Maxine Caulfield[/NIC][STA]Again and again[/STA]

Во сне пришло море. Огромное и теплое. Раскинулось шелковым ковром небо, блестя миллиардами звезд. Макс ежится от ощущения холода, невольно сворачивается в комок и сглатывает, пока рукой нащупывает одеяло. Тянет его к себе и снова проваливается в сон. В том мире, в мире снов, все по другому.Все спокойно и тихо. Легкий ветерок разносит песнь волн, откидывает с лица Колфилд волосы назад. Однако тонкое тело не ежится от холода вновь, потому что спину греет тепло чужого тела.  Именно поэтому ей не хочется просыпаться так рано, когда крепкой хваткой Прескотт тянет ее за руку с кровати. Он не скидывает, не орет, а просто будит.
Макс с трудом разлепляет глаза и зевает, сонно потирая глаза кулаком. Смотрит туманным взором на парня и не понимает почему он ставит ее на ноги, вручает в руки вещи и подпихивает к дверям. Хочется вернуться в теплую постель, но он не позволяет и подпихивает энергичнее, выставляя в коридор.
  Колфилд снова зевает, идет в свой номер, где роняет все вещи и сумку на чемодан, а сама падает сверху на кровать. Теперь можно укутаться в покрывало собственное потеплее, зазвернуться еще и в одеяло и уснуть.

Она проснулась только к обеду. Села сонно, широко зевнула и удивленно посмотрела на часы. Что-то долго она спала. Поэтому девушка медленно плетется к раковине, умывается и возвращается к постели. Молча сидит на краю, размышляя о прошедшем вечере и ночи с Нейтаном Прескоттом. От него добра ждать не приходилось, к сожалению этот человек был ходячей катастрофой. Однако и в нем было что-то хорошеее. Осталось только это "хорошее" достать из консервной банки, в которую Нейтан запрятал все свое доброе и прекрасное.

Потому что ночью ее обнимали крепко его руки.

Лениво потерев покрасневшие от недосыпа глаза, Макс неторопливо вышла в коридор и побрела хоть куда-нибудь. Точнее говоря в сторону столовой, чтобы спокойно позавт.. по обедать. Правда дойти до пункта назначения не получилось, потому что из ниоткуда появилась на пути Крис в коротких шортах и футболке. Радостно заулыбавшись, девушка тут же распростерла руки для объятий, не сразу позволив Макс сообразить что вообще происходит.
-встала уже? Это прекрасно, потому что я как раз шла будить нашу спящую красавицу, - Колфилд хочет спросить с каких пор она попала под понятие подобное, но не успевает, - а потом и за тобой думала зайти. Ты как? выглядишь весьма..эээ..
-сонно?
-Помято!
И радостно волочет обратно, почти что втаскивает в комнату Прескотта, сама широкими шагами подходя к занавескам и раздергивая их в разные стороны.
-Проснись и пой, Прескотт! - Макс бы не решилась так смело будить Нейтана, который к тому времени уже явно и не спал, а занимался своими какими то делами.
Благо хоть не рассматривал порно журналы, а то вышло бы немного так неловко.
-Мы идем на пляж и ты идешь с нами, - тонкая женская ладошка опускается на его взъерошенную шевелюру и наводит там хаос окончательно.
Это мило - наблюдать за ворчащим благим матерным Нейтаном и всей такой солнечной Крис. Как вообще так получилось, что они настолько разные от одних родителей? Макс снова зевает и даже собирается ретироваться к себе, но ее останавливает голос Прескотта:
-А ты куда, Колфилд? - он усмехается, - ты с нами.

Вот этого еще не хватало. Возвращаться на солнце совсем не хотелось, однако и сопротивляться Прескоттам Макс тоже не торопилась. Она пожимает плечами и уходит к себе в комнату, чтобы под свободные шорты с топом надеть купальник вместо привычного белья. В сумку аккуратно убирается фотоаппарат, дневник и полотенце. Крем от загара просто необходим, так как местами светлая кожа уже начала облезать, а это неприятно. Колфилд даже отрывает небольшой кусочек и выкидывает в мусорный пакет, где валялись уже фантики от конфет, бутылка из-под минералки и прочий ненужный хлам, который надо не забыть выкинуть.

Внизу ее уже ждали.
Зак и Джульет ушли на свидание, об этом уже около пляжа обмолвилась Виктория, объясняя Крис куда делать последняя девушка в их незавершенной компании.
-И давно они вместе?
Кажется Нейтан их совершенно не слушал, потому на вопрос пришлось отвечать Виктории. Девушка пару секунд что-то прикидывала в своей голове пока наконец не пожала плечами:
-Кажется меньше года. Я не помню когда они начали встречаться.
  Макс отвлеклась от своих мыслей только в тот момент, когда поняла, что подобный ответ от нее ждет Крис  с весьма явным терпением. Но ответить на него Колфилд совершенно не могла, так как попросту не знала что и как. Так что она просто улыбается, показывая что не в курсе событий. Однако солнце на сонную Макс влияло МАКСимально успокаивающе, убаюкивающе. Спрятавшись под зонт, девушка натянула на нос очки и опустила глаза к своему фотоаппарату, копаясь в нем кончиком крошечной отвертки. Затем покрутила на солнце, протерла заботливо линзу и сделала снимок играющих в волейбол. Сама Колфилд присоединяться к общающимся или к играющим совершенно не хотела.

В голове кружилось множество мыслей обо всем на свете. Ей нравилось просто молча отдыхать, наблюдая за тем, как через час кто-то из спортсменов подкинул идею с покупкой общего обеда. Нравилось смотреть, как парни дружно скидываются, подходят и к сидящим в тени товарищам, стараются запомнить пока Колфилд не протягивает им ручку и листик , чтобы записали
-О, спасибо, Макс Фактор!
Для Макс пообещали принести колу и газировку, Вик заказала какой-то салатик, Прескоттовский заказ Колфилд уже не услышала. На глаза упали ее волосы, которые пришлось тут же сдуть и вспомнить слова о том, что Нейтан говорил о синих дорожках в ее волосах. Хлоя Прайс красилась в такой же цвет. Ее волосы сливались с лазурным небом и вздымались под ласковым ветром.

Макс закрывает глаза и обнимает колени, подтягивая их к груди. Тогда мир был или белым, или черным. Сложностей было не так много. Покачиваясь вправо и влево, они молча ступали по ровным линиям железнодорожных путей. Неспешно шли куда-то вперед. Им светило мягкое солнце Аркадии и небо было совсем другим. Там, недалеко от свалки, где были закопаны кости Рейчел Эмбер, они разговаривали обо всем на свете.

В тех реальностях руки Нейтана нежно скользили по ее бокам, обнимали крепко за талию и парень прижимался, утыкался носом в ее шею, вдыхая аромат кожи.

В тех реальностях Хлоя умирала от боли, прикованная к постели и креслу.

В тех реальностях жили совершенно другие Макс Колфилд, которые не были рады вторжению кого-то еще. Пусть даже и вторжению самой себя.

В какой-то момент снова паника начала накатывать. Эти кошмары ни обступали в такой светлый день, окружали, не смотря на то, что Макс лежала на протянутом полотенце спокойно. Ее мышцы наполнялись свинцовой тянущей болью. Сердце с трудом качало этот густой кисель, сжималось все сильнее, отзываясь ноющим чувством. А если это все лишь сон? Если это не ее реальность? Что если она сейчас проснется и окажется, что на самом деле разбилась на машине? или может быть Джефферсон копает ей могилу, пока она - Макс Колфилд - сидит в Проявочной и ждет, когда действия наркотика пройдут. Может быть все это лишь ложь и она снова заплутала в своем ночном кошмаре, который никак не закончится пока девушка не найдет выхода?

И сразу померкло солнце. Никто никогда не должен узнать о том, что творится в ее голове. Паника нарастала. Она принимала множество видов, но именно вид Страшного Черного Волка ей подходил больше всего. Он ходил кругами, он кусал ее тело и тянул в свою нору. Макс поддавалась.. внутренне. Она могла паниковать сколько ей угодно, могла испуганно ждать что произойдет дальше, но ее тело никак не выдавало это состояние. Кажется..
-Макс? - тревожный голос рядом заставляет оторвать взгляд от заусеницы на большом пальце, которую девушка упорно пыталась отодрать ногтем указательного пальца, -у тебя кровь..
Крис взволновано роется в своем рюкзаке и вытаскивает наконец-то оттуда пачку салфеток, садится рядом и аккуратно вытирает струйку крови.
-Ты перегрелась? Голова болит?
А что скажет Колфилд? Так бывает. Бывает, когда  Страшный Волк снова принимается за свое и заставляет ощущать себя глупой рыбиной в аквариуме. Таких стен огромное количество и ты никогда не знаешь когда попадешь в один из них. Макс даже не знала правда ли все, что происходило с ней настоящее. Поэтому она лишь шмыгает носом и опускает свои глаза, пряча плывущее чувство тоски и боли.
-Все хорошо, - привычно улыбается уголками губ Макс и замечает несколько капель крови на руке.
Шмыгает носом, принимает салфетку.

Спортсмены шумят. Они весело смеются, возвращаясь с пакетами еды из магазина. Видимо они так долго коплись потому что сначала удовлетворяли свой голод. Макс принимает свой заказ, виновато улыбается Крис и угощает ее картошкой. Поглядывает на громко матерящегося Нейтана и переводит взгляд на парней, доставших огромную бутылку с газировкой. Они хорошенько ее встряхнули и Колфилд даже успевает вскрикнуть, рефлекторно прижимаясь к Крис.
-Да что вы блять делаете?! - визжит Виктория под задорный смех Хейдена.
-Не хочешь купаться, тогда мы тебя заставим! - радостно хохочет Индиана.
Обильный фонтан газировки попадает не только на Чейз, но и на Нейтана. громко посылающего едва ли не все мироздание куда подальше. Даже Крис вынуждена вмешаться и подойти к своему братцу, оставив без присмотра Макс, оттряхивающую колени от капель. Благо, что она сидела в стороне, а то сама бы получила новую порцию сладкого душа. Но она и Виктория по крайней мере были в купальниках, что нельзя сказать о Прескотте. Он нехотя снимает липнущую к телу футболку, хочет вытереться, когда его руки ловит сестра.
-Нейтан.. - она почти что шепчет, - это..что такое...

Макс невольно сжимается. Она знает, что может перемотать время и все изменить, но одного раза ей вполне было достаточно. В прошлый раз пыталась спасти Хлою от пули. Тут же мелочь какая-то - намокшая футболка, однако Колфилд не вмешивается. Хотя и смотреть на шокированное лицо Кристины не может.. как и на торс Нейтана. Отводит взгляд. Потому что знает, что Нейтан пьет таблетки, знает, что это не может не иметь последствий. Знает, что его ребра сшиты и перетянуты змеями-бинтов. Знает это все, потому что сама видела. И теперь на пляже не хочет думать что это будет значить для самой Крис. Неужели она не знала?
Хах, конечно нет.
Макс бы тоже ни слова не сказала своей сестре или брату о подобных проблемах. О таком не говорят, замалчивают в углах темной китовой комнаты, закусывают губы, чтобы не сорвалось лишнего. Чтобы близкий дорогой сердцу человек не волновался, думал, что все в порядке. Так, небольшие проблемы с взаимопониманием в семье.
А тонкие загорелые пальцы оглаживают бледную кожу и кости. Ее  руки текут по шее брата, словно ищут страшные догадки. А Нейтан отшатывается от протянутых рук. Нейтан злится, психует, хватает  нервно свою мокрую футболку и уносится вихрем, торнадо прочь. Оставляет стоять недоуменных друзей на пляже, смотреть друг на друга, по сторонам, на лежак, да куда угодно, лишь бы не на КРис, потому что только она не знала. Даже Колфилд видела.

* * *

-Ты знала?
Этот вопрос должен был прозвучать раньше. Макс опускается рядом с девушкой на скамейку в одной из тенистых аллей. А что сказать? Этот вопрос бьется набатом в голове, отскакивает в воспоминаниях в поисках правильного ответа. В одном мире Нейтан был убит человеком, которого считал отцом. В другой реальности он не пробовал ничего тяжелее травки, а в других мирах, в других вариантах.. Она не знает что ответить, а потому молча смотрит на множество звонков, которые так и не получили ответа. Звонки от Крис брату.
-О чем? - робко спрашивает Макс и глубоко вбирает воздух в легкиие, - я знала, что он употребляет наркотики и курит, но я не знала, что все так серьезно, - негромко начинает, стараясь не думать о Волке, любезно подсковывающем воспоминания голоса Нейтана на автоответчике.
-Не знала, что он колется? - злится Крис, - ты же с ним спала! Как ты могла не знать!
И Колфилд молчит, смотря как Прескотт набирает номер брата вновь и вновь, прекрасно зная, что тоже самое делают и его друзья.
-Нет. Не знала, - вздыхает тихо девушка, - когда мы спали.. мы были пьяны, было темно. Я не видела, что все так... это же Нейтан, у него..у него всегда такое настроение. Он всегда нервный..и.. - она теряется, сжимается и закрывает глаза, - Крис..

0

45

От Прескотта всегда веяло холодом. Так сильно, что Макс всегда вздрагивала, когда он проходил мимо, или просто быстро проносился.
      И руки Прескотта были не холодные, а до жути ледяные, с синеватыми прожилками тут и там. Как и разрушенные мечты погребенные под водой-льды, отдающие мертвенной белизной.
      Нейтан ненавидел свою жизнь. Отчасти от бесконечных таблеток, от которых его тянуло блевать и виделось всякое дерьмо, а отчасти от отца мудака. Единственным оплотом добра в этом клубке змей была его сестра, которая заставляла братишку верить в мечты и стремиться к звездам. А что теперь?
Теперь в ее синих-синих глазах неоновый неверие. В них плескается отвращение и Нейтан даже может его прочувствовать кончиками пальцев да вздутыми венами. Негодование. Отвращение. Брезгливость. Ее мягкие когда то руки скользят по кротовым дырам в венах, по серой коже ледяной и мертвой, за ушами и между пальцами.
- Нейтан.. - она почти что шепчет, - это..что такое...
И он вырывается из цепких рук, дергает головой, телом. Дерганный. Дерганный. Дерганный.
- Иди нахуй со своей заботой, - он толкает плечом Макс грубо, он отпихивает Викторию так что она чуть не падает, отшатнувшись. Потому что ОНА не должна была видеть, не таким, не так.
Твой браток наркоман Крис, разве ты не догадывалась? Разве не видела записи из клиники? Твой браток наркоман…
И убийца, Крис. И ты со своей любовью никогда не очистишь его руки от нефтяной крови Прайс с дырой в желудке.
***
Нейтан Джошуа Прескотт, восемнадцатилетний король элитного клуба «Циклон» и всей известной академии Блэквелл.
Нейтан Джошуа Прескотт с лисьим лицом и  с по кошачьи прищуренным взглядом.
Нейтан Джошуа Прескотт со справкой из психиатрической клиники  и дырами в реках вен.
Нейтан Джошуа Прескотт собирается, натягивая сухую футболку и накидывая на худые плечи, любимый бомбер выбегает из комнаты, не забыв громко хлопнуть дверью.
Карта в кармане и несколько зеленых бумажек налички, помятых и растоптанных на полу кафе у ног глупой девчонки. Вибрация  в заднем кармане и он останавливается на мгновение, чтобы сбросить вызов.
Кристина.
Девчонка с глазами неба. Она думала что брат сильный. Смешной. Добрый. Где то в глубине своей гнилой души. Смешно. Ее брат ничтожество, закидывается таблетками карябая сухую глотку. Смешно. Смешно. Смешно. Идеальный братец, идеальный аттестат, идеальная жизнь… идеального короля.
Телефон в кармане вибрирует, когда он потирая воспаленные глаза, протягивает пять зеленых франклинов в обмен на порошок и пару таблеток.
Виктория.
Виктория знала. Знает и о тюрьме и о клинике и о таблетках рассованных по углам китовой комнаты. Руки Виктории обнимают крепко, когда его выворачивает на изнанку желчью и кровью. Руки Виктории гладили по голове и губы ее целовали в веки, забирая кошмары.
Но Виктория не может выжечь фотографии на стенах чернильных зрачков. Меган, Эли, Рейчел… и даже ебанутая синевласка с бабочкой в грудной клетке.
Телефон вибрирует когда виски опорожняет глотку. Виски, мэри, отвертка. Мэри, виски, абсент. Вибрация телефона. Снова и снова. Снова и снова. Бесконечно. Смски. Звонки. Звонки. Смс.
В четыре часа утра он сам набирает номер, развалившись на барной стойке.
- Макс? – зовет по имени. Имя ее на языке как пение китов в наушниках. – Макси… - он шмыгает носом и трет воспаленные глаза. Ее имя на языке звучит карамелью и зеленым чаем. Его имя на ее языке пахнет виски и табаком.
-Нейтан? Боги Нейтан, где ты?  - но он только всхлипывает в трубку. Скулит как щенок Гейхэм и снова и снова пробует имя Колфилд на вкус.
Она что то говорит в трубку торопливо, а Нейтану кажется что ее обеспокоенный голос приятнее шума моря. Телефон выскальзывает из рук, когда он утыкаясь в локоть носом скулит, проваливаясь в сон.
- Здравствуйте, Макс верно? – слышит голос по ту сторону сознания, - записывайте адрес, мы уже закрываемся скоро… и закажите что ли такси, боюсь что придется тащить его на себе.
***
Когда он просыпается, солнце больно светит в глаза и лицо искажается  от тянущей боли.  Пальцы скользнули по лицу, по свежим синякам и новым пластырям. Кажется он опять вчера с кем то подрался. Костяшки истерты до красных дыр а на впалом животе несколько синяков. Вытереть рукой рот. Отвратительный запах. Повернуть голову на бок, замечая свернувшуюся в клубок Колфилд.
Нейтан не помнил как оказался здесь. Не помнил откуда синяки и ссадины. Не помнил почему лампа в ее комнате разломана а женская губа рассечена.
Нейтан ничего не помнил.
Стук в дверь повторился.
Нейтан потягивается, перегибается через девчонку чтобы взять бутылку с водой и отпить. Нужно бы в идеале вернуться в свою комнату и заглотить  рисперидона. Но вместо этого губы, сухие и обветренные касаются женского виска, а рука заползает под футболку, сжимая грудь. Из женкой глотки вырывается стон и Ней скользит губами по лицу к шее, зарываясь носом в короткие волосы.
Стук в дверь. Настойчивый.
Нейтан рычит и отстраняется. Какой то уебок своим ебучем стуком мешал расслабиться. Нейтан вскакивает резко, натягивает джинсы и  вытащив сигарету из помятой пачки открывает дверь.
- что за хуй? – чиркнуть зажигалкой, воспалённым взглядом разглядывая стоящего напротив парня, - опять ты, щенок?
Втянуть в легкие никотин, облокотившись о дверной косяк. Парень напротив загорелый. Высокий. С широкими плечами и улыбкой. Он отходит назад, рассматривая дверь и вновь на записку в руках. Нейтан смотрит молча, наслаждаясь не понимаем в карих глазах бразильца.
-Эй, Хосэ, - Нейтан понятия не имел как зовут незнакомца, но по мнению Прескотта «хосэ» ему подходило, - спит она, че приперся уебок?
- Я… хотел поговорить с Макс, - Нейт не оглядывается когда слышит шорох на кровати и тихий заспанный голос Колфилд.
Нейт не слышит как хрипит голос бразильца, когда тонкие пальцы с избитыми костяшками слишком внезапно сжимаются на горле, оставляя красные следы.
От секундного спокойствия – ни следа. Нейтан рычит, выплевывает маты ядом, несколько раз, крепко ухватив за волосы, ударив бразильца о ближайшую стену и дверной косяк.
- еще раз увижу тебя рядом с ней и я не то что твою башку пробью, - скорее рычит из прокуренной глотки, -  я тебе яйца оторву и заставлю съесть пидрила. Понял?  - руку обхватывают дрожащие женские пальцы и Прескотт выпускает жертву, - ты меня  понял хуесос? – контрольный пинок по яйцам и перехватив Колфилд за шею рывком отшвырнуть обратно в комнату.
Она падает на кровать и Прескотт захлопнув дверь, скидывает пепел на ковер.
- что за хуйня Колфилд? – он вновь отпивает из бутылки, оглядывая комнату придирчивым взглядом, - я тебе кажется четко сказал, никаких ебырей на расстоянии 10 метров.
- Понятия не имею зачем он пришел, - она трет заспанные глаза, а Нейтан подрывается к бомберу. Пальцы ищут пару желтых колес, чтобы тут же закинуться и упасть на кровать рядом с Макс. Макс. Опять Макс. Не Колфилд.
Через полчаса он смеется. Радостно и легко, щипает девчонку за бедро и целует. Не так как других. По новому.
- Присоединишься ко мне? – с прищуром лисьих глаз смотрит внимательно, чувствуя как под кожей бегут счастливые мурашки.
И солнце кажется теплее. И ссоры с Крис не было. И… Макс отрицательно качает головой и он вновь смеется.
- Ты словно девственница Макси, - закрыть ладонью рот, приглушая истерический смех, - хотя почему словно? – взгляд натыкается на мусор и Нейтан хмурится, тут же теряя все веселье, - ты что в бомбажтнике живешь?
[AVA]https://pp.userapi.com/c639325/v639325650/3cde9/58LZ__1U8uA.jpg[/AVA][NIC]Нейтан Прескотт[/NIC]

0

46

[AVA]http://se.uploads.ru/5r9LR.png[/AVA][NIC]Maxine Caulfield[/NIC][STA]Again and again[/STA]

Надо будет потом сказать отдельное спасибо Индиане, который не только помог дотащить Прескотта до номера Макс, но и рассказал что делать дальше.
Колфилд едва заснула лишь под утро. Безумно уставшая, разбитая и почти что избитая. Все тело ломило от боли и отвращения. Нейтана рвало, он вырывался, как сумасшедший, когда Индиана с Макс Фактор пытались его хотя бы умыть. Раздеть до трусов получилось раза только с десятого. Хорошо еще, что на шум мышиной возни не сбежался весь персонал. Все трое упорно молчали и когда под утро Прескотт успокоился, Макс пошла оттирать ванну и пол у кровати. Надо было бы поискать какой-нибудь тазик или что-то вроде того, но сил не было. Хватило воли только на то, чтобы переодеться и упасть без сил на кровать. Наконец-то.
Сна не было. Голова беспощадно раскалывалась, неприятная тягучая нега заставляла морщиться и искать как устроиться на том кусочке кровати, который остался без раскиданых в разные стороны рук и ног Прескотта. В конечном итоге Макс заснула.

Теплые прикосновения к кожи забирали боль с собой. Даже было тепло и приятно, когда чужое тело несколько навалилось сверху, а горячая рука скользнула под футболку. Макс решила не просыпаться в срочном порядке, предпочитая растягивать это удовольствие и ждать продолжение. Хотела было повернуть голову к парню, чтобы поймать его губы, но удовольствие длилось недолго. Оно исчезло вместе с шагами к двери, а значит теперь можно спокойно поспать. Пальцы ловят край одеяла, тянут к себе, скрывая плечи и Колфилд устраивается поудобнее на нагретое чужим телом место.
Только вот намерения отдохнуть пропадает, растворяется в глухом яростном шипении Прескотта. Кто там ему еще с утра не угодил? Макс успевает приподняться на локтях, чтобы заметить в дверях парня. Этого еще не хватало. Она понимает все без долгих размышлений. Откидывает в сторону одеяло, подскакивает на ноги и бросается к Нейтану, чтобы его поймать за локоть.
-Прекрати! Ты что творишь?! - тянет за руку и к удивлению у нее получается отвлечь разъяренного парня.
Правда в следующий момент пальцы сжимают ее шею и резкий толчок заставляет отшагнуть назад, сделать еще один шаг и упасть на кровать, но это всяко лучше чем то, что натворил ночью юноша. Потерев ушибленный бок, Макс осматривает комнату, которая теперь походила на военное поле, где сражались всем, чем только можно.
Нейтан раскидал ее вещи по всему, что можно и девушка даже соизволила это все сгрести в одну кучу и закинуть на чемодан. Полароид с сумкой были убраны от греха подальше под кровать, а обувь так и лежала раскиданной. Собственно к горе вещей прилагались еще и фантики от конфет, лежащие на столе, несколько грязных тарелок из кафе и опустошенный гель для душа, потраченный на то, чтобы оттереть пол  и избавить комнату от запаха. Вздохнув уставше, Макс потирает переносицу и думает о том, что ввязалась она во всю эту аферу видимо зря.
Повлиять на Прескотта не сможет даже его сестра, которая оттолкнула прошлым вечером ее руку. Колфилд до сих пор казалось, будто на нее вылили целый таз грязи. Хотя Крис тогда ничего больше не сказала, только посмотрела.. но тот взгляд не забыть. Может быть стоило послушаться Хлою и держаться от Нейтана подальше. Поднимает свои глаза к парню, смотрит не моргая. Сама виновата. Сама к нему полезла, как мотылек, зачарованный огнем. Было в юноше что-то такое, что притягивало, что завораживало, не смотря на все это уродство - постоянные ругательства, ужасный характер, наркотики, вечное желание подраться. Ей было безумно стыдно перед бразильцем, который теперь точно ее за шлюху примет. Боги, ну почему так болит голова?

Ей хочется спать. И откуда в Нейтане столько сил? Закрывает глаза, прижимается боком к стене и коротко зевает. Но сон рядом с ним не светил. Особенно когда веселый и радостный Прескотт ей улыбается. И Макс хочется сфотографировать эту улыбку. Теплую, словно песок на пляже, такую открытую. Казалось, словно вот так должен был выглядеть Нейтан, да только беда в том, что он совершенно не мог и не хотел быть таким. Без наркотиков не мог.
-как ты себя чувствуешь? - негромко спрашивает, наконец приоткрыв глаза.
Губа еще болела, как собственно и бедро, на котором оставался алый синяк от руки Прескотта. Макс недоуменно следит за взглядом Нейтана.
-Твоих рук дело, - хмыкает негромко и опускает ноги на пол.
Именно сейчас ей совершенно не хотелось наводить порядок. Единственное что нужно было уставшему организму - это хороший сон и желательно еще крепкий завтрак пока аппетит не пропал. Склонившись, запустила руку куда-то в гору вещей на чемодане и едва вытащила оттуда небольшой шоколадный кекс в прозрачной упаковке. Разломила его на пополам, шелестя фантиком и откусила кусочек от своей половины. Вторая соблазнительно лежала на столе, предназначаясь именно Нейтану.
Когда они с Индианой приехали ночью в бар, единственное что было в сумке у Колфилд, что сошло бы в качестве благодарности, это именно пара таких же кексов, которыми и был угощен бармен. А последний из запасов теперь медленно пережевывался пока Макс оценивала при дневном свете весь масштаб разрушений.
-лампу жаль, - прошептала негромко, но ночью было не до спасения лампы. К сожалению.
Теперь ей придется возмещать ущерб за то, что она не творила, хотя если вспомнить, то именно Макс ударилась об эту лампу и уронила ее.
-Не нравится, не смотри. Я же не заставляю тебя тут жить, - дернула плечом девушка и неторопливо переползла на кровать поближе к стенке. Теперь надо было проглотить разжеванную кашицу и попытаться заснуть.
-Так, блять, Колфилд, - его крепкая хватка оказалась на щиколотке и потянула к себе, - поднимай свою тощую задницу и наводи в своем гребанном свинарнике порядок.
  Макс садится на кровати и окидывает взглядом комнату. Тут было всего немного грязнее, чем в ее общажной комнате. Интересно что сказал бы Прескотт, если бы увидел комнату Хлои Прайс, в которой чистота и порядок отсутствовали уже довольно таки давно.
-Моя комната, не хочу я убирать, - Макс потянула к себе ногу, стараясь не смотреть в глаза парню, - раскомандовался.
-Блять, Колфилд, не беси меня.

И как она только дала себя уговорить? Ходя по комнате, Макс собирала мусор в пакет, обувь перетащила поближе к двери и с указивок Прескотта выстроила пары ровной линией. Такое ощущение, словно Нейтан скоро достанет из черной дыры адскую линейку и начнет мерить ею насколько ровно получилась стопочка кофт. Правда стоило только Макс отойти в ванну, чтобы забрать мусор и оттуда, как юноша сунул свой наглый нос в чемодан, где лежали не только вещи, но и белье.
-Ты куда лезешь?! Это мои вещи! - Макс от удивления даже не сообразила что делает.
Торопливо подбежала к чемодану и закрыла черную крышку, обиженно поднимая глаза на довольную морду парня.
-У тебя все труселя такие? - ловким движением руки он вытаскивает из-под своего сидалищного места синие трусики с белыми единорогами и растягивает на пальцах, - Я то думал, что Макс Фактор у нас взрослая, а у нее труселя то с уточками, то с единорогами.
-Отдай! - лицо покрывается алой краской, - Слышишь меня?! Отдай сейчас же!
Тянется всем телом за своим бельем под веселое ульлюлюканье Прескотта, который просто не мог не воспользоваться положением. Пока Макс, будучи меньше ростом, пыталась отобрать у него трусы, он второй рукой оперся между ее грудей, а потом и вовсе переместил ладонь НА грудь. Сжав пару раз и тем самым вогнав Колфилд в состояние перезрелого помидора, он радостно засмеялся и упал на спину, утаскивая девушку на себя.
-Отдай же! Говорю отдай!
-Сисек нет, трусы с уточками! тебе сколько лет то, Колфилд? 11? - он прикрывает один глаз трусами,  - еще скажи что в пиратов играешь! Йо-хохо и бутылка рому,  - он смеется, - ах да! ты же маленькая для рому, сок разве что хлещешь! - кажется он скоро захлебнется смехом, - виноградный!
Но прекращать экзекуцию Прескотт и не собирался. Откинув трусы на пол, он ловко схватил девушку за бедра и сжал пальцами ягодицы, сильно прижимая к себе и горячо целуя. Макс даже забыла о том, что ей вообще то положено сопротивляться такой наглости. Она замерла, ощущая как горячий язык скользнул по ее губам и попытался проникнуть между сжатых зубов.
-Колфилд, - угрожающе прорычал Ротт.
Макс невольно задрожала. Ощущения наглыми мурашками побежали по позвоночнику, кусали кожу и рассыпались искрами перед глазами, когда Нейтан  увереннее перехватил ее ягодицы, кончиками пальцев нажимая между ними. Заметив легкую дрожь, Прескотт усмехнулся и ладонью огладил между ног, пальцами массируя чувствительные участки. Ротик приоткрылся и тут же парень углубил поцелуй, совсем выбивая из колеи Макс. Это было безумно приятно, настолько, что тело само поддалось навстречу руке, не желая чтобы он останавливался. Смущение и стыдливое удовольствие переплелись, затопили разум и теперь оставалось только наслаждаться горячим коктейлем, заставляющим прикрыть глаза и ответить на поцелуй.

Стук в дверь донесся откуда-то со стороны. Будто бы кто-то стучал из другой комнаты. Нехотя приоткрыв глаза, Макс приподняла голову, только теперь понимая что ладони юноши уже под ее свободными шортами и даже под трусами. Горячие губы сминали кожу шеи, почти у ушка, заставляя прижмуриться.
-Блять, кого там еще выебать? - рычит раздраженно Нейтан, убирая руки.
-Не знаю. Я никого не жду, - Макс растерянно приподнимается на локтях.
Еще несколько секунд тишины и стук уже более настойчивый.
-Колфилд, я знаю что ты в комнате! Открой! - голос Виктории заставил недоуменно посмотреть в сторону Нейтана.
Тот как-то нервно дернулся, почти что в мгновение ока слетая с кровати и отходя в сторону. Скрестил руки на груди, как бы говоря "меня тут нет!". Видимо его тут и не должно было бы быть. Нервно выдохнув, Макс одергивает футболку и идет в сторону двери, чтобы затем столкнуться нос к носу с Викторией.
-Ты видела Прескотта?
Что ж. Справедливый вопрос в лоб. Макс даже растерялась, представляя себе это со стороны - она взъерошенная, покрасневшая. Благо, что хоть волосы скрывают алые точки на шее, ведь наглый Нейтан наверняка не забыл оставить парочку следов. Нервно одернув край футболки, Макс замечает, что Виктория оглядывает ту часть  комнаты, которую видно из-за двери.
-Нет. Не видела, - Макс бы и зевнула демонстративно, но сейчас челюсть сводило нервно. Все же не хотелось бы, чтобы Виктория Чейз, так яро не переваривающая Колфилд, не выставила Макс в дурном свете.
Блондинка потянула пальцами нитку бус, вздохнула тихо и покачала головой.
Между ними повисло какое-то неловкое молчание длинной в мгновение.
-Милые трусики, Колфилд. Детство играет?
Макс смущенно заливается краской и сжимает в руке трофей, пряча торопливо его за спину.
-Если увидишь Нейтана, скажи, что мы беспокоимся.
-Ум..м... хорошо,  - пожала плечами Макс и уже начала закрывать дверь, когда услышала голос Вик.
-Через пару часов все собираемся на пляже, не забудь.

Макс коротко выдыхает и поворачивается на пятках. Облокачивается спиной о закрытую дверь и только теперь замечает, что обувь Прескотта Виктория просто не могла не заметить. Потерла пальцами переносицу, но решила ничего не говорить самому Нейтану. Пусть уж сам думает как реагировать, если заметит. А нет, то проблемой меньше. Схватив спасенные труселя, Колфилд поспешила спрятать их в чемодан подальше от любопытных глаз. Хорошо еще, что он до сумки с дневником не добрался, а то с него станется!

Поднимает глаза и удивлённо приоткрывает рот.
-ты..опять?!
Но теперь в разные стороны летели не трусы, а майки, топы и шорты.
-это барахло ты носишь? Какой отвратит... - бормочет под нос Нейтан, не обращая внимания на замершую от офигевания Колфилд.
Она удивлённо моргнула и приоткрыла рот, наблюдая за тем, как идеально ровные стопки разлетаются в разные стороны. И смысл было наводить порядок, если Прескотт сам наводит беспорядок.

0

47

-ты..опять?!
Но теперь в разные стороны летели не трусы, а майки, топы и шорты.
-это барахло ты носишь? Какой отвратит... - бормочет под нос Нейтан, не обращая внимания на замершую от офигевания Колфилд. Если она собралась идти отдыхать с Вортексом то пусть хотя бы оденет шмотки которыми можно не вытирать ее плоский зад.
- Отдай! – она кидается вперед, пытаясь собрать все разбросанные «вещи», но замирает, когда он кидает в нее короткой светлой футболкой.
- Блять Колфилд, - морщиться от головной боли- если собираешься тусить с Вортексом, то будь добра носить не этот мусор. Мне конечно поебать в каком говне тебя трахать, -  теперь в нее летят короткие шорты и шляпа – но на улицу выходи в чем то, чуточку приличнее чем эта хуета, - встать на ноги и последним штрихом надвинуть на ее курносый нос дрянные очки, - и купи себе рейбеновские хотя бы, дешевские, но не настолько сосут, как эти.
- Если ты забыл, то  мы просто «трахаемся» - его слова на ее губах заставляют вздрогнуть и поморщиться, - мы, Прескотт, не в отношениях чтобы ты так волновался о моем вешнем виде, - как то мгновенно легкие опустели и он попробовал сделать вздох.
болезненный.
- Если ты забыла, Колфилд, то я все еще лидер Вортекса и твоя мусорка, которую ты зовещь шмотками, портят статус «элитного клуба». Так что я волнуюсь не о том какую тебя трахнуть в туалете, - распахнуть дверь и оглянуться, - а о престиже СВОЕГО клуба, в котором ты шастаешь как неприкаянная шмара.
-о, ну, простите, Король Нейтан, что я, будучи шмарой, не могу позволить себе соответствовать вашему великому статусу богатеньких деток, - откидывает шмотки на подушку, - так что ж ты принял меня в клуб, если я порчу твой статус, а?
- Не смей мне указывать, шлюха – голос вновь поднялся на пару октав, Юноша машинально оглянулся в коридор, надеясь не быть услышанным и вновь перешел на полушепот, - заметь, я тебя не принимал. С какого то хуя, Вики, - на имени подруги голос немного смягчился, - решила что твоя веснушчатая морда неплохо бы смотрелась в списке, рядом с Кортни.
Макс замолкает, отворачивается и идёт к кровати. Стоит спиной, переодеваясь. Кажется ей было обидно. Даже очень. Прикусив губу, девушка тихо шмыгнула носом, опуская голову. И Нейтану хочется подойти  к ней, обнять, прижать к себе… но голова раскалывается от боли. Китам плачет в висках Торнадо.
- ты тупая шлюха, Колфилд, - говорит быстро-быстро язык, пока мозг не успел воспротивиться бегущим по лезвию словам. Тупая тупая кивает подсознание, потому что не видит, как краснеют кончики ушей, как черные зрачки расширяются безо всякой дури и бегают глаза из угла в угол. Как и пальцы, дрожащие от тремора, нервно теребят зажигалку, раскручивая в руках, - нихуя ты не понимаешь, - совершенно.. И от этого больно, потому что она смотрит своими ланьими глазами безучастно, совершенно не видя как под кожей от каждого взгляда бегут мурашки. толпами. Стадом.
Но вместо извинений, Прескотт захлопывает за собой дверь, выходя в коридор.
***
Риччи Рич, богатенький мальчик с глазами шторма. Риччи Рич сгибается пополам разрезая белую плоть до кровавых разводов. Вместо крови – червонное золото. Вместо мяса – протухшая гниль.
Риччи Рич, богатенький мальчик, хочет выброситься на берег, китом. Хочет лечь в черную землю с синей сойкой, хочет лететь вниз головой. Но вместо этого руки режет лезвие, не поперек, а вдоль.
Эта комната не китовья. Идеальный порядок, словно неделю и не жил вовсе. Впрочем, а жил ли мальчик с золотой кровью? Был ли он вообще рожден?
Был. Рожден. С глазами-штормом и россыпью  волос-песка.
Но не жил. Существовал. Со своей золотой кровью и кокоиновой слюной.
Раны на кистях не глубокие. Так, царапины, не способные убить. И он воет вцепившись в волосы, пытаясь убиться. Хотя бы головой. Хотя бы об стену. Потому что боль кажется адской. Вспышками. Вспышками. Вспышками монохромных камер.
Риччи Рич сидит на полу в комнате. Не в своей. Чужой. Отеля. Он неустанно звонит по номеру: три пятерки и два-два ноль. Но трубку никто не берет уже полтора года.
Потому что Рейчел Эмбер мертва.
Потому что в психушке его сломали.
Разом.
Во всех частях.
***
Логан пинает мяч, подкидывает,  ловит и кидает Заку, то и дело, поглядывая в сторону китового друга. Нейтан. Он изменился. Логан не был самым умным или как Виктория догадливым, но даже он видел как Прескотта выворачивает наизнанку от наркотиков, как он дергается, зажимается от резкого двжения и скалит раздраженно зубы.
Потому что Нейтан боится.
Логан не спрашивает что случилось в психиатрической клинике, не спрашивает как  Прескотта лечили. И чем. Потому что Робертсон знает бунтарство Нейта, знает, что он наверняка разбивал руки в кровь и грызся до окоченения, до смирительных рубашек и мягких стен.
- Пиздец, - коротко произносит Хайден.  И правда, без Прескотта все было не так. Остальная команда свалили к чертям и только Циклон остался стоять на достаточно близком расстоянии от раскачивающегося Нейтана. Тот вновь говорил сам с собой.
- Что будем делать? – Зак подкидывает мяч в верх, а Джульетт закатывает свои красивые глаза.
- Боги, задолбали, правда. Если ему так хочется пусть сидит дальше на солнцепеке, - она резко встает, поправляя лиф от купальника и хмурится, - ведете себя как паршивые щенки рядом со своим свергнутым королем. Зак, пошли.
Логан ловит мяч и выжидающе смотрит. Нейтану конечно похрен, сколько они будут крутится рядом с ним и от ухода Закари ничего не случится феминального, но Риггинс, опускает взгляд к земле, рассматривая желтые песчинки.
- Нет, Джу. Мы конечно мудачье, но своих не кидаем, даже таких уебков, как Нейтан, - и Логан кидает ему мяч, подбадривая, - а Нейтан наш друг. Если хочешь идти, то иди одна.
И Джу уходит, под тихие перебросы мяча. Она не из циклона, думает Логан, вновь переключаясь на друзей.
- Как думаете, по шкале от «убьюсь об стену» до «убью вас всех» где находится он сейчас? – Хейден прикуривает, а Вик обнимает колени, поглядывая в сторону раскачивающегося Прескотта. Он вновь говорил сам с собой.
- В зависимости от того начал он опять ей писать или нет, -  блондинка говорит совсем  тихо, словно бы и не королева вовсе. Но все дружно вздрагивают.
- Кому? – Макс тянет вниз свою белую футболку, пытаясь скрыть выпуклые костяшки таза. Хейден с Чейз переглядываются а Логан с Заком старательно прячут глаза. Не стоит бабе Прескотта знать  что он любитель переписываться  с мертвыми шлюшками.
- Я узнаю, - Вик вскакивает на ноги резко, набирает в легкие побольше воздуха и парни тянут ее обратно, - ребят, серьезно,  мы должны знать насколько сильно он погряз в этой хуйне.
- Нет, ты же знаешь, что подходить к Нейту сейчас опасно, - Индиана сжимает кисть сильнее, но Вик ее выдергивает, - пусть он успокоится.
- Почему? – вновь голос непонимающей почемучки Колфилд остается без ответа.
- Мальчики, я знаю чем рискую, но мы ДОЛЖНЫ знать уровень опасности, - кажется Чейз не переубедить, но Риггенс делает последнюю попытку.
- Вик, в прошлый раз он мне откусил часть уха, - Зак чуть приподнимает волосы, показывая вмятину.
- Он наш друг, - мяч падает на землю, когда Чейз развернувшись на каблуках уходит к свернувшемуся калачиком Прекотту.
***
Хайден плохо понимал что творится. Он уже давно понял, что у Нейта бывает несколько граничащих состояния. Первое, Нейтан Прескотт когда был под кайфом, то хохотал безумолку и шутил. Он мог развеселить любую компанию и зажечь любого гика. Второе, Нейтан Прескотт замкнутый мудак и сквозь ледяную толщину мудачья очень трудно пробраться. Нейтан матерился, но он в лепешку разобьется ради внимания и признания. Третье что запомнил Хайден, во время отходняка подходить к Прескотту запрещено. Он пару дней посидит в депрессии, а потом сам вернется. Главное не подходить к нему самому. Потому что тогда депрессия будет длиться дольше, а ты как минимум лишишься важных органов, мозга или жизни. Возможно, Прайс подошла его шантажировать именно в такой момент, когда Нейтан не контролировал себя совсем.
Но Виктория пошла к нему. Виктория склонилась над взвинченным парнем и несколько раз Джонс ловил за кисть еще и Колфилд, что так  и норовилась рвануть к баталии. А между вик и Прескоттом развернулась именно баталия.
Сначала шло относительно мирно. Нейтан молчал, явно пытаясь инорировать Вик, но судя по побелевшим костяшкам, это было трудно. А дальше все шло как в замедленной съемке. Виктория Чейз вырывает телефон из дрожащих рук, вглядываясь в экран. Нейт тянется забрать разбитый смартфон и девушка перехватывает кисти, поднимая толстые рукава.
Ошибка.
Руки Прескотта трогать нельзя. На них даже смотреть запрещено! Логан рвется к Вик, но Зак во время останавливает.
Ошибка. 
Нейтан смотрит на Вик долго, пилит взглядом, давая уйти. Но она не уходит. Говорит. Говорит. Говорит. Но здесь не слышно.
Слышно только как хрипит ее голос, когда длинные пальцы смыкаются на шее. Слышно только взвинченный голос Нейтана:
— Хватит анализировать меня, тварь. Ковыряйся в себе и в своем чувстве вины за всех и вся. Пока не сдохнешь. 
***
Он отпускает ее резко, и Вик, падает, хватая ртом воздух. Нейтан уходит сгорбленный подальше и слезы наворачиваются на глаза.
- Вик, - чьи то руки бережно поднимают над землей, кажется Зака. И никто из них не винит Прескотта за слабость.
- Рейчел, - только и произносит, закрывая лицо руками, - он ей снова пишет.
И все понимают без слов..
И все знают, что сегодня и ближайшие пару дней Прескотт не выйдет из комнаты.
***
Нейтан решил развеяться. Виктория пришла через двое суток. Уром. Прекрасно зная что он не спит уже три ночи, она распахнула окно, вынуждая тяжелый, вязкий дым рассеяться от легкого ветерка. Сучка, думал Нейтан, туша Treasurer о собственный ботинок. Шерман кончились, пришлось искать ближайшую замену в ближайшем табачном магазине, ибо в ларьках продают один шлак. А значит, пришлось выйти на улицу.
Сука, решил утвердительно Нейтан, пока кисточка с фосфорной краской выводила рисунки на его костях. Кости на костях, смешная шутка.
- Сука, - произносит раздраженно Прескотт, смотря в карие глаза Чейз, - ты должна меня ненавидеть. Ты ведь тоже… как и они… зачем притворяешься словно ничего не было, Вик?
- ты мудак, Нейт, - коротко и лаконично, а кисточка обводит черные круги под глазами, - ебанутый на всю голову мудак, - она коротко кивает и улыбается, - но из тебя охрененный скелет получается, - он ловит ее за руку и Вик прикусывает губу, - мудак, не значит что враг. Ты мой друг Нейтан. Лучший мудачий друг.
И Нейтан кивает, молча собирается на вечеринку, молча натягивает протянутую шляпу и молча закидывается Мдма. Потому что Вик хоть и конченная сука, но еще и подруга.
Поэтому он идет на танцпол, закрыв плотно дверь. А в комнате, в темноте все светился экран с не доставленным сообщением для Рейчел Эмбер.
[AVA]https://pp.userapi.com/c639325/v639325650/3cde9/58LZ__1U8uA.jpg[/AVA][NIC]Нейтан Прескотт[/NIC]

0

48

[AVA]http://se.uploads.ru/5r9LR.png[/AVA][NIC]Maxine Caulfield[/NIC][STA]Again and again[/STA]

Оттягивая край светлой футболки, Макс сидела рядом с Хейденом, смотря на то, как Зак и ЛОган перекидывают друг другу мяч. Кажется именно для этого они и жили, а может это было что-то вроде функции для выработки энергии. Джульет сидела недалеко от компании, что-то быстро печатая на своем планшете. Все ждали только Викторию Чейз, что уже около часа наводила марафет. Макс даже стало любопытно что ж там делает со своим лицом Виктория, которая итак выглядела даже по меркам самой Колфилд более чем нормально и без макияжа. Хотя если хорошенько подумать, то можно понять весь мужской род, ненавидящий процесс сбора у девушек.
-И долго он там будет теперь сидеть? - Макс даже не отрывается от игры "уследи за мячом".
Индиана молчит. Облизывается коротко, причмокивает недовольно каким-то своим странным мыслям и наконец-то выпускает изо рта сиреневую трубочку. Качнул стаканом с молочным коктейлем.
-Пару дней точно, а там дальше как пойдет. Он у нас как кротовая мышь, любит в своей норе сидеть, - поправляет кончиком пальцев на переносице солнцезащитные очки, - старайся об этом особо не думать.
-Почему? - девушка удивленно поворачивает голову, смотря внимательно, - разве вы не его друзья?
Видимо такой вопрос окончательно ввел парня в состояние размышлений. Его глаз под очками не было видно, но Макс казалось, словно он пристально ее разглядывает и именно поэтому она отводит взгляд на Зака и ЛОгана.
Почти все уже загорели - кто больше, а кто меньше. Сама же Макс не могла похвастать особо красивым загаром, так как ее светлая кожа не становилась аккуратно карамельной, как у Чейз, а краснела, покрывалась волдырями и слезала обрывками. Это было неприятно. Подхватив ногтями небольшой кусочек у локтя, потянула медленно прочь, срывая доказательство такого неприятного факта. На переносице и щеки алый цвет уже лег ровным слоем, так что пришлось отказаться от очков, которые больно давили.

-Ну, что. Идем? - голос Чейз врывается в сознание вместе с криками чаек.
Колфилд поднимается на ноги скорее рефлекторно. Идет за компанией. Как всегда. Не рядом с Викторией или кем-то из Вортекса, а немного позади. Словно бы и не с ними. Молча рассматривает дорогу перед собой, поздно замечая как Логан притормозил, поравнявшись с ней.
-Чего отстаешь? Давай, давай! Топай скорее! - подпихивает под поясницу, заставляя тем самым ускорить шаг и догнать остальных.
Оказаться между Заком и Логаном было как-то слишком странно. Макс никогда еще не ощущала себя настолько мелкой - оба парня возвышались над ней почти что на две головы. Теперь понятно почему девушки так любят парней повыше. Даже с интересом поглядывает на Джульет, что застряла носом в своем планшете. Она немного выше самой Макс, но это никак особо не меняло ситуации. В голову пришла записка, которая лежала в мусорке у Даны. Даже такие спортсмены остолопы могут оказаться совершенно другими по своей натуре. Стоило только наткнуться на спортсменов, как сразу становится понятно, что они типичные идиоты, эгоистичные и вполне себе в традиционных формах, которые показывают фильмы. Но когда Макс присматривалась к ним, к их поступкам и словам, становилось все совсем другим.

Макс поворачивает голову.
-Пару дней точно, а там дальше как пойдет. Он у нас как кротовая мышь, любит в своей норе сидеть, - поправляет кончиком пальцев на переносице солнцезащитные очки, - старайся об этом особо не думать.
Девушка удивленно смотрит на Индиану, потягивающего коктейль. Но ведь это уже было! Она даже поднимается  торопливо на ноги, сжимает пальцами лямку своей сумки.
-Ты как? С тобой все в порядке? - тревожный голос Хейдена не вызывает никаких ответных эмоций.
Мотает головой, отшагивает еще назад и торопливо идет прочь. Она ведь не перематывала время. Всегда ведь следит за тем, что она делает и чтобы лишний раз не тревожить его. Только вот.. напугало то ее больше не это, а то, что Макс вспомнила кое-что еще.  Что-то проникающее под кожу, заползающее волной мурашек к мышцам. Сдержав рвотный порыв, она  достает пальцами из кармана купюру и протягивает продавцу, чтобы получить себе коктейль. Молочный вкус течет по языку, заполняет рот и становится немного легче дышать. Медленно оседает на лавочку.

Нейтан улыбается ей мягко. Уголками губ, едва заметно, но Макс то видит. Видит его добрый, мягкий взгляд. Видит его искры в глазах. И становится сразу так легко и приятно. Поэтому, когда Виктория ее окликает, Макс поднимает глаза на подругу и принимает ее протянутую руку.
-Пойдем, - Чейз улыбается, - нам еще надо успеть заехать на почту.
Потому что доставку до дверей комнаты решили не заказывать и самим прогуляться. Вдвоем. Они смеются, шутят и обсуждают последнюю выставку фотографий в Аркадии. Они забирают с почты детали для полароида Макс, заезжают в магазин одежды, где Вик покупает себе новую сумочку, а потом вместе, взяв мороженое, едут обратно в общежитие.
Когда они возвращаются уже темнеет. Проскользнув каждая в свою комнату, они думают о том, что здорово быть не одинокими. Потому что у каждой был Вортекс.

Макс надевает майку, когда дверь за спиной приоткрывается. Она видит это в отражении черного экрана ноутбука. Поворачивается, открывая рот, чтобы скзаать что-то, но он подходит в пару шагов  и зажимает ей рот ладонью.
-Тсс..
и только когда Макс послушно кивает, он медленно отпускает ее рот.
-Ты с ума сошел? - тихо смеется девушка, поправляя майку.
-сегодня проверка насколько хорошо соблюдается комендантский час, - Прескотт по хозяйски скидывает обувь и падает на ее кровать,
утопая в подушках мягких.
-оу, и ты решил провести время у меня? - она садится на край кровати, рассматривая лицо Нейтана.
Мягкое, светлое лицо. Если провести по его подбородку и скулам пальцами, то он приоткроет едва губы и будет смотреть на нее внимательно, терпеливо. Она не знает откуда все это знает, не понимает почему вообще трогает его. Но можно точно сказать, что Нейтана она понимает..понимает почему его кожа такого приятного оттенка, почему глаза блестят, почему на руках ни шрама, ни покраснения от игл. Потому что он тяжелее травки не употребляет, потому что он вкусно сытно ест и хорошо спит. Потому что тут его красный бомбер - это синяя жилетка.
-Почему нет? - лисья ухмылка скользит по губам.
Он приподнимается на локте, сжимает пальцы на ее шее грубо и тянет к себе, впиваясь в губы..

Они провели вместе ночь.
Но.. это было невозможно. Совсем невозможно, потому что Макс сейчас в Бразилии, черти где от Аркадии Бей. Она даже торопливо рассматривает свои руки, ища следы от засосов. Их не было. Кожа все так же покрыта алыми пятнами от солнца. Но никаких следов проведенной вместе с ним ночи. Да и сам Нейтан выглядел совершенно другим. Вздрогнув, Макс поднимает глаза на подошедшую к ней Викторию.
-Слушай, если ты думаешь, что можешь так просто сбежать, то ты ошибаешься, - этот высокомерный тон никак не вязался с той Викторией, которая предлагала Макс померить платье фиалкового цвета в магазине. Та разговаривала мягче, доверительней. Колфилд не понимала что творится и почему ей кажется, словно все пошло как-то неправильно. Все должно быть совсем не так.
-Колфилд, очнись, - раздраженно наманикюренные пальцы скользят перед ее лицом.
-а? - девушка наконец-то поднимает глаза и глупо моргает, - что?
-Боже, Колфилд, не тупи, а!

Боги, что происходит?
Во рту еще оставался привкус молочного коктейля, но почему-то самого его нигде не было видно. Разве что Индиана, сидя рядом, потягивал из сиреневой трубочки свой. Макс напряженно встряхивает гривой, едва не роняя шляпку на колени.
-Хейден, - она подает робко голос, заставляя парня отвлечься от созерцания игры и повернуть голову к девушке.
-Куда...куда мы собираемся?
-Мм..а Вик тебе не сказала? - он приподнимает очки, устраивая их на макушку.
-Нет, мне просто было по царски велено собираться.
Шумно втянув остатки коктейля, парень принялся трубочкой собирать вкусную пену по стенкам, громко сопя и хлюпая.
-Мм. Там обяъвление, - ткнул кончиком трубочки, с которой капали молочные капли, в сторону бара, - вечеринка будет. Мы собираемся найти что-нибудь подходящее. Ну, там кто вещи, краски для тела, в общем все что надо.
Видимо Вортекс себе не изменял ни на грамм. Макс потерла переносицу. Ей то не особо хотелось тратить деньги, которые она откладывала на все необходимое для полароида, но прогуляться по свежему воздуху вполне стоит. Особенно, если удастся найти крем от загара и еще что-нибудь полезное  или вкусное. На вечеринку то она не собирается, а побыть немного в компании трезвомыслящих людей можно. Особенно, когда надо подумать о кое-чем важном...

* * *

Она обещала себе не вмешиваться! Она же обещала, что не будет в больших происшествиях участвовать! По крайней мере стараться решать их без своих способностей.
Но опять не сдержала обещание.
Макс понимает это как-то отстраненно. Скорее просто краем сознания, потому что сейчас она стоит на ногах. Торопливо перекрывает дорогу Виктории. Всего пару минут назад Нейтан едва ли не прикончил ее. Его пальцы разжались в последний момент, позволяя подруге рухнуть на землю. И никто не счел это безобразным или слишком несправедливым, чтобы вмешаться. Зак и Логан, Хейден.. все что были свидетелями - это Вортекс, те, кто знают Нейтана и знают на что он способен. Макс перегораживает дорогу Чейз, понимая, что так она вызовет в ней лишь гнев к себе, но увидеть то еще раз не хотелось.
-Вик, не стоит этого делать, - смотрит ей в глаза, - послушай, это ведь опасно..
-Спасибо за заботу, Макс, но отойди с дороги,  - ее пальцы сжимают плечо и двигают прочь, - тебя тут это касается меньше всех.

Макс вздрагивает и трет локоть. Мнется, стараясь запомнить как можно больше всего, потому что надо придумать как остановить Викторию. Да, Чейз бывает бесячей, дико раздражающей, но даже она не заслуживает подобного обращения.
-Вик, что ты хочешь узнать от него?  - она нерешительно подает голос, привлекая к себе несколько пар глаз.
Пусть лучше думают о самой Макс что угодно, но хотя бы получится отвлечь Чейз от необдуманного поступка. Ведь Нейтан сейчас неуравновешен, сама Колфилд уже успела на себе это ощутить стоило лишь перед очередной попыткой попытаться спасти Викторию раз пять. Ничто не помогало - ни попытка самой поговорить с Нейтаном, ни уговоры Викторию остановиться, ни просьбы не трогать руки психа Прескотта. Ничто. Виктория просто слушала, кивала иногда головой и все равно шла к нему.
-Тебя это касается меньше всех.
И снова уходит.
Внутри сжимается какое-то неприятное ощущение тоскливой обреченности. Такое уже бывало с Хлоей, а особенно в ее кошмарах.. когда они стояли у Маяка и синевласка улыбалась так тепло, в ее глазах  было столько понимания и.. решимости. Так странно сравнивать таких разных людей, понимать, что в них возможно даже больше общего, чем кажется. Макс сглатывает, отворачивается от происходящего, потому что знает что будет дальше. Виктория приглушенно выдохнет. Потом разобьет коленку о землю. И все равно! Все равно Макс не понимает! Зачем надо было идти туда? Она столько раз пыталась изменить ситуацию, заставить ее остановиться. Но она все равно, все равно туда шла!

Почему?

Макс смотрела непонимающе.
Поднявшись на ноги, фотограф принесла бутылку воды и протянула ее Виктории.
-давай помогу, - улыбается уголками губ.
Может быть не стоило ревновать?  Колфилд никак не понимала происходящего. Как же разобраться в чужих отношениях, если она не может понять даже простого - что происходит с ней самой. Сидя рядом, Макс молча наблюдала за тем, как Виктория своими тонкими пальчиками аккуратно промывает небольшие ранки на колене.
-Вик, - наконец подает голос Макс, зная, что может получить любой ответ и совершенно любую реакцию. Но ей хотелось знать, надо было понять.
-Почему ты пошла к нему? - смотрит на пальцы Чейз, - ты ведь знала что будет.. но все равно пошла.
Блондинка молчит. Поправляет аккуратно отросшие волосы, смотрит на свои ноги. Сделала небольшой глоток и приподняла голову. Покопалась немного в своей сумочке, чтобы извлечь оттуда небольшое зеркальце. Видимо ей хотелось поскорее увидеть алые полосы на своей шее. Теперь точно не надо будет долго думать над тем, какой грим нанести. Нейтан уже придумал за нее.
-Ты не злишься на него.. даже не обижена.. - Макс смотрит на то, как парни о чем-то говорят в стороне.
-Это Нейтан, все знают что во время срыва к нему нельзя подходить. И я знала, но все равно подошла. И все равно спросила о его звонках Рейчел.
-Рейчел? - Макс вздрагивает, - Эмбер? Но.. она ведь.. - не хочет говорить страшное слово, потому что в земле покоится не только ее тело, - он ей пишет? 
Сводит желудок. Перед глазами плывет. В ушах звенит крик Хлои, когда они нашли.. нашли то что осталось от Рейчел. Приходится сглотнуть, чтобы отогнать картину, стоявшую перед глазами.
-Всегда, - коротко кивает, завязывая на шее шарф, который извлекла легким движением руки из сумочки. И откуда у нее такое добро то с собой? - с момента ее проп...смерти. Во время каждого отхода и прихода. Ее имя всегда в списках приглашенных, и я устала его вычеркивать. Нейтан до сих пор просит прощения, а она, сучка мертвая, - грустная усмешка теряется в карих глазах, - не берет трубку и не прощает.
-но он ведь не виноват в ее смерти, - растерянно бормочет под нос Макс. Вздыхает негромко, смотрит на шарфик на шее, - сильно больно? - тревожно. Может быть принести мазь от синяков?
- Можешь сказать ему это в глаза, Колфилд, - Виктория хмурится. - думаешь не говорили? У Нейта два состояния: либо он уверяет себя что не убивал никого, либо считает себя виноватым во всех грехах, - она развернулась на каблуках и поцокала дальше по дороге, - Потому что его ВСЕ ненавидят.
-даже ты?

Виктория встает. Окидывает взглядом, полным высокомерия и непринятия воспроса.. или же самой Макс? Она коротко хмыкает, смахивает с плеча край шарфика и уходит, не удосужившись даже сказать хоть что-нибудь. Видимо так по королевски заканчивать разговор где-то учат. Макс идет следом за Вортексом. Видимо отдохнуть тут не получится...

* * *

В конечном итоге Макс так и не пошла на вечеринку, сославшись на усталость. Дело даже не в том, что ей хотелось или не хотелось идти. Во-первых, она так и не придумала образ. Не хотелось обращаться к Виктории или еще кому за помощью, к тому же Макс еще ощущала себя виноватой перед Чейз. Все же девушка заботится о Нейтане, а Колфилд такие вопросы задает. Во-вторых, она вообще не очень любила вечеринки и прочие мероприятия, где много людей. Именно поэтому она набрала побольше разных печенек, пакет сока и теперь размышляла над тем какой фильм стоит посмотреть первым. У нее в дневнике был целый список фильмов, которые они планировали посмотреть с Хлоей..

Хлоя бы не оценила, если бы Макс пошла на вечеринку с Вортексом в костюме пирата. Она вообще не была бы особо рада, узнав что творится сейчас. Макс обнимает колени и закрывает глаза, размышляя. Вспоминая. Когда Хлоя умерла,  Колфилд много и долго думала обо всем произошедшем. Она вспоминала каждый вариант реальности, которых было куда больше десятка.. В одних умирал город, в других Хлоя была инвалидом и все равно умирала. Были варианты, где чтобы как-то отсрочить смерть Прайс умирали Фрэнк, Виктория, Марш, Дана.. бывало, когда людей гибло гораздо больше.. но все и всегда заканчивалось одним и тем же выбором - или город, или Хлоя. НИкак иначе. Колфилд сколько пыталась, сколько билась, чтобы все исправить, но каждый раз, когда она останавливалась и оглядывалась, каждый раз, когда она снова встречала свою альтернативную я - в парке, на маяке, в лесу, у лесопилки - это всегда были разные места в кошмарах, каждый раз она оглядывалась и видела за собой длинную дорогу крови. Она переступала через знакомых, друзей, через случайных жертв и тех, кто был пристрелен, сбит, кого убивали и уничтожали ее поступки.. Макс и сейчас смотрит на свои руки и думает.. думает  о том, что если они все в каких-то реальностях действительно мертвы из-за нее? Если она влезала в другие варианты реальности, но все не возвращалось так, как должно было быть там, а ломалось и теперь в землях тех гораздо больше останков? Что если те Макс даже не понимали почему на их руках следы от пороха, почему их города полны крови и осколков судеб? Если во всем этом виновата только она?

Сообщение на открытой страничке соцсети заставило отвлечься и поднять глаза на ровные строки букв. Макс молча шмыгнула носом, вытерла влажные глаза и забегала пальцами по кнопкам, набирая сообщение в ответ. Она то думала, что Крис больше  с ней общаться не захочет. На секунду замерев, девушка робко смотрит на свой ответ и.. все же отправляет. Надо было же хоть как-то оправдаться перед сестрой Прескотта за свое молчание.
Колфилд снова трет глаза. Она виновата.. гораздо больше виновата в жизни, чем Нейтан. Он хотя бы был честен с окружающими, а Макс пыталась стать второй Эмбер видимо..понравится всем. Чтобы на нее тоже смотрели, чтобы ее тоже замечали. Вздохнув тихо, она кладет на язык таблетку и запивает соком, стараясь не думать о том, как одета. Хотя.. если честно, то Колфилд все же постаралась выбрать из вещей что-нибудь смотрящееся более-менее прилично, чтобы "соответствовать" Вортексу. Было бы не очень круто прийти  на вечеринку и быть обсмеянной. Поэтому Макс надевает то, что больше походило на стиль Виктории и осматривает себя в отражении. Светлый топ с зелеными листами, шорты, босоножки с браслетом на щиколотке, который купила здесь, в Бразилии. Смотрелось получше, чем заношенная футболка и привычные джинсы...

Свет ярко мигал.
Черепа, вампиры, оборотни и мумии. Тут был самый настоящий шабаш. Макс замирает в сторонке, в тени, не решаясь сделать еще шаг вперед. Это был настоящий праздник..смерти? Он был ярким и взрывным, с искрами в глазах, с линзами и яркими цветами. С выпивкой, летучими мышами над головой и фонарями. Тут было все, чтобы оттянуться. И люди отдыхали, веселились, знакомились. Это выглядело куда лучше, чем в Аркадии, но Макс все равно ощущала себя не в своей тарелке.. Она крутила головой по сторонам, пытаясь из своего укромного уголка углядеть Прескотта, за которого так волновалась Крис....и сама Макс.

Она тревожно оборачивается, натыкается на девушку со страшной маской на лице какого-то уродца. Отшагивает назад из укрытия и попадает в водоворот клыков, тканей, цветов и ужаса. Крутится, крутится, оступается и наконец выбирается из воронки смеха. Делает пару шагов, оборачивается, испуганно замечая самый настоящий ходячий скелет! Испуганно вскрикивает и в глаза бьёт вспышка.. только бы без стула..только без белого фона. Ещё пара вспышек ослепляет и кто-то знакомый смеется, ловит за руку грубо. Обернувшись вновь, Колфилд узнает в этой усмешке, в взъерошенных волосах самого Нейтана. Только вот глаза его смеются. Только его лицо - это какой-то череп..только вот она бы в нем ни за что не признала Прескотта, который пару дней назад едва не придушил Викторию. И она идёт за ним, ещё ощущая как страх не прошел из груди...

0

49

Раз. Два. Три. Одна за другой они выскальзывают из стеклянной баночки. Три таблетки лежали в дрожащей руке, в другой - наполовину наполненный стакан с виски. Нарушать правила удел Прескоттов. Пить психотропные с алкоголем — удел сумасшедших. Он давно не запивает таблетки водой. В инструкции написано, что они начинают действовать спустя пятнадцать минут — для него слишком долго. Другое дело алкоголь, который буквально сжигает оболочку за считанные секунды, позволяя содержимому быстрее раствориться, быстрее затмить разум.
      Комната окрашивается в тусклый серый цвет, когда он выключает лампу. Садится на край кровати и завороженными глазами смотрит на кадры: тихий океан, заходящее солнце и где-то там на горизонте выныривает кит. Следом за ним выныривает ещё несколько, и все они поют свою песню.
      Он ложится и закрывает глаза.
      Тух. Вспыхивает Рэйчел перед глазами.
      Тух. Вспыхивает мёртвая Рэйчел.
      Тух. Вспыхивает Макс на краю обрыва у маяка.
- От этих ёбаных таблеток уже нет эффекта, — резко встаёт и тут же падает, теряя равновесие. Выругивается и пытается снова встать.
      Ещё две таблетки отправляются внутрь, заглушая мысли и чувства. Злость. Ненависть. Боль. Одиночество.
      Только последние он прячет, копит в себе и знает, что в один день наступит ядерный взрыв, не на планете, в его голове. И кто знает, чем это для него закончится. Нейтан стягивает с себя футболку, обнажая белую краску костей на выпуклых ребрах. Заполняет карманы узких джинсов разноцветными таблетками, марками и травой. В верхнем ящике тумбочки лежит жгут с иглой и пара порошков по 30 мг. Иглу Нейтан не трогает, он подхватывает спиды, что лежат с рядом цветной фотографией и кладет в задний карман джинсов.
Нейтан смотрит на цветную  полароидную фотку внимательно и запихивает ее глубже в ящик.
И как в ней, такой маленькой и худой, с выпирающими цыплячьими косточками, помещается столько наглости. Или смелости. Нейтан так и не может решить, поэтому зализав волосы гелем и подхватив недопитую бутылку выходит из комнаты.
***
Виктория замечает его заинтересованность к Колфилд уже давно. Когда впервые первокурсница зашла в огромные двери Блеквелла. Нейтан тогда молчал. Молчал, провожая задумчивым взгляд тощую фигурку с дебильным полароидом в руках.
Тогда то Вик все и поняла.
Потому что ТАК, Нейтан Прескотт смотрел только на Саманту Мэйерс с ее тихим голосом и кривым лицом. 
И Виктория Чейз впервые в жизни решила уберечь забитую Колфилд, пока та не попала под цепкий объектив друга.
В следующий раз, Вик забеспокоилась когда нашла номер телефона в его телефоне. Но ничего не сказала, лишь выкинула сотовый Колфилд в унитаз. Пусть сменит симкарту, пока Прескотт не приготовил свои веревки.
Виктория Чейз любила Нейтана… как друга, брата и родного мальчишку с загнанным взглядом побитого щенка. Но когда его отправили в клинику на лечение, блондинка выдохнула с облегчением, надеясь что Нейту станет лучше.
Не стало. Как и не исчезла  его безумная тяга к Колфилд за эти тринадцать месяцев  и две недели. Вик это поняла по задумчивому взгляду серых глаз в сторону знакомой макушки. Виктория дурой не была и знала что вытолкнуть мысль из его безумной головы бессмысленно.
И она смирилась, вписывая имя Макс в список Вортекса.
Поэтому когда Нейтан вскакивает с дивана, пряча в карманах ЛСД и торопливо подхватывает камеру, Виктория не перечит. Он смеется, обещая что не надолго, но Вики уже  видела  темную макушку и знает, что Нейтан сука Прескотт уже пропал. 
Потому что Виктория замечает короткое сообщение для не пришедшей Рейчел:
«прости, я не дождался».
***
За свои двадцать лет Хейден Джонс хорошо знает Нейтана Прескотта. И когда «Смерть» костлявая и растрепанная проносится ветром мимо, Джонс даже роняет самокрутку, не сразу поняв куда друг так торопится. Нейтан не извиняется. Он настраивает камеру и внезапно притормаживает, делая вальяжный вид.
Будто бы не бежал на встречу к Безумной Макс.
Хейден смеется. Кажется они познакомились в театре? Тогда мальчишку привели в театральный клуб и сказали что этот лузер будет играть. С ними. В их отлаженной труппе. Но Хейден не считал его лузером, как и не считала Вик. Нейтан тогда мялся на месте и краснел, разговаривая с Сэм. Девчонка с квадратной челюстью и мягкими глазами.
Нейтан смотрел на нее как на Богиню.
Сейчас он больше не краснеет, думает Хейден отпивая из стакана,  сейчас Нейтан матерится как сапожник и угрожает, но почему то когда он смотрит на Колфилд, то в глазах холодных  синих что-то тает… теплеет, как тогда с Самантой.
И Хейден думает что друг влюблен, шепча что-то на ухо угловатой девчонке с мальчишечьим именем.
***
- Наша максфактор такая трусишка! - уйлюлюкает Нейтан, утягивая девчонку за собой. Рука сама тянется к упругой бразильской заднице и он шлепает танцующую рядом девушку. Нейтан смеется одним глазами, поглядывая за реакцией Макс. Она хмурится, и Нейтан думает что она не Рейчел. Глупо конечно. И мысль глупая. Глупая мысль глупого наркомана. Нейтан тянет ее за собой в вип зону,  прячет за своей черной спиной с белыми светящимися костями смерти. Он здесь с восьми. А уже полночь. Час. Два. Ночь и полная луна.
Он зависим.
А она не Рейчел.
Предыдущую свою «болезнь» он перечеркнул ядом под кожу. Случайно переборщил с дозой. А может и специально? Прескотт кривит губы, пытаясь изобразить улыбку — не получается.
Нейтан зависим, он думает об этом когда его пальцы крепче сжимают тонкие кисти. Когда он тянется поцеловать, а она по детски отворачивается, ударяя волосами по его лицу.
Новая болезнь строптивая.  И хуже наркотиков, острых игл и ярких марок.
Нейтан хочет видеть улыбку на ее губах, что-то шутит, откидываясь на диван и прикуривает сладкую травку. А она вновь отворачивается, жмется и трусливо пятится назад.
-Прескотт, пошли обратно. Крис, - на имени сестры он хмурится и стряхивает пепел, - она волнуется.
- Зачем? Лучше давай оторвемся Колфилд, - он протягивает ей марку и стакан с коктейлем.
- Ты что?! Сдурел? – она краснеет, отталкивая предложенную руку, - Нейтан, - ему нравится, лучше чем Прескотт, - какие наркотики? Ты недавно отходил двое суток. Это же… это наркотики! Твою ж овсянку, Нейтан! Пошли лучше домой.
Но он уже стоит рядом, склонившись к самым глазам, нос к носу. И в суженных от колес глазах плещутся черти.
- ты такая трусливая, Колфилд, неудивительно что все считают тебя занудой крошка Максин, - он улыбнулся губами-челюстью и вновь показал марку.
Макс едва заметно краснеет и смотрит в глазаНейтана. Ей совершенно не хотелось, чтобы он заметил ее смущение.

-Нейтан..пойдем - она едва ощутимо тянет его за вторую руку. Но он сильнее. Нейтан не смотря на худобу всегда был сильнее. И пальцы-кости оставляют на белой коже чернильную синеву.
- немного, Макс, обещаю, мы сразу уйдем, - и он рвет марку напополам, оставляя лишь крохотный клочок бумаги, -  мы только немного расслабимся, - и пальцы-кости скользят по губам, оттягивая вниз.
Робко приоткрывает губы. Только потому что он пообещал, что немго...только потому что она.. она не зануда. Нейтан смеется, пальцами-костями проникая в ротик и укладывая половину марки под язык. Медленно. Словно в замедленной съемке губы ее смыкаются над его пальцами и он хрипло выдыхает, так же медленно вытаскивая свои кости между ее губ. Только чтобы резко обхватить руками за плечи и потянув на себя, усадить на колени, упав на диван.
Нейтан пьяно смеется и что-то шепчет о времени. Нужно только подождать. Подождать. И придерживая девушку одной рукой, второй он сыпет на стеклянный стол белый порошок.
- Боги, Нейтан, - бормочет она испуганно, а он только отмахивается, поправляя белую полоску пластиковой картой.
- А где овсянка, крошка Максин? – вторая рука все еще крепко ее сжимает, не давая вырваться, - пора становится взрослой, красотка, - пальцами свернуть десятку в трубочку и закатить глаза под осуждающим взглядом и гневным  сопением, - да не боись, не чарли и не джанк, всего лишь скорость, да ты не очкуй, скоро словишь трип и все будет шикарно.
Взгляд у макс как у отмороженной.. Кажется она не поняла ни слова.
- Чарли? Джанк? – она моргает и Нейт перед ем как втянуться треком, думает что обязан все объяснить на пальцах.
- Кокаин и героин, не еби мозг тупыми вопросами, Колфилд
- а то что – она приложила пальцы к губам испуганно смотря на откинувшегося парня. Прикрыв  пальце одну ноздрю он вновь вздохнул, стирая порошок с покрасневшего кончика носа.
- эйсид, - вновь взгляд полный непонимания, - лсд, трип, кислота. Просто посиди полчаса спокойно, - он легонько куснул плечо- и не думай ни о чем плохом, просто расслабься, чтобы не словить бед-трип.
- я ничего не чувствую, - шепчет испуганно и Нейтан поздно замечает как его собственные пальцы скользнули ей за футболку, поглаживая выпирающие косточки. Совсем худенькая.
Нейтан любил Рейчел, но почему то сейчас, о Рей он не думал. Только о пухлых губах Максин, чуть приоткрытых, неумело целующих и со вкусом вишни.
- Может нужно еще? – бормочет невпопад, между его мягкими поцелуями, мжду неловкими касаниями к мягкой белой коже.
- Может тебе пора захлопнуть свой рот, - он чувствует, как в крови скорость начинает закипать, выпаривая золотую кровь, заливая обратно виски, - крошка Макси-и-ин. Тебе нахуй не нужен передоз – он прищурился, проводя языком по тонкой шее, - да и я не хочу трахать потом твой труп.
Мурашки как назло бегают по коже и с каждым новым прикосновением девушка их ощущает все острее, пока в один момент не содрогается от нового прикосновения. Губы сами распахиваются и Макс негромко, робко выдыхает. Ей кажется, что воздух из ее лёгких выходит лавой. Сглатывает, напряжённо сжимает пальцами его руку и притихает. Тихо молча сидит. Дрожащие ресницы опущены, но едва заметна щелка влажных глаз. Он целует и Макс совсем закрывает глаза, отзываясь на поцелуй.
Прикосновения к коже заставляют замереть. Макс сейчас напоминала напряжённую пружину, которая вот вот готова сорваться с места. Поерзала нетерпеливо, сжала пальцы и резко дернулась.
-мне..мне надо идти, - нервно бормочет она, смотря куда-то в одну точку расширенными глазами, - надо идти..
Пытается высвободиться из крепкой хватки, извиваясь всем телом
- Макси… - он хочет продолжить, но шторы звенят, шуршат, опадают листями.
- эй, Нейт, - голос Хейдена все же вынуждает отстранится от вишни на ее губах и в стену рядом с Джонсом летит, беззлобно кинутая бутылка.
- Свалил нахрен, Инидана, - Прескотт разваливается на кресле, чувствуя как тремор проходит, уступая место мурашкам и туману в воспаленном мозгу. Вновь хотелось смеяться. А Колфилд сидит словно статуя, уставившись в стену, по которой красной краской стикает вино. Кажется она начинает ловить трип. Нейтан надеялся что хороший.
- там щас шоу начнется, все пропустите, - Хейден втягивается и отходит в сторону, ожидая возвращения короля.
А король не торопится, тянет за руки девчонку, смотрит в расширенные зрачки и вновь смеется, все же вытягивая за границу вип-комнаты.
В  самый центр шумного балагана вечеринки.
[AVA]https://pp.userapi.com/c639325/v639325650/3cde9/58LZ__1U8uA.jpg[/AVA][NIC]Нейтан Прескотт[/NIC]

0

50

[AVA]http://se.uploads.ru/5r9LR.png[/AVA][NIC]Maxine Caulfield[/NIC][STA]Again and again[/STA]

Кажется ее зрачки скоро лопнут. Они такие чувствительные к свету. Макс трет слезящиеся глаза, дрожит и снова сжимает руки в кулаки, чтобы потереть глаза. Еще и еще. Пока наконец это странное чувство не пропадает. Соринка из глаз сбежала. Теперь она могла рассмотреть каждую каплю, текущую по стене. Бордовые, словно кровь. Они текли так быстро, вырисовывая дорожки вен, капали на пол на яркие изумруды осколков. Прямо напоминали ту свалку, где.. где.. мистер Джефферсон пристрелил Хлою. Слезы комом подбирались к горлу, заставляя приоткрыть губы, чтобы выпустить на свободу птицу-крик. Но не получилось. Синей сойкой она застряла во рту и не хотела выбираться. Она тоже пропала, улетела, испарилась, когда тонкие теплые пальцы коснулись кожи ребер. Мазнули робко под косточкой бюстгалтера. Это ощущение выбило все предыдущие, заставив распахнуть  глаза и оторвать взгляд от созерцания стены с алыми подтеками.
А глаза у Нейтана такие красивые. Голубые-голубые, как само небо. В них нити натянуты, бегут поездами к самым зрачкам и несут в себе искры. Макс снова расслабленно замирает, позволяя себя целовать. Невесомые трепетные прикосновения к собственным губам заполняют плотной капсулой рот, которая от наглый уверенных движений чужого властного языка лопается с хрустом и течет по рту с перемешанной слюной, глотком стекает по стенкам глотки и разливается по венам, а их, этих изогнутых дорог, в Макс много. Она едва ли не каждую ощущает. И холодные ветерок касается ее лица, заставляя испуганно распахнуть глаза и посмотреть куда-то в сторону.
-Мне надо идти, - ей почти удается выскочить за Хейденом, когда шторы опять качнулись.
-Куда? - Макс смотрит на разговаривающего с ней скелета, удивленно и настороженно следит за каждым его движением, боясь, что он откусит ей руку или ухо.
-Я обещала Пончика выгулять! - она тянет руки, смотря как пальцы-кости сжимают ее запястья.
-Потом выгуляешь.. - он упирается и совсем не хочет ее пускать.
-Нет! Я обещала.. Пусти меня! Мне надо домой!
-Макс, - скелет ругается недовольно, ловит сильнее удобнее за бедра и рывком усаживает к себе на колени, - твой отец просил блять передать, что твоего Пончика он уже выгулял. Тебе можно расслабиться.
Макс смотрит своими распахнутыми глазами на скелет, который клацает зубами почти что около ее носа. Удивленно моргает. Зажмуривается, когда неожиданно мягкий он касается ее губ, склоняет, почти что роняет на диван, не выпуская из рук и смотря на девушку. От него тянет мягким приторным запахом алкоголя с искрами пузыриков.
-нам надо идти.. - он смеется и тянет за собой.

Устоять на ногах тяжело. Макс смотрит на распахивающиеся алые створки-ткани и удивленно вскрикивает. Замирает испуганно, вжимается в руку Нейтана. Тут так много всего. Огни взлетают в небо и рассыпаются на миллион блестящих монеток, переливающихся разными цветами. Огни золотом заливают черно-синее вязкое небо, в котором тонет громогласная музыка и все кружится, вертится и смеется. Громко и звонко. Протяжно и гулко. Все эхом отпрыгивает от стен, от плеч людей, от их масок и тканей. И Макс заражается весельем. Она смеется перезвоном, становится рядом с другом-скелетом и прыгает, танцует как может.. как говорит ей музыка. Колфилд покачивает бедрами, хлопает в ладоши. Огни и яркость звезд сливаются в коктейле. Звуки радости и царства Диониса. Макс вскидывает голову и встряхивает с гривы голубых бабочек, разлетающихся в разные стороны. Ей тяжело удержаться ровно на ногах, потому что все плывет и кружится, все вертится, искрится и заливает яркими цветами и красками стены, пол и лица оборотней, мумий, вампиров и каких-то дев. Макс смеется и кружится, танцуя вместе со скелетом, обнимающим ее за талию, задирающщим едва ее футболку. Макс испуганно, но восторженно вскрикивает, когда почти обнаженные люди выплевывают языки огня, как драконы. Она радостно кричит вместе со всеми, хлопает в ладоши пока кожа не краснеет от усердия. Она радостно бежит за Нейтаном и пьет из его рук что-то зеленое, вновь текущее по венам.

Они с Вик прижимаются и танцуют. Они с Нейтаном смеются и под восторженные громкий счет целуются до головокружения, до звезд перед глазами, а потом оба, разорвав пьяный поцелуй, вскидывают руки под аплодисменты. Они лезут на стол, кричат что-то весело и, перехватывая бутылки, Нейтан поливает окружающих алкоголем пока Макс прыгает рядом. Они теряются в толпе, кружатся, вертятся и растворяются в карналвале красок и масок. Они хохочут, пьют снова и снова.. Макс прижимается к Прескотту, не отходящему от нее ни на секунду в этом круговороте таких же пьяных и веселых, красивых и живых. И жаркие горячие поцелуи осыпают ее шею, текут товарными поездами по ключицам. Пальцы сжимают ее грудь, пытаются забраться под ткань шорт, но.. Нейтан отстраняется, а Макс.. Макс даже не сразу это осознает. Весь мир сжался до одной эрогенной зоны, только ткни пальцем во что угодно вокруг и оно выльется рекой, водопадом в бассейн, где загорелые люди хохотали. Польется экстазом на головы тех, кто  пляшет с горячими бразильками.. бразильянками.. с.. у Макс заплетается язык и ей хочется расплакаться. Потому что всего вокруг слишком много, потому что ей трудно удержаться на ногах, а Нейтана рядом нет. Она начинает паниковать, видя вокруг маски и грим, эти морды, страшные лица.. И Колфилд испуганно ищет в какой бы ей угол забиться, спрятаться, чтобы на нее никто не смотрел, что бы не трогали ее.
Она выворачивается из рук Чейз, отшагивает назад и всхлипывает, крутясь вокруг своей оси. Мир превратился в карусель, с которой ей надо срочно сойти, броситься прочь.

-Макс! Макс!! - сильные руки встряхивают, позволяя на секунду сосредоточиться на размазанном по лице гриме.
-Ней..Нейтан.. - сухие губы едва двигаются. Колфилд сглатывает вязкую слюну.
Его ладони хватают за щеки, заставляя держать голову задранной. Она смотрит на него молча, шмыгая носом и пытаясь понять почему голубые бабочки их облепили. Их хочется стряхнуть. ОТ их пыльцы чешется кожа, в которую хочется впиться ногтями.
-Макс, - он снова шепчет, - блять, да прекрати ты крутиться!
Он снова целует. Горячо, глубоко, заставляя Колфилд замереть. Ощущения потекли горячей волной по спине, опустились на поясницу и сжались там сладким желанием скорее ощутить его руки не только на щеках. И ладонь Макс касается его паха. Поглаживает штаны, тянет их. Она вся дрожит, не от холода. От того, что в небе огни разбиваются на миллионы светлячков и оседают к ним на плечи голубыми бабочками.

Тянет за руку, оставляя алые пятна на запястье. Тянет за собой, минуя людей, любопытные взгляды, направленные не на них. Макс спотыкается, чуть не падает, но торопливо идет за ним. Он толкает к стене, вжимает, врывается в ее рот и наполняет его вязким вкусом алкоголя и его слюны. Колфилд пытается успеть за его резкими движениями, переплетает языки, ощущает как пальцы горячие дотягиваются до лифчика, задирают его нагло прямо под футболкой и пальцы грубо царапают грудь, сжимают ее, мнут. Пусть не такая большая, как у.. других.. девушек.. но грудь Колфилд очень чувствительная, а сейчас и вовсе кажется, словно бы Макс может почувствовать каждую линию на его пальцах. Она содрогается, прижимается носом в его плечо, всхлипывает чувствительно и пытается стыдливо спрятаться, когда пальцы грубо мнут ее соски. Обе ладони хозяйничали под ее футболкой, под задранным лифчиком пока колено упиралось о стену прямо между ее ногами. Макс содрогается, негромко стонет в его губы, трется, елозит, крутится, сама не зная что творит тело. А разум.. разумом владело дикое желание ощутить еще раз Нейтана. Его кожу, она лапала и царапала его кожу, оставляла длинные следы повсюду. Они вместе негромко постанывали, выдыхали. Они извивались змеями, они выворачивались оба друг для друга, демонстрируя нежную плоть изнанки. ЧТобы Нейтан Прескотт, с шипением матеря Макс двигался рваными рывками.. чтобы Макс Колфилд глотала стоны и изгибалась, выпирающими костяшками вперед. Она всхлипывала негромко, царапала пальцами кожу тонкую, как бумагу.. И снова и снова..

Они пели, идя домой. Смеялись громко, прижимались друг к другу лбами. На улице светлело медленно. Фонари уже не горели, а Макс и Нейтан хохотали над шутками Индианы. И Вортекс медленно растекся по своим комнатам. Они оба, прижавшись к стене спинами, смотрели на звездное небо и негромко посмеивались, ощущая слабость в ногах. Макс вся была испачкана краской, но от того ей было веселее. Она тянется к Нейтану, машет ладошкой над его головой, сгоняя хищных бабочек и снова прижимается губами к его щеке. За этот вечер она успела и плакать, и смеяться, и грустить, и испугаться. Макс теперь стояла возле его номера на подгибающихся ногах, ждала пока он наконец то поборет замок, а когда это случилось - они втроем - бутылка виски, Макс и Нейтан с громким взрывным смехом завалились в комнату. Колфилд сделала несколько шагов вперед и упала на его кровать, утыкаясь носом в простынь. Голова была тяжелой. Голова, словно обитая металлическими пластинами покачивалась из стороны в сторону, падала на плечи и Колфилд тихо хихикала странному желанию потанцевать еще.. Девушка медленно садится и смотрит как Нейтан снимает штаны, оставаясь в одних лишь трусах.

Сама поднимается на ноги. Сама опускается на колени перед Прескоттом, севшим рядом на постель и упавшим затем на спину... сама не понимает откуда во рту этот странный привкус и губы скользят по теплой коже.. так робко...

Густые ресницы вздрагивают, прячут голубые глаза с огромными черными зрачками. Склонив голову, Макс делала то..из-за чего ее рот был полон слюны и чужого вкуса...

0

51

Ему было хорошо. Хорошо до помутнения сознания, до блеска в раскаленном сознании и звезд. Ярких голубых бабочек над головой. Губы у Максин тонкие. Мягкие. Сухие. С трещинками, расслаивающейся кожей и розоватой белизной. Не живые. Как он сам. Слишком теплые для такого как он. Ее рот наполняется им достаточно быстро. Практически сразу, но почему-то… отчего-то… Нейтану кажутся эти минуты практически бесконечными, как миллиарды голубых звезд в комнате Рейчел.  Его руки. Холодные. Мертвые. Разрезанные напополам кости, распиленные на тонкие красные полосы, тянут ее к себе. Податливую и подорванную. Нейтану это нравится. Нравится сломанность и болезненность. Нравятся черно-белые снимки с цветными, разноцветными пятнами наркотиков. И ему нравится Макс. Мертвенно-живая. Живая и мертвая, как люди Джека Лондона.
Нейтан прижимается к ее плечу доверчиво, утыкается носом, вдыхая запах лаванды, пота и его собственного дорогого одеколона. И алкоголя.
Время китами разбросало из по разным берегам. Ее к нормальной жизни в собственной стае. Его  выбросило мертвой тушей к Аркадии Бей. Нейтан жмурится, нащупывая дрожащими от тремора пальцами иглу. Трет тонкой, изрезанной ладонью воспаленные глаза. Трет. Трет. Трет. Пока не начинает жечь от непрошенных слез. Морской воды в глазах.
«Нейтан, ты Прескотт. Прескотты не плачут, запомни это. Не позорь имя Прескоттов. МОЕ имя» говорит, говорит, говорит в голове голос отца. Все повторяя в бесконечности долго: Мое имя, мое имя, мое имя, мое имя….
Потому что ничего у тебя Нейтан кроме имени отца и нет, смеется подсознание, пока руки с неведомой силой затягивают жгут. Чтобы вены выступили лучше, чтобы вновь прочувствовать эту странную эйфорию от разогретого в ложке наркотика. Чтобы прекратить слышать противное кудахтанье в голове.
«мое имя, мое имя, мое имя»
Наперебой перешептывающим голосом Рейчел.
«ты убил меня. Ты убил меня. Не Джефферсон. Ты»
И игла. Тонкой дорожкой героина входит в красные крапинки на венах. Болью. Огненной лавой. Пауками и ядовитыми клинками разрезая натянутые струны вен. Полностью поглощая, заставляя войти в страну морфея и затуманенным взором наблюдать, со стороны, как мир продолжает жить. Без тебя.
Он видел под пеленой, мутной занавесью пыли перед глазами, как поднимается солнце. Как медленно, капля за каплей стекает по его лицу белая краска. Черное и белое, стирая четкие контуры костей. Он видел как Макс поднимается медленно, словно в замедленной съемке, как пытается что-то сделать и прыгает козой-елозой вокруг елки. Нейтан ты елка, смеются губы без смеха.  Тело не реагировало. Словно ватное, как разум уносящийся на перину. И глаза-стекла. Как у кукол с бусинами вместо чернильных зрачков. Нейтан пытается зажмурится, но вместо этого падает на бок, роняя иглу рядом с собой. И перед тем как полностью потерять себя, видит как Максин остановливается рядом с комодом. Хочется протянуть руку, сказать: нетрогай. Но губы не слушаются и рука остается бездвижной.
Не трогай… там… фото.
***
И Нейтан видел как перед глазами, кадрами из жизни проносятся фотографии в руках Макс. Мелкий, зареванный мальчик с русыми кудрями на макушке. Цветная-цветная-цветная Саманта прижмурившаяся от яркого солнца под деревом. Синяя сойка с болотным, лисьим взглядом хищника… и скелет прикрывающий здоровую часть лица от яркого света софитов…. Черно-белые страницы, бело-черные фото. Черный-черный мир с бело-серыми китами и мертвыми птицами. И среди серости бело-черной – слишком цветное фото улыбчивой Колфилд.
***
Когда разум возвращается, Нейтан находит себя на полу. С пуховой подушкой под головой, и закатным солнцем за чистыми стеклами. Он вертит головой, чувствуя как в животе разгорается война голода и жажды, а на кровати под аккомпонименты голодных китов желудка спит растрепанная и дерганная девчонка. Не ушла. Дура ебнутая.
Конечно, он мог бы ее разбудить, мог бы попытаться послать на хуй и нащупать пальцами шприц, но ватные ноги не слушаются и язык упорно молчит. Нейтан подни мается на ноги, минуя тазик с блевотиной и несколькими бутылками, ловит руками стены, пытаясь своей тушкой не разбудить никчемную Колфилд. Пусть поспит, он кажется все еще под кайфом, чтобы сгонять девчонку. Быть может он даже разрешит ей поспать у себя под костлявыми ребрами. Накинуть на ходу футболку. Черную с белым огнем зажигалки. Спуститься вниз, забирая с собой несколько бутербродов. Споткнуться о собственную ногу и доедая третий бутерброд вновь вернуться в полумрак китовьей комнаты.
Колфилд не спит. Она трет заспанные глаза, когда Прескотт кидает на кровать тарелку с двумя оставшими будербродами, а сам все в таком же траурном молчании, сгибается разыскивая остатки бухла.
Пустая.
Пустая.
Пустая.
На дне сколько глотков шампанского и он делает несколько, чтобы  промочить горло. Не хотелось говорить. А что скажешь? Да, блять, Колфилд, я ебучий наркоман и сегодня ты видела, как я сутки провел в бессознанке.
Это стремно. Поэтому он молча зибирается обратно в кровать, лезет под одеяло и молча включает  проэктор, специально притащенный сюда. Телевизор, снятый со стен, одиного стоял в углу, пока Прескотт искал в ноутбуке хоть что-нибудь для просмотра.
- я… я пойду наверное, - шепчет Колфилд, наконец то подав свой писклявый голос.
- заткнись, блять – о, голос вернулся. Пусть хриплый и сухой, но хоть какой-то, - сегодня мы не рыпаемся и смотрим Хичкока
[AVA]https://pp.userapi.com/c639325/v639325650/3cde9/58LZ__1U8uA.jpg[/AVA][NIC]Нейтан Прескотт[/NIC]

Отредактировано Morton Crane (2018-04-15 12:35:13)

+1


Вы здесь » Marauders. Via Dolorosa » СКВОЗНЫЕ ЗЕРКАЛА » Теория Хаоса