Счастье можно найти даже в самые темные времена, если не забывать обращаться к свету.

ЯНВАРЬ 1979, ЛОНДОН

Черные тучи сгущаются над магическим миром. Кому-то они сулят славу, богатство и власть. В других же вселяют лишь страх и отчаяние. Третьи же готовы бороться за свою идею, за мир в домах друзей и близких. Столкновение неизбежно, это лишь вопрос времени. Каждый сейчас может изменить ход истории. Каждый может сделать шаг в неизвестность. Время пришло.

Marauders. Via Dolorosa

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Via Dolorosa » НЕПРЕЛОЖНЫЙ ОБЕТ » Holiday must continue


Holiday must continue

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Holiday must continue
http://www.ellegirl.ru/images/th/2000/e9d1/56a7/500@208@e9d156a7e3e54865a254a3d1f7c76c06-MTExMmY1YWM3OA.gif

Ezekiel Dworkin, Andromeda Tonks, Charlotte Bagnold, Evelyn Moody, Morton Crane, Ted Tonks, Nicole Bertrand, Elysse Selwyn

25 января 1979 года, Трафальгарская площадь, Лондон

Орден Феникса обеспокоен тем, что в последнее время происходит в магическом Лондоне. Все помнят, как аврорам не удалось задержать преступника на Эбби Роуд, никто доподлинно не уверен, но все равно в среде орденовцев поговаривают, что он был из Пожирателей Смерти. Эта организация не объявлена вне закона, а потому добиться чего-либо от Аврората официально или же от Министерства вообще - невозможно. Более того, все уверены, что у Пожирателей в Министерстве уже достаточное влияние. А потому Ордену Феникса необходимо концентрировать свое внимание на происходящем вокруг, дабы не допустить плачевного для них развития событий.

Пожиратели Смерти набираются сил. Если говорить более точно, то они уже достаточно плотно проникли в структуры Министерства, и единственный, кто им по-настоящему мешает дальше развивать свою политику - это министр Минчум. Он плохой политик и плохой управленец, и это знают, пожалуй, все. Но Пожирателям этого мало, они хотят посадить в министерское кресло своего человека. А для этого нужно лишь дискредитировать Минчума окончательно. Все знают, что недовольство им простого населения растет. Надо лишь довести это недовольство до критической точки.

25 января 1979 года. Министр, большая часть родственников супруги которого, родом из Шотландии, решает в Лондоне и с размахом отметить национальный праздник - день Рождения Роберта Бернса. В связи с чем на целую ночь Трафальгарскую площадь отгораживают от магглов целым комплексом заклинаний. На самой площади ставят шатры с традиционными шотландскими угощениями,  лавки с продажей всяких сувениров, приглашают музыкантов, актеров и вообще устраивают массовые гуляния и развлечения для всех волшебников. Детей невозможно уложить спать в эту ночь - им тоже хочется праздника, и родители, сдавшись под гнетом своих чад, тоже берут их с собой.
На площади царит атмосфера веселья и беззаботности. Сам Министр со своей семьей тоже присутствуют здесь. И вот, Минчум взбирается на уличную сцену, чтобы произнести речь перед волшебниками, как в этот момент происходит страшное. Никто толком ничего не понял, не увидел, откуда полетело первое заклинание, но авроры, охраняющие министра, успевают спасти ему жизнь, трансгрессируя вместе с Минчумом в безопасное место. На площади же начинается ад. Всеобщая паника вызывает давку, люди пытаются куда-то бежать, не замечая, что происходит вокруг.
А на следующее утро - 26 января - все газеты магического Лондона, в том числе, и Ежедневный пророк, выйдут с заголовками "Министр магии не может защитить даже самого себя! Как он защитит волшебников Англии?"

Очередность: Evelyn Moody, Morton Crane, Charlotte Bagnold, Nicole Bertrand, Elysse Selwyn, Ezekiel Dworkin, Sirius Black, Andromeda Tonks, Ted Tonks
Срок написания поста: три дня

+2

2

Площадь вовсю заполнялась людьми, прогуливающимися между палатками с разными вкусностями, пили пунш,
наблюдали за приглашенными музыкантами и артистами. Кто-то наслаждался праздником в одиночестве, другие же радостно выискивали в толпе друзей и знакомых. Сама атмосфера, царящая здесь, говорила, что нужно просто расслабиться и отдохнуть.
Министерство постаралось на славу, устроив на площади развлечения для всех, от мала до велика. Звучала музыка, непринужденный смех, веселые разговоры. Самое время отвлечься от будничных забот, согреться парой-другой стаканчиков горячих и горячительных напитков, поболтать с давно знакомыми и впервые увиденными людьми.

+2

3

                         Мельник, пыльный мельник
                          Мелет нашу рожь.
                          Он истратил шиллинг,
                          Заработал грош.

                          Пыльный, пыльный он насквозь,
                          Пыльный он и белый.
                          Целоваться с ним пришлось -
                          Вся я поседела!

                          Мельник, пыльный мельник,
                          Белый от муки,
                          Носит белый мельник
                          Пыльные мешки.

                          Достает из кошелька
                          Мельник деньги белые.
                          Я для мельника-дружка
                          Все, что хочешь, сделаю!

- Лукас! - сердито прикрикнула Эвелин, чувствуя, как стыд вперемешку с гневом обжег ей щеки. Это ж надо додуматься ребенку!.. Но в ответ брат только проказливо показал ей язык, не переставая мурлыкать ритмичный мотивчик.
С самого утра события сменяли друг друга как в сумасшедшем калейдоскопе. И началом всему стал, как ни странно, Ежедневный пророк. Пока Иви возилась с завтраком, домашние без страха заметили, встретили, и расплатились с почтовой совой, в лапках которой был необычайно яркий выпуск волшебного вестника.
Конечно, Лукас не мог упустить из виду цветной разворот с движущимися картинками. "День рождения Роберта Бернса!", "Трафальгарская площадь!", целая ночь гуляний вместо традиционного ужина - есть чему восхититься, от чего зажечься энтузиазмом и начать не кисло наседать сестре на уши.
Как ни удивительно, отец встал на сторону малолетнего тирана, шепнув перед уходом на работу, мол, если уж Иви собирается на этот шабаш, то ей стоит взять с собою мелкого. Говоря по справедливости, волшебнице было понятно это пожелание: с тех пор, как ушел кот, Лукас был печальным и мрачным. Что же, как не Волшебный Праздник, с Настоящими Волшебниками, Волшебными Угощениями, Волшебными Декорациями и Волшебным Фейерверком, могло бы поднять настроение ребенку?

Подписываясь на это приключение, Эвелин совсем не ждала, что трагедия примет такие масштабы. Ах, если бы у неё была хоть секундочка заглянуть в любимые карты!.. Но приходилось бегать - у Лукаса не было ни одной мантии, да и на праздник прийти в полном отрыве от атмосферы было бы верхом пустой траты времени. Так что Иви пришлось поспешать. Сначала - на чердак, в поисках чего-нибудь шотландского. Наследия предков. Наследие оказалось поглощенным пылью или источенным молью. В честь праздника лавки закрылись раньше, а значит, без вариантов, - шить. К вящей досаде, несмотря на всё магическое мастерство, у Иви не было врожденного таланта матери, а потому работа шла медленно, тем паче, что Лукасу вовсе не сиделось на месте. Пока светлую голову Эвелин не посетила идея вручить молодцу книгу Бернса с наказом выучить пару баллад или стихов.
Теперь озорные и, в особенности, скабрезные строки так и звенели вокруг волшебницы. И ведь сама виновата! Недоглядела, какой томик отправила в руки братца. Приходилось бледнеть, краснеть и шикать. Но кто уж будет слушать добродушную старшую сестру, хоть и ведьму?..

Малец не замолкал ни на минутку. По счастью, один вид волшебной площади, полностью заполненной магами и ведьмами в мантиях всех цветов (кое-где в толпе Иви углядела даже мантии из тартана, почти такие же, как красовалась сейчас на Лукасе) настолько поразил ребенка, что Моуди запнулся на половине слова, позабыв закрыть рот. Чем тут же воспользовалась Эвелин, впихнув брату Липучую тянучку. Хоть пять минут тишины!.. Но и лишенный голоса Лукас не утратил рвения, и тут же пустился к витринам многочисленных лавок, утягивая Эвелин за собой.

Отредактировано Evelyn Moody (2018-02-05 19:20:50)

+6

4

Изначально Крейн не хотел никуда идти, оставляя предпочтение остаться дома в теплой кроватке, тем более, как нынче вечером было решено, Рейни следовало отоспаться и наконец дать волю разгуляться самому хозяину тела. Разумеется, это не помешало своенравному магу не вмешиваться в судьбинушку ученого и не удержало от феерических комментариев в сторону оного. Благо, мистер_всему_голова (или же все-таки головка, Морт еще толком не решил, пока накидывал на плечи кожаную мантию), под предлогом прогулки по холодно-дождливым улочкам Лондона решился улизнуть от собственного надсмотрщика.

Разумеется, гений артефактологии прекрасно понимал, что от собственных воробьев улететь не удастся, но в то же время, он прекрасно знал характер Шуттера, а значит специально принялся расхаживать по самым злачным и шумным местам. Как итог – Рейни Шуттер с тихим шипением (и чем-то похожим на: «ну и помирайте без меня на здоровье») удалился в глубины «темной комнаты», подальше от сцены света, ведущей в мир безумцев и психопатов. Рассмеявшись собственному отражению и прекрасной шутке, Морт поправил высокую шляпу и поклонившись даме-кутюрье, поторопился удалиться.

Будем честны, Морт не любил Лондон, не любил серость и слякоть, но всем на зло именно сегодня чувствовалась атмосфера чего-то первобытно-прекрасного. Удивительно не правда ли? Этот запах надушенных платьев и перчаток, яркие мантии, сладости и летающие искры-букв над головами. Наверняка праздник, кивает собственным мыслям Крейн, ущипнув очередную магессу за прелестные мягкие части тела. Но не успев получить заклятьем в радостную морду, наглец, выхватив стакан с огненным виски из рук компаньона опороченной дамы – исчезает, оставив вместо себя визитку с белым кроликом.

И правда! Праздник! Впрочем, как именно уже не имело отношения, когда где-то под боком проворковал знакомый голосок:

- Опять разводишь шум и балаган, Морт? – Лиззи, а благо в блондинке легко можно было узнать бывшую путану высокого класса (а на деле это была обычная леди, которая так не вовремя дала)

- Боги, Лиззи, во имя великих подштанников Мерлиина, ты плохо обо мне думаешь! – Морт вскидывает руки вверх, успевая все же залить в глотку напиток.

- Не надо меня крутить за нос, Мооорти – она весело смеется, подхватывая мага под руку и тут же ведет к очередному разноцветному ларьку

- Ты хочешь сказать, что я вру?
– ох, сколько экспрессии в этих черных глазах! Сколько театральщины! Хоть прям сейчас идти и сниматься в магловском кино, - У Мерлина не было подштанников? Откуда ты знаешь? – кинуть пару серебрянников на стол, обменивая на пару кровавых леденцов, - признайся, что сама видела.

Морт любит улыбки. Любит забавное хихиканье Лиззи Мелгрод, любит как она корчит нос от его пошлых шуток и… он просто обожает вон те забавные леденцы! Вот же, мятные, прелестные, целая куча под рукой, а еще забавные жевательные паучки и там кажется в толпе промелькнуло знакомое личико. Хэй, Лиззи! Да только, когда Морт оглядывается, светловолосая шевелюра уже давно затерялась в толпе разноцветных лиц. Ну и ладно, думает Мортон Крейн уверенно двигаясь в сторону каких-то лиц… точнее еще не знакомых, но наверняка они просто обязаны быть знакомыми!

- Мисс – поцеловать руку рыжеволосой девушке, кажется он мельком ее видел в Мунго… хм, либо больная как он, либо целительница. Впрочем, какая разница? За ее спиной мелькнула еще не знакомая тень пышногрудой дамы, - предлагаю нам еще встретиться, но несколько позже и в более приватной атмосфере.

И оставив на память в руке рыженькой магессы парочку кровавых леденцов, Морт вновь исчезает, но резко передумав, направляется в противоположную от пышногрудой незнакомки сторону. Разумеется, туда, где над шатром красовались забавные буквы… «конкурс: кто больше выпьет шотландского скотча»

+5

5

- А м-можно мне виски? - Шарлотта чувствует себя нашкодившим ребенком, который очень не хочет, чтобы кто-то знал о его проделке. Для полной картины девушке еще надо было поминутно оглядываться, не идет ли мама, которой распитие крепкого спиртного могло не понравиться, пусть и ее дочери уже исполнилось двадцать.
Продавец спокойно берет квейк, наливает туда немного виски и, добродушно улыбаясь, протягивает Шарлотте.
- Как раз для юных дам. Сможете без происшествий добраться домой.
В воздухе явно повисло недосказанное "и не останетесь валяться в беспамятсве на Трафальгарской площади".
Девушка осторожно протянула руку, словно квейк мог укусить, и также осторожно глотнула виски.
Нет, что ее все пугали-то? Вполне нормально, вот только человеку, не пившему ничего крепче шампанского, надо срочно это чем-нибудь заесть.

Чуть позже, наложив на квейк пару заклятий и упаковав виски в карман, Шарлотта решила просто погулять по площади, на ходу доедая кранахан. Вообще, она пыталась найти маму, ведь та должна была быть здесь, в свите министра Минчума, но Миллисент Бэгнольд находится что-то не желала.
Ну и ладно.
По пути девушка успела кивнуть паре знакомых, шумно обняться кое с кем, с интересом прослушать чувственное исполнение стихов Бернса, подумать, что недурно было бы приобрести себе томик поэта и даже отправиться на поиски книжной лавки, как вдруг ей преградил путь какой-то парень.

- Мисс, предлагаю нам еще встретиться, но несколько позже и в более приватной атмосфере.  - произнес таинственный незнакомец и (вот нахал!) поцеловал ей руку.
Девушка застыла, как завороженная, опомнившись лишь тогда, когда парень исчез, а в ее руке оказалась пара леденцов кровавого цвета.
Переживать, что этот юноша вернется, Бэгнольд не стала, а направилась на поиски книжной лавки, попутно отправив в рот один из леденцов. Нет, вкусно, правда, а мысль о том, что лакомство могло оказаться отравленным, Шарлотта думать не стала.

- Иви, - радостно закричала Бэгнольд, заметив Лукаса, брата подруги, который, приплясывая, бежал к лавке сладостей. Лукас здесь, а значит и сестра недалеко.
Шарлотта с удовольствием поболтала бы с Эвелин, а еще ей надо было задать подруге вопрос, на который могла ответить только она. Вопрос этот быстро свел на нет праздничное настроение.

+4

6

- И как ты только меня уговорила на это? –  Бертран не слишком довольно посмотрела на кузину, пусть и это было напускное. Не так уж и долго рыжая ведьма противилась походу на общегородской праздник, устроенный нынешним министром Магии, так что не было никакого смысла сейчас страшить юную Селвин и сдерживать улыбку, поворачивая к очередному прилавку со сладостями. – Глинтвейн? – В конце концов, не запрещать же совершеннолетней волшебнице выпить бокал горячительного, а главное горячего напитка, верно? – Что? Не надо так на меня смотреть, он, между прочим, бывает и безалкогольным. А еще я никому не скажу. – Николь даже договорить не успела, как едва не растянулась на площади, потому как в нее влетела не первой свежести ведьма, видимо, спешившая как раз к недорогому алкоголю.
- Я снова перестала понимать, как ты меня подбила. – Удивительные все же люди, политик искренне верит, что нечто подобное сможет укрепить его положение в обществе, а на деле не может разобраться даже с ММ, погрязшем в интригах и коррупции, смешно, право слово. Посетители праздника верят, что это все ради них самих, а никак не их голосов. Да, горожане рады весело провести время на площади, но как будто это может хоть как-то изменить отношение к министру. Если быть совсем откровенными, то он банально не самый умный человек на свете, далеко не самый, да и просто не умный, по крайней мере, Николь в этом точно никто переубедить не смог бы. Все же девушка успела поработать в министерстве, чтобы понять: простота хуже воровства. А тяга людей к халяве и вовсе претила, так что особого восторга она пока так и не испытала.
- И тебе все это нравится, Эл? – От пустых размышлений Ники отвлекла сестра, что-то с восторгом ей показывающая, кажется, девушка нашла какую-то забавную безделушку у торговцев, разве не может это не вызвать улыбку? Потому Бертран и была здесь, точнее на то было две причины, главная из которых – дать кузине выдохнуть. Все же Николь не понять, почему родители так сильно пеклись о чаде, которое на самом деле уже давно выросло и вполне себе могло самостоятельно принимать решения о том, что может делать, а что нет. Но Элис представляли тепличным цветком и оберегали так, словно испортить этот цветок может любой, даже самый слабый, порыв ветра. Долго гулять с сестрицей Ники не собиралась, решив предоставить ту самой себе, разве что изредка поглядывать, чтобы Селвин не умудрилась где-нибудь набраться с легкой руки пьяных и веселых горожан. Нет, Элис всегда казалась ей человеком адекватным, но кто сказал, что ей не захочется попробовать что-то новое, да еще и в атмосфере общего веселья? А вторая… от разного рода приемов уже откровенно воротило, хотелось чего-то легкого и не связанного с работой, так что такая прогулка была как раз кстати.
- В таком случае, оставлю тебя. Ты же за этим меня позвала? – Никаких нравоучений не планировалось, а посему Бертран лишь весело махнула кузине рукой и скрылась в толпе, заверив, что если что, то она будет в зоне досягаемости. Правда, в какой-то момент она обернулась, точно зная, что Селвин ее услышит.  – Если что, можешь кричать про Мерлиновы панталоны, на тебя обязательно все обратят внимание, а маньяки разбегутся! – О какой серьезности или чопорности может идти речь на подобных мероприятиях? Это же не бальные залы родовых поместий, где от одного только взгляда на присутствующих хотелось выйти в окно, вовсе нет, здесь царила совсем иная атмосфера, в чем и была определенная прелесть. Хотелось ходить от одного шатра с вкусностями и всякими безделушками к другому, покупая совершенно ненужные в жизни мелочи и просто радоваться жизни. Пожалуй, всеобщее веселье было заразительным, иначе как еще можно объяснить такую тягу ко всякой милой, но все же гадости?
Столь приподнятого настроения надолго не хватило, людей становилось все больше, кто-то умудрялся притащить сюда даже самых маленьких детей, шума от которых было столько, что невозможно услышать даже собственные мысли. Вряд ли хоть один человек в здравом уме сможет обвинить Николь в том, что ее героизма пребывания на улице хватило лишь на час, после чего она дезертировала в сторону бара, периодически останавливаясь, дабы поздороваться со знакомыми, коих здесь сегодня было слишком много на один квадратный метр площади. Бертран и предположить не могла, что здесь соберется такая толпа, видимо, люди просто устали от привычной серости Лондона и той рутины, что опутывала их каждодневно, им просто был нужен праздник. А ей выпить. – Спасибо, это мне. – Виски Николь успела забрать у бармена, до того, как до напитка дотянулся заказавший его Мортон. Вроде бы. – Решили поставить рекорд и выпить больше всех? – Уже очень скоро Бертран планировала вернуться на площадь, не оставлять же на весь вечер Элис одну, но немного времени все же у нее было, так почему бы не перекинуться парой слов со старым знакомым?

+3

7

Ей страшно сюда хотелось. Как только она услышала, что министерство устраивает традиционный шотландский праздник прямо в центре Лондона, ей сразу захотелось поучаствовать и немного отвлечься. Конечно, Элис сомневалась, стоит ли посещать такое массовое мероприятие в неспокойные времена, и думала, не остаться ли дома, но желание развлечься пересилило страхи и осторожность. Элис хорошенько подготовилась, нарядилась в простое черное пальто, красиво задрапировала традиционный клетчатый шарф и уложила волосы в блестящий узел. На шапку она только фыркнула, не решившись подпортить такой удачный ансамбль неподходящим аксессуаром. Если и простудится – всегда можно попросить перечного зелья.

Родители перед отъездом на отдых строго-настрого наказали не гулять так поздно, но все-таки позволили ей посетить праздник в компании кузины. Конечно, по их мнению, Николь должна была за ней присмотреть, но Элис точно знала, что кузина не будет стоять над ней с палкой. Не сказать, чтобы она собиралась делать что-то дурное, но все-таки повеселиться хотелось без надсмотрщиков. Николь, однако, энтузиазм не слишком-то разделяла, изредка ворча себе под нос что-то о глупых тратах и неподходящем времени для праздников.

На площади готовилось самое настоящее веселье. У Элис глаза разбегались от невероятного количества лотков с яркими сувенирами, кругом сновали нарядные фокусники и старухи-прорицательницы, предлагавшие погадать за пару монет.

- И как ты только меня уговорила на это?

― Всем нужно развлекаться. Что здесь такого? Не все же время уделять этим твоим таинственным и очень важным делам, ― ответила Элис и шутливо надвинула на нос воображаемые очки, потешаясь над незараженной всеобщим весельем Николь. Честно говоря, чем кузина занимается, Элис толком не знала, но виделись они довольно редко – Николь частенько ссылалась на дела и отсутствие времени на всякие глупости. Но ведь можно иногда позволить себе расслабиться?

– Глинтвейн?

― Фу, пойдем подальше отсюда, ― отмахнулась от предложения Элис, сморщив нос от слишком сильного пряного запаха. ― Даже безалкогольный не хочу, этот запах меня убивает.

Специи и пряности она никогда не любила, а уж прелести глинтвейна и вовсе не понимала. Вино и само по себе казалось ей кислым и неприятным напитком, а уж с примесью посторонних запахов… Куда больше ей хотелось горячего шоколада или чего-то подобного.  Может, и правда стоило остаться дома и уютно посидеть с домовушкой у камина? Домовуха Твигги появилась у нее еще в детстве. Тощее существо с огромными глазами и пучками волос в ушах стало для Элис фактически единственным другом. Имя эльфийке она дала сама, подглядев его в одном из маггловских модных журналов. Модель Твигги была для нее почти примером для подражания – хрупкая и беззащитная, с романтически распахнутыми огромными глазами и губами, похожими на сладкие дольки мандаринов. Самой Элис такой необычной красоты не досталось, но жаловаться на это было особенно некому. Слава Мерлину, матушка не читала маггловских журналов: едва ли ее бы порадовало такое увлечение дочери молодежным кумиром.

- Я снова перестала понимать, как ты меня подбила.

Элис закатила глаза. Неужели все женщины по достижении двадцати лет становятся такими сухими и невосприимчивыми к простым чудесам жизни? Или это на кузину так повлиял неудачный брак? Мысль о том, что скоро и ей придется расстаться с детством, совсем не грела душу. Интересно, сможет ли она так же радоваться первому снегу в чужом доме? И идет ли там вообще снег?..

― Только погляди! ― воскликнула она, кивнув на торговца шкатулками. Его удивительной красоты товары, кажется, совсем не заинтересовали Николь, а вот сама она с удовольствием бы купила такое рукотворное чудо. Крошечные черепашки с инкрустированными панцирями для хранения сережек и цепочек, почти ювелирный корабль с потайным ящичком для мелочей, деревянный шедевр с узором из самоцветов… Выбрав одну из черепашек и заплатив пару монет торговцу, Элис спрятала ее поглубже во внутренний карман пальто и поежилась от внезапно налетевшего порыва ветра. ― Просто прелесть. Говорят, где-то здесь показывают дрессированных колли, представляешь?

Николь, кажется, смотреть на шотландских собак вовсе не хотела и уже искала взглядом, куда бы отойти подальше от галдящей толпы.

― Ну… Я пойду, поищу.

- В таком случае, оставлю тебя. Ты же за этим меня позвала?

― Но… Я думала, мы вместе погуляем, чтобы…. Ты же за мной присматриваешь.

Остаться одной и насладиться праздником ей хотелось, но все-таки было немного страшновато. Мало ли, кто шныряет совсем рядом? Но задерживать кузину было бы некультурно. Пусть Николь и согласилась составить ей компанию, но не на целый же вечер. Может, у нее и здесь какие-нибудь таинственные дела или запланированная встреча? Уверив себя, что ничего с ней в такой день не произойдет, Элис пропустила мимо ушей последнее шутливое наставление и побрела куда-то в сторону фокусника с колодой карт. Фокусы она любила с детства, у них с братом даже была старенькая потрепанная книжка с секретами этого искусства. Она сама ловкостью рук никогда не отличалась, а вот братец даже научился паре занимательных трюков и частенько развлекал ее, доставая монетку у нее из-за уха или вытаскивая смешных белых мышей с розовыми хвостиками из карманов. Фокусы с картами у местного умельца не слишком-то хорошо получались из-за ветра, поэтому Элис быстро потеряла интерес к зрелищу и снова осмотрелась в поисках дрессированных собак. Услышав лай с другого конца площади, она вгляделась в толпу, но ничего не рассмотрела из-за опустившихся сумерек.

Полная решимости все-таки поглазеть на зверей, она стала пробираться сквозь толпу, осторожно осведомляясь, не видел ли кто-нибудь того, что она ищет.

― Вы не видели?..
― обратилась она к старухе, облившейся от неожиданности липким содержимым своего бумажного стаканчика. ― Прошу прощения, я не думала…

Старуха, обругав ее на непонятном языке, отмахнулась и скрылась в толпе, а в нос Элис ударил терпкий запах табачного дыма, от которого сразу закружилась голова. Тряхнув головой, она отвернулась и зажала нос. Кому только могло прийти в голову закурить в такой обстановке? Зрители на мероприятии подобрались самые разношерстные, всюду мелькали разные национальные одежды. Возле трибуны министра даже показались не по погоде одетые африканские маги в балахонах. На сцене разгоралось шоу гимнастов. Подивившись, как им не холодно в сценических костюмах, Элис мысленно дала себе оплеуху: наверняка организаторы позаботились об этом и навели на площадь какие-нибудь специальные чары.

Завидев недалеко косматого пони, она решила подобраться поближе. Рядом с животными ей всегда становилось спокойнее и веселее. Жаль, что она слишком большая, чтобы прокатиться на маленькой лошадке. Вспомнив книгу с колдографией самой маленькой лошади в мире, она улыбнулась собственным мыслям и стала как можно аккуратнее пробираться к животному, чтобы не задеть кого-нибудь еще.

Отредактировано Elysse Selwyn (2018-02-18 02:23:55)

+2

8

«Я тут уместен как на ковровой дорожке, коровья лепёшка.
Как на выставке собачьей бездомная кошка…».

- Вот говно! – Старый знакомый, по имени Эдди,  что шёл чуть впереди Дворкина обернулся и с удивлением мол «что случилось?»  посмотрел на румына, тот же вытирал ботинок о бордюр, тихонечко матерясь на родном языке. Пара резкий движений и коричневая размазня остаётся на асфальте.  Дворкин с недовольной рожей смотрит на ботинок, придирчиво осматривая его на остаток каловых масс. – Сука, мы только пришли, а я уже в говно вляпался.
- Ты это, вычисти нормально – посоветовал Эдди Дворкину – вонять  будет. Ты ведь не собираешься, весь праздник вонючкой проходить? От тебя и так пахнет, будто ты в урне с бомжами ночевал. –   Дворкин с подозрением посмотрел сначала знакомого , а затем на всякий случай понюхал куртку под его  тупой ржач..
- Вот нахуй иди, а? – Ничего там не воняло, пиздел товарищ.  – На кой я вообще с тобой попёрся? Что за праздник то?
- Ну, дык, ночь Роберта Бёрнса. Ты ведь любишь поэзию? - Решил поддеть его Эдди, но не вышло или вышло?  Признаемся честно, познания Дворкина в классической английской литературе оставляли желать лучшего. – Ну, помнишь. У него было… - Эдди встал в позу, ноги на ширине плеч,  рука вытянута вперёд и с выражением продекламировал.
Господь во всем, конечно, прав.
Но кажется непостижимым,
Зачем он создал прочный шкаф
С таким убогим содержимым…

И потянулся. Чтоб постучать по голове Дворкина, но тот увернулся.
- Ну, как тебе?
- Мне этот Бёрнс до одного места, я его стихов не знаю и мне похуй как-то.  - Идти с изгаженным ботинком он, конечно же, не собирался. Досадно как-то. И  так хорошо, когда ты волшебник, когда подобные мелкие неприятности можно решить лишь взмахом палочки да парой слов.  – Да, и всем тут похуй, ты один у нас тут ценитель. - Обувь была приведена в надлежащий вид, и можно было идти дальше, хотя признаемся честно, никуда идти Дворкин не хотел и даже не собирался вставать с кровати.
- А вот это сейчас обидно было.
- Как будто меня это ебёт - Его в наглую стащили с постели, кинули в лицо ворохом одежды и безапелляционно заявили «Одевайся,  ты идёшь с нами». Он, конечно посопротивлялся приличия ради, даже отвернулся к стенке,  послав своего визитёра трёхэтажным, но тут ему напомнили, что он вообще-то обещал. А раз уж обещал, то надо поднимать свой зад с постели и идти куда, зовут. Ну, и ещё потому, что ему обещали халявный пивас,  чего б не пойти?
- Слушай, я не пойму…Извините – они вклинились в толпу и его спутник,  держа нос по ветру, безошибочно двигался в сторону даров Диониса – Чего ты так праздники не любишь? Каждый раз проблема, тебя  куда-нибудь вытащить
- Пиздёжь, я люблю праздники – Заметил Эз и подняв уроненную каким-то господином шляпу, мимоходом отдал её, даже не выслушивая слова благодарности – Но только в кругу семьи, где собираются только самые близкие люди…
- Так, у тебя же нет семьи. Чего ты мне тут втираешь?
- А  не это... -  Как ни в чем, ни бывало, продолжил Дворкин, когда они уже стояли в очереди за пивом. – Слушай, ну, ведь ты знаешь, как хорошо я отношусь к людям, особенно, когда этих блядей,  так много собирается в одном месте -  Люди сновали туда-сюда, улыбались, переговаривались, вся их речь и смех, сливались в  один почти неразличимый гам. Праздник? Да, издеваетесь? Где тут праздник? Толпа разномастных  долбоёбов от мала до велика с пустыми лицами олигофренов? Это праздник? Кто с открытыми ртами, кто с лапшой на ушах… все они глазели на дива-дивные подготовленные специально для и малюсеньких мозгов. Фокусник достал кролика из шляпы? Угадал карту? Ебать, чудеса! Дворкин вообще слабо понимал на хуя фокусник там, где каждый второй состоявшийся волшебник, а каждый третий только собирается им/ей стать. Или вон лавки с сувенирами? Куча яркого, ненужного барахла, которое стоит окончиться празднику, тут же забудется и будет пылиться где-нибудь в углу. Сладости да алкоголь? Угу, цены за пару часов взлетели до небес, отличный шанс навариться на  ебанутых детях, их тупых родителям и пьяном быдле. Всё это он пересказал Эдди, а тот только смеялся, да  качал головой.
- Ебать, ты гремлин – сказал, наконец, Эдди, терпеливо выслушав все претензии волшебника к празднику и обратился к продавцу – одну пинту тёмного пожалуйста. Ты, что будешь, похититель Рождества?
- Глитвейн давай, от него хотя бы пахнет лучше, чем от твоих тупых шуточек. – Тут Дворкину кто-то ткнулся в бок, то был пони, пегий с светлой гривой заплетённой в косички – Привет, приятель.  Ясно теперь в чьё дерьмо я вляпался. – Беззлобно заметил Эз и положив руку на загривок,  потрепал животное по холке. - Нет, у меня для тебя угощений, прости. - Тот ткнулся мордой ещё раз - Ну, сказал же...

Отредактировано Ezekiel Dworkin (2018-02-20 13:14:52)

+2


Вы здесь » Marauders. Via Dolorosa » НЕПРЕЛОЖНЫЙ ОБЕТ » Holiday must continue