Счастье можно найти даже в самые темные времена, если не забывать обращаться к свету.

ЯНВАРЬ 1979, ЛОНДОН

Черные тучи сгущаются над магическим миром. Кому-то они сулят славу, богатство и власть. В других же вселяют лишь страх и отчаяние. Третьи же готовы бороться за свою идею, за мир в домах друзей и близких. Столкновение неизбежно, это лишь вопрос времени. Каждый сейчас может изменить ход истории. Каждый может сделать шаг в неизвестность. Время пришло.

Marauders. Via Dolorosa

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Via Dolorosa » ОМУТ ПАМЯТИ » I need your help


I need your help

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

I need your help
Life is a waterfall.

https://d.radikal.ru/d28/1802/ab/56fd735b7909.jpg

Edward Nott & Nicole Bertrand

Светский прием, Лондон. Февраль 1979.

Aerials, in the sky
When you lose small mind
You free your life
Life is a waterfall
We drink from the river
Then we turn around and put up our walls

+1

2

- Я все-таки считаю, что тебе не стоит идти, - Нотт практически не сомневался в том, что его увещевания буду тщетны. Луиза всю неделю чувствовала себя не лучшим образом, о чем не раз говорила. Никаких признаков болезней у супруги не было, а от более детального осмотра уже на территории Мунго она категорически отказалась, сославшись на усталость и отсутствие витаминов, якобы послуживших причиной ее слабости. И даже почти собралась отправиться на недельку-другую во Францию к родственникам, где, по ее мнению, был более подходящий климат. Но отчего-то на сегодняшний прием все-таки пойти собиралась вместе с ним. И не то, чтобы Луиза ему действительно могла как-то мешать провести там пару-тройку часов, но за ее здоровье мужчина все-таки несколько беспокоился. Впрочем, спорить было бесполезно. – Как хочешь, - не в ее привычках было устраивать скандалы, но сегодня миссис Нотт побила все возможные рекорды, чем несказанно удивила. Ну и несколько подпортила мужчине настроение.  Пусть идет, пусть поболтает со своими подружками, от него-то точно не убудет. Все было нормально, за исключением ее несколько непривычного поведения.
Сам Эдвард к светским мероприятиям относился достаточно холодно, считая их по большей части бесполезной тратой времени. Но, как говорится, положение обязывало. Его, разве что, требуемая форма одежды нисколько не смущала, потому что строгие костюмы он любил всей душой, и чувствовал себя в них максимально комфортно. Так что его нисколько не стеснял только что застегнутый жилет, надетый поверх пиджак и завязанный галстук.  – Да, все отлично, - и вот, пожалуйста, теперь выясняется, что это он не обращает на нее никакого внимания. Нечто новое, потому что, как минимум, ни он сам, ни Луиза никогда не питали иллюзий насчет друг друга, прекрасно понимая, что брак по расчету не имеет ничего общего с чувствами. И если они сумели подружиться и мирно сосуществовать вместе, это уже большая удача. Многие чистокровные семьи живут гораздо хуже ладя между собой. И еще за это Нотт всегда ценил свою супругу – за умение молчать и существовать достаточно от него автономно. Он никогда не смог бы действительно влюбиться в такую женщину как Луиза, для него это было бы слишком скучно. Она была бы слишком скучной. И в тоже время между ними было уважение, что уже дорогого стоило. Потому Нотту вдвойне было странно то, как женщина вела себя в последние несколько дней. Впрочем, он особо и не пытался что-либо выяснять, не потому даже, что было не интересно, а потому, что не желал очередного витка то ли обид, то ли истерик.
Здесь им вовсе не обязательно было находиться все время вместе, тем более Луизе всегда было о чем поговорить со своими подругами. Что они там могли обсуждать несколько часов подряд, Эдвард не представлял, да и не хотел этого делать. Впрочем, все было как обычно. Женщины обсуждали друг друга, мужчин друг друга, наряды друг друга и тех, кто их в данный момент времени не может услышать. Мужские же разговоры ограничивались деньгами, делами и другими, менее серьезными темами. Одно было ясно точно – на таких мероприятиях крайне редко происходило хоть что-то интересное. Рукопожатия, обмен любезностями, ничего не значащие фразы. От всего этого достаточно быстро клонило в сон. Пару раз, еще даже до начала официальной части, Нотт выходил в сад покурить. Правда, каждый раз приходилось возвращаться. Собственно, весь официоз начался как раз в тот момент, когда  мысленно Эдвард построил уже пару сотен вариантов плана как покинуть сие место незаметно для окружающих. Причем разговоры с теми или иными знакомыми в этом деле ему никоим образом не мешали.
Нет, Нотт мог бы приложить все возможные усилия, чтобы наличие скуки никак нельзя было угадать по выражению его лица. Но, видимо, во время очередного перекура все-таки расслабился, потеряв некую долю самоконтроля. В противном случае было крайне сложно объяснить, почему вместо приветствия ему задали именно вопрос о том, насколько здесь может быть скучно. Мужчина повернулся, оставив в покое перила террасы, на которые до этого облокачивался, воззрившись на улыбающуюся Бертран. – Очень похоже, что скучно? – Эдвард слегка улыбнулся в ответ. Можно сказать, что они с Николь общались часто и весьма плодотворно, и именно в их рабочем русле.  Обычно их встречи проходили в Мунго, так было проще и удобнее всего. Вряд ли кого-либо смутил тот факт, что время  от времени девушка заглядывает в больницу, с их-то потоком посетителей. А если бы и пошли какие-то слухи уже внутри Мунго, для Эдварда не было бы проблемой искоренить их быстро и надолго. На подобного же рода приемах они разве что здоровались, ибо вряд ли для широкой общественности их могло хоть что-то связывать. И дело тут было далеко не только в том, что чисто логически, у него с Бертран не могло быть точек соприкосновения, если не вспоминать историю со смертью ее супруга. Но еще и в том, что Нотт также понимал, что она работает не только с ним, а, следовательно, не слишком-то хотелось, чтобы кто-то строил свои выводы по поводу его тесного общения с информатором. В том, что об этом занятии Николь знал не только он, не было ровным счетом никаких сомнений.
Сейчас же ничего странного в их разговоре здесь не было. Люди ходили туда-сюда, таская с собой неизменные бокалы с алкоголем, супруга Нотта всецело была поглощена болтовней с себе подобными, а общество Бертран для самого мужчины внезапно оказалось весьма кстати. Зная, как они периодически ведут беседы, это хотя бы наверняка скуку развеет, что уже большой и большой плюс.  – Если не будет ни слова о погоде,  Министерстве и сегодняшнем виновнике торжества, я буду искренне счастлив. – Николь также мало походила на того человека, который приходил в восторг от подобных сборищ, однако логично, что посещала она их с завидной регулярностью. Впрочем, каждый приходил со своими целями. Возможно, кого-то эти приемы даже веселили.

+1

3

- Моя любовь к людям не настолько безгранична, мой юный друг. – Бертран недовольно повела плечом, стряхивая с нее руку молодого пожирателя. Сказать, что это было наглостью, значит ничего не сказать. Этого мальчишку Николь знала с самого детства, когда он только  пошел в Хогвартс, она как раз перешла на седьмой курс, но неугомонного мальчишку запомнила. Он был страшным кошмаром всего курса, допекал девочек, пытался сбить нечто похожее на банду из мальчишек, да и к старшим лез постоянно. Если в гостиной дома Салазара на него не обращали никакого внимания, предпочитая делать вид, что такого студента просто не существует, то от факультета слабоумия и отваги он огребал знатно. Николь не могла вспомнить случая, чтобы на его защиту встал хоть кто-то. Последний год своего обучения Бертран являлась старостой, ей бы провести разъяснительную беседу, да только не слышал он, вообще ничего, как об стену горох. Следовательно, и защищать этот кошмар подземелий смысла никакого Ники не видела, предпочитая заниматься подготовкой к экзаменам, нежели вытирать сопли противному ребенку. Быть может, в том, что теперь этот самый мальчишка, только значительно повзрослевший, пытается ее шантажировать, требуя предоставить ему информацию стоящую значительно больше, чем бы он мог себе позволить. И, естественно, требует он ее бесплатно, прямо сейчас и в полном объеме.

- Вы серьезно решили угрожать мне? – Такой наглости Бертран не ожидала, право слово. Захотелось в тот же самый момент проклясть неразумного юнца, забыв про него раз и навсегда. А ведь и правда, велика вероятность, что они сами сотворили монстра, не обращав на него внимания в самом детстве. Быть может, прояви они чуть больше учтивости  терпения, парень не пошел бы к темному Лорду, буквально протягивая руку вперед, дабы нанести на нее метку, коя, впрочем, до сих пор на ней так и не появилась. Он пытался выслужиться, показать, что кадр он ценный и всенепременно заслуживает уважения, вот только с методами ошибся. Ему бы не к Николь идти с глупыми требованиями, а собой заняться, но нет, он пошел по пути наименьшего сопротивления, решив набить себе шишки. – Вы даете мне время на размышления? Восхитительно. – Спорить здесь девушка не видела никакого смысла, все равно он не решился бы ее тронуть на глазах у сотни подпитых аристократов, празднующих очередной день рождения. Гораздо проще было просто улыбнуться и выйти обратно к людям, а не терять время на пустой болтовне с человеком не достойным ее внимания. И ведь можно было в сотый раз себе напомнить, что приемы до добра не доводят, но здесь все дело в ее работе как таковой, так что винить было некого.

Так почему же она сразу не достала палочку? Причина банальна – Николь слишком сильно любила свою жизнь, мальчишка может и не слишком важен для пожирателей, но при этом он был одним из них, да еще и из очень влиятельной семьи. Можно было обратиться к Бате, но тот уж точно по голове не погладит, в очередной раз устроив целую лекцию, на тему ее неосмотрительности и опасности данного вида деятельности, а к такому Бертран точно готова не была. Крауч? Увольте, она себе пока еще не враг. Редкие случаи сотрудничества с ним могли принести выгоду, но не более того. Министерство пока еще держалось нейтралитета, так что впутывать сюда представителей структуры власти не было никакого смысла, более того, это было бы крайне глупо, даже при наличии определенных рычагов давления. Антонину ведьма окончательно перестала доверять после того случая в маггловском баре, у нее не было сомнений, что это именно он привел двух неудачников, поплатившихся за тот визит здоровьем, а в последствии и жизнью. Не специально, конечно, но сути дела это ничуть не меняло. К ордену Бертран обращаться бы не стала ни в коем случае, имена пожирателей стоят денег, да и не верила она в их идеологию, считая куда менее честными тех же самых приспешников темного Лорда.

   Оставался только один вариант и он был поистине идеальным, хотя бы потому, что человек, чья помощь ей понадобилась, относился к ближнему кругу пожирателей, следовательно, он сможет объяснить молодому и горячему парню, к кому не следует подходить со своими требованиями. По крайней мере, Николь на это очень надеялась. Не сказать, что она действительно боялась, но и приятного ничего не было, кто знает, что у бывшего слизеринца может быть на уме, тем более что Ники не видела его много лет и никак не могла сказать, что он хоть немного поумнел. Напротив, только идиот мог задумать шантажировать ее. В конце концов, если бы девушка стала кому-то неугодна, то ее просто убили бы, тихо. А потом еще очень и очень долго об этом бы никто не узнал, ну уехала она, это же логично для барышень ее возраста. Так что оставлять все как есть никакого желания не возникало, молодого пожирателя необходимо было спустить с небес на землю и желательно это сделать в самые короткие сроки, пока он окончательно не решил, что рыжая ведьма им запугана и не перешел к активным действиям. Так же Николь была уверена, что такой вариант развития событий не может устроить и пожирателю, за помощью к которому она решила обратиться, вряд ли ему нужна была огласка, а она будет, если это неразумное существо откроет рот.

-  Теперь я понимаю значение выражения: «скука написана на лице». – Около пары часов девушка пыталась улучить момент, чтобы выйти на балкон следом за Ноттом, но то к ней обязательно кому-то надо было подойти и поделиться сплетнями, то он курил не один, а говорить при ком-то Николь, естественно, не собиралась. – А вы сомневаетесь? – На светских мероприятиях и правда было не слишком весело и интересно, но это было своего рода обязательной программой для каждого чистокровного представителя магического сообщества. На людей посмотреть и себя показать, как говорится. Для Бертран это так же было прекрасной возможностью узнать что-то новое и интересное, ну и дорогое, к слову. Люди, чуть выпив, окончательно теряли осторожность и выливали на всеобщее обозрение то, о чем стоило бы молчать. Но мало кто умел выцеплять из их слов нужное, у нее же это неплохо получалось. Пока, по крайней мере. – Мистер Нотт, я хотела бы с вами поговорить. – Они были людьми достаточно взрослыми, чтобы длительно беседовать о погоде и последних новостях, предпочитая сразу переходить к делу, но, похоже, сегодня целитель был немного в ином настроении, что же, сложно его в этом обвинять. Однако, поддерживать иллюзию светской беседы Николь просто не желала, слишком задевал ее этот вопрос.

- Нет, светских бесед не будет, мистер Нотт, как и милой болтовни. Но, я не уверена, что нам следует говорить именно здесь. – Даже у стен есть уши и она живое тому подтверждение. – Сможете пропасть на полчаса? – В этом она почему-то даже не сомневалась, но все же решила уточнить. – Превосходно. Жду вас через час у моста. – Вот именно об этом она и говорила, не прошло и нескольких минут с начала их разговора, как терраса наполнилась толпой гостей, решивших, что курение в столь пьяном состоянии отличная идея. Подумаешь, потом придется отскребать их от брусчатки несколькими этажами ниже, разве же это кого-то волнует? – Вы правы, благоразумнейший мистер Нотт! Погода хоть и прекрасная, но все же прохладная, так что посмею оставить вас. – Вполне органично, веселая и не совсем трезвая девушка решила отправиться искать приключения туда, где значительно теплее, почему бы и нет? – Мистер Берк, рада вас видеть, решили проводить меня до стола? Чудесно, идемте, конечно! Новы браслеты? Обязательно забегу к вам на днях.

+1

4

Это было нечто новое и неожиданное. Пока что сотрудничество их складывалась таким образом, что обращался Нотт к Николь, а не наоборот. Более того, он, пожалуй, никогда ранее так часто и плотно не сотрудничал именно с информаторами. С другой стороны, в этом не было ничего плохого, хотя бы потому что Николь всегда доставала именно то, что Эдварду было необходимо. Не жаловалась на трудности, не пыталась набить себе цену, не пускалась в пространные рассуждения о том, как сильно она рисковала и трудилась, чтобы добыть ту или иную информацию, тем самым снова пытаясь повысить оплату. Так вот, всего этого, с чем пожиратель в той или иной форме сталкивался при работе с другими информаторами, с Бертран не было и в помине. И уже одним этим подобное плодотворное сотрудничество было безумно ценным.  И все же, никогда ранее девушка сама не проявляла инициативу, чтобы о чем-то поговорить.  – Что-то серьезное и не требующее отлагательств? – Нотт все также сдержанно улыбался, стряхивая пепел с сигареты, хотя ничего особо веселого не наблюдалось. Это со стороны могло показаться, что они тут мило беседуют, на деле же на светскую беседу это отнюдь похоже не было.
- Даже на час, если это действительно важно, - мужчина прекрасно понимал, что по нему было видно все его отношение к происходящему мероприятию, к виновнику торжества и ко всему остальному, творившемуся здесь, вместе взятому. Так что он даже рад бы был покинуть это место.  К тому же, Нотт был уверен, что повод был важен. В противном случае Николь бы о нем  не заговорила. – Хорошо, - уточнять пока что было нечего, у моста так у моста. Откровенно говоря, ему было даже интересно, что же такого могло случиться у Бертран. Но спрашивать что-либо сейчас было не с руки, к тому же не они одни хотели здесь подышать свежим февральским воздухом. Вот и другие, трезвые и не очень, члены высокого общества соблаговолили пожаловать на террасу.  – Хорошего вечера, миссис Бертран, - Эдвард кивнул, тут же отвлекшись на внезапно решившего присоединиться к беседе изрядно выпившего знакомого. Не то, чтобы это было безумно приятным обществом, да и, откровенно говоря, погода февральского Лондона не располагала к долгому нахождению на улице без верхней одежды, но стремительно уходить было бы не слишком корректно, а еще по-настоящему странно. Следовательно, пришлось остаться, и еще минут пять-десять делать вид, что ему безумно интересно слушать про новые поставки снаряжения для сборной Англии по квиддичу.
Уйти Эдвард планировал исключительно по-английски, понимая, что никому тут не нужны громкие прощания с пожеланием всех благ, да и привлекать особого внимания не хотелось.  Разве что он не мог ничего не придумать для супруги, ибо та вполне могла внезапно начать его искать, и получилось бы не слишком красиво. – Я же вижу, что ты хочешь остаться, - Нотт покачал головой, внимательно глядя на Луизу. Она и правда нашла свой привычный круг общения в лице давних подруг, и явно не планировала в ближайшие пару часов покидать стены гостеприимного особняка. Это можно было бы назвать холодным расчетом, но Эдвард о подобных эпитетах вовсе не думал. – Послушай, тебе не здоровилось в последние дни, и мы давно никуда не выбирались. – все это было чистой правдой, - И я прекрасно понимаю, что тебе скучно большую часть времени проводить дома, поэтому не вижу ничего плохого в том, чтобы ты оставалась тут сколько тебе хочется, - а еще они оба, и сам мужчина, и его супруга, прекрасно понимали, что это отчасти ложь. Но эта ложь их обоих устраивала. У них получилось стать практически друзьями, что давало определенную свободу. Насчет Луизы мужчина до конца не был уверен, но вот ему лично эта свобода была необходима. По крайней мере, до той поры, пока он самолично не захотел бы с ней распрощаться. – Оставайся на сколько захочешь. У меня важная встреча, если затянется, просто отправляйся домой. – Нотт, во-первых, не был уверен, что у него возникнет хотя бы одна сотая процента желания вернуться сюда позже, а, во-вторых, не знал, насколько долог может оказаться их разговор с Бертран, так что предпочел просто не загадывать на будущее. Да и у Луизы были все возможности вернуться в поместье самостоятельно.
Стоит заметить, что Нотт с молодости терпеть не мог все эти теплые мантии на меху, почему-то было ощущение, что сначала на тебя напялили шкуру, а затем еще старым покрывалом сверху накрыли. В юности это был скорее бунт, присущий всем едва вступившим во взрослую жизнь. И манера одеваться была еще далеко не худшим проявлением. Ничего сверхъественного, опять же, строгие костюмы мужчина любил всей душой. Но сейчас, покидая место празднования, он надевал вовсе не старинную мантию, а хорошее зимнее пальто и перчатки. Зимы в Лондоне были промозглыми, и пусть Нотт всегда любил этот город, вряд ли согласившись хоть когда-нибудь поменять постоянное место жительства, но иногда пронизывающие ветра, сырость и холод заставляли задуматься, а не уезжать ли отсюда зимой хотя бы на пару недель куда-нибудь в более полезный и приятный климат.
К назначенному место Нотт пришел минут на десять раньше, чем они договаривались. Немного прошелся, что ж, Николь, видимо, знала где именно стоит встречаться. Тихо и ни одной живой души. Впрочем, ничего удивительного. Эдвард успел немного осмотреться, чтобы удостовериться в том, что если люди тут и бывают, то только днем, да и то не слишком в больших количествах.  – Предлагаю пройтись, иначе замерзнете, - не было никакого смысла изображать иллюзию отстраненной светской беседы, в конце концов, они встретились тут с несколько иной целью. – Так что же случилось? – откровенно говоря, некую интригу Бертран все же создала. Хотя интуитивно мужчина понимал, что вряд ли им предстоит какой-то веселый разговор. А потому готов был слушать Николь максимально внимательно.

+1

5

- Мне кажется, мы уже все обсудили, друг мой. – Самое настоящее издевательство, иными словами назвать это просто невозможно, даже при полном зале гостей, так беззаботно веселящихся на дне рождения, этот юнец все же умудрился схватить ее за руку и потребовать ответа. Словно Николь была кем-то, совершенно ничего не знающем о жизни, смешно и только, право слово. Наивность этого парня просто поражала, ведь он и в самом деле верил, что может легко и безнаказанно заставить Бертран делать то, что ему заблагорассудится, пожалуй, такой наглости не позволял себе никто. А ведь еще совсем недавно она на полном серьезе считала, будто это именно то, чего она так сильно боялась. Девушка часто просыпалась ночами, прислушиваясь, ей слышались шаги на лестнице или же этажом выше, она ждала, когда за ней придут. Убедить себя  в том, что все эти звуки, так отчетливо раздающиеся в ночи, это всего лишь плод ее больного воображения было не так уж и просто, если не сказать практически невозможно. Ники в такие моменты еще долго не могла уснуть, все прислушиваясь и прислушиваясь, крепко сжимая в руке волшебную палочку, забываясь беспокойным сном лишь под утро. Она практически свыклась с этим состоянием, но все еще продолжала бояться, думая, что в критической ситуации не сможет взять себя в руки.
- Немедленно. Отпусти. Мою. Руку. – Не шепот, шипение. Урожденная Селвин терпеть не могла прикосновений без ее на то желания, а сейчас действия юноши и вовсе вызывало нервную дрожь. Но вот что удивительно, страха не было. Дело вовсе не в том, что этот мальчишка не вызывал в ней животного ужаса, сейчас она четко осознала – кто бы перед ней не стоял, ничего не изменилось бы, слишком сильно она любит себя и эту жизнь, чтобы стоять и трястись перед человеком с меткой. – Ты позволяешь себе слишком много, а это может быть наказуемо. – Отвлекся, позволяя одернуть руку и сделать шаг к нему на встречу, загнал себя в угол перед ведьмой. – Нет, это не имеет ничего общего с угрозой, просто дружеское предупреждение, выбирай жертву себе по зубам. – Бертран работала с информацией уже не первый год, продавая ее тем, кто мог больше заплатить, не особо задумываясь о последствиях для тех, о ком она предоставляла данные. Но, гиппогриф подери, ни единого раза она не делала это бесплатно, даже для тех, кто мог считаться ее другом или членом семьи, а уж тем более по принуждению. Такой наглости и глупости она совершенно точно не простит, ибо подпалить свою шкурку Николь однозначно не готова, чего бы там не хотел этот мальчишка.
- Вы как всегда прибыли раньше. – Ведьма чуть улыбнулась, выходя на свет. Пунктуальность так же делала из Нотта приятного партнера, его ни единого раза не пришлось ждать, а это говорило о многом. Сама де Николь опаздывать крайне не любила, стараясь не допускать подобной оплошности, сейчас же появиться вовремя не получилось благодаря не самой приятной беседе все с тем же молодым пожирателем, так сильно жаждущим показать темному Лорду свою значимость. Речь шла о паре минут, но все же. – Прошу прощения, общительность некоторых гостей не позволила мне уйти сразу. – Сколько они уже работают вместе? Можно смело сказать, что не первый год, но стиль их общения не изменился с первого дня, предельно вежливый и деловой, приятельство всегда начинается с малого, но приводит к сложностям в делах. – Удивительно, но магглы предпочитают обходить это место стороной, оно пользуется дурной славой, вы знали? – Ники всегда любила это место, здесь было тихо и спокойно, магглы и в самом деле старались лишний раз даже не проходить мимо моста, а волшебникам здесь делать было нечего. – Глупые суеверия, когда-то здесь повесился богатый помещик, неразделенная любовь, естественно, с тех пор мост пользуется дурной славой. Глупость, да и только. – Потрясающе красивое место, на самом-то деле, в нем прекрасно было все, начиная с архитектуры самого моста, заканчивая темной водной гладью канала, которой, казалось, никогда не касался даже ветер.
- Как вам будет угодно. – Пройтись было не самой плохой идеей, дело было даже не в прохладной погоде, свойственной для февраля, в конце концов, они были волшебники и смерть от холода вряд ли им грозила, а в нежелании стоять истуканом, обсуждая не самые приятные вопросы. – Удивительная погода, не считаете? – Если холод и правда был свойственен февралю, то о снеге этого точно сказать было нельзя. Они все давно привыкли к слякоти и серости, кою не рассеивал даже желтый свет фонарей, сейчас же все было иначе. – И прекрасная для прогулок. – Дороги припорошил чистый белый снег, скрывая под собой брусчатку, окрашивая все в совершенно иные краски, не было больше привычной серости, напротив, все становилось слишком ярким, искрящимся. Но они пришли сюда вовсе не ради пространственных разговорах о погоде и Николь это прекрасно понимала, пора было переходить к делу, но сделать это крайне сложно. Бертран предпочитала справляться со сложностями самостоятельно, не обращаясь за помощью к кому бы то ни было, назвать это можно как угодно, на деле же девушка не любила быть обязанной. К сожалению, на этот раз обойтись исключительно своими силами просто напросто невозможно, по крайней мере, сделать это без печальных последствий, чего хотелось еще меньше, чем просить о помощи.
- Все мы чего-то опасаемся, не так ли, мистер Нотт? – Николь остановилась возле лестницы набережной, чтобы достать сигареты. Вредная и некрасивая привычка, так и не оставленная в Париже, где среди волшебников курение было едва ли не повальным увлечением. – Я всегда опасалась лишь одного, угрозы моей жизни. – Быть может, это откровение и было лишним, но знакомы они куда дольше, чем работают вместе и Ники ничуть не сомневалась, что целитель знает о ней значительно больше, нежели говорит, следовательно, лукавить сейчас не было никакого смысла. – К сожалению, мои опасения получили подтверждение. – Не самый приятный момент, все осознание правоты далеко не всегда может вызвать положительные эмоции. В таких ситуациях быть обычным параноиком гораздо лучше, чем быть правой в своих страхах. – Один из ваших юных коллег, назовем его так, в ультимативной форме требует от меня предоставления определенных данных. – Уточнять про отсутствие оплаты своей работы ведьма не сочла нужным, это и так было очевидно, чтобы заострять на этом внимание. – Знаете, помимо того, что я крайне не люблю, когда мне угрожают расправой, вряд ли это понравится кому-то из ближнего круга, юноша выбрал лакомый кусок, но он явно ему не по зубам, а конфликт интересов среди вашей организации вряд ли будет уместным, или я ошибаюсь?

+1

6

- Иногда ожидание бывает полезным, - впрочем, речь должна была пойти вовсе не об этом. К Нотту не слишком часто обращались с просьбами, в большинстве своем, с деловыми предложениями. Но и первое периодически случалось. Наверное, будь у мужчины на то время и желание, он бы мог их точнейшим образом классифицировать. Вот только надобности не было. Порою к нему обращались пациенты или их близкие, эти просьбы касались непосредственно целительской деятельности, и зачастую, если Эдвард мог что-либо сделать, при этом не в ущерб себе, он оказывал посильную помощь. Временами к нему обращались как к Пожирателю смерти, но это были либо просьбы старых друзей или соратников, либо же кого-то, кому хотелось подвинуться поплотнее к ближнему кругу. Но последние, в большинстве своем, Нотта никоим образом не интересовали. Николь Бертран, как уже говорилось ранее, никогда и ни о чем по-настоящему его не просила. Интрига? Можно назвать это так.

- Я нечасто бывают в этой части Лондона, - на самом деле это были уже окраины столицы, тихое предместье, где от одного частного дома до другого нужно было немало пройти пешком. При этом все здесь было слишком правильно. Идеально ровные дорожки, даже если с виду они кажутся заброшенными. Дома, все как один похожие на тот, который они совсем недавно покинули. Кажется, в архитектуре это называется стилем барокко. Если точнее, то те, кто все это строил, подражали столь популярной пару веков назад стилистике. Вычурно. Даже слишком. Периодически, правда, тут можно было встретить нечто из ряда вон готическое, что прекрасно бы смотрелось на площадях старых городов Европы, но никак не в окружении идеально постриженных деревьев и розовых кустов. Одним словом – не самое удачное подражание. Если говорить об архитектуре, Нотту были ближе строгие формы, классика, которая не стареет и не теряет привлекательности. Собственно, она и функциональностью может похвастаться. Вокруг его поместья в Ноттингемшире не было идеально высаженных аллей из кипарисов, скорее это было похоже на нечто, граничащее между парком и лесом. Да, это был тяжелый труд садовников, зато выглядело все более чем естественно. А прилизанность и глянец обитателей данного пригорода Лондона, по которому они с Николь сейчас не спеша шли, Эдварду была не по душе. – Зато местные всегда могут поговорить о призраках, когда становится совсем скучно. – мужчина улыбнулся, - Мне безусловно приятно Ваше общество, Николь, но сомневаюсь, что Вы решили здесь встретиться ради красоты мест и экскурса в историю. – собственно, Эдвард не имел ничего против просто поболтать, в сонме тех, кто так и оставался в гуще празднования, упрямо заливая в себя алкоголь или чинно ведя великосветские беседы, Бертран была, буквально, лучом света в темном царстве. И все же мужчина не верил, что она позвала его лишь по аналогичной причине.

- Несомненно, - кажется, пожиратель смутно, но все же начал понимать, к чему клонит девушка. Однако, в любом случае, предпочел оставить озвучку основной темы разговора за ней. – Прошу, - он поднес ей зажженную зажигалку, этакая мелочь, практически из маггловского мира, но она была дорога сердцу в определенной степени. А заодно зачарована на то, чтобы никогда не кончаться. Удобство тоже никто не отменял. А прикуривать от волшебной палочки с каким-нибудь огненным заклинанием – это, по мнению волшебника, было верхом дешевого позерства. Нотт закурил следом, внимательно наблюдая за Бертран. Она нервничала. Возможно, он сам успел ее узнать несколько лучше за время их сотрудничества, или же случай был из ряда вон выходящий. Но даже когда они пытались разобраться с преследователями, такого за девушкой он не замечал.

- И насколько Ваши опасения серьезны? – впрочем, услышав следующую реплику, Эдвард и сам мог сделать выводы. Когда играет горячая и молодая кровь, помноженная на тупость (даже в рядах последователей Темного Лорда некоторые ею действительно страдали), сомнительно ожидать чего-то адекватного. Нотт понимал, что работает Николь далеко не только с ним. А потому то, что обратилась она именно к нему, было, пожалуй, лестно. Сам факт пробуждал определенные мужские чувства, кои заложены в представителях сильного пола на генетическом уровне. Это признание силы. – Вы вольны ставить свои условия, - не зря же Нотт тогда пережил несколько часов общения с бабушкой Яксли, ради пятнадцати килограмм тех самых конфет. Еще и клятвенно пообещал, что ни одной из них пальцем не тронет. К слову, обещание пришлось сдержать. – Те же, у кого есть потребность в результатах Вашей деятельности, могут либо соглашаться с ними, либо искать другие пути. Только не все в состоянии это понять, - Эдвард сделал небольшую паузу, после чего продолжил, - Так называемый ближний круг составляют люди, смею надеяться, адекватные, - мужчина пожал плечами, - Более того, никому не нужны люди, поведение которых может бросить тень на остальных, а то и опозорить. Это не в наших интересах, - вряд ли Нотт сейчас говорил ей что-то удивительно новое. Все эти выводы были логичны, обоснованы, и сама Бертран их прекрасно осознавала. Видимо, поэтому и завела данный разговор.

- Мне нужно его имя, Николь. Этого хватит. – нет, Эдвард даже не думал, что потребуется применить силу. Более того, если у парнишки хорошая семья, достаточно будет побеседовать с его отцом или матерью. А те найдут управу на свое чадо, лишь бы оно не опозорило все семейство в глазах Темного Лорда и его приближенных. Если же нет, то разговаривать придется с самим горе-шантажистом. Что тоже не представлялось особо сложным. Вариантов было масса. В конце концов, если достучаться словами не удастся, то на импровизированной шахматной доске появится крайне удобная фигура, которую можно будет подставить в нужный момент. А таких моментов становилось в последнее время все больше и больше.

Он не собирался оглашать цену, потому что понимал, что жизнь Бертран точно также и в его интересах. Однажды он уже говорил о том, что жизнь информатора становится ценностью для того, кто с ним сотрудничает. Завуалированно, само собой. Видимо, происходящее лишь иллюстрировало теперь это умозаключение.

+1

7

- А в иных случаях, мистер Нотт, ожидание и промедление подобно смерти. – Нет, сейчас речь не шла о той неприятной истории, что происходила с Николь, скорее это просто было истиной, кою не знал лишь глупец. Все их разговоры, в том числе и касающиеся работы, всегда имели длительную прелюдию, представляющую собой светские беседы. Почему так повелось было неизвестно, но им это никоим образом не мешало, следовательно, отказываться от подобного стиля общения никто не спешил. Если раньше Бетран удобнее всего было вести дела с Антонином, то теперь можно было честно сказать, что с Эдвардом работалось значительно приятнее, по крайней мере, он никоим образом не дискредитировал себя в ее глазах. Да и в работу никогда не лез, предпочитая просто подписывать чеки, не задавая лишних вопросов, пожалуй, это было идеальным вариантом. Наверное, если бы не определенные опасения, то они и не встречались бы никогда, передавая информацию каким-то иным способом. – А зря, здесь красиво и спокойно. – Ведьма любила это место, хотя бы потому, что практически невозможно было встретить кого-то из знакомых, они предпочитали обходить стороной маггловские кварталы, и по этой причине даже сейчас можно было говорить честно и открыто, насколько это вообще умела Николь.
- Местным всегда есть о чем поговорить. – Да и не только местным, люди склонны к обсуждению чего угодно, лишь бы не приступать к работе или же любым делам, не так милым их сердцу. – Впрочем, эта тяга к пространным разговорам и дает мне хлеб, не так ли? – Бертран была действительно вхожа в министерство Магии и практически любой дом, но этот факт не приносил бы совершенно никакой пользы, если бы люди не были так словоохотливы, а она внимательна. Порой, достать документы было значительно проще, нежели узнать, у кого они хранятся, но вряд ли это то, на что сейчас стоит тратить время и внимание, у каждого своя работа, только и всего. – А что касается призраков, они есть везде, только о них не принято говорить. – Они снова уходили в сторону ненужной философии, но, как уже говорилось, так получалось всегда. К сожалению, а быть может и к счастью, ее слова были чистейшей правдой, призраки всегда рядом, но их предпочитают не видеть и не слышать, чтобы не чувствовать себя виноватыми. – Вы правы, мистер Нотт. – Дальше тянуть или же врать не было никакого смысла. – Мы здесь не ради прогулки, хотя погода прекрасная, да и спешить, я так понимаю, некуда? – Подобные разговоры всегда давались не слишком легко, она просто не умела просить и совершенно неважно, о чем именно шла речь. Бертран привыкла все делать самостоятельно, так что теперь каждое слово из себя приходилось буквально выдавливать.
- Благодарю. – И все же она никогда не бросит курить, или же до тех пор, пока не оставит эту работу, чего в ближайшие несколько лет делать никто не планировал. – Достаточно для того, чтобы я обратилась к вам. – Это сложно, как оказалось практически невозможно, казалось бы, она не просила оказать ей услугу, как и не говорила открыто о том, что нуждается в помощи, но по факту так оно и было, что само по себе было чем-то крайне неприятным. Дело не в том, к кому именно ведьма пришла, а в самом обращении, вызывающим практически физическое отвращение. – Рада, что вы это понимаете и признаете, но далеко не все согласны с вами. – Не согласны безумцы и дети, и, к сожалению, последние были даже опаснее. Николь не имела ни малейшего представления, что может сделать этот неразумный юнец, так сильно желающий показать себя и свою значимость для темного Лорда. А не спать ночами, ожидая, когда же он в ломится к ней в дом, девушка точно была не готова, слишком сильно она любила себя и эту жизнь. – Мистер Нотт, искать другие пути можно разными способами. К сожалению, кому-то молодая и горячая кровь подсказывает, что шантаж и угрозы пыток и смерти, это самый верный путь. Мне же почему-то так не кажется. – Ближний круг опасений у нее как раз не вызывал, эти люди слишком дорожили своей репутацией, а так же прекрасно понимали, что информацию сейчас выудить не так уж и просто, чтобы вести себя подобным образом. – Здесь спорить с вами не смею и не хочу, если честно. – Куда важнее сейчас было то, что пожиратель не спешил отмахиваться от разговора и, кажется, воспринял все достаточно серьезно, чтобы продолжить.
- Боюсь, вам это имя не понравится. – В этом так же не было бы ничего удивительного, все чистокровные семьи либо состоят в родстве, либо имеют достаточно крепкие связи и, насколько Бертран знала, а знала она достоверно, Нотт имел с семьей ее шантажиста очень плотное сотрудничество. Более того, отец этого парня вела дела Эдварда, коими целитель предпочитал не заниматься вовсе. У это медали было две стороны, с одной: вряд ли мужчине составит сложность разобраться со столь неприятной для Николь ситуации. С другой же… далеко не факт, что он вообще захочет в этом участвовать. Но все же, хотелось верить, что ее жизнь стоила для пожирателя куда больше, нежели хорошие отношения с управляющим. И все же не было никакого смысла начинать разговор, если не называть имен, так что дело было сделано, а реакция мужчина могла бы вызвать улыбку, если бы это было уместно. – Смею надеяться, что мне больше не придется иметь ничего общего с ним. – Вопрос цены не поднимался, это было логично, пожалуй. В конце концов, глупо было бы забирать те деньги, что он сам ей платил, куда выгоднее им обоим был бы взаимозачет. Воспринимать это как услугу ведьма однозначно не стала бы, даже если мужчина считал именно так.
- Я просила полчаса вашего времени, мы же задержались. – Николь бросила беглый взгляд на часы, украшающие фасад одного из зданий, которое они сейчас проходили. – Нам пора, мистер Нотт, пока мы не увидели здесь баобаб. – О, эта история была просто восхитительна, но сомневаться в том, что пожиратель стихотворение это знал, не приходилось от слова совсем. Они оба присутствовали на ужине, где совершенно очаровательная девочка с волосами соломенного цвета и васильковыми глазами, вместо требуемого матушкой произведения о погоде, зачитала этот шедевр. – Вы так на меня посмотрели, будто верили в мою корректность. – Бертран лишь усмехнулась, прежде чем попрощаться и трансгрессировать обратно на прием. Она прекрасно видела, что Луиза стала везде появляться вместе с супругом, чего ранее не наблюдалось, да и держалась она все ближе к мужчине, что опять же, было крайне непривычно. Как бы то ни было прискорбно, слухи всегда рождались из ничего, а о том, что в больнице слухи ходят о ее главе, было очевидно всем. Женщины чувствуют нечто подобное, даже если оснований к тому нет. – Доброго вечера.

- Мистер Нотт? – Практически неделю не было никаких новостей, в том числе и от мальчишки, решившего утвердить свое положение за счет других, теперь же перед ней стоял целитель. – Неожиданно. – И все бы ничего, если бы он не стоял не на пороге ее дома, где никогда ранее не бывал, собственно, она искренне верила, что практически никто и не знает, где этот самый дом находится. Так что да, это было и в самом деле удивительно. Не говоря уже о том, что никаких гостей девушка не ждала, а лишь наслаждалась спокойным вечером и хорошим вином, с бокалом которого и открыла дверь. – Не могу назвать себя гостеприимной хозяйкой, но… зайдете или на пороге поговорим? – Кстати, второй вариант был очень даже неплохим, если честно. – Могу угостить вас нелюбимым вами чаем или же кофе. Хотя подождите, конфетку хотите? – Те самые, да.

+1


Вы здесь » Marauders. Via Dolorosa » ОМУТ ПАМЯТИ » I need your help