Счастье можно найти даже в самые темные времена, если не забывать обращаться к свету.

ЯНВАРЬ 1979, ЛОНДОН

Черные тучи сгущаются над магическим миром. Кому-то они сулят славу, богатство и власть. В других же вселяют лишь страх и отчаяние. Третьи же готовы бороться за свою идею, за мир в домах друзей и близких. Столкновение неизбежно, это лишь вопрос времени. Каждый сейчас может изменить ход истории. Каждый может сделать шаг в неизвестность. Время пришло.

Marauders. Via Dolorosa

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Via Dolorosa » ОМУТ ПАМЯТИ » Срывая маски


Срывая маски

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Срывая Маски
Моё инкогнито, если оно у меня ещё оставалось, разлетелось в прах.

http://se.uploads.ru/pcJnf.jpg  http://sh.uploads.ru/ADYb9.jpg

Severus Snape, Regulus Black (Nathan Morgan)

5 января 1979 года, магазин «Борджин и Бёрк»

Присвоив себе чужое обличье, проживая чужую жизнь, ты думаешь, что оборвал все связи с прошлым. Но что делать, если прошлое само настигло тебя?

+1

2

Cold In May — Forevermore

     Часы гулко бьют восемь утра. Сквозь неплотно задёрнутые шторы в окно заглядывает холодный серый рассвет. Мглистое, затянутое рыхлыми тучами небо постепенно светлеет, и вдалеке можно различить стаю ворон, кружащихся над вершинами зданий. Ночные тени бледнеют, тают, а очертания предметов с каждой минутой становятся всё отчётливей: кресло на львиных лапах, колченогое, с потёртым сиденьем и изодранными подлокотниками, старомодный книжный шкаф, сверху донизу набитый пыльными фолиантами, помутневшее от времени зеркало над каминной полкой, стенные часы с маятником, мерно качающимся из стороны в сторону за стеклянной дверцей, поцарапанный стол, на котором возвышается подсвечник с давно погасшей свечой, блестят латунные весы и клубится синеватым дымом котёл. Над котлом склонился хозяин комнаты; его взгляд прикован к маслянистой, ониксово-чёрной поверхности зелья, похожей на непроглядную пучину омута. Он предельно сосредоточен, ведь приготовление такого сложного состава требует максимальной концентрации: одна ошибка, даже самая ничтожная —  и многочасовой труд пойдёт насмарку. Неудивительно, что он выглядит утомлённым.
     Точными, по-дирижёрски выверенными движениями Северус мешает зелье и добавляет несколько капель экстракта мирры. В воздухе плывёт горький, смолистый аромат. Дым над варевом медленно меняет цвет с сизого на блёкло-голубой. Лёгким взмахом волшебной палочки Северус приглушает пламя под котлом и ждёт, пока гладь зелья не покроется рябью. Когда на поверхности начинают разбегаться мелкие волны, а со дна поднимаются пузырьки, он снимает котёл с огня и дважды процеживает содержимое через серебряное сито. Закончив, он вливает готовое зелье в высокий хрустальный флакон, затыкает его пробкой и, окунув перо в чернила, выводит на клочке пергамента «Волчье противоядие», после чего заклинанием приклеивает ярлык. Надо сегодня же отнести снадобье на продажу: мистер Бёрк обещал хорошо заплатить.
     Волчье противоядие, совсем новое изобретение, облегчает симптомы ликантропии при наступлении полнолуния и пользуется огромной популярностью среди оборотней, даже невзирая на заоблачную цену, которую установил Бёрк. «Этот старый ублюдок своего не упустит», — мрачно думает Северус, убирая со стола склянки и реторты. Бёрк и его пытался надуть, но очень скоро оставил свои попытки: не такой он идиот, чтобы ссориться с единственным на весь Лютный переулок зельеваром, способным воспроизвести самые хитроумные составы в кустарных условиях.
     Рассвет застал Северуса на ногах, но он почти не ощущает усталости после бессонной ночи. Лицо у него чуть бледнее, чем обычно, глаза немного покраснели, а спина ноет от долгого стояния у котла, но этим всё и ограничивается. Он с хрустом потягивается, разминая затёкшее тело, потирает виски и переносицу, массирует поясницу. Мучительно хочется кофе — крепкого, обжигающе горячего. Северус не отказывает себе в удовольствии: отправляется на крохотную кухню, где разводит в очаге огонь, заваривает напиток, а потом выпивает его в два глотка, даже не присаживаясь.
     За окном уже занимается угрюмый зимний день, из-за горизонта виднеется край солнца, тусклого и белёсого, как бельмо на слепом глазу. Пора идти в «Борджин и Бёрк», пока магазин не наводнили многочисленные покупатели. Северус переодевается, долго плещет в лицо ледяной водой, чтобы прогнать вялость и смыть осевшие на кожу испарения, минуту-другую разглядывает в зеркале свою чахлую щетину, но на бритьё решает махнуть рукой: некогда, да и привлекательнее ему всё равно не стать.
     Опустив флакон с зельем в карман тёплого дорожного плаща, Северус выходит из дома. Лютный переулок выглядит пустынным, но это ненадолго — очень скоро его наполнят проходимцы всех мастей, торговцы краденым, мошенники, авантюристы, наёмники и другие сомнительные личности. Под ногами хрипло взвизгивает грязный снег. Тощий уличный кот с рваным ухом и разбойничьей, под стать здешним обитателям, мордой роется в мусорном баке в поисках пищи. Северус его иногда кормит: ему жаль животное, хоть в этом он бы не признался даже под угрозой смертной казни. Кот напоминает ему себя — такой же брошенный и ненужный. «Может, домой взять?» — думает он, но прогоняет эту мысль прочь и убыстряет шаг, пока, наконец, не оказывается перед мрачным приземистым строением, на котором красуется вывеска «Борджин и Бёрк». Толкнув тяжёлую дверь, Северус входит в магазин и ищет взглядом продавца.
     — Мистер Бёрк, аконитовое зелье готово, — отрывисто говорит он, не утруждая себя приветствием, и ставит флакон на прилавок. На хрустальных гранях дрожат блики свечей.

Отредактировано Severus Snape (2018-01-14 03:25:28)

+1


Вы здесь » Marauders. Via Dolorosa » ОМУТ ПАМЯТИ » Срывая маски