Счастье можно найти даже в самые темные времена, если не забывать обращаться к свету.

ЯНВАРЬ 1979, ЛОНДОН

Черные тучи сгущаются над магическим миром. Кому-то они сулят славу, богатство и власть. В других же вселяют лишь страх и отчаяние. Третьи же готовы бороться за свою идею, за мир в домах друзей и близких. Столкновение неизбежно, это лишь вопрос времени. Каждый сейчас может изменить ход истории. Каждый может сделать шаг в неизвестность. Время пришло.

Marauders. Via Dolorosa

Объявление

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Marauders. Via Dolorosa » ОМУТ ПАМЯТИ » Пей, жабка, пей


Пей, жабка, пей

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Пей, жабка, пей
https://i.imgur.com/xKg0sZj.gif https://i.imgur.com/m43h1mI.gif

Alice Longbottom, Remus Lupin

25 декабря 1978 г.

Иногда после тяжёлого дня можно и выпить.
А порой это даже необходимо.

+1

2

Когда Алиса, тогда ещё Макмиллан, принимала решение поступать на службу в аврорат, когда проходила бесконечные курсы, бегала за кофе, будучи стажёром, и даже когда отправлялась на своё первое серьёзное взрослое задание, она и представить себе не могла, что эта работа - по-прежнему любимая, надо признать, - сделает из неё завсегдатая баров. И всё-таки стресс от бесконечных погонь, пропаж, завалов по документам и прочих радостей жизни сотрудника отдела магического правопорядка сказывался, и всё чаще девушка чувствовала острую необходимость просто расслабиться в приятном месте с негромкой музыкой и приятной атмосферой. Это ни в коем случае не означало напиваться в зюзю, скатиться в алкоголизм она никогда бы себе не позволила, и всё же сегодня... Именно в этот злополучный день, в который, казалось, не так пошло абсолютно всё с того самого рокового момента, как она опустила босые ноги на пол спальни, прощаясь со сном, с этой самой минуты всё пошло наперекосяк, а потому, пользуясь ночным дежурством Фрэнка, перед которым напиваться было бы просто стыдно, Ли отправилась в бар с целью залить в себя пару стаканов огневиски и забыть этот кошмарный день, словно кошмарный сон. Да и точно не хотелось возвращаться сейчас в пустую квартиру и проводить ночь наедине с собой и своими мыслями.
Девушка, сгибаясь под порывами шквального ветра, наконец добралась до двери небольшого, но уютного бара и потянула её на себя за деревянную ручку. Закрыв за собой дверь, она сразу почувствовала жар хорошо протопленного помещения, и день, а точнее, уже поздний вечер, стал немного лучше. В дальнем углу зала пылал камин, от которого и исходили практически видимые невооружённым глазом волны тепла, и замёрзшая девушка поспешила направиться к последнему незанятому столику около огня. Как только она бросила пальто на стул и размотала длинный шарф, подаренный мамой на Рождество, она сразу же помахала рукой бармену, привлекая к себе внимание, и села на тот стул, что был ближе всех к камину, стараясь отогреться разом за весь этот чудной, не в самом хорошем смысле слова, день. Алиса всегда была мерзлячкой - она быстро замерзала, а уж если успевала промёрзнуть основательно, как, например, сегодня, то потом очень долго никак не могла отогреться даже в очень тёплом помещении, а потому попросила для начала стакан горячего глинтвейна с корицей.
Неистовая гонка по промёрзшим улицам, узким и кривым, полным всякого сброда... Казалось бы, обычный день для сотрудницы аврората, но он таковым не был. Во-первых, с самого утра она упала с лестницы, решив прогуляться вниз пешком, и при этом весьма сильно ушибла голову, хоть и не критично. Во-вторых, получила выволочку на неверно оформленные документы, позднее оказалось, что проклятые бумаги оформлял вообще другой сотрудник, но извиниться перед Ли никто так и не собрался, и настроение было испорчено ещё и этим. Следующим чудом в копилочку стало неожиданное ночное дежурство Фрэнка, несмотря на все планы провести этот вечер вместе дома. Может, и ерунда, конечно, но она уже настроилась на тихий семейный ужин, а теперь оказалась одна в баре, и это было грустно и тоскливо. Ну и, конечно, эта погоня за перекупщиком опасных артефактов. Не будь Лоусон таким безнадёжным идиотом, всё прошло бы куда проще, но коллега откровенно сглупил, и погоня вышла в маггловский квартал. Конечно, стиратели памяти уже своё дело сделали, но Алиса прекрасно понимала, что по головке её за подобное точно не погладят, а уж сколько придётс заполнить бланков и протоколов из-за привлечения стороннего отдела...
Она отхлебнула из дымящегося стакана, поставленного на стол улыбчивым трактирщиком, и довольно зажмурилась, вдыхая любимый с детства аромат корицы и гвоздики, и наконец почувствовала, что отогревается.
Девушка откинулась на спинку стула и оглядела зал, стараясь вернуть себе хоть сколько-нибудь приятное расположение духа. И повод нашёлся. За барной стойкой она заметила подозрительно знакомую ещё со школьных времён фигуру, и тут же окликнула, благо, разговоры в помещении велись пока довольно тихо, и он мог её услышать:
- Ремус! Какими судьбами? Спиваешься в одиночку?

+1

3

Пить в одиночку Ремусу приходилось совсем нечасто, практически никогда, вообще-то. Да и лишних денег обычно особо не было, как и желания – резкий запах алкоголя отбивал весь нюх на ближайшие два-три дня. Но в последнее время настроение Люпина было настолько препаршивое, что найти лучшего повода, чем зайти в «Дырявый котёл» у него не нашлось. К тому же, накануне ему перепало немного лишних денег за подработку в Лютном переулке и это можно было, в каком-то роде, отметить. В своём роде. Не самые большие деньги на свете, но всё же - лучше чем ничего, ведь от наследства родителей практически ничего не осталось.
Ещё в школе Люпин начинал всерьёз задумываться о том, как он будет жить дальше – чем заниматься и как. Ни магический ни маггловский мир не примут оборотня – это даже не обсуждалось, а быть вечным изгоем невозможно – надо же как-то жить. Но при этом жить без нормальной работы было практически невозможно, счастье еще, что от родителей остался, пусть совсем маленький и требующий постоянного ремонта, но всё же дом, а мантию можно в очередной раз и магией подлатать. Нет, Ремус не жаловался да и не любил этого, но ему было сложно представить как быть дальше. Некоторые школьные товарищи помогали ему с подработками, тем Люпин и жил в основном – не такой большой заработок, а всё-таки хоть что-то.
Парень придвинул к себе стакан огневиски, поданный ему барменом. Забавно, что именно сейчас Ремусу вспомнились весёлые попойки с друзьями в «Трёх мётлах» в школьные годы, хотя тогда они чаще пили сливочное пиво, но бывало на самом деле по-разному. Ведь именно тогда, в окружении своих друзей, Люпин чувствовал себя по-настоящему хорошо, Хогвартс был его домом, а Мародёры – второй семьёй. Жаль, что в школе нельзя учиться вечно, это был бы, пожалуй, самый идеальный для него вариант.
Ремус до сих пор постоянно задавался своим главным вопросом, почему Дамблдор несколько лет назад взял его в школу? Лишь спустя годы мальчик понял, что директор ведь сильно рисковал сам, в первую очередь, нёс ответственность за маленького оборотня, которому он дал возможность учиться вместе с остальными детьми, наравне. Если бы об этом узнал хоть кто-то из родителей… И тем не менее, всё это зря, потому что – вот, теперь он, выпускник Хогвартса, со всеми своими познаниями в магии, сидит в трактире, в своей старой мантии, и понятия не имеет, как ему устроиться в жизни.
Люпин вздохнул и, слегка поморщившись от острого запаха, сделал пару глотков огневиски. В мозгах сразу немного просветлело, и Ремус поспешил отодвинуть от себя стакан. Напиваться до бессознательного состояния в его планы всё-таки не входило – просто немного расслабиться, ему в последнее время этого очень уж не хватало.
Погружённый в собственные невесёлые размышления, медитируя над почти полным стаканом, Люпин сразу чутко отреагировал на чей-то оклик – звали его по имени. Ремус обернулся на женский голос и ему понадобилось несколько секунд, чтобы проассоциировать смутно знакомое лицо со школьной приятельницей. Хоть Алиса и училась на несколько курсов старше его, они немного общались. Насколько вообще могла общаться старшекурсница с младшекурсником.
Тут же доброжелательно улыбнувшись девушке, Люпин подхватил свой стакан и направился к ней. Судя по тому, что Алиса была одна, и, тем более, окликнула его первой, возможно, она не будет возражать против его компании.
- Привет, ты не возражаешь? – он указал на свободный стул. – Не то, чтобы спиваюсь… - Ремус с некоторым смущением взглянул на свой стакан и немного его отодвинул. – Так, зашёл ненадолго, - не слишком информативно ответил он, внимательно взглянув на девушку. Выглядела она какой-то уставшей, но произносить это вслух Ремус, понятное дело, не стал.
Как ты поживаешь? У тебя всё хорошо? – вместо этого вежливо поинтересовался он, слегка удивлённый неожиданной встречей. Магический мир Лондона, конечно, был не таким уж обширным – немудрено встретить знакомого, тем более, что подавляющее число волшебников окончило именно Хогвартс, но сам Ремус не мог похвастаться тем, что часто встречал знакомых. Возможно, не так уж внимательно и смотрел.

+1

4

Алиса любила компанию. Пить в одиночестве, так или иначе, отдавало каким-то отчаянием и безнадёжностью, а с приятелем - всё-таки уже гораздо веселее. Не сказать, чтоб они были с Ремусом большими друзьями, скорее просто несколько раз пересекались в Школе, но всё же относилась к нему Ли достаточно тепло. Он был, в общем-то, славным парнем: немного застенчивым, немного тихим, довольно умным, а то и самым благоразумным из всех знакомых ей гриффиндорцев. Она имела обыкновение восхищаться чертами, которых ей самой категорически не хватало, а потому встрече была действительно рада, с удовольствием отодвинув ногой стул, давая парню присесть.
- Конечно, садись, - она улыбнулась и отсалютовала ему напитком, - Пить одному - алкоголизм, как известно, а мы с тобой не алкаши, верно?
Девушка радостно засмеялась: напряжение дня потихоньку спадало, оставляя место для более уютных ощущений: тепла, уюта, радости от встречи и предвкушения хорошего вечера в приятной компании. Она склонила голову набок, разглядывая давно не виденного знакомого, и заметила, что он выглядел довольно уставшим, словно вымотанным. Впрочем, судить о чём-то более предметно она никак не могла, поскольку не имела особых данных ни о том, куда устроился работать Ремус после окончания Хогвартса, ни о том, что вообще творилось в его жизни, была ли она простой или лёгкой, интересной или скучной, устраивала его или нет.
- Ну, что у меня может быть нового, - девушка поболтала глинтвейном в стакане, любуясь отблесками камина в рубиновой гуще, - Мы с тобой так давно не виделись, что практически всё. А не говорили толком и того больше, - точнее, никогда, но в такой вечер и впрямь хотелось поболтать, узнать что-то новое, поделиться своим, чтобы сбросить напряжение и тревогу, вгрызшуюся в душу, - Я замуж за Фрэнка вышла, но ты, вероятно, об этом слышал. Работаем оба в Министерстве, в аврорате, честно говоря, время стажёрства было жёсткое, меня тошнило от учебников, а ведь даже не разбавишь всё это какой-нибудь несоразмерной глупостью, как в Школе - сразу вылетишь к чёрту. Работа нервная, но это как раз то, что мы и хотели, оба. Правда, иногда это забывается, особенно в такие паршивые дни...
Девушка замолчала, вслушиваясь в свои мысли. Работа действительно была сложной, гораздо более сложной, чем на себе представляла. Когда юная Ли только смотрела на взрослых матерых авроров со своей позиции почти что фанатки, ей казалось, она никогда не достигнет их высот, но, как известно, человек может много больше, чем ему кажется, и она влилась. Влилась, как и всегда, как и во всё, стала находить какие-то лазейки, новые полезные знакомства, где и с кем можно разделить полномочия, кого можно попросить об одолжении и как за это рассчитаться, как быстрее заполнить отчёты... Всё это, такое сложное и непонятное, накапливалось, оседая в голове ровными пластами информации, упорядоченной, чёткой, рутинной, пригождающейся каждый день, всегда и всюду.
Разумеется, очень большим подспорьем для неё стал Фрэнк. Несмотря на то, что приходилось ему ничуть не проще, чем ей самой, он всегда находил время и силы выслушать непутёвую жену, успокоить, приласкать, находил нужные слова и действия. Рядом с ним она была готова преодолеть всё, потому что он верил в неё по-настоящему.
Так сложно заводить разговор с человеком, с которым накопилось слишком много необсуждённых вещей, с которым ты и не привык что-либо обсуждать, и Ли смущённо улыбнулась Люпину, складывая руки под подбородком и вглядываясь в тёмные глаза.
- А у тебя что? Как конец учёбы? Где работаешь, чем дышишь? Какие планы? - она склонила голову, осматривая изменившегося и повзрослевшего парня, - Совсем ничего о тебе не знаю, а о твоей жизни - и того меньше, это не дело! Выкладывай всё с самого начала, раз уж мы уже тут.
Алиса всегда была любопытной, и сейчас надеялась, что он поймёт её правильно, не приписывая её вопросы какому-то непонятному желанию что-то выведать. Ей просто хотелось знать то, что он хотел бы ей рассказать, и она была готова как слушать, так и говорить.

+1


Вы здесь » Marauders. Via Dolorosa » ОМУТ ПАМЯТИ » Пей, жабка, пей